Геополитика: Влияние армии на политические процессы в Турции: история и современность

Опубликовал admin, 11 февраля 2015
А. Р. Слонов
аспирант СОГУ

Феноменом политического развития Турции является исключительная роль армии. Османская империя, созданная и поддерживаемая завоеваниями, по крайней мере, впервые века своего существования являлась государством-воином. Армия и воинские ценности глубоко заложены в турецкой культуре. [1]

В Османской империи именно в военные учебные заведения проникала передовая европейская мысль, курсантам преподавали специалисты из других стран, молодые офицеры чаще других выезжали на Запад для обмена опытом с союзниками. Не зря конституционное младотурецкое движение зародилось именно в среде молодых офицеров. Боевым генералом являлся и лидер турецкой модернизации Кемаль Ататюрк, и его ближайший соратник Исмет Инёню, возглавивший страну после смерти основателя Республики. Однако, став первым Президентом Турции, Мустафа Кемаль уволился из армии, объявив ее вне политики. До сих пор офицеры не имеют права участия в выборах, равно, как и полицейские. Фактически, модель управления в Турецкой Республике была авторитарной, но не являлась военной диктатурой. Армия чувствовала свой привилегированный статус, но не допускалась к управлению государством, монополия на которое принадлежала политической структуре – Народно-Республиканской Партии (НРП). Партия наполовину состояла из бывших военных, которые, выходя в отставку, получали партбилеты и становились у руля преобразований. Им не понаслышке была знакома армейская дисциплина, столь близкая к партийной. Фактически, НРП, армия и чиновники государственных предприятий представляли в совокупности единую политическую элиту новой Турции. [2]

Турецкая общественность привыкла к активной роли, которую армия играет в политической жизни. С 1930-х годов военные смотрели на себя как на гаранта внутренней стабильности и территориальной целостности страны, стража идеологического наследия Ататюрка и мистическое воплощением турецкой нации. Поэтому в турецкой политической системе господствует поставленная с ног на голову иерархия: армия избавлена от политического контроля, а политическая власть подконтрольна надзору военных. Понятие «система военного патронажа» довольно точно описывает функционирующий в Турции строй. Уровень доверия общества к армии колеблется от 76% до 91%, но она постоянно занимает первое место, – судебные органы, полиция и меджлис находятся далеко позади. Столь высокого показателя уровня доверия армии как государственному институту нет больше нигде в мире. [3]

Можно заключить, что армия для страны является не только гарантом защиты национального суверенитета, но и важным игроком во внутриполитических процессах. Она стала некой оппозицией, которая в случае отклонения политических сил страны от курса «Отца народа», переходит к активной фазе влияния на ситуацию, вплоть до прямого вмешательства. В период с 1923 по 2011гг в истории современной Турции такие кризисные ситуации возникали в: 1960г.; 1971г.; 1980г.;1997г.; 2007г.

Однако, несмотря на серьезный авторитет, которым армия пользуется у народа и крепкие позиции на политической арене, будущее турецкой армии – как одного из влиятельного субъекта политического процесса довольно не определенно (неоднозначно).

Политический кризис 1960 года был первым после становления Турецкой Республики. Однако, для выявления его истоков, необходимо проанализировать весь период развития политических институтов после смерти Мустафы Кемаля. Именно после его смерти появилась возможность перехода от однопартийной, к более демократичной многопартийной системе. После того, как монополия на политические преобразования была отдана НРП, проходил постепенный рост классового разделения общества, увеличения благосостояния отдельных групп людей, богатевших на госзаказах и имевших непосредственное отношение к единственной на тот момент, политической силе в стране. Что, естественно, вызывало недовольство у населения и офицерского корпуса. Военная элита пыталась найти политическую силу способную вернуть страну на «правильный курс».

В результате парламентских выборов 1950 года к власти пришла Демократическая партия (ДП), которую активно поддержали молодые офицеры. Однако, и она, своими действиями, попыталась установить гегемонию на власть в стране.

Демократическая партия полагала, что настал черед ее длительного авторитарного правления и что «деликатная демократия» здесь ни к чему. Началось давление на оппозицию в лице НРП с применением полиции и даже армии в целях заставить ее отказаться от всякой мысли вернуться к власти через выборы. Апофеозом борьбы явилось создание властями в апреле 1960 г. комиссии с почти неограниченными полномочиями по расследованию «противозаконной подрывной деятельности НРП и части прессы». Это ускорило назревания острейшего политического кризиса, вылившегося в государственный переворот 27 мая 1960 г. [4]

Переворот 1960года первый серьезный кризис в истории современной Турецкой Республики, однако, далеко не последнее политическое событие, приковывающее внимание политологов всего мира.

