История: Терское казачество во второй половине XVIII—первой половине XIX в.: состав, динамика численности, расселение

Опубликовал admin, 6 января 2011
Н. В. Варивода
младший научный сотрудник сектора истории Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАИН

Во второй половине XVIII века в связи с активизацией политики Российской империи на Северном Кавказе усиливается русская колонизация региона. Завоевательная политика царизма на Северном Кавказе во второй половине XVIII — первой половине XIX в. определила военно-казачий тип колонизации. Российское правительство рассматривало как одну из основных задач создание здесь многочисленного и сильного кавказского казачества. Так, в документах того времени отмечалось, что «единственно надежным средством для прочного утверждения нашего владычества на Кавказе есть занятие горного и предгорного пространства нашим вооруженным казачьим населением»1. Гражданская колонизация проходила в это время как составная и подчиненная часть этой политики.

Ускорению темпов казачьей колонизации способствовало строительство военно-оборонительных укреплений. Причем, если в XVI — XVII веках военные крепости имели исключительно оборонительное значение, то теперь они становятся форпостами царизма в наступлении против горских народов. Например, описывая события, связанные со строительством Моздока, В.А. Потто замечал, что «едва ли кто подозревал, что мы кладем краеугольный камень завоеванию Кавказа»2. В 1762 г. кабардинскому князю Кончокину было разрешено с крещенными подданными переселиться в урочище Мездогу на левом берегу Терека. Для поощрения горских переселенцев устанавливалось вознаграждение в размере: «узденям — по 10 рублей, простым — по 5 рублей»3. Население урочища, заложенного в 1763 г., быстро росло и в 1765 г. оно было преобразовано в город Моздок. Его основное население составили грузины, армяне, кабардинцы, осетины, греки. Из числа переселенцев, главным образом крещеных осетин и кабардинцев, была создана Моздокская горская казачья команда численностью около 100 человек4. Семьи этих казаков составили в Моздоке свободное общество, известное под названием «казачьей братьи». Один из семейства переселенцев записывался в казаки и тем самым избавлял остальных членов семьи от возврата прежним владельцам.

Строительство Моздока вызвало недовольство кабардинцев. Однако все протесты и даже вооруженные выступления кабардинцев не заставили правительство отказаться от Моздока. Напротив, на Кавказе стали появляться все новые укрепленные поселения. В 1770 г. для усиления терской кордонной линии на левобережье от Моздока до Червленной были поселены 517 семей волжских казаков с Царицынской кордонной линии, образовавшие Моздокский казачий полк. Их расселили в 5 новых станицах: Галюгаевской, Ищерской, Наурской, Мекенской и Калиновской5. Эти станицы соединили единой военной линией города Моздок и Кизляр. В дальнейшем для охраны «заведенных станиц» с Дона перевели донских казаков по 50 семей в каждую станицу и 100 семей для обслуживания моздокской крепостной артиллерии, основавших станицу Луковскую6. В 1800 г. была основана станица Стодеревская, где была поселена милиция, переведенная из Саратова, и 200 семей крещеных калмыков, вошедшие в состав Моздокского полка7. Всего в составе Моздокского гарнизона в 1770 г. насчитывалось 1800 человек.

Активизации колонизационной политики на Северном Кавказе способствовали и внешнеполитические успехи России. По Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 г. Турция признала Кабарду составной частью Российской империи. Договор полностью развязал руки царизму8. Уже в 1777 г. князь Г.А. Потемкин представил императрице Екатерине докладную записку с конкретным планом колонизации Северного Кавказа и Предкавказских степей. По этому плану предполагалось сомкнуть линию от Азова до Моздока путем строительства по этой линии и заселения ее новыми поселенцами-казаками. С осуществлением этого плана, как утверждал Г.А. Потемкин, России представится возможность прикрыть от «набегов соседних племен границу между Астраханью и Доном, отделить разного звания горских народов от тех мест, коими нашим поданным пользоваться следует, положением же мест своих подает способ учредить виноградные, шелковые и бумажные заводы, размножить скотоводство, табуны, хлебопашество...»9. Кавказская линия также обеспечивала установление прочной коммуникации с Грузией: от Моздока шла через Дарьяльское ущелье трасса будущей Военно-Грузинской дороги. Крепость Владикавказ, заложенная в 1784 г., сыграла в этом деле большую роль.

