История: Русь и Северный Кавказ: первые контакты

Опубликовал admin, 15 января 2010
В.А.Кузнецов
д.и.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ, гнс СОИГСИ

Русь и Северный Кавказ: первые контактыПроблема истории взаимоотношений России и русского народа с народами Северного Кавказа имеет не только научное, но и практическое значение. Последнее особо возросло в наше время широкой и неограниченной гласности, когда в печати, в том числе в историографии, стали появляться откровенно политические антирусские, антироссийские публикации северокавказских авторов. Наиболее ярким примером следует считать книгу дагестанского автора Магомеда Тагаева «Наша борьба или повстанческая армия Имама», Киев, «Наука», 1997, призывающую к вооруженной борьбе и изгнанию русских с Северного Кавказа как пришельцев и угнетателей. В качестве некой славяно-русской антитезы подобным идеям разжигания межнациональной розни можно назвать книгу А.В.Асова «Русколань», 2004, где утверждается, что история древних руссов своими корнями связана с Кавказом и Кавказскими Минеральными Водами, где и находилась столица Русколани город Кьяр. Впоследствии русы во главе с Кием ушли на Днепр. Отсюда вывод: Центральный Кавказ и КМВ - прародина русских. В газетном отклике на книгу Асова сказано, что он «своими исследованиями вносит неоценимый вклад в развитие отечественной истории..., открывает новые перспективы для развития исторической науки»1.

Даже в наше время расцвета псевдонауки, склонной к сенсациям и «решительным перестройкам»2 и справедливо названное С.М.Переваловым «восстанием дилетантов»3, книги Тагаева и Асова поражают. Первая из них поражает злобной агрессивностью в контексте кавказской истории, вторая безудержным фантазированием. Обе они подчинены интересам текущей политики и вновь подтверждают известную истину о зависимости истории от политики, ангажированности истории4. Не вступая здесь в обсуждение этих проблем заметим, что наша задача - кратко изложить существующие мнения профессиональных исследователей и реальные археологические факты по обозначенной выше теме, сделав на этой основе допустимые выводы и предположения.

Вопрос о связях Руси и Северного Кавказа поставлен еще в первой половине XIX в.5 Во второй половине XIX в. он получил свое отражение в предисловии С.А.Белокурова к публикации документов о русско-кавказских отношениях XVI-XVII вв.6 В XX в. советские историки и археологи неоднократно обращались к интересующей нас проблеме, касаясь в первую очередь истории русской Тмутаракани (общий обзор и история проблемы)7 и совместных походов руссов и алан на Каспий в X в.8 Боевое содружество русов и алан, согласно турецкому нарративному источнику Мюнеджимбаши, продолжалось в XI в.9, и это достойно специального исследования. Историком П.Г.Любомировым давно предложена реконструкция крупного торгового пути от хазарского Семен-дера (по автору в районе Кизляра) по Тереку и Сунже к Кубани, приводившего на Таманский полуостров, т.е. к Тмутаракани10. Здесь мы можем усматривать попытку оценить экономический фактор русско-северокавказских отношений домонгольской эпохи. К сожалению, в специальной монографии Е.Н.Кушевой11, посвященной российско-кавказским связям XVI-XVII вв., все эти аспекты более ранних отношений оказались упущенными. В обобщающем академическом коллективном труде по истории народов Северного Кавказа проблеме ранних связей с Русью уделено всего полторы страницы12 и это не случайно: достоверных источников очень мало.

Перейдем к рассмотрению источников, в основном археологических.

Салтово-маяцкая культура. Сложилась в верховьях Дона и Донца и функционировала в VIII - начале X в., в ее формировании в качестве основного компонента участвовали ираноязычные аланы, большой массой переселившиеся сюда в начале VIII в. с Северного Кавказа13. Я давно допускал, что указанное массовое переселение алан в ареал салтово-маяцкой археологической культуры могло иметь исходной территорией район Кисловодской котловины и происходило не без ведома хазар14. Но в любом случае значительный массив алан оказался на длительное время рядом с восточнославянскими племенами, имел с ними контакты и Ю.В. Готье справедливо писал: «С самого начала русской исторической жизни до Батыева погрома ясы жили рядом с русскими и среди них и должны были вносить в русскую жизнь что-то свое»15. Среди этого «своего», внесенного в русскую жизнь в этот период (это чистое предположение - В.К.) могли быть солнечное божество Хор и Симаргл с их установленной иранской этимологией16 и иранские личные имена в дружине киевских князей X в.17, а также реликтовые аланизмы (по И.Г.Добродомову) в русском языке18. Полной уверенности в именно салтово-маяцких влияниях VIII - IX вв. во всех перечисленных фактах нет, но такая возможность допустима. В таком случае ираноязычные предки осетин - выходцы с Северного Кавказа в лице «салтовцев» первыми вступили в довольно устойчивые контакты с восточнославянскими племенами.

Поход на Каспий в 944-945 годах. Первый поход русов на Каспий и их нападение на Гилян и Апшерон, судя по ал-Масуди19, состоялся в 913 г., и народы Северного Кавказа не затронул. В 944-945 гг. русы предприняли новый поход на Каспий, о нем повествует Ибн-Мискавейх. Анализ этого источника и самого похода русов посвящены обстоятельные статьи А.В.Флоровского20 и А.Ю.Якубовского21. Дополнительная информация об этом походе есть у сирийского автора XIII в. Бар-Гебрея и это повышает уровень достоверности. Согласно Бар-Гебрею в набеге на Азербайджан с русами участвовали аланы и лезги, т.е. лезгины22. Соединение этих трех союзников могло состояться в Дербенте23. Существенно, что русы, аланы и лезгины выступают совместно и это свидетельствует о возможности их общения.

Тмутараканское княжество. К концу X в. на Таманском полуострове возникло русское Тмутараканское княжество - первый достоверно известный славянский анклав на севере Кавказа и близ территории расселения адыгских племен. Одновременно с походом князя Владимира в Крым в 988 г. Тмутаракань впервые упоминается в летописи, а первым князем Тмутаракани стал Мстислав Храбрый24. Не исключено, что появлению Тмутаракани поспособствовал победоносный поход князя Святослава против ясов и касогов, т.е. против вчерашних аланских союзников и адыгов Северо-Западного Кавказа. Археологические материалы из южного Приазовья, по заключению И.И.Ляпушкина25 и А.В.Гадло26, говорят о появлении русского населения здесь к концу X в., что согласуется с хронологией «Повести временных лет». С этого времени, по заключению А.В.Гадло, Тамань становится «основным мостом, связывающим Кавказ с Русью и Византией, основным районом постоянного общения Кавказа и Европы», отсюда идет информация о процессах, проходивших в глубинах Северного Кавказа27. Тмутаракань превращается в торгово-экономический центр для прилегающих земель, в городе строятся христианские храмы: раскопками Б.А.Рыбакова на центральной площади города обнаружены остатки фундамента каменной церкви, датированной двумя монетами 960-х годов, заложенными в алтарную апсиду28, а в 1955 г. им же раскрыты остатки фундаментов еще одной одноап-сидной церкви, по предположению Б.А.Рыбакова построенной Мстиславом Тмутараканским в 1023 г.29. Во второй половине XI в. в Тмутаракани жил первый русский летописец Никон30.

В том же 1023 г. князь Мстислав имел военное столкновение с касогами-адыгами, закончившееся поединком Мстислава с касогским вождем Редедей. «И вынзе нож и зареза Редедю» - говорится в Лаврентьевской летописи31. Как полагает А.В.Гадло, эта победа Мстислава в условиях того времени сделала его властителем адыгской этнической общности32.

Не имея цели рассматривать историю Тмутараканского русского княжества, что сделано другими авторами, заметим, что русские летописи после 1094 г. хранят полное молчание о Северном Кавказе, и это, очевидно, отражает утрату русской власти над городом, княжеством и его адыгским окружением33. Тмутаракань перешла под контроль Византии, а посетивший ее около 1235 г. монах-доминиканец Юлиан не обнаружил здесь и византийской власти34. Так завершилась история Тмутаракани, в которой, пожалуй наиболее глубокий и тщательный ее исследователь А.В.Гадло видит адыго-русское политическое образование, существовавшее почти два столетия, а особенность истории Тмутаракани в том, что она есть факт не только русской, но и кавказской истории, недооценивалось33.

Значение Тмутараканского княжества состоит, разумеется, не только в факте появления русского населения на Северо-Западном Кавказе в течение достаточно длительного времени, но и в факте движения русских за пределы Тмутаракани по северокавказским равнинам.

Преградненский крест. В 1799 г. П.С.Паллас впервые сообщил в своем труде о путешествии в южные губернии России о каменном кресте высотой 4 аршина, с короткими поперечными рукавами, стоявшем близ ст. Преградной на р. Большой Егорлык. Крест был вытесан из известняка, на западной стороне имелось изображение креста, а ниже плохо сохранившаяся надпись, в коей Паллас смог прочитать слова «иванши» и «аорус»36. Следующее упоминание этого памятника принадлежит П.Г.Буткову. В 1803 г. он скопировал надпись («многие слова стерты уже были тогда временем и шалостью невежд») и указал на содержащуюся в ней дату 1041 г.37, что недостоверно и установленным фактом не является.

После длительного перерыва на Преградненский крест обратил внимание языковед Г.Ф.Турчанинов. В 1948 г. он опубликовал статью о надписи на кресте, где нижние ее строки им прочитаны по-кабардински38. Произвольность «кабардинских приписок» увлекавшегося Г.Ф.Турчанинова отмечалась в литературе39 и для нас является фактом. В 1955 г. Е.Г.Пчелина посетила Преградную (Красногвардейский район Ставропольского края) и вывезла крест в Ставропольский музей краеведения, где он находится по сей день. Последняя публикация о Преградненском кресте принадлежит автору этих строк совместно с палеографом А.А.Медынцевой40. Ниже излагаются результаты этого исследования.

Преградненский крест разбит и состоит из 5 совпадающих кусков. По форме и пропорциям он близок древнейшим русским крестам ХП-ХШ вв., таким, как Мирославов и Клима Христиновича41. От надписи в настоящее время сохранились остатки четырех строк, выполненных кириллицей. Сразу же отметим, что ни на кресте, ни в публикации П.Г.Буткова нет слова «иванши», указанного П.С.Палласом. Видимо, это недоразумение. В сохранившейся надписи нет и даты 1041 г., данной в публикации Буткова. Лучше сохранившиеся три верхних строки с привлечением удачных аббревиатур Г.Ф.Турчанинова читаются как «помяни господи душу раба своего», славяно-русское происхождение надписи представляется несомненным42.

Особо важен вопрос о датировке надписи и креста. Наиболее реальным основанием для определения даты являются палеографические особенности надписи. Общий характер почерка - устав, близкий по пропорциям к квадрату, свидетельствует о древнейшей эпохе в истории русской письменности, т.е. XI—XII вв.43 Детальный палеографический анализ позволяет датировать преградненскую надпись временем «не позже первой половины XI в.»44. На большую точность датирования претендовать мы не можем, но и этот результат важен: налицо древнерусский эпиграфический памятник первой половины XI в., времени Тмутараканского княжества.

Связывать Преградненский крест напрямую с Тмутараканью оснований нет: территория этого княжества была ограничена Таманским полуостровом и прилегающим районом до средней Кубани45 . Видимо, этому уникальному памятнику надо искать иную историческую интерпретацию. Возможна рабочая версия связи Преградненского креста с набегом русов и алан на Дербент в 1033 г., о котором свидетельствует Мюнеджимбаши46. Крест у Преградного мог быть поставлен в память одного из русских воинов, державших путь к Каспию.

В то же время Преградненский крест мог быть приурочен к хорошо проторенной дороге. В домонгольской Руси многие большие каменные кресты и надписи ставились у дорог (Тмутараканская надпись 1068 г., Стерженский крест 1133 г., Борисов камень и т.д.)47. Преградненский крест мог стоять у шляха, направлявшегося на Калаус и далее на Маныч, в древности бывший судоходным. Отсюда прямой выход на Каспий.

В непосредственной типологической и, возможно, хронологической связи с Преградненским крестом находится каменный крест у с. Дмитриевское того же Красногвардейского района Ставропольского края и на левом берегу того же Б.Егорлыка. Расстояние между крестами не более 10 км. Копия фотографии Дмитриевского креста мной получена в августе 2003 г. от И.В.Кожевникова, сотрудника ГУП «Наследие» в г. Ставрополе. К сожалению, крест у Дмитриевского пока не изучен и не опубликован. В ту же типологическую и хронологическую группу может быть включен каменный крест с греческой надписью и датой 1013г., стоявший некогда у северного Зеленчукского храма X в. в Нижнем Архызе48 и, возможно, известный крест «Зылын цырт» у сел. Заманкул в Северной Осетии без надписей и осторожно датированный мной XI -XII вв.49 Но интерпретировать эти памятники именно как древнерусские мы не можем.

Древнерусские предметы на Северном Кавказе. Этот сюжет был мной рассмотрен в статьях 1968 и 1970 гг.50, затем в статье В.Б.Виноградова, Е.И.Нарожного и С.А.Головановой51. Речь идет о небольших и легко, перемещаемых предметах, выявление которых не обязательно указывает на присутствие русских - вещи могли оказаться в раннесредневековых могильниках Северного Кавказа в результате экономических и иных связей. Однако это тоже существенно при ограниченности источников. Следует сразу сделать оговорку о трудностях при работе с подобным материалом: не всегда он поддается достаточно обоснованной узкой датировке (приходится применять сравнительно-типологический метод) и достаточно надежной атрибуции в качестве древнерусского предмета. Упоминаемые здесь предметы связаны с христианским культом, формально стандартизированы, будучи по происхождению древнерусскими, могут иметь греческие или греко-русские надписи XI - XIII вв.52 и это еще больше осложняет их атрибуцию. Поэтому приводимый ниже археологический материал будет представлять оценки и мнения его исследователей без претензий (на наш взгляд) на полную достоверность, следовательно, на истину.

В моей статье об энколпионах Северного Кавказа был поставлен вопрос о древнерусском происхождении энколпионов из станицы Махошевской, Нижнего Архыза, Адиюха, Каменномостского, Кудинетова, Маджара и Карачаевска. Все они обнаруживают самое близкое сходство с древнерусскими энколпионами, варьирующими в деталях (напр. энколпион из Кудинетова имеет точную аналогию в киевских древностях XIII в., указанную Б.А.Рыбаковым)53. Время этих предметов на основании датированных аналогий может быть намечено суммарно как XI - XIII вв.54 Русская атрибуция перечисленных энколпионов представляется вполне вероятной. Б.А.Рыбаков высказал мысль о том, что русские кресты - энколпионы были разнесены во второй половине XIII в. далеко за пределы Руси их владельцами, попавшими в плен к татаро-монголам55. Гипотеза Б.А.Рыбакова получила поддержку специалистов и пользуется популярностью (М.Д.Полубояринова даже упрекнула меня в том, что я энколпионы из Махошевской и Карачаевска не связал с татаро-монгольским нашествием и пребыванием здесь русских пленников)56. Трудно быть уверенным в именно такой интерпретации, она во многом интуитивна, поэтому ограничиваемся только фиксацией факта. По тем же соображениям не настаиваем и на более ранней версии о том, что часть русских энколпионов попала на Северный Кавказ в период до татаро-монгольского нашествия XIII в. и в результате связей с Киевской Русью57. И эта версия интуитивна. Но факт присутствия русских энколпионов на Северном Кавказе в золотоордынское время (возможно, и раньше), как и наперсного креста из Пятигорска, до XV-XVI вв.58 реален. Материал еще ограничен и слабо изучен.

В публикации 1970 г. мной были рассмотрены три древнерусских предмета также культового назначения: бронзовая иконка - квадрифолий ХШ в. из Кудинетово Кабардино-Балкарской Республики, имеющая абсолютную аналогию в киевских древностях; бронзовый наперсный крест из Пятигорска и бронзовый змеевик из района Кисловодска с сохранившейся частью так называемой трисвятой песни и имеющий точную аналогию в Киевском государственном историческом музее59. Древнерусская атрибуция этих находок никем сомнению не подвергалась, но историческая интерпретация их крайне затруднена по причине случайности находок.

Интересную сводку древнерусских предметов с Северного Кавказа опубликовали В.Б.Виноградов, Е.И.Нарожный и С.А.Голованова. В обобщающей таблице представлены 23 предмета (с датировками и указанием центра изготовления)60. К сожалению, именно древнерусская атрибуция нескольких вещей не обоснована, не подобрались надежные аналогии и это признают сами авторы61. Очевидно, возможны и иные атрибуции. Нельзя не обратить внимание и на попытку авторов эти отдельные, плохо паспортизированные вещи связать с идеей Б.А.Рыбакова о русских пленниках в Золотой Орде, а последующих посчитать «основой гребенского казачества»62. Эти смелые идеи представляются несколько поспешными63.

Завершая наш краткий обзор первых и наиболее ранних контактов Древней Руси с Северным Кавказом на основании реальных исторических и археологических источников, мы можем сделать вывод о том, что эти контакты по существующим данным начались стабильно с образованием Тмутараканского княжества в X в., но с первой половины XII в. Тмутаракань исчезает как русский анклав, отрезанный вторжением кипчаков-половцев, дальнейшие следы русской культуры на Северном Кавказе имеют слабо выраженный пунктирный характер вплоть до XVI в. - времени начала активизации политики Московского государства на Северном Кавказе.

Примечания
1 Кропачев В. Новые книги о Руси. Газ. «Кавказская здравница», 4.06.2004 г.

2 Волькенштейн М. В. О феномене псевдонауки. «Природа», 11, 1983. С. 97.

3 Перевалов С.М. Восстание дилетантов: российская историография на рубеже веков. Вестник Владикавказского научного центра, 4, 2002. С. 13.

4 Поляков Ю. А. Почему история нас не учит? «Вопросы истории», 2, 2001. С. 24.

5 Древние сношения России с северной частью Кавказа. Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений. № 146. СПб., 1843; Хицунов П. Сношения России с северной частью Кавказа от Святослава до 1655 г. Газ. «Кавказ». № 16. 1846.

6 Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. Вып. 1. Чтения Общества истории и древностей российских. Кн. III. M., 1888. С. 3-79.

7 Мавродин В. В. Тмутаракань. «Вопросы истории». №11. 1980. С. 177-182.

8 Якубовский А. Ю. О русско-хазарских и русско-кавказских отношениях в IX- X вв. «Известия» АН СССР, серия истории и философии. Т. III. №5. 1946. С. 461-472; Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Владикавказ. «Ир», 1992. С. 203-204 и др.

9 Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI вв. М., 1963. С. 70.

10 Любомиров П. Г. Торговые связи древней Руси с Востоком в VIII—XI вв. Ученые записки Государственного Саратовского университета. Т. I. Вып. 3. Саратов, 1923. С. 17.

11Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией в XVI-XVII вв. М„ 1963.

12 История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIU в. М., «Наука», 1988. С. 146-148.

13 Плетнева С. А. От кочевий к городам. М., «Наука», 1967. С. 91.

14 Кузнецов В. А. Рецензия на книгу С.А.Плетневой «От Кочевий к городам». «Советская археология», 2, 1969. С. 298-299.

15 Готье Ю. В. Ясы-аланы в ранней русской истории. Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии, т. I. Симферополь, 1927. С. 46.

16 Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. На стыке Востока и Запада. М., 1965, с. 115-117; Якобсон Р. Роль лингвистических показаний в сравнительной мифологии. Труды VII Международного конгресса антропологических и этнографических наук. Т. 5. М., 1970. С. 616.

17 Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Владикавказ. «Ир>, 1992. С. 202.

18 Добродомов И. Г. Об аланизмах в русском языке. Осетинская филология (межвузовский сборник статей). Вып. 2. Орджоникидзе, 1981. С. 37-42.

19 Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI вв. М., 1963. С. 199-201.

20 Флоровский А. В. Известие о древней Руси арабского писателя Мискавейха и его продолжателя. «Seminarum Kondakovianum», I. Praque, 1927. С. 175-186.

21 Якубовский А. Ю. Ибн-Мискавейх, о походе русов в Берда в 332 г. (943-944). Византийский Временник. Т. XXIV. 1926.

22 Дорн Б. А. О походах древних русских в Табаристан с дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежья Каспийского моря. Приложение к XXVI тому «Записок» Имп. Академии наук. СПб., 1975. С. 515.

23 Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Владикавказ. «Ир», 1992. С. 203-204.

24 Повесть временных лет. Ч. 1. М.-Л., 1950. С. 83.

25 Ляпушкин И. И. Славяно-русские поселения IX-ХП ст. на Дону и Тамани по археологическим памятникам. Материалы и исследования по археологии СССР, № 6. М.-Л., 1941. С. 232-233.

26 Гад ло А. В. Проблема Приазовской Руси и современные археологические данные о южном Приазовье VIII—X вв. Вестник ЛГУ, № 14. Вып. 3. Л., 1968, с. 65; Г а д л о А. В. Проблема Приазовской Руси и современные археологические данные о южном Приазовье VIII X вв. Вестник ЛГУ, № 14. Вып. 3. Л., 1968, с. 73-89 и др.

27 Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа XXIII вв. СПб., 1994. С. 57.

25 Pыбаков Б. А. Древняя Тмутаракань. Тезисы доклада, прочитанного в секторе славяно-русской археологии Института археологии АН СССР в 1954 г.

29 Архив ИА АН СССР. P-I, дело № 1418, альбом, рис. 19-20.

30 Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа X—XIII вв. СПб., 1994. С. 88.

31 Там же.

32 Там же, с. 89.

33 Там же, с. 120.

34 Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XII1-XIV вв. о татарах и Восточной Европе. Исторический архив. Т. III. M., 1940, с. 78; Г а д л о А. В. Этническая история Северного Кавказа XX111 вв. СПб., 1994, с. 124.

35 Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа Х-ХШ вв. СПб., 1994. С. 124-125.

36 Раllas P. S. Bemerkunger auf einer Reise in die siilkichen Statthaltershaften des russischen Reichs. Bd. I. Leipzig. 1799. S. 440.

37 Бутков П. Г. Нечто к слову о полку Игоря. «Вестник Европы», ч. CXXI. СПб., 1821, ноябрь, с. 60, прим. 49.

38. Турчанинов Г. Кабардинская приписка на памятнике славяно-русского письма XI в. из-под села Преградного. «Известия» АН СССР, отд. литературы и языка. Т. VII. Вып. 1. 1948. С. 78-79.

39. Лавров Л. И. Происхождение кабардинцев и заселение ими нынешней территории. Советская этнография, 1, 1956. С. 22-23, 176, 212.

40 Кузнецов В.А., Медынцева А. А. Славяно-русская надпись XI в. из с. Преградного на Северном Кавказе. Краткие сообщения Института археологии АН СССР. Вып. 144. М., «Наука», 1975. С. 11-17.

41 Шляпкин И. А. Древние русские кресты. СПб., 1906. С. 9-10.

42 Кузнецов В. А., Медынцева А. А. Славяно-русская надпись XI в. из с. Преградного на Северном Кавказе. Краткие сообщения Института археологии АН СССР. Вып. 144. М., «Наука», 1975. С. 14, рис. 3.

43 Там же, с. 15.

44 Там же. с. 16.

45 Монгай т А. Л. О границах Тмутараканского княжества в XI в. Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран. М., 1963. С. 54-61.

46 Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI вв. М., 1963. С.70-71.

47 Воронин Н. Н. Средства и пути сообщения. История культуры древней Руси. Т. 1. М.-Л.. 1948. С. 295-302.

48 Латышев В. Заметки о кавказских надписях. Известия Импер. археологической комиссии. Вып. 10. СПб., 1904. С. 100.

49 Кузнецов В. А. «Зылын цырт» у с. Заманкул. Вопросы осетинской археологии и этнографии. Вып. 2. Орджоникидзе, 1982. С. 16-20.

50 Кузнецов В. А. Энколпионы Северного Кавказа. Славяне и Русь. М., «Наука», 1968; Кузнецов В. А. Древнерусские предметы, найденные на Северном Кавказе. Древние славяне и их соседи. М., «Наука», 1970.

51 Виноградов В. Б., Нарожный Е. И., Голованова С. А. О древнерусских предметах на Северном Кавказе. Россия и Северный Кавказ (проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990.

52 Толстой И. И. О русских амулетах, называемых змеевиками. Записки Русского археологического общества. Т. III. Вып. 3-4, н.с, СПб., 1888. С. 363-413; Ханенко Б.Н, Xаненко В. И. Древности русские. Кресты и образки. Вып. II. Киев, 1990. С. 323, табл. XXIX и др.

53 Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М., 1948. С. 527-528.

54 Кузнецов В. А. Энколпионы Северного Кавказа. Славяне и Русь. М., «Наука», 1968. С. 84.

55 Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М.. 1948. С. 527-531.

56 Полубояринова М. Д. Русские люди в Золотой Орде. М., «Наука», 1978. С 127-128

57 Кузнецов В. А. Энколпионы Северного Кавказа. Славяне и Русь. М., «Наука», 1968. С. 85.

58 Полубояринова М. Д. Русские люди в Золотой Орде. М., «Наука», 1978. С. 127.

59 Кузнецов В. А. Древнерусские предметы, найденные на Северном Кавказе. Древние славяне и их соседи. М., «Наука», 1970, рис. 1.

60 Виноградов В. Б., Нарожный Е. И., Голованова С. А. О древнерусских предметах на Северном Кавказе. Россия и Северный Кавказ (проблемы историко-культурного единства). Грозный, 1990. С. 10.

61 Там же, с. 7.

62 Там же, с. 13.

63 Там же.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Немного истории Грозного...
  • Вехи единения культур народов Кавказа
  • Завершение вхождения Северного Кавказа в состав России. Итоги.
  • К исторической гидронимии Северного Кавказа: река Уг-ру
  • Общественный строй горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII — первой пол. XIX в.
  • Адыгская аристократия на военной службе России
  • Касоги/касахи/кашаки письменных источников и археологические реалии Северо-Западного Кавказа
  • В Чечне пройдет юбилейный фестиваль мастеров искусств «Мир Кавказа»
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Февраль 2018 (5)
    Январь 2018 (1)
    Декабрь 2017 (10)
    Ноябрь 2017 (5)
    Октябрь 2017 (3)
    Сентябрь 2017 (7)
      Осетия - Алания