История: Социальные и управленческие аспекты градостроения на Кавказских Минеральных Водах в конце XIX – начале XX вв.

Опубликовал admin, 27 декабря 2010
Н. Б. Сёмина
к.и.н., доцент ФГОУ ВПО Северокавказская академия госслужбы, Пятигорский филиал

В 70-е гг. XIX в. военная и политическая обстановка на Кавказе стабилизировалась. Это должно было способствовать и развитию градостроительного процесса на курортах Кавказских Минеральных Вод. Начало этому положила реформа городского самоуправления1.

Отметим, что реформа городского самоуправления затрагивала прежде всего интересы развивающегося купечества и промышленников, и это могло быть стимулирующим фактором для развития градостроения и участия в благоустройстве всех курортных групп. Городское само управление становится неотъемлемым и значительным субъектом культурной политики как в России, так и на КМВ.

24 мая 1874 г. Пятигорский уезд переводится в состав Терской области, а 30 мая 1875 г. весь округ Кавказских Минеральных Вод присоединяется к Терской области. Таким образом, все курортные поселения с г. Пятигорском территориально вошли в одну административную единицу2.

Пятигорск становился административным центром КМВ. Но при этом даже он продолжал оставаться небольшим тихим городком, оживавшим лишь на три-четыре месяца в году, когда сюда наезжала «курсовая публика».

Органам власти на разных уровнях предстояло решать среди прочих и градостроительную задачу, связанную с проблемой увеличения населения и расширения курортной инфраструктуры.

Общероссийская реформа городского самоуправления совпала с мощным переселенческим потоком казачества и крестьянского населения из центральных губерний России и Украины, вызванным последствиями крестьянской реформы и Крымской войны. Население увеличилось не только численно, изменился и его национальный состав, больше всего русских и украинцев, их доля занимает более 50%. Стали активно заявлять о себе и новые социальные слои, такие, как мещане, купечество, промышленники и т.д.3 Гражданская составляющая, вытесняя военную, начинает занимать ведущее место в хозяйственно-экономическом строительстве, а следовательно, и в культурной жизни региона.

Приток населения из внутренних губерний России на Воды продолжался вплоть до конца века. Красноречива и статистика состава населения Пятигорска за 50 лет, с 1847 г. по 1897 г.: в 1847 г. оно составляло 3824 чел., а в 1897 г. — 18440, то есть возросло в 4,8 раза. Изменилась и социальная структура: в 1847 г. более половины составляли военные, на долю городских сословий (купцов и мещан) приходилось 25%, на долю крестьян — 16,4. В 1897 г. больше половины населения (55,2%) составляли городские сословия, а доля крестьян возросла до 31,4%. Среди жителей Пятигорска в 1897 г. находились уроженцы из 49 губерний европейской России. В материальном производстве было занято 35,4% жителей (строители, портные, сапожники, садовники, огородники, ремесленники), в торговле и др. предприятиях — 17,4%, прислуга и поденщики — 23,2%4. Стремительна динамика притока населения и на других курортах: для сравнения: в станице Ессентукской на 1867 г. — 3860 жителей, к 1900 г. — 11029 чел.5, в Кисловодске на 1900 г. —4418 чел.6

Градостроительная деятельность на курортных группах регламентировалась, в частности, ст. 120 и 122 Городового Положения 1870 г., предоставлявшими городскому общественному управлению больше возможностей в принятии решений по планированию и строительству городских объектов. Это выражалось в том, что планы застройки и возведения зданий, дорог и мостов на КМВ, определённые местными властями, затем представлялись на утверждение губернатору7. Благоустройство курортов в части строительства разного рода объектов во второй половине XIX в. проходило неравномерно, так как этот процесс осложнялся разным статусом курортных групп: Пятигорск имел статус города, Ессентуки— станицы, Кисловодск — слободы, Железноводск — поселения. В 1872 г. наместником на основании «Городового положения» были утверждены новые временные правила для отвода участков на землях минеральных вод частным лицам под строительство, что вызывало у арендатора Вод A.M. Байкова надежды на конструктивные перемены: «Вероятно, редко новые правила столько соответствовали действительной потребности, как эти. С их изданием группы начали обстраиваться и скоро будут не узнаваемы»8. В качестве практического подтверждения данного шага был определён и новый план Железноводского поселения. Проект предусматривал значительное расширение территории вокруг горы Железной и радиальную планировку улиц: «...радиусами к железной горе прорежутся переулки; между крайними к горе домами и парком предположена аллея. К осуществлению этого плана уже приступлено»9.