Первоначально новые крепости требовалось заселить казаками по примеру уже созданной Кизляро-Моздокской линии. В 1777 г. для заселения крепостей Азово-Моздокской линии с Волги был переселен остаток Волжского казачьего войска. Казаки заложили свои станицы при крепостях: Екатериноградской при урочище Бештамак, Павловской на р. Куре, Марьинской на р. Золке, Георгиевской на р. Подкумке и Андреевской на р. Карамыке10. Переселенцы составили Волжский казачий полк. В 1781 г. в станицах этого полка проживало 4637 человек11. В 1778 г. началось переселение Хоперского казачьего полка, который был размещен в 5 станицах: Александровской, Северной, Ставропольской, Московской и Донской12.

Как мы могли заметить, российское правительство настойчиво наращивало силы линейного казачества на Северном Кавказе. Благодаря переселению новых групп казаков, на Ставрополье и Тереке значительно увеличивается их общее число: с 10118 — в 1793 г. до 13 274 душ м.п. — в 1796 г.13.

Заселение казачеством новых земель не только сокращало военные расходы правительства, но и давало ему уверенность в более надежной защите новообретенных территорий. Такие преимущества перед регулярными войсками были связаны с особой организацией казачьих войск и с тем, что происходил процесс налаживания тесных связей с местным населением.

В начале XIX в. кавказское линейное казачество уже представляло значительную силу. К этому времени на линии было расположено 8 казачьих полков и одна горская казачья команда общим числом до 30 тыс. чел.14 Но нужда в казачьих частях все больше и больше возрастала, тем более что казачье население имело низкий естественный прирост, а потери, которое оно несло в ходе Кавказской войны росли. Поэтому пополнение линейного казачества в первой половине XIX в. было постоянной заботой местных и центральных властей, которые добивались этого разными путями.

Правительство не раз пыталось пополнить казачество за счет горского населения. По положению 1823 г. о казачьих войсках в состав линейного казачества были включены Бабуковский аул (впоследствии станица Волжского казачьего полка) в числе 647 душ, Моздокские «казачьи братья» (осетины и черкесы) — 583 д., причисленные к Горскому полку, 60 д. грузин — к Гребенскому войску и 35] д. окоченских татар — к Терскому войску15. В то же время были примеры и добровольного перехода в казачье сословие, например дигорских осетин, образовавших две станицы — Черноярскую и Новоосетинскую16. Причем никого не смущало, что пополнение идет из разнородных, «разноплеменных» элементов. Это создавало возможность для размывания старых казачьих групп, утверждения представлений о социальной, а не этнической природе казачества.

В конце 20-х и начале 30-х гг. XIX в., когда Кавказская война приняла особенно острый характер, царское правительство в значительно больших размерах открыло возможность к поступлению в казаки выходцев из внутренних губерний. Рядом указов в казачье звание стали приниматься даже без представления увольнительных от обществ. Вследствие этого в состав казачества просачивалась значительная часть беглых крепостных.

Все предпринимаемые к увеличению казачьего населения меры не могли дать желаемых результатов. Выходом из создавшегося положения правительство считало перевод многих казенных селений в казачьи станицы, а казенных крестьян в казаки, что было определено указом от 2 декабря 1832 г.17 Так, в 1832 г. были приписаны к казачьему сословию и причислены к Волжскому войску четыре крестьянские селения на Куме: Нижнеподгорное, Верхнеподгорное, Александрийское и Незлобное. В них насчитывалось 4060 душ обоего пола18.В 1833 г. свыше 30 казенных селений были переведены в разряд казачьих станиц19. В 1837 г. в казачье сословие были обращены 1300 переселенцев из Полтавской и Черниговской губерний, прибывшие на Северный Кавказ20.

В январе 1847 г. Николай I утвердил новые предложения военного министра о переселении людей из внутренних губерний в Кавказское линейное казачье войско. При этом предполагавшееся ранее одновременное переселение в Черноморию временно откладывалось, т.к. «Кавказское линейное войско несравненно более нуждается в народоумножении»21. Уже в 1848-1849 гг. на Кавказскую линию прибыло около 3-х тысяч семейств. В 1847-1849 гг. в Кизлярский полк было причислено из Черниговской и Харьковской губерний 2899 душ обоего пола государственных крестьян22. В Гребенской полк в 1848 г. прибыло 400 семей государственных крестьян Харьковской губернии, в 1849 г. 75 семей государственных крестьян Воронежской губернии23.

Местные власти были заинтересованы в причисление в казачье звание и семейных солдат пехотных полков, дислоцированных на Кавказе. Поселение отставных солдат на Кавказ как меру по заселению края предлагал еще П.С. Потемкин24. Николай I в 1837 г. разрешил водворять солдат, выслуживших сроки и поселять их на Кавказе под именем военных поселян. В 1842 г. военные поселения Владикавказское, Николаевское, Александровское и Котляревское были присоединены к Владикавказскому казачьему полку с переименованием солдат в казаки, а самих поселений в станицы. Гребенской полк был пополнен женатыми солдатами слободки Николаевской в 1843 г.25

В 1850 г. солдатские семьи на Кавказской линии были поселены и в Железноводске, Нальчике, Ларсе и крепости Грозной. Правительство не жалело средств на помощь новоселам, стремясь превратить их в крепких хозяев. Оно рассматривало их как прочную свою опору, силу, способную превратить места поселения в форпосты обширного плацдарма, окаймлявшего Кавказ с севера.

Пополнение казачества было связано и с заселением новых укрепленных линий. Несмотря на расселение наиболее крупных станиц Волжского казачьего полка в 1824 г., кордонная линия, по мнению А.П. Ермолова, была слишком протяженной, чтобы «волжане» могли её надежно охранять. Поэтому А.П. Ермолов решил образовать новую казачью линию — между Моздоком и станицами Волжского полка, где и разместился Горский казачий полк. В его состав кроме Моздокской казачьей команды и Луковскои станицы вошли Екатериноградская станица, 4 крестьянских селения и 2 осетинских селения, которые образовали станицы: Солдатскую, Прохладную, Екатериноградскую, Черноярскую, Новоосетинскую, Павлодольскую, Луковскую26. В последующие годы численность населения станиц Горского полка возрастала за счет переселенцев, среди которых было особенно много украинских крестьян. Со временем они тоже были приняты в ряды казачества.

В 30-х гг. XIX в. военное командование приступает к укреплению границы по линии Военно-Грузинской дороги. В 1837 г. были поселены здесь восемью станицами два Малороссийских казачьих полка. Полки эти были усилены частью линейными казаками, а частью переселенцами из Воронежской, Черниговской и Харьковской губерний. Восемь новых станиц образовали Владикавказский полк в 6 строевых сотен27. В 1842 г. к нему причисляется 1-й Малороссийский казачий полк, состоящий с 1838 г. из 618 неженатых казаков28. Для пополнения казачьих станиц правительство в 1848 г. переселило 200 семей государственных крестьян из Харьковской и Воронежской губернии. Этими переселенцами была заселена новая станица Змсйская29. Такими мерами была восстановлена боеспособность полка, и в дальнейшем численность населения постоянно увеличивалась преимущественно за счёт переселенцев, и но списку на 1 января 1878 г. в станицах 1 -го Владикавказского полка проживало 9930 человек, из которых казачьего сословия — 9524 человека30.

В 1818 г, «состоялось Высочайшее повеление как генералу Ермолову, так и всем могущим заступить на его место: утвердиться на р. Сунже, поселять казаков...»31, и к середине XIX в. эта система укреплений получила уже определённое устройство под названием Сунженской кордонной линии. В 1845 г. был сформирован Сунженский полк. Он имел наибольшее число «чистых» казаков, переселенных сюда из других мест: с Дона — 1105 семейств, с Терека, преимущественно из Моздокского полка — 1063 семьи, с Кубани — 670 семей (две первые группы русские, последняя в значительной мере украинская)32.

21 ноября 1845 г. было закончено строительство первых трех станиц — Михайловской, Троицкой и Сунженской. В дальнейшем строительство станиц происходило в такой последовательности: в 1847 г. — Ассинская и Магомет-Юртовская, в 1851 г. — Самашинская и Алхан-Юртовская, в 1853г. — Закан-Юртовская, в 1857 г. — Чертугаевская (впоследствии Петропавловская) и Горячеводская, в 1859 г. — Сунженская (вторая), Карабулакская, Тарская и Камбилеевская, в I860 г. — Умахан-Юртовская, Джалкинская, Галашевская, Алкунская, в 1861 г. — Аки-Юртовская, Фельдмаршальская, Промежуточная и Нестеровская33.

В этот период по Сунженскому бассейну водворились 3 новых полка: 2-й Владикавказский (7 станиц), 1-й Сунженский (7 станиц) и 2-й Сунженский (8 станиц)34.

Как мы могли заметить терское казачество в рассматриваемый период пополнялось разнородными группами. С. Писарев приводит интересные сведения о составных элементах войскового населения, включающего как казаков «великорусского племени» и крестьян «малороссийских и великорусских губерний», так и отставных солдат и даже «инородцев»35:

Терское казачество во второй половине XVIII—первой половине XIX в.: состав, динамика численности, расселение


При рассмотрении этнического состава терских казаков прослеживается преобладание русских. Численность украинского населения возрастала с востока на запад. П.А. Востриков указывает: «Начиная от г. Кизляра до станицы Прохладной, по течению Терека, население казачьих станиц состоит, по большей части, из великорусов; от Прохладной и дальше по р. Кубани попадается вперемежку малороссийское население»36. В войске были представители и других национальностей: грузины, армяне, осетины, кумыки и др. Казаки грузины, армяне жили в станицах Шелковской, Александроневской Кизляро-Гребенского полка, казаки осетины занимали Луковскую, Осетинскую, Черноярскую станицы Горско-Моздокского полка. Ценные сведения о процентном отношении казаков — «иноверцев» в полках Терского войска, приведённые нами выше, даёт С. Писарев. По этим данным численность коренного населения была наиболее высокой в Кизляро-Гребенском полку. Это объясняется тем, что образование кизляро-гребенских станиц произошло в конце XVI — первой половине XVIII в., когда особенно упрочились дружественные отношения между казаками и местными народами.

В целом в первой половине XIX в. казачье население на Тереке резко выросло. Если в конце 80-х XVIII в., оно составляло около 10 тыс. душ м.п.37, то в 1860 г. 53906 душ м.п.38. Увеличение населения происходило в основном за счет переселенцев-крестьян, волжских, донских и малороссийских казаков. Естественный же прирост казачьего населения был низок. Так, в Кавказском линейном войске за 10 лет с 1840 по 1849 гг. за счет естественного прироста население увеличилось только на 1%39. Такой малый прирост населения объясняется в первую очередь чрезвычайно высокой смертностью детей в возрасте до 5 лет. Немалую роль играла и высокая смертность взрослых казаков, которые гибли на полях сражений во всех войнах России. Среди причин высокой смертности в казачьих станицах и неблагоприятные физико-географические условия местностей, способствующие распространению лихорадок. Однако нельзя не назвать и другую причину, не менее важную — это низкий уровень материальной жизни казаков, когда они целиком и полностью зависели от царского жалованья (которое далеко не всегда регулярно выплачивалось), а дополнительные источники к существованию, которые обеспечивала им хозяйственная деятельность, ввиду постоянной занятости казаков на службе, не могли обеспечить им прожиточный минимум. И только во второй половине XIX в. создаются реальные условия для изменения существующего положения, которые представляли казакам больше возможностей для занятий хлебопашеством, скотоводством и другими промыслами.

В каком направлении шло движение казачьего населения? По мере расширения своего влияния, оно отодвигается все более и более с Терской линии к югу, куда передвигается постепенно и большая плотность населения, вызываемая наибольшим напряжением здесь борьбы. Таким образом, плотность населения шла по пятам движения русских сил вперед. Поэтому Сунженский район оказался более заселенным, тогда как Кизлярский ранее других замиренный, оказался с наименьшей плотностью населения40.

Таким образом, в связи с активизацией российской политики на Северном Кавказе численность терского казачества резко выросла. В рассматриваемый период в большей степени действовали механизмы «искусственного» роста казачества за счёт приписных. Правительство переселяло на Терек разные по своему происхождению казачьи группы, государственных крестьян, приписывая в казачье сословие представителей разных социальных и этнических групп.


Примечания

1 Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией. Т. 12. Тифлис,1904. №589.

2. Потто В.А. Два века терского казачества. Ставрополь, 1991. С.236.

3. Там же. С.237.

4. Тхамокова ИХ. К истории формирования линейного казачества. Горский казачий полк // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа. Армавир, 2000. С.29.

5. Сборник сведений о Терской области. Вып.1. Владикавказ, 1878. С.372.

6. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, лл. 41 об. 42.

7. Там же, л.46; Город Моздок. Владикавказ, 1995. С.38.

8. Мальбахов Б.К., Дзамихов К.Ф. Кабарда во взаимоотношениях России с Кавказом, Поволжьем и Крымским ханством. Нальчик, 1996.С. 22.

9. Фадеев А.В. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период. М.,1957. С.23.

10. Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991. С.88.

11. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. СПб.,1869. 4.2. С.49.

12. Дебу И.Л. О кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске или общие замечания о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию и о соседственных с ней горцах. СПб., 1829. С.78.

13. Кабузан В.М. Население Северного Кавказа в XIX-XX вв. СПб., 1996. С. 43.

14. Чекменёв С.А. Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и в первой половине XIX в. Пятигорск, 1967. С. 24.

15. ЦГА РСО-А, ф.16, оп.1, д.62, л.60 об.-61; Великая Н.Н. Казаки Восточного Предкавказья в XVI1I-XIX вв. Ростов-н/Д., 2001. С.66.

16. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, л.40 об.-41.

17. Невская Т.А., Чекменёв С.А. Ставропольские крестьяне. Пятигорск, 1994. С.10.

18. Писарев С. Трехсотлетие Терского казачьего войска. 1577-1877. Владикавказ, 1881. С.29.

19. Кабузан В.М. Указ. соч. С. 67.

20. Глущенко В.В. Казаки Отечества былого и нынешнего. М., 1991. С.45.

21. Утверждение русского владычества на Кавказе. Т.12, Тифлис, 1901. С.287.

22. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, л.68-69.

23. Там же, л. 75.

24. АКАК. Т. 2. Тифлис, 1868. С. 1139.

25. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, л.74 об.

26. Максимов Е.Д. Терское казачье войско. Владикавказ, 1890. С.22.

27. ЦГА РСО-А, ф.290, оп.1, д.109, л.15 об. 17.

28. Отдел рукописных фондов СОИГСИ. Отдел истории, ф.1, оп.1, д.218, л.З.

29. Статистические материалы для изучения современного станичного быта Терского казачьего войска / Сост. Н. Благовещенский. Тифлис, 1877. С.40.

30. Сборник сведений о Терской области. Вып.1. Владикавказ, 1878. С.53.

31. Цит. по: Омельченко И.Л. Указ.соч. С.112.

32. Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина XVI — начало XX века). Историко-этнографические очерки. М., 1974. С.143.

33. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, лл.50-51, 79 об.-82; Статистические материалы для изучения современного станичного быта Терского казачьего войска. Тифлис, 1877. С.7, 38, 77.

34. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.580, лл.50-51.

35. Писарев С. Указ. соч. С. 43.

36. Востриков П.А. Станица Наурская // СМОМПК. Вып.ЗЗ. Тифлис, 1904. С. 108.

37. Кабузан В.М. Указ. соч. С.50.

38. ЦГА РСО-А, ф.13, оп.1, д.930, л.13, об. 14.

39. Кабузан В.М. Указ. соч. С. 68.

40. Максимов Е.Д. Указ. соч. С.51.


Источник:
Материалы международной юбилейной научной конференции
«Россия и Кавказ» (Владикавказ, 6-7 октября 2009 г.). Стр. 35 - 40.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Развитие Карачаево-Черкесии в контексте российской истории в конце XIX — начале XX вв.
  • Этническая группа моздокских «крещеных калмыков»
  • Социальные отношения русского и украинского населения Северного Кавказа
  • Взаимосвязи русского населении и горских народов
  • Городское строительство
  • Население Северного Кавказа в первой половине XIX в.
  • В Карачаево-Черкесии вспоминают жертв репрессий против казачества
  • Расширение военно-казачьей колонизации на Кавказской линии в 90-е г. XVIII - 60-е г. XIX в.
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex Ремонт снегоуборочных машин в Минске | промокод связной ноябрь 2016 http://promokode.com/svyaznoy/ | Деловой визе в Англию Великобританию вне очереди. Деловая виза в англию. | Хотите продукт мотопомпа для грязной воды? Тут рады вам помочь!

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Февраль 2018 (5)
    Январь 2018 (1)
    Декабрь 2017 (10)
    Ноябрь 2017 (5)
    Октябрь 2017 (3)
    Сентябрь 2017 (7)
      Осетия - Алания