Причиной переворота, по мнению автора, является не достаточно «опытная демократия». Политическая свобода, которую получила элита страны, оказалась для нее слишком неожиданной и неподьемной, что естественно, дало о себе знать, в достаточно короткое время. Однако, ни одной из цели переворота достигнуто не было. Консультации дипломатов США с лояльно настроенной турецкой дипломатией принесла свои плоды. Вскоре, радикально настроенные члены Комитета Национального Единства (КНЕ), были отправлены на дипломатическую работу в другие страны. Они фактически лишились возможности влиять на политические решения в Турции. Окончательно планы заговорщиков были сломлены после успешно проведенных демократических выборов 15 октября 1961 года.

В 1970 г. в Турции наблюдается снижение основных экономических показателей, растет дефицит внешней торговли, происходит девальвация национальной валюты. В крупных городах в результате неконтролируемой миграции формируются районы городской бедноты, активно участвовавшей в политической борьбе на стороне экстремистов – крайне левых, националистов, курдских сепаратистов. Для предотвращения нестабильности в 1971 г. армия решилась в очередной раз совершить военный переворот, только в данном случае, с учетом ошибок прошлого.

Следует заметить, что к 1970 г. в армейских кругах происходят значительные политические трансформации. В связи со значительным улучшением материального благосостояния военнослужащих, увеличением числа зарубежных командировок для офицеров среднего звена позиции радикалов в армии пошатнулись.

По инициативе турецкой монополистической буржуазии, стремившейся установить косвенный контроль над военной верхушкой, были приняты законы, предоставлявшие большие преимущества на приобретение движимого и недвижимого имущества. Благодаря поддержки крупных турецких капиталистов в Турции было основано Общество армейской взаимопомощи (Ояк-холдинг, OYAK).[5] По результатам деятельности OYAK, во главе которого стояли высшие офицеры, росло доверие младших офицеров к командованию, что практически исключало независимые антиправительственные выступления. Если в 1960 г. у истоков переворота стояли офицеры среднего звена, стоявшие на радикальных позициях (которые в результате все равно утратили свои позиции и были отстранены от процесса принятия решений), то в 1971 г. среди организаторов можно выделить уже три группы. Первая состояла из офицеров, вдохновленных опытом военных переворотов на Ближнем Востоке, стоящих на радикальных позициях КНЕ: политический нейтрализм, сохранение власти у военной администрации после переворота. Вторая группа идеологически была близка консерваторам образца 1960 г. и выступала за передачу власти после переворота в руки НРП и сохранения Конституции 1961 г. Третья группа, тесно связанная с OYAK и крупным капиталом, выступала за внесение в Конституцию 1961 г. антидемократических изменений, жесткие меры против радикалов и поддерживало ПС. Фактически, последняя группа видела роль армии в ликвидации радикальной оппозиции и помощи ПС в проведении либеральных социально-экономических преобразований. Именно эта группа офицеров и оказалась во главе процесса принятия решений.

Сначала все три группы работали вместе, причем, офицеры высшего ранга обращали особое внимание на необходимость поддержания армейской иерархии и дисциплины, что уже ограничивало возможности радикалов – более молодых по возрасту и рангу офицеров. В начале марта 1971 г. совместными усилиями второй и третьей групп радикалы были выведены из состава организаторов переворота, а уже после провозглашения меморандума о передаче власти военным 12 марта более 100 офицеров, придерживавшихся радикальных взглядов, были сосланы в отдаленные гарнизоны.

Фактически, в отличие от событий 1960 г., переворот 1971 г. осуществлялся не против правительства, а против радикалов, как гражданских, способствующих внутриполитической нестабильности, так и военных, чьи взгляды в армии пользовались поддержкой значительного числа молодых офицеров. С образованием OYAK и укреплением связей с США турецкий генералитет оказался кровно заинтересован в политической и экономической стабильности. В экономике интересы армии начинают совпадать с интересами крупного капитала, представляемого в политической сфере ПС. Именно поэтому меджлис, в котором ПС принадлежало большинство мест, не был распущен, а Б. Эджевит – лидер НРП ушел в отставку в ответ на переворот. «Проправительственный» переворот 1971 г. фактически закрепил власть за экономической элитой Турции. [6]

Переворот 1971 года можно охарактеризовать как политическое событие в стране преследовавшее интересы военной верхушки и части политической элиты-держателей крупного капитала. Изменения в конституции были направлены на ужесточение прав и свобод гражданского населения, общественных организаций и т.д. Также, были отправлены в дальние гарнизоны офицеры- радикалы, чтобы предотвратить волнения в военных кругах. Однако, политическое спокойствие продлилось не долго. Уже к 1980 году работа демократических институтов пошатнулась. И тогда военные решаются на очередное вмешательство в политическую жизнь страны, но с более серьезными преобразованиями. По стране прокатились массовые аресты левой интеллигенции. Армия решила вернуть страну на демократические рельсы построенные «Отцом народа». Созданный Совет Национальной Безопасности единогласно решил заменить конституцию. Для этого был создан Учредительный меджлис, который разработал новый проект конституции. Основной закон страны был принят после референдума в 1982 году. Главной целью военной элиты было предотвращение системных кризисов в будущем, обеспечение стабильного развития демократических институтов.