Заповедные парковые площади — особый предмет внимания властей: именно здесь была основана курортная зона, где сосредотачивалась жизнь «водяного общества»; использование этой зоны, огороженной каменными столбами, красивыми оградами, благоустроенными беседками, фонтанами, прогулочными павильонами... позволяло зарабатывать солидные суммы в бюджет владельца, и, следовательно, периодически оспаривалось городской Думой10.

Параллельно с обоснованным желанием властей благоустроить и сохранить заповедные парковые территории неприкосновенности, перед ними встаёт задача обустройства и тех площадей, которые находятся в непосредственной близости от благоустроенного центра.

На рубеже веков Пятигорский курорт являл собой город контрастов. С одной стороны, европеизированный центр с богатой Царской улицей, радующие глаз своим неповторимым архитектурным обликом бальнеологические сооружения, галереи, гостиницы, банк и другие здания. С другой — Подкумская часть города, больше известная под вульгарным названием «Свиная балка», которая, по словам курсового Сибиряка, посетившего Воды в 1904 г., «представляет из себя сплошное вонючее болото, где обыватели тонут в непролазной грязи и отравляются миазмами. Масса свиней привольно разгуливает здесь, подбирая различные отбросы, в изобилии вываливаемые прямо на улицу. Наши захлёбывающиеся в грязи сибирские города Омск, Томск ничто в сравнении с пятигорскою грязью!»11. Одной из причин такого положения вещей была административная многоведомственность, проявляющаяся в том, что Пятигорск был искусственно разделён на две части.

За бальнеологическую часть курорта отвечала Дирекция Вод, а за всё остальное, связанное непосредственно с городскими нуждами, — городское общественное самоуправление. Беспокойство вызывал также и посёлок Горячеводский, примыкающий к Пятигорску и состоящий в ведомстве Командующего войсками Кавказского военного округа: «Посёлок представляет убогий вид и далеко не удовлетворяет даже самым скромным требованиям культурного селения»12. Удручало как власти, так и отдыхающих абсолютное презрение местного населения к элементарным требованиям курортной жизни: «В лавках... нельзя купить даже простыни или полотенца, а из напитков, кроме «очищенной» да «родительского» местного «чихиря», других напитков не заводят. О гостиницах, меблированных, кухмистерских и кондитерских нечего уж и говорить»13. В связи с этим «навстречу общественной потребности пошло правительство», приняв законодательно решение об устройстве при Горячеводских минеральных водах слободки «в видах скорейшего и возможно большого облегчения для публики». Этот приказ № 297 от 9 сентября 1889 г. Командующего войсками Кавказского военного округа предполагал: 1) разработку плана поселения, сделав дворы просторнее и улицы более правильными, 2) привлечение к обустройству и строительству частных лиц, разрешив постройки тем, кому «вообще проживание в станицах не воспрещается», 3) обеспечить проведение в посёлке водопроводов и других санитарных приспособлений14. Таким образом власти старались расширить своё влияние на территории, не охваченные культурными преобразованиями. Однако Горячеводск не скоро ещё войдёт в культурное поле Пятигорска. Причина — статус посёлка и связанная с этим подчинённость военному ведомству. В подобной ситуации находились Кисловодск, Ессентуки и Железноводск, где «особенно сильно даёт себя чувствовать отсутствие удобств жизни и недостаток квартир, где некоторые помещения походят более на сараи, чем на жилища для больных»15.

Квартирный вопрос актуален для всех групп, так как основная статья дохода местных жителей — сдача жилья для приезжих курсовых. Жилищная тема на протяжении всего периода существования курортов — одна из самых обсуждаемых, популярных и злободневных на страницах местной печати.

Неудовлетворительное благоустройство курортов, стремление цивилизованно решить пресловутый квартирный вопрос — постоянные темы для обсуждения на правительственном уровне.

Министр земледелия и госимуществ А.С. Ермолов поставил на обсуждение квартирный вопрос на заседании правительства в 1898 г. По мнению министра, тормозом на пути благополучного его разрешения является абсолютное отсутствие конкуренции среди местных жителей, понимающих, что курсовые никуда от них не денутся — лучших помещений для них нет, а гостиницы и меблированные комнаты не по карману. Увеличение численности помещений для приезжих — тоже невыгодно: появится конкуренция, в результате чего местное население потеряет свой доход. Однако именно конкуренция, по мнению А.С. Ермолова, станет двигателем, поднимающим дело благоустройства на должную высоту. Правительство в связи с этим готово выкупить часть земли, принадлежащей Ессентукской станице, и предложить её на выгодных условиях будущим застройщикам. Такой путь поддержки предпринимательства в деле частного строительства на курортах используется за границей. Но подобные предложения долго и упорно не поддерживались ни станичными властями, ни Терским областным правлением в связи «с боязнью конкуренции. боязнью потерять своих выгодных, но подневольных постояльцев»16. Упорство местных властей удалось сломить только благодаря вмешательству главноначальствующего гражданской частью на Кавказе князя ГС. Голицына*.

Разностатусность и многоведомственность были также серьёзными препятствиями, возникающими на пути реализации различных градостроительных проектов и равномерного культурно-экономического развития на всех курортных группах. Существующее хозяйственно— экономическое устройство станицы Ессентукской, слободы Кисловодской и Железноводского селения совершенно не соответствует запросам времени, так как они подведомственны сельским и станичным сходам, а представители местной администрации — атаман и сельские старшины. При таких условиях все заботы о благоустройстве в этих селениях сосредоточиваются в руках жителей — станичников, слобожан и поселян, «совершенно необразованных и неспособных понимать те требования, которые предъявляются к лечебным местам». «В то же самое время лица просвещённые, владельцы недвижимыми имуществами и вполне сознающие недостатки, лишены всякой возможности способствовать их искоренению, так как не имеют права участия на сходах»17. Разрешение проблемы статуса курортов — одна из возможностей сдвинуть дело благоустройства с мёртвой точки. В связи с этим правительство посредством министра земледелия и госимуществ М.Н. Островского в 1884 г. предложило в числе мер, «могущих способствовать улучшению жизни на водах», введение упрощённого городового положения в слободе Кисловодской и селении Железноводском» 18. Это также открывало и перспективу для владельцев недвижимости участвовать в выборах в местные думы, а налог с их недвижимости должен был стать тем средством, которое в дальнейшем будет привлечено в развитие благоустройства курортов. Задача административной реорганизации курортов встала особенно остро к началу XX в. Численность притока прибывающих на Воды постоянно возрастала.

Социальная, национальная и культурная характеристика увеличивающегося населения Вод становилась довольно сложной и разнородной. Примером тому могла служить Кисловодска слобода. Население её формировалось из нескольких составляющих: местные свободные мещане, ведущие начало от отставных солдат, которые должны были всегда готовы защищать Кисловодское укрепление от набегов горцев. Солдатам, рекрутированным во время крепостного права или отправленным на Кавказ по капризу своенравного барина, не были свойственны, навыки обработки земли и оседлой хозяйственной жизни. Люди «без определённых занятий и разных национальностей, поселившись на курорте, внесли свободный взгляд на житейские отношения»19. Свободные нравы проявлялись в желании быстро и без затрат заработать НЕ курсовых. Бич этого контингента состоял в склонности мужчин к пьянству и нежелании участвовать в хозяйственных делах20. Дачевладельцы, хозяева частных гостиниц, «иногородние домовладельцы, принадлежащие или к интеллигентному, или к состоятельному классам и затратившие громадные средства на постройку роскошных зданий»21, поселились в Кисловодске после того, как в семидесятых годах правительство начало предоставлять льготы для частного строительства на Водах. Все эти три элемента жили своей отдельной жизнью. Решения слободского схода игнорировались купечеством и дворянством, а инициативы, исходившие от последних, не находили поддержки среди слобожан. Необходимо было объединить всех пониманием, что благосостояние их и их детей тесно связано с будущим курортов как цивилизованных в европеизированных мест Кавказа. Осознание того, что организационную путаницу, царящую в Кисловодске, может устранить лишь единый и обязательный для всех административный механизм, заставило жителей Кисловодской слободы обратиться в 1895 г. через правительственного комиссара В.А. Башкирова с ходатайством о введении городового положения. Данное ходатайство было удовлетворено лишь через восемь лет.

В 1903 г. вышел указ Николая II «Об обращении слободы Кисловодской в город». Во многом его появлению способствовал главноначальствующий гражданской частью на Кавказе князь Г.С Голицын, поддержанный министром госимуществ А.С. Ермоловым. Г.С. Голицын полагал, что с введением городового положения в Кисловодске «непременно должны развиться частная инициатива и предприимчивость, необходимые для будущего курорта»22. Результатом административного преобразования Кисловодской слободы в город было введение представителя Управления Кавказских Минеральных Вод в состав Кисловодской городской Думы, что позволило, на наш взгляд, избежать грозящей культурной обособленности и дало возможность вести конструктивный диалог на уровне: городская власть — Управление Вод.

Современники через десять лет позитивно оценивали последствия введения городового положения для Кисловодска, так как «число жителей курорта стало увеличиваться с большой быстротой, антагонизм между отдельными группами населения мало-помалу исчез, и дело благоустройства Кисловодска сделало крупные шаги вперёд»23. В первом выпуске ежедневной литературно-общественной газеты «Кисловодск», вышедшей в 1913 г... отмечалось положение города «как исключительно счастливое», ведь сохранение за слобожанами избирательных прав городских граждан способствовало участию в решении городских проблем очень значительной части населения. За это десятилетие удалось электрифицировать большую площадь Кисловодска24, провести канализационные работы25 и отвести значительную территорию в пользу Кисловодского парка26.

Необходимость введения городового положения и в Ессентуках обосновывалась в 1909 г. в докладе комиссии Общества врачей, практикующих на Кавказских Минеральных Водах. Ранее эта тема с завидным постоянством поднималась на собраниях Общества с 1903 по 1908 г.

В 1909 г. Общество врачей, сравнивая результаты развития и благоустройства, которое можно увидеть на отчуждённых от станицы дачных участках, с тем, что происходило на станичных землях, делало выводы не в пользу последних: «Казачья ессентукская станица и до сих пор ещё ничем не проявила своей культурной инициативы и общественной самодеятельности. Она и сейчас, как прежде, купается в собственной грязи. Наряду с этим гораздо более отрадное явление представляют собой дачные участки на отчуждённых у станицы землях. Здесь быстро растёт культурный посёлок, и теперь уже на казённых участках имеются 54 дачи»27. Станица упускает свой шанс для дальнейшего развития, рискуя остаться в состоянии «вопиющей антисанитарии и неустройства», ибо «приезжая публика устремляется туда, где гигиеничнее и удобнее жить, то есть на дачные участки, которые... уже довольно близко подходят к типу европейского курорта»28. Общество врачей при поддержке РБО предложило и меры, которые могли бы ускорить дело благоустройства курортов. Среди них были названы следующие:

— устранение многоведомственной зависимости Вод, «отсюда все вопросы живого дела испытывают тягость канцелярской волокиты»;

— в состав будущего Управления Вод необходимо ввести элементы общественного самоуправления;

— от центральной власти, в ведении которой будут находиться курорты, должны исходить общие директивы, опирающиеся на науку и закон, и установление кредитов. Органы самоуправления каждой курортной группы должны быть достаточно правомочны, минуя канцелярскую волокичу, решать свои местные проблемы29. Серьёзные и убедительные доводы и меры, предложенные Обществом врачей, приток населения и расширение станицы, ощутимый прогресс в развитии соседнего Кисловодска как города после 1903 г. — серьёзные факторы, повлиявшие на решение Государственной Думы преобразовать станицу Ессентуки в город в 1916 г.30

Разрешение проблемы статуса для курортных групп, привлечение частных капиталов в строительство объектов благоустройства, ликвидация многоведомственности должны были идти рядом с проблемой повышения общего уровня культуры местного населения. Строительство и эксплуатация Владикавказской железной дороги, а также проведение Минераловодской линии активизировали предпринимательскую деятельность и бурное развитие курортов. Общество железных дорог сыграло значительную роль в формировании стилевого облика курортов. Прежде всего это касалось строительства курзалов** и привокзальных построек, выполненных по проектам владикавказского архитектора Е.И. Дескубеса***.

Особенная роль отводилась возведённому усилиями АО «Владикавказская железная дорога» в Кисловодске великолепному зданию курзала в 1895 г., «лучшего архитектурного украшения Кисловодска по архитектуре»31. Роскошное здание курзала было построено в рекордные сроки — всего за один год. Архитектура курзала, так же. как и построенные за этот период дачи и санатории, сочетала в себе элементы эклектики и модернизма, используя при этом все технические достижения и отвечая запросам самого тонкого и взыскательного вкуса. Лепные украшения был; выполнены замечательным скульптором Л.К. Шодким. «Здание замечательно тем, что имеет четыре фасада, со всех сторон оно кажет себя по-разному красивым. Построено из тёсаного камня Театральная часть здания могла служить украшением любого города. Зрительный зал отделан внутри бархатом, бронзой и лепниной. Он рассчитан на 650 зрителей»32.

Архитектурное своеобразие КМВ в конце XIX в. создавали прежде всего бальнеологические сооружения. В это время на Водах появились современно оснащённые здания грязелечебниц и ванн, построенные по оригинальным проектам. Отметим построенные в Пятигорске Нижние-радоновые ванны (арх. И.И. Банков), Ново-Сабанеевские ванны (арх. Б.П. Правдзик и Н.В. Дмитриев), Пироговские (Тиличеевские) ванны (арх. А.И. Кузнецов), в Ессентуках — Николаевски ванны (арх. Н.В. Дмитриев), в Железноводске — Островские ванны (арх. П.Ю. Сюзор) и т. г Местные власти были внимательны к их облику и состоянию, проводили конкурсы среди архитекторов на лучший проект. Воплощение каждого из них рассматривалось Горным Учёным Комитетом. Так, прежде чем отдать предпочтение графу Сюзору при строительстве нового ванного здания в Железноводске (Островские ванны), данный комитет отверг один за другим проекты архитекторов Кодрунцева и Карловича. Решение вопроса о возведении Островских ванн затяну лось надолго, с 1885 по 1892 гг.33

Пример такого подхода также проявился при строительстве Ессентукской грязелечебницы В 1911 г. Санкт-Петербургское общество художников, откликнувшись на призыв Дирекции Вод. провело конкурс, в результате которого первая премия была присуждена М.М. Перетятковичу вторая — Е.Ф. Шреттеру и третья — И.А. Фомину. Все три проекта были рассмотрены и утверждены. Проект Е.Ф. Шреттера был одобрен министром торговли и промышленности И.С. Толмачевым. На постройку здания грязелечебницы, созданного в классическом стиле, была выделена 781 тыс. руб., а затрачено более миллиона руб. Дефицит расходов покрывался за счёт продаж минеральной воды34.

На рубеже веков курортные группы Вод начинают украшать и многочисленные гостиницы спроектированные местными и столичными архитекторами. Трудно представить архитектурный облик курортов, в частности, без пятигорских гостиниц «Бристоль» (арх. В.Н. Семёнов), «Эрмитаж» (арх. СИ. Гущин), а также иных, стремительно возводившихся на всех курортах.

Неповторимый облик курортам придали частные дачи, построенные в актуальном для тог времени стиле «модерн». Заказчики — промышленники, финансисты, представители художественной элиты в целях выбора архитектурного проекта часто обращались к выпускникам Императорской Академии Художеств. Выбор архитектора определял своеобразие архитектурно-пространственного облика города, степень образованности и вкусовые пристрастия его обитателей задавали ритм и содержание культурной жизни.

Стараясь дотянуться до уровня столицы, провинция предлагала свой неповторимый вариант определяющийся исторической судьбой, традициями, склонностью к тем или иным новомодным течениям. Замечательно о специфике архитектурного облика Вод написал А.Т. Губин: «Особенностями местного зодчества были мотивы небольшого уютного замка, игрушечно отражающего силуэты романских и готических твердынь Средневековья. Господствовали мечтательность, от влечённые башенки, купола и зубцы — вздохи и мировая тоска. Символизм колонн, замкнутость слуховых таинственных окон, поэзия балконов, вброшенных в звёздное небо, стрельчатые арки пародийно передавали облик рыцарской крепости, выродившейся в кирпичный доходный домик среднего буржуа. Деловым людям ни к чему мировая тоска и грёзы интимного мирка спальни под стеклянной крышей, пропускающей свет снега и звёзд. Но деловые люди шли в ногу со временем, когда типическим в архитектуре, как и в искусстве, философии и политике, стала эклектика,

— смешение великих и героических стилей. Здесь строили дома-причуды с решётками-грёзами храмовыми пристройками. Как вина в одном стакане, мешались в одном здании египетский лотос, римская арка, крепостной мотив Ассирии, мощь романской башни, призыв и дематериализация узких соборов»35.


Примечания

1. ГАСК. Ф. 60. On. 1.Д.2.Л. 1.

2. Очерк развития Кавказских Минеральных Вод (1717-1895 гг.) / Сост. С. Кулибин. СПб.. 1896. С. ПО.

З.Цит. по: Малахова Т.Н. Становление и развитие российского государственного управления на Северном Кавказе в конце XVIII XIX вв. Ростов н/Д. С. 217, 224.

4. Очерки истории Ставропольского края. Ставрополь. 1986. Т. 1. С. 296-297.

5. Андреев Ю. Ессентукская летопись. Невинномысск, 2001. С. 44, 69.

6. РГИА. Ф. 37. Оп. 66. Д. 2810. Л. 89.

7. ГАСК. Ф. 188. Оп. 10. Л. 46.

8. Сборник материалов для изучения Кавказских Минеральных Вод. СПб., 1875. Т. 2. С. 450.

9. Там же.

10. Васильев Ю.В., Малахова Г.Н. Времён связующая нить... Пятигорск. Год 1898, год 1998. Пятигорск. 3999. С. 88.

11. Пятигорский листок. 1904. № 205.

12. Терский календарь на 1892 г. Владикавказ, 1891. Кн. 2. С. 127.

13. Там же. С. 124-125.

14. Терский календарь на 1892 г. Владикавказ, 1891. Кн. 2. С. 130.

15. РГИА. Ф. 565. Оп. 6. Д. 24599. ЛЛ. 4-5.

16. К вопросу о переустройстве Кавказских Минеральных Вод в связи с общим положением бальнеологического дела в России и за границею. Записка министра земледелия и государственных имуществ. СПб., 1898. С. 91.

* Голицын Г.С. (1838-1907) Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе. С мая по октябрь 1897 г. был на КМВ и сделал следующие распоряжения: 1. Отчуждение от Ессен-тукской станицы около 128 дес. земли и передача их в частные руки для строительства дач и гостиниц. 2. Реорганизовать административно-полицейское управление на всех группах Вод. 3. Введение в Кисловодске и Железноводске упрощённого городового положения. Последнее распоряжение было дано в то время, когда вопрос о придании статуса города Кисловодску и Железноводску не был решен. Его распоряжения были одобрены министром госимуществ А.С. Ермоловым, ознакомившимся с положением дел на КМВ осенью 1897 г. (КВИД. С. 178).

17. К вопросу о переустройстве Кавказских Минеральных Вод в связи с общим положением бальнеологического дела в России и за границею. Записка министра земледелия и государственных имуществ. СПб., 1898. С. 94.

18. Там же. С. 4-5.

19. Путеводитель по Кавказским Минеральным Водам. Пятигорск, 1912. С. 303.

20. Там же. С. 304.

21. Там же.

22. КВИД. С. 102.

23. Путеводитель по Кавказским Минеральным Водам. Пятигорск, 1912. С. 305. 24.КВИД. С. ПО.

25. КВИД. С. 122.

26. КВИД. С. 131.

27. К вопросу о реорганизации Кавказских Минеральных Вод. Пятигорск, 1909. С. 2-3.

28. Там же. С. 3.

29. Там же. С. 8-10.

30. РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 823. ЛЛ. 5-7.

** Курзал помещение, предназначенное для проведения культурно-развлекательных мероприятий и отдыха на курорте.

*** Дескубес Е.И. главный архитектор Владикавказа, проектировал дом председателя Общества Владикавказской железной дороги барона Штейнгеля.

31. Москвич Г. Путеводитель по курортам Кавказа. СПб., 1915. С. 22.

32. Москвич Г. Путеводитель по курортам Кавказа. СПб.. 1915. С. 22.

33. Богословский B.C. Эксплоатация Кавказских Минеральных Вод. Обзор улучшений ; группах, произведённых администрацией с 1884 г. по 1899 г. М., 1899. С. 36.

34. Пятигорское эхо. 1915.21 июня.

35. Губин А. Молоко волчицы II Кавказские Минеральные Воды. К 200-летнему юбилею. У 2003. Ч. IV. С. 61.


Источник:
Материалы международной юбилейной научной конференции
«Россия и Кавказ» (Владикавказ, 6-7 октября 2009 г.). Стр. 63 - 70.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Организация взаимодействия органов власти и населения по санитарному благоустройству города Вологды в 1870 - 1890-х годах
  • Деятельность медицинских общественных организаций на Кавказе на рубеже XIX-XX вв.
  • Инвестиционный «климат» явно потеплел…
  • К вопросу о взаимодействии центральных и местных органов власти в Терской области (1905–1915 гг.)
  • Городское строительство
  • Терское казачество во второй половине XVIII—первой половине XIX в.: состав, динамика численности, расселение
  • В Кавминводах начало работу территориальное управление РосОЭЗ
  • В Кавминводах начало работу территориальное управление РосОЭЗ
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex Векторный клипарт Хохлома, хохломские узоры.

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Декабрь 2018 (2)
    Ноябрь 2018 (7)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
      Осетия - Алания