История: Этнополитическая ситуация в предвоенной Абхазии (Конец 80-х - начало 90-х гг. XX века)

Опубликовал admin, 27 июня 2010
Т. А. Ачугба
к.и.н., доцент, ведущий научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И.Гулиа (г. Сухум)

Этнополитическая ситуация в предвоенной Абхазии (Конец 80-х - начало 90-х гг. XX века)Грузино-абхазский конфликт, имеющий глубокие корни, - один из самых трудноразрешимых конфликтов на всем постсоветском пространстве. Исследование этнополитической ситуации Абхазии перестроечного периода дает возможность выявить причины, условия разжигания грузино-абхазской войны (1992-1993 гг.), ставшей кульминационной точкой этого конфликта.

В процессе развала Союза ССР грузино-абхазское противостояние предельно обострилось. В период горбачевской перестройки, грузинская общественность, в начале при молчаливом согласии, а позже - при активной поддержке властей Грузии, открыто стала заявлять о выходе Грузии из состава Советского Союза и создании в границах Грузинской ССР унитарного, мононационального независимого государства. Осенью 1988 года в Абхазии прошла волна митингов и демонстраций местного грузинского населения вкупе с приехавшими соплеменниками из Грузии. Попытка грузинских неформальных организаций1 - незарегистрированных объединений и партий, провести совместно с абхазской частью населения политические акции о выходе Грузинской ССР из состава Советского Союза, не увенчалась успехом.

Для абхазской интеллигенции, возглавлявшей тогда национально-освободительное движение своего народа, было неприемлемо объединиться с грузинскими неформалами. Для абхазов был важнее не развал СССР, игравшего после смены сталинского тоталитарного режима роль главного сдерживающего политического фактора от грузинского натиска на абхазский этнос, а освобождение Абхазии от политического диктата Тбилиси. Именно об этом шла речь в большинстве писем-обращений абхазской общественности к центральным властям Советского Союза, в том числе в последнем письме в адрес Всесоюзной партийной конференции 1988 года2.

В целях мобилизации национально-освободительного движения абхазского народа, координации всех здоровых патриотических сил Абхазии по отражению надвигающейся со стороны грузинских радикалов опасности, в декабре 1988 года было учреждено общественно-политическое движение Народный Форум Абхазии - «Айдгылара» («Единение»).

Убедившись в бесперспективности создания антимосковского грузино-абхазского альянса, неформальные организации и представители научно-творческой интеллигенции Грузии полностью раскрыли все «прелести» абхазофобии, накопленные десятилетиями в умах радикальной части грузинской общественности. На митингах, собраниях, в средствах массовой информации, все чаще стали «напоминать» абхазам, что «Абхазия - неотъемлемая часть Грузии» и что в Грузии «негрузинского ничего не должно быть»3. Отдельные высказывания известных деятелей научной и творческой интеллигенции по изменению демографической ситуации Грузии (например, негрузинская семья не могла рожать более двух детей в Грузии)4, распространения грузинского языка, культуры на всем пространстве Грузинской ССР5 и т.п. вызывали серьезную озабоченность среди многонационального населения Абхазии и еще больше осложнили грузино-абхазские отношения6.

Грузинское население Абхазии, благодаря активной идеологической обработке эмиссарами из Тбилиси, постепенно втянулось в антиабхазское движение. Такая тенденция в поведении местного грузинского населения отличалась от позиции, которую оно занимало в недалеком прошлом. В 50-е, 60-е, 70-е годы борьба шла между абхазской интеллигенцией и властями Грузии. Тогда грузины Абхазии в принципе занимали нейтральную позицию. На этот раз использовав слабость центральных властей СССР, апологеты грузинского агрессивного национализма проявили максимум усилий для обострения межнациональных отношений. Они ничем не брезговали ради того, чтобы грузинское население Абхазии встало в авангарде борьбы за удержание Абхазии в составе Грузии.

Изначально такое негативное отношение местного грузинского населения к суверенитету Абхазии (к чему призывала абхазская интеллигенция) можно было объяснить боязнью потерять привилегированное положение в Абхазии, созданное для титульной нации властями Грузии. Однако для активизации более широкой массы грузинского населения Абхазии был необходим повод. Таким поводом послужил 35-тысячный сход абхазского народа 18 марта 1989 года в историческом селе Лыхны и принятое там Обращение к центральным властям СССР о восстановлении статуса независимой ССР Абхазии 1921 года.

Волеизъявление абхазского народа о выходе из состава Грузинской ССР и восстановление государственного суверенитета Абхазии, продиктованные временем, вызвали шквал гнева со стороны всей грузинской общественности, в том числе грузин Абхазии. В городах и районных центрах организовывались многолюдные митинги антиабхазского содержания. Лидеры и активисты грузинских партий и движений открыто призывали власти Грузии к упразднению автономии Абхазии и наказанию видных деятелей абхазской интеллигенции.

4 апреля 1989 года начался многотысячный митинг у здания правительства Грузии. Основным требованием митингующих был выход Грузии из состава СССР. Вместе с тем были призывы к властям Грузии и ко всему грузинскому народу о недопущении выхода Абхазии из состава Грузии. Скоро появились листовки, в которых грузинская молодежь призывалась пролить «ручьями кровь», дабы «ликвидировать всякие минигосударства на грузинской земле»7. Более того, в некоторых листовках говорилось, что на 14 апреля был завершен срок «расправы» с абхазами и с осетинами. В течение 4-9 апреля 1989 года З.К.Гамсахурдия, М.И.Костава, И.С.Церетели, Г.О.Чантурия и др.», - говорится в документе, составленном Генеральным прокурором СССР Н.С.Трубиным, - предприняли организованные противоправные действия, направленные на дестабилизацию общественно-политической обстановки и сталкивание с силами охраны общественного порядка с тем, чтобы эта дестабилизация достигла наивысшей напряженности к 14 апреля (с учетом назначенной на 9 апреля «расправы» с абхазами, а затем и с осетинами)8. Среди митингующих у Дома Правительства в Тбилиси широко распространялись также заявления и обращения, в которых указывалось о немедленном выселении абхазов из Абхазии. «.. .Пусть абхазы немедленно покинут территорию Грузии и пусть упразднят Абхазскую автономную республику», - заявлено в одном из обращений лидеров грузинских неформалов9.

Вместе с тем достоверно было известно, что митинги у Дома Правительства в Тбилиси и понесенные 9 апреля 1989 года жертвы не были вызваны событиями в Абхазии. Все это было искусственно организовано (точнее, спровоцировано) лидерами неформалов, чтобы привлечь внимание мировой общественности, ради ускорения развала СССР и приобретения Грузией независимости.

Необъективная оценка происходивших в Тбилиси и по всей Грузинской ССР событий, данная Комиссией Съезда Народных депутатов СССР во главе с народным депутатом А.А.Собчаком, дала новый стимул дальнейшему обострению обстановки в регионе10. После апрельских событий в Тбилиси обстановка в Абхазии еще больше накалилась. Обвинив абхазов во всех неудачах грузинского народа, в том числе по достижению государственной независимости Грузии, грузинская интеллектуальная элита ополчилась против абхазской нации.

В Абхазии и Грузии почти все, более или менее известные, грузинские деятели науки и культуры сочли необходимым затронуть честь и достоинство абхазского народа. Ложь, оскорбления, угрозы в адрес абхазов заполнили страницы газет, журналов, книг, программ передач радио и телевидения Грузии.

«Пора называть вещи своими именами. Племена, пришедшие в гости, назвались именем древнейшего грузинского племени абхазов.. . Пришелец из-за гор, опутавший мхом нашу национальную плоть, оспаривает нашу землю», - писали известные в Грузии писатели М.Кахидзе, Р.Мишвеладзе, Т.Мебуришвили и Г.Джулихидзе11. «Не вынуждайте нас к тому, чтобы однажды и мы вооружились бы, и раз нет правды для нас, возьмем и укажем гостю дорогу туда, откуда он спустился пару веков назад», - утверждал журнал Союза писателей Грузии «Критика»12.

«Вина» абхазов заключалась лишь в том, что они имели такие же желания, какие и грузины, т.е. освобождение от чужого господства и достижения государственной независимости своей страны. По логике грузин (и тогда, и сегодня), грузинская нация имеет право приобрести свободу, а абхазская - нет.

Митинги, демонстрации, голодовки (имитированные), забастовки, руководимые из Тбилиси, фактически парализовали жизнь в Абхазии. Чтобы спровоцировать абхазов, преднамеренно в городах и районных центрах Абхазии проводились траурные митинги, поминовения жертв 9 апреля. Словно люди не в Тбилиси погибли, а в Абхазии. Заведомо зная реакцию абхазов, грузинская община в городах и районах помпезно отметила 26 мая - день восстановления государственности Грузии. Имели место случаи недопущения на работу абхазов. Радикальное крыло грузинских экстремистов целенаправленно добивалось масштабного межнационального столкновения. Все чаще стали звучать упреки в адрес грузинских властей «о ненаказуемости обнаглевших апсуйцев»13. Поводом для серьезного столкновения явилось разделение Абхазского государственного университета по национальному признаку, т.е. на базе студенчества и преподавателей грузинской национальности АГУ был создан Сухумский филиал Тбилисского университета. Попытки Народного Форума Абхазии, при участии специальной комиссии Верховного Совета СССР вновь объединить АГУ не увенчались успехом. Прецедент послужил началом практической реализации идей, началом необратимого процесса самоотторжения грузинской общины от остальной части многонационального населения Абхазии, дальнейшего обострения грузино-абхазского конфликта. А столкновение сторон 15 июля 1989 года, в день приема вступительных экзаменов в Сухумском филиале ТГУ, переросло в маленькую грузино-абхазскую войну, в своеобразную репетицию будущей большой войны.

В июльских трагических событиях приняли участие по несколько тысяч человек с обеих сторон. Зарвавшаяся 30-тысячная толпа, прибывшая на подмогу братьям из западных регионов Грузии, была остановлена абхазами на мосту через реку Галидзга (Аалдзга), на подступах к г. Очамчыра. Лишь благодаря активным действиям подразделений внутренних войск под руководством командующего ВВ СССР генерал-полковника Шаталина, прибывших в Абхазию, дальнейшее кровопролитие было остановлено. Погибло в этой стычке 14 человек (9 грузин и 5 абхазов), сотни человек пострадали в массовых драках14.

Анализ происходивших в июле 1989 года и последующих событий в Абхазии показал, что инициированное и организованное властями Грузии грузино-абхазское столкновение преследовало:

1. запугать абхазов своей многочисленностью;

2. провести тотальный обыск и разоружение абхазского населения;

3. репрессировать активную часть абхазского народа, особенно интеллигенцию;

4. путем выдавливания из Абхазии негрузинского населения радикально изменить этнодемографическую ситуацию в пользу грузин;

5. консолидировать грузинское население как Абхазии, так и всей Грузинской ССР.

Организаторы кровопролития рассчитывали удержать Абхазию в составе Грузии и набрать дополнительные морально-психологические и политические дивиденды по выходу Грузии (конечно, вместе с Абхазией) из состава СССР.

Как и следовало ожидать, грузинские власти, представители интеллигенции, средства массовой информации делали все для того, чтобы правоохранительные органы самостоятельно провели процедуру расследования и наказания «зачинщиков» июльских событий. Заранее было известно, что вся тяжесть и весь гнев Фемиды будет направлен против абхазов. Особо усердствовали в этом отношении писатели. Секретариат Союза писателей Грузии в письме на имя Генерального прокурора СССР утверждал, что правительство Грузии своими силами «сможет пресечь разнузданность абхазских террористов» и что правоохранительные органы Грузии расследование дел по этому направлению проводят объективно15. На абхазский народ надвигались черные тучи 1937 года. Однако своим распоряжением Генеральный прокурор СССР отстранил прокуратуру Грузии от расследования июльских событий. Такое решение было оправдано тем, что, во-первых, грузинские власти являлись инициаторами и стороной конфликта, во-вторых, развязка проблемы зависела не от репрессивных мер, а от политического решения грузино-абхазских отношений. Политическую составляющую проблемы не скрывала и грузинская сторона. Например, те же грузинские писатели ставили под вопрос целесообразность дальнейшего существования автономии Абхазии. «Абхазские сепаратисты, - писали они, -выдвигают неконституционные, незаконные требования о выходе Абхазии из состава Грузинской ССР, тогда как надо выяснить вопрос о целесообразности существования на территории Грузии самой Абхазской автономной республики»16.

На самом же деле апрельские события в Тбилиси, а также в Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье являлись проявлениями глубокого кризиса советской государственной системы в целом, и межнациональных отношений - в частности. Неравноправные условия жизнедеятельности и порочные принципы сосуществования народов и культур, изжили свой век. Настало время, когда необходимо было или реформировать существующий политический строй, или же самораспуститься. После неудачной попытки реформирования страны, Советский Союз распался. Именно в этот сложнейший период истории абхазского народа были приняты документы, защищающие государственность Абхазии. В частности, 25 августа 1990 году Верховный Совет Абхазии принял «Декларацию о государственном суверенитете Абхазии» и Постановление «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии»17. Как и ожидалось, депутаты грузинской национальности в работе данной сессии участие не принимали. Более того, они потребовали от тбилисских властей принимать радикальные меры против абхазов и абхазской государственности.

Весь последующий 1991 год, как и в предыдущие годы перестроечного периода, этнополитическая ситуация в Абхазии оставалась напряженной. Необратимые процессы распада Союза ССР вносили дополнительные импульсы в обострение грузино-абхазских отношений. Главной причиной межнационального напряжения по-прежнему оставалось разногласие по поводу перспективы взаимоотношений между союзной и автономной республиками. Ситуация усугублялась еще и тем, что государственно-правовые отношения между Грузией и Абхазией, возникшие на договорной основе, властями Грузии в одностороннем порядке трансформировались. В частности, с приходом к власти З.Гамсахурдия (осенью 1990 года) Верховный Совет Грузии 14 ноября 1990 года принял закон «Об объявлении переходного периода в Республике Грузия»18 и своим Постановлением 28 февраля 1991 года на 31марта того же года назначил всенародный референдум по восстановлению государственной независимости Грузии19.

Стремление грузинского народа жить в независимом государстве с точки зрения международного права, оправданно. Однако идеологи конструкции будущего политического статуса Грузии, планировали отделение своей страны от СССР вместе с Абхазией. Другими словами, путем осуществления права одного народа на самоопределение решался вопрос сохранения колониального господства над другим народом, не по своей воле оказавшегося в составе Грузинской малой империи20. Над абхазами нависла новая угроза исчезновения как нации. Такое опасение абхазского народа, да и всего многонационального населения Абхазии, было обоснованным. Оно исходило из той шовинистско-ассимиляционной политики грузинского государства, которая целенаправленно проводилась в течение нескольких десятилетий. Положение в этом направлении в годы перестройки усугубила развернувшаяся антиабхазская пропаганда21, сопровождавшаяся вышеприведенными фактами межнациональных столкновений. Негативный опыт сосуществования Абхазии с Грузией22, политика колониализма и агрессивного национализма, проводимая грузинскими властями со времен включения Абхазии императивным путем в состав Грузии, антиабхазская позиция современных правителей и лидеров общественно-политических движений и партий грузинского государства, где все большее развитие получали этнократические, унитаристские и шовинистические тенденции23, четко предсказывали удручающую перспективу абхазскому этносу в составе независимой Грузии. Как однозначно показала грядущая грузино-абхазская война в независимом грузинском государстве части абхазов угрожала физическая расправа, другой - депортация, третьей - ассимиляция. Притеснению подвергались бы и представители других негрузинских народов, проживающих в Абхазии. Поэтому неслучайно большинство населения Абхазии, участники Всесоюзного референдума от 17 марта 1991 года, высказалось за сохранение СССР24. Данный политический акт официально подтвердила Центральная Комиссия референдума СССР. Примечательно, что самостоятельное участие абхазской АССР в данном референдуме в правовом отношении было регламентировано Законом СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»25. В соответствии с этим Законом, автономные республики в случае выхода Союзной республики из состава СССР, обладали правом самостоятельно решать вопросы о пребывании в составе Союза ССР и о своем государственном статусе.

Грузия, бойкотировавшая Всесоюзный референдум, провела 31 марта 1991 года референдум о восстановлении государственной независимости Грузии. По результатам плебисцита Верховный Совет Грузии 9 апреля 1991 года принял Акт о восстановлении государственной независимости Грузинской Демократической Республики 1918 года26. Таким образом, на территории распавшейся Грузинской ССР возникли два независимых государства - Грузия и Абхазия. Это означало, что государственно-правовые отношения между Грузией и Абхазией, возникшие на основе советского законодательства, распались на правовом поле того же советского законодательства. Абхазия, не принимавшая участия ни в референдуме Грузии (31 марта 1991 г.), ни в президентских выборах Грузии (26мая) до развала СССР, т.е. до 21 декабря 1991 года, оставалась полноправным субъектом Советского Союза, а с упразднением СССР - она стала независимым государством.

С распадом СССР, как сдерживающего политического, а при необходимости и военного фактора, у Грузии появился реальный шанс навсегда расправиться с «непокорной» Абхазией. Тем более, что к этому времени, по переписи 1989 года, в Абхазии проживало около 240 тыс. грузин, что составляло более 45% от общего количества населения Республики, а удельный вес абхазов был низведен до 18%.

Любопытно, что, несмотря на такой ощутимый перевес грузинского населения по сравнению с абхазами, после июльских событий 1989 года, власти Грузии, грузинские партии и движения умудрились совершить окончательный перелом в демографической ситуации Абхазии в пользу грузин.

С ослаблением государственной системы СССР тенденция выдавливания негрузинского населения из Абхазии поощрялась властями Грузии. Под их непосредственным покровительством грузинские ультранационалистические партии и движения шантажировали мирных граждан негрузинской национальности, вынуждали их продать свои дома и квартиры и покинуть республику. Понятно, что одним из первоочередных задач грузино-абхазского столкновения в июле 1989 года, спровоцированного руководством Грузии, являлось «очищение» Абхазии от негрузинского населения, включая абхазов. В большинстве случаев жилища изгнанников, при финансовой и юридической поддержке грузинского правительства, закупались различными общественными организациями (Демократическое общество Грузии, Фонд им. М. Костава и др.) для последующей их продажи лицам грузинской национальности, завезенным в Абхазию. В целях организованного переселения людей с конца 1989 года в Абхазии незаконно функционировали реанимированные незаконные переселенческие структуры: переселенческий комитет абхазского региона и всегрузинский комитет безземельных и многодетных семей.

В целях форсирования ассимиляции абхазов и тем самым увеличения численности грузинского населения в Абхазии, Министерством юстиции Грузии было принято беспрецедентное, нарушающее элементарные нормы международного права, Постановление под номером 3/1 от 23 февраля 1990 года. Суть данного юридического документа заключалась в том, что органы ЗАГСа и МВД были обязаны у граждан абхазской национальности с фамилиями, оканчивающимися на «ия», «иа», «ва», «уа» в документах, удостоверяющих личность, в соответствующей графе записывать национальность «грузин». Таким образом, грузинские власти решили в конце XX столетия завершить «огрузинение» абхазов путем переименования абхазских фамилий на мегрельский лад, как это практиковали в конце XIX и начале XX веков грузино-мегрельские священники.

Дальнейшее изменение этнографической ситуации в Абхазии по заданному режимом курсу должно было приблизить лидеров грузинских шовинистов к заветной мечте - преодолению 50-процентного рубежа в удельном весе грузинского населения в Абхазии. Это дало бы им возможность «демократическим» путем решить культурно-этнические и, конечно же, политические проблемы - огрузинение абхазов, упразднение государственности Абхазии и включение ее в состав унитарного, мононационального грузинского государства.

Однако развал СССР подхлестнул агрессивных националистов Грузии на более радикальные меры - поторопившись опередить события, они решили путем военной агрессии окончательно решить «абхазскую проблему». Но сложные политические процессы, проистекавшие в самой Грузии, противостояния внутри грузинской общины Абхазии, неблагоприятные международные и иные факторы отодвинули на более поздний период открытую агрессию Грузии против Абхазии. В этом отношении особо показателен факт насильственного свержения законной власти первого Президента Грузии 3. Гамсахурдия (6 января 1992 года) и установления военной диктатуры в лице Временного военного совета Грузии. Грузинское общество раскололось надолго. Сторонники же президента открыто выражали неповиновение нелегитимным властям триумвирата - Т.Китовани, Д.Иоселиани и Т.Сигуа. Делу объединения политических сил не помогло назначение на должность председателя Госсовета Э.Шеварднадзе. Правда, ему путем проведения политики «кнута и пряника» в определенной степени удалось усмирить сторонников свергнутой власти, однако Мегрелия - родина экс-президента, несмотря на неоднократные кровавые нашествия правительственных военных и полицейских подразделений, оставалась верной свергнутой законной власти. Народные волнения полностью не утихли и в других регионах Грузии, в том числе и в Тбилиси.

На политические события Грузии остро реагировали жители Абхазии, что еще больше накаляло этнополитическую ситуацию в республике. Экс-президента Грузии поддерживала почти вся грузинская община Абхазии, подавляющее большинство которой составляли этнические мегрелы. Они в городах и районных центрах Абхазии, особенно в столице - Сухуме, на многолюдных и бессрочных митингах выражали протест новым властям Грузии27.

Действия грузинской части населения управлялись грузинской депутатской фракцией от политического блока 3. Гамсахурдия «Круглый стол - Свободная Грузия», избранной в Верховный Совет Абхазии осенью 1991 года. Депутаты-звиадисты, хотя и крайне негативно выступали против незаконной власти Грузии, но вместе с тем всячески избегали конструктивного сотрудничества с негрузинской частью депутатского корпуса Абхазского парламента. Призывы депутатского большинства во главе с председателем Верховного Совета В.Г.Ардзинба к консолидированному сотрудничеству во имя мира и согласия не принесли желаемого результата. Камнем преткновения все ярче вырисовывался политический вопрос - статус Абхазии. В частности, абхазские депутаты и большинство избранников негрузинской национальности придерживались идеи полного демонтажа прежнего диктата со стороны Тбилиси, укрепления государственного суверенитета Абхазии и создания на основе договора государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией. Грузинские же депутаты, как и в целом, грузинская община, категорически выступали против всякого государственного суверенитета Абхазии, и ее будущее представляли только лишь в составе унитарного грузинского государства.

Такое негативное отношение местного грузинского населения к суверенитету Абхазии можно объяснить их боязнью - потерять привилегированные условия жизни в Абхазии, созданные десятилетиями под непосредственной опекой Тбилиси. Точнее, будучи титульной нацией союзной республики, в суверенной, и тем более в независимой от Грузии Абхазии, грузины опасались превратиться в национальную группу в чужом, т. е . Абхазском государстве. Тем более, что никто из них, приезжая в свое время на постоянное местожительство в Абхазию, не воспринимал переселение из Грузии как эмиграцию, связанную с длительной адаптацией. Еще в царское время, после массовой депортации абхазов, грузинские идеологи убеждали своих соплеменников - переселенцев, что они переезжают в один из уголков Грузии, а в советское время - в автономную республику Грузии. Более того, комплексные мероприятия политического, экономического, языкового, культурно-психологического, идеологического и иного характера, проводимые на государственном уровне, создавали благоприятный фон для безболезненной адаптации грузин-колонистов на абхазской земле. В таких условиях грузинские переселенцы никак не ощущали себя инородцами, тем более орудием колонизации и грузинизации Абхазии, хотя они эту роль выполняли весьма успешно.

Эти радикальные взгляды о политическом статусе Абхазии усугубились после отмены Временным Военным Советом Грузии 21 февраля 1992 года всех законодательных актов советского периода, начиная с 25 февраля 1921 года, в том числе Конституцию Грузинской ССР 1978 года. Полномочия Советской Конституции фактически были приостановлены еще раньше Законом Республики Грузия «О действии Конституции и законодательства Республики Грузия», принятым 9 апреля 1991 года28. Взамен была восстановлена Конституция Грузинской Демократической Республики 1921 года, в которой оккупированная к тому периоду грузинскими войсками Абхазия в качестве субъекта государственно-правовых отношений не значилась. Данный политический акт грузинской политической элиты воспринимался как фактическое упразднение государственности Абхазии. Тон по-прежнему задавали депутаты грузинской национальности Верховного Совета Абхазии. В республике чаще и смелее стали игнорировать решения законной власти Абхазии, в том числе и Парламента. Например, грузинские депутаты в мае 1992 года целенаправленно блокировали процесс формирования нового Правительства в Верховном Совете Абхазии. Был случай, когда бывший министр, не подчинившийся Указу Верховного Совета, не уступил кабинет вновь назначенному министру. А руководство Гулрыпшского района, игнорируя законные власти Абхазии, предпочло прямо подчиниться Тбилиси. Однако более всего в тот период сохранению политической стабильности в Абхазии угрожала активизировавшаяся, начавшаяся еще в 1989 году, тенденция разделения трудовых коллективов по национальному признаку, точнее на грузинскую и негрузинскую части коллектива. Этот процесс охватил производственные предприятия, учреждения, учебные заведения, творческие союзы и даже спортивные команды. Лица грузинской национальности обособились в министерстве внутренних дел и прокуратуре. Более того, на территории Абхазии из числа грузинской молодежи стали создаваться незаконные мононациональные вооруженные формирования29. Все это происходило в условиях усиления тенденции примирения большей части грузинского населения Абхазии с властями Грузии. 24 июля 1992 года 19 грузинских политических партий и движений Абхазии были объединены в «Совет национального единства Грузии», призвавший грузинское население к неповиновению властям Абхазии и созданию альтернативных органов власти. Этим актом фактически был решен вопрос консолидации грузинской общины с незаконными властями Грузии по совместным действиям против абхазской государственности.

В ответ на разделение трудовых коллективов по национальному признаку и создание параллельных властных структур, был создан Комитет национального спасения, куда вошли ведущие общественно-политические и национальные организации: Народный форум Абхазии - «Айдгылара», Народная партия Абхазии, армянское культурное общество «Крунк», общество русской культуры «Славянский дом», Сухумское общество интернационалистов, осетинское культурно-благотворительное общество «Алан», греческий культурный центр Абхазии30.

Поскольку реанимированной Конституцией Грузии 1921 года не были определены отношения с Абхазией, Верховный Совет Абхазии неоднократно предлагал руководству Грузии восстановить прерванные государственно-правовые отношения. Не получив положительного ответа, 23 июля 1992 года Верховный Совет Абхазии, с целью защиты государственности и преодоления правового вакуума между Абхазией и Грузией, принял решение об отмене Конституции Абхазской АССР 1978 года и переходе к Конституции ССР Абхазии 1925 года31. По этой Конституции Абхазия являлась суверенным государством, субъектом международного права (статья 5)32, состоящей с Грузией в договорных отношениях. На том же заседании сессии были утверждены название Республики Абхазия, государственный флаг и государственный герб Республики Абхазия. Одновременно было принято решение ускорить работу над проектом договора об основах государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией. Скоро в республиканской прессе был опубликован проект федеративного договора, подготовленного доктором юридических наук Т.М.Шамба33. Более того, Верховный Совет Абхазии 12 августа 1992 года обратился к Госсовету Грузии с Обращением о восстановлении добрых отношений с Грузией, а 14 августа 1992 года, на утреннем заседании Парламент приступил к обсуждению проекта федеративного договора между Абхазией и Грузией. Однако власти Грузии политическому диалогу предпочли военную силу - в тот же день, 14 августа 1992 года началась агрессивная война Грузии против суверенной Абхазии.

Таким образом, осложнение этнополитической ситуации в конце 80-х - начале 90-х годов XX века было неизбежным результатом ослабления и затем развала Союза ССР. В частности, Грузия, стремившаяся к выходу из состава СССР, приложила неимоверные усилия для того, чтобы удержать Абхазию в составе Грузинского государства, стать субъектом международного права. С этой целью были использованы различные методы давления на Абхазию и ее народ: политический, правовой, морально-психологический, силовой и др. Все это привело к войне между Грузией и Абхазией, имеющей межгосударственный характер, и ставшей самой кровопролитной и разрушительной войной в истории этих двух стран и народов.


Примечания

1 Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос. (1987 -начало 1992 гг.). Очерки. Документы. Автор-составитель Г.П.Лежава. М..ЦИМО. 1998. С.25.

2 Абхазское письмо «шестидесятых» 1988 года. Абхазские письма (1947-1989). Составитель Марыхуба И.Р.- Акуа (Сухум). С. 383-439.

3 Силагадзе А. После и в семье поссорились. Газ. «Литературули Сакартвело». 11 сентября 1988 г. (на груз. яз.).

4 Чкванава 3. Путь найден. Газ. «Комунисти». 21 ноября 1988 г. (на груз. яз.).

5 Государственная программа грузинского языка (проект). Газ. «Литературули Сакартвело». 4 ноября 1988 г. (на груз. яз.).

6 Лежава Г. П. Абхазия: анатомия межнациональной напряженности. М.: ЦИМО. 1999. С.175.

7 Информационное письмо Генерального прокурора СССР Трубина Н.С. О результатах расследования тбилисских событий 9 апреля 1989 г. По книге Лежава Г.П. Этнополитическая ситуация в Грузии... С. 139.

8 Там же.

9 Этнополитическая ситуация в Грузии. С. 143.

10 Лежава Г. П. Абхазия... С. 194.

11 Это ли забота о стране и о справедливости?! Газ. «Ахалгазрда комунисти». 6 мая 1989 г. (на груз. яз.).

12 Журн. «Критика». 1989. № 4 (на груз. яз.).

13 Газ. «Иверия». 4 июля 1989 г. (на груз. яз.).

14 IIIария В. Абхазская трагедия. Сочи. 1994. С.21-22.

15 Газ. «Литературули Сакартвело». 21 июля 1989 г. (на груз. яз.).

16 Этнополитическая ситуация в Грузии... С.63.

17 Важная веха в истории Абхазии. Сборник документов и материалов. Составитель и автор предисловия академик Сагария Б. Е. Сухум, 2002.

18 Ведомости Верховного Совета Республики Грузия. Тбилиси, 1990. № П.С.108-111.

19 Ведомости Верховного Совета Республики Грузия. Тбилиси, 1991. №2. С.224.

20 Сахаров А. О. Журн. «Огонек». 1989. № 31.

21 Ломоури Н. Как должны понимать этноним «абхаз». Газ.«Литературули Сакартвело». 7 апреля 1989 (на груз, яз.); Чантурия Т. Абхазия - истинная, Абхазия - мнимая. Газ. «Литературули Сакартвело». 5 мая 1989 г. (на груз. яз.); Мамиствалашвили Е. Открытое письмо народному депутату Андрею Сахарову. Газ. «Тбилиси». 28 августа 1989 г. (на груз, яз.); Лордкипанидзе М. Абхазы и Абхазия. Тбилиси. 1990 г. (на груз., русск. и англ. языках.); Лордкипанидзе М. Разве не знают... Газ. «Литературули Сакартвело». 16 февраля 1990 г. (на груз, яз.); Мусхелишвили Д. Грузия - «малая империя»?! Сб. Библиотека общества Ш. Руставели. № 1. Тбилиси, 1990 (на груз, яз.); Мишвеладзе Р. Открытое письмо Фазилю Искандеру. Газ. «Ахалгазрда ивериели». 11 декабря 1990 г. (на груз, яз.); Челидзе Г. Эй, Абхазия, стыдись, апсуа! Газ. «Цигнис самкаро». 10 октября 1990 г. (на груз, яз.); Миминошвили Р., Панджикидзе Г. Правда об Абхазии. Тбилиси, 1990 г. (на груз, яз.) и др.

22 Ардзинба В. Г. Наш опыт сосуществования с Грузией крайне негативный. Журн. «Российская Федерация сегодня». М., 2001. № 23. С. 68.

23Анчабадзе Ю. Д. Грузия - Абхазия: трудный путь к согласию. Грузины и абхазы. Путь к примирению. М. «Весь мир». 1998 г. С. 109.

24 Газ. «Известия». 27 марта 1991 г.

25 Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990 г. № 15.

26 Этнополитическая ситуация в Грузии... С. 229-230.

27 Шария В. Абхазская трагедия. Сочи, 1994. С.34-35.

28 Этнополитическая ситуация в Грузии и абхазский вопрос (1987 — начало 1992 гг.). Очерки - документы. Автор-составитель Лежава Г.П. М., ЦИМО, 1998. С. 230).

29 Газ. «Эгриси». 21 июля 1992 г. (на груз. яз.).

30 Васильева О. Грузия как модель посткоммунистической трансформации. М. 1993. С. 60.

31 Газ. «Республика Абхазия». 28 июля 1992 г.

32 Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных социалистических республик. Т. IV. М. 1964. С. 686.

33 Газ. «Абхазия». № 23. 1992 г.


Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Грузия разорвала дипломатические отношения с Никарагуа
  • Абхазия вслед за Южной Осетией попросит Россию, СНГ и ООН признать независимость
  • Багапш: переговоры Абхазии с Грузией бесперспективны
  • СБ ООН на полгода продлил мандат миссии в Грузии
  • Саакашвили планирует побег из Тбилиси и готовится попросить политическое убежище?
  • МИД Абхазии: Грузия не готова к мирному урегулированию грузино-абхазского конфликта
  • Власти Абхазии обнародовали фотоматериалы о зверствах спецназа Грузии
  • Абхазия: Грузия искажает факты о месте вооруженного инцидента
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
    Февраль 2019 (8)
    Январь 2019 (4)
      Осетия - Алания