Военный переворот 12 сентября 1980 года был последним прямым вмешательством армии в политическую жизнь страны, хотя кризисные ситуации возникали еще несколько раз. Но в дальнейшем, с развитием массовых коммуникаций, методы влияния на внутриполитическую ситуацию в стране, со стороны военных, изменились, они стали более сдержанными, однако, не менее действенными.

В конце 80-х начале 90-х позиции исламистов в стране укрепляются. Поэтому, назревшие кризисы 1997 и 2007 гг характеризуются ни как вмешательство военных в спорную ситуацию, возникшую между партиями демократического толка, в силу молодости самой демократии, а как война между военными и прозападниками с одной стороны, и партией исламистов с другой. С этим и связана более сдержанная политика военной хунты. 90% населения Турецкой Республики составляют мусульмане, поэтому любое не правильное решение против партии, поддерживаемой большинством населения, может привести к плачевным результатам.

Выборы 1995 года стали тревожным звонком для сторонников кемализма. Партия Рефах во главе с Неджеметтином Эрбаканом заняло первое место по числу голосов и мест в меджлисе. Говорить о каком-либо затишье не приходилось, результаты выборов означали только одно - в стране назревал очередной политический кризис.

Не выдержав давления со стороны оппонентов, президента и военных, в 1997 году Н. Эрбакан, вопреки волеизъявлению народа, ушел в отставку. События 1997 года в прессе называли «тихим переворотом». Однако, на отставке премьер-министра Президент и все заинтересованные политики не остановились. В 1998 году Конституционный суд распустил партию Рефах, за действия против светского характера государства. Зачистка в происламистских кругах не принесла своих результатов, а наоборот их позиции начали еще больше укрепляться.

После разгона правительства Эрбакана и нескольких лет фактического подполья исламисты сумели не просто вернуться из политического небытия, но и, не растеряв кредит доверия со стороны общества, стремительно взобраться на «Олимп» власти. Значительно модернизировав методы политической борьбы, умеренные исламисты во главе с Эрдоганом решительно отмежевались и от ультраисламистской риторики, и от радикальных действий, свойственных эпатажному Эрбакану. Конечно, скорее всего, произошло это под давлением армии.

Экономические успехи правительства Эрдогана, позволили ему проводить политические реформы, направленные на ускорение процесса вхождения в Европейский Союз с одной стороны, и уменьшение роли военных в принятии политических решений с другой.

После политического кризиса, возникшего в Турции в 2007 году, во время избрания нового президента, для происласмкого Эрдогана стала очевидно, что без значительных изменений в раскладе политических сил, такие кризисные ситуации, будут возникать снова и снова. Необходимо было выработать стратегию, при которой армия окажется обезоружена. И такой путь был найден. За основу был взят лозунг военных чинов о сохранении и продолжении светского пути развития страны. Основным конечным итогом, которого должно стать вступление в европейское сообщество. Вступление в ЕС для правительства Эрдогана является хорошим предлогом для отстранения армии от политических процессов страны, так как основным условием ЕС является уменьшение чрезмерного влияния военной элиты на политические решения. В такой, достаточно сложной внутриполитической ситуации в Турции, суждения о будущем одного из самого влиятельного субъекта политического процесса страны становятся все более актуальными. Очевидно, что данный вопрос, назревал давно. И тот факт, что в стране появилась политическая сила способная решить этот вопрос, говорит о развитии демократических институтов. Невозможно строить демократическое общество там, где все политические решения подконтрольны армии.


Литература

1. Шлыков В. «Армия в жизни современного турецкого общества». www.perspektivy.info/.../armija_v_zhizni_sovremennogo_tureckogo_ obshhestva_2009-06-01.htm

2. «Армия в политической жизни Турции». http://s0tnik.livejournal.com/362403.html

3. Шлыков В. «Армия в жизни современного турецкого общества». www.perspektivy.info/.../armija_v_zhizni_sovremennogo_tureckogo_ obshhestva_2009-06-01.htm

4. «История демократических преобразований в Турецкой Республике» http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=449557

5. Ред. коллегия : Г. Ф. Ким; А.Б. Беленький; К.Н. Брутенц; Ан.А.Громыко. «Классы, партии и политика в развивающихся странах Востока». Главная редакция восточной литературы, г. Москва, 1988г.

6. «Армия в политической жизни Турции». http://s0tnik.livejournal.com/362403.html


Слонов А. Р. Влияние армии на политические процессы в Турции: история и современность// Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 4 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2012.

Похожие новости:

  • Образование партии Отечества и парламентские выборы в 1983 г. в Турции
  • Современные модели взаимоотношений политической элиты со СМИ
  • Главные направления внешней политики правительства Т.Озала в 1983-1987 гг.
  • Пентагон считает армию Грузии неопытной и неподготовленной
  • Сотрудничество Турции и Дагестана
  • Турция проводит военную операцию на границе с Ираком
  • Абдулла Гюль: Отношение запада к Турции не справедливо
  • Нестабильность внутри Турции «заражает» весь регион
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (6)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания