История: Южная Осетия: к истории борьбы за независимость

Написал admin, 23 мая 2012
У.Ш. Тедеева

Южная Осетия: к истории борьбы за независимостьГрузино-осетинский вооруженный конфликт — один из традиционных на Кавказе, который из противостояния феодальной эпохи перерос в противостояние современное, принявшее международный масштаб. Проблема Южной Осетии периодически становилась то полем борьбы различных политических сил Грузии, то средством военно-политического нажима на Грузию со стороны России. Однако в течение двух веков ни Грузией, ни Россией фактически не был найден способ разрешения югоосетинского вопроса, с помощью которого можно было бы устранить поле конфликта, удовлетворить интересы как грузинской, так и осетинской стороны, сохранив при этом этнокультурное единство осетинского народа.

Осетия и Грузия представляют собой две христианские страны, имеющие многовековую историю добрососедства, хозяйственного и культурного сотрудничества. Со времен закрепления Россией своих позиций на Кавказе отчетливо стало проявляться стремление к сближению с ней осетинского и грузинского народов. Осетинские общества не раз обращались к России с просьбой принять их под свое покровительство. С этой целью в Петербурге в середине XVIII в. находилось осетинское посольство, состоявшее из знатных представителей Осетии, в том числе и выходцев из южной ее части, возглавляемое крупнейшим общественным и политическим деятелем З.Магкаевым.1 Результатом развития активных политических связей стало присоединение в 1774 г. Осетии — ее северной части — к Российской империи по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору, сохранив на первых порах исторически сложившуюся систему местного управления.2 Что касается южной части Осетии, то она вместе с грузинскими землями пока еще оставалась в подчинении Османской империи.

Таким образом, юридически Кючук-Кайнарджийский мир соединил с Россией только Северную Осетию. Но, учитывая, что фактически после 1774 г. решающее влияние на территории юга Осетии и Грузии оказывала Россия, а также то, что осетинский народ еще в 1752 г. четко выразил свою волю, можно считать, что в 1774 г. в состав России фактически вошла вся Осетия. Юридическое закрепление этого единства завершилось в 1783 г. подписанием Георгиевского трактата между Россией и Грузией. Согласно этому договору грузинский царь Ираклий II признавал власть Российской империи, получал ее покровительство и защиту. Грузия оставалась полностью самостоятельным в вопросах внутригосударственных, и лишь во внешней политике ее полномочия были ограничены.3

В результате российской «карательной» экспедиции в 1830 г. в Южную Осетию здесь была установлена российская административно-управленческая система, с чем связано ее фактическое присоединение к России.4 Этот поход завершил серию военно-политических мероприятий русского самодержавия в Южную Осетию с целью ее окончательного «покорения», что в последствии и было сделано: в 1802 г. — экспедиция Симоновича,5 1804 — князя П.Д. Цицианова,6 1810 г. —- поход генерала Сталя, 1820-1821 гг. — экспедиция генерала А.П. Ермолова (под руководством майора Титова),7 наконец, в 1830 г. — экспедиция фельдмаршала И.Ф. Паскевича (под руководством генерала ПЛ. Ренненкампфа).8

С установлением российской администрации Южная Осетия, как и Северная, стала объектом имперской административной системы России. Ее покорение не сопровождалось признанием российским самодержавием какой-либо зависимости Южной Осетии от Грузии, что подтолкнуло представителей грузинской феодальной знати — князей Мачабели и Эристави — обосновать свои права и добиться с помощью русского оружия контроля над Южной Осетией, поставив ее население в зависимое положение. В 1835 г. российское правительство, оставляя за собой общее административное управление, узаконило право на владение частью крестьян Южной Осетии за грузинскими князьями Эристави — огрузиненными осетинскими феодалами, что вызвало недовольство югоосетинского населения, как в отношении представителей Эристави. так и российских властей.9 Обострение грузино-осетинских противоречий решалось уже не только военной силой, но и в рамках судебно-правовой системы империи. Решениями российского Сената (от февраля 1851 и сентября 1852 гг.) претензии грузинского дворянства на Южную Осетию были отвергнуты указом императора Николая I, последующим за решениями Сената, согласно которой она признавалась независимой от Грузии.10 Отвечая недовольным позицией Петербурга грузинским князьям, российский император пояснил, что судебные и правительственные постановления не в состоянии заставить южных осетин подчиниться «чужестранным князьям».11 Возможно, такое решение было принято в духе имперской политики и отвечало интересам российского самодержавия в этом регионе. Но то обстоятельство, что данная ситуация явилась результатом признания объективного, реального положения вещей, а не искусственно созданного правительством России, которое лишь просто констатировал ситуацию, вполне его устраиваемую, заслуживает внимания. По распоряжению императора население Южной Осетии было переведено в разряд казенных (государственных) крестьян.12 Тем самым оно исключалось из системы феодальной зависимости. а значит и политического контроля со стороны грузинского дворянства. Осетинский народ получил особый социально-политический статус, ставший прообразом будущей политической автономии Южной Осетии, обусловленный ее исторически особым этнотерриториальным положением в Закавказье.

Однако социальный и политический конфликт между Южной Осетией и грузинскими князьями не был исчерпан. В зависимости от лояльности или оппозиционности грузинской знати по отношению к России, правительство меняло свою позицию по вопросу о статусе Южной Осетии. К концу XIX в. конфликт в Южной Осетии принял форму национально-освободительного движения. Непримиримая борьба с грузинским феодальным засильем продолжалась вплоть до 1918 г.

В начале XX в. в условиях Гражданской войны народ Южной Осетии заявил о своем желании остаться в составе России, тогда как Грузия объявила о создании независимого государства.13 Очередную попытку, и вновь силой оружия, установить на юге Осетии свое военно-политическое господство грузинское руководство приняло в 1918-1921 гг., объявив ее своей территорией.14 Уже тогда установление Грузинской республикой своей власти над Южной Осетией было расценено как акт агрессии. В основе конфликта лежали не идеологические расхождения, а фундаментальная причина — нежелание разрыва народом Южной Осетии исторических связей с Россией.

Подписанный 7 мая 1920 г. российско-грузинский договор признал для всех народов бывшего Кавказского наместничества право на самоопределение, вплоть до образования самостоятельного государства; именно это позволило самой Грузии стать независимым и суверенным государством.15 Право на национальное самоопределение, гарантированное обеими сторонами, специально оговаривалось и для населения южной части Осетии. Однако новообразованная Грузинская демократическая республика фактически не признала свои обязательства; летом 1920 г. она организовала поход грузинской правительственной гвардии под руководством В. Джугели на Южную Осетию.16 который сопровождался широкомасштабными военными операциями против мирного населения и привел ее к массовому разорению и опустошению; более 5 тыс. человек погибло, свыше 20 тыс. человек вынуждены были переселиться в Северную Осетию, где часть их умерла от эпидемии, холода и голода, было сожжено несколько десятков сел. Подытоживая свою деятельность на юге, В. Джугели был горд тем, что Юго-Осетия «будет долго помнить эту несчастную войну». И он оказался прав. Это был первый открытый геноцид осетинского народа, осуществленный правительством Грузии в начале прошлого столетия.

В результате военно-политической операции 1918-1921 гг. над Южной Осетией временно был установлен контроль грузинских властей. В 1922 г. Советской Россией была аннексирована независимость Грузии.17 При установлении Советской власти и борьбы с грузинским сепаратизмом. российское правительство в виде политической уступки включило Южную Осетию в состав Грузинской ССР, придав ей политический статус автономной области.18

Таким образом, Россия дважды — в период империи и Советской власти — официально на высшем государственно-правовом уровне признала и узаконила особый статус Южной Осетии. Естественно, она преследовала собственные интересы, рассчитывая через этот регион осуществить свое влияние в Грузии и Закавказье.

Позиция Южной Осетии по вопросу своего политического статуса оставалась неизменной и в последующие годы. Пленум Кавказского ЦИК и бюро Крайкома ВКП (б) в 1925 г. сделал вывод о том, что объединение двух частей Осетии просто «не приемлемо», поэтому в «интересах общей политики» Южная Осетия была включена в Грузинскую ССР.19 Так советское руководство, создав иерархическую структуру подчинения одних народов другим, тем самым, лишив их права на самоопределение, решило судьбу югоосетинского населения. Последующие годы пребывания Южной Осетии в составе Грузинской республики доказали дискриминационную политику последней по отношению к ней. Политика советского руководства Грузии в Южной Осетии сводилась к обеспечению застоя в ее экономике и социальной жизни. Под пропагандистскими лозунгами о дружбе народов, Юго-Осетинская автономия была превращена в аграрно-сырьевой придаток Грузии. Все показатели социально-экономического развития в регионе оставались ниже, чем в целом по республике.20 Национальная политика Тбилиси активно поощряла ассимиляцию национальных меньшинств, в том числе и осетин. Численность Южной Осетии неуклонно сокращалась как за счет искусственно создаваемых высоких темпов миграционных процессов (по этой причине сотни тысячи южан были расселены во внутренних районах Грузии), так и за счет снижения рождаемости. В 1939 г. был совершен беспрецедентный акт насильственной ассимиляции осетин — навязан был грузинский шрифт, школы переведены на грузинский язык обучения; в связи с этим в 1944 г. десятки тысяч осетин из Южной Осетии переселились в Пригородный район Северной Осетии.21 1940-е-1950-е гг. ознаменованы были новой этнокультурной дискриминацией осетинского народа — очередной реорганизацией осетинских школ в грузинские;22 отменой алфавита осетинского языка и введением грузинского, что разрушало основное средство общения народа Осетии — символ его единой культуры. В результате дискриминационной политики руководства Грузии Южная Осетия оказалась на одном из последних мест по основным технико-экономическим и социальным показателям среди других регионов республики. Такой социальной и демографической политикой грузинское правительство добилось массовой ассимиляции осетин, разбросанных по всей Грузии, и создало предпосылки полной ликвидации Южной Осетии.

В период существования Советского государства население Южной Осетии, особенно та его часть, которая находилась вне автономной области, продолжала оставаться субъектом ассимиляционной политики тбилисского руководства. Напряженность в регионе выросла в конце 1980-х гг., когда десятилетиями набиравший силу нацизм был объявлен в Грузии национальной идеологией, из лексикона официального Тбилиси были исключены слова «Южная Осетия» и заменены на «Самачабло»; когда в связи с этим южные осетины поставили вопрос о самоопределении и изменении статуса территории.23 Движение за самоопределение пользовалось массовой поддержкой всех социальных слоев югоосетинского общества. Осенью 1990 г. Южная Осетия вышла из под юрисдикции Грузинской республики и провозгласила себя суверенной Республикой в составе Советского Союза;24 главной ее целью было окончательное объединение с Северо-Осетинской Автономной Республикой Российской Федерации. Действия руководства Южной Осетии полу-чили малую поддержку Москвы, где не были готовы к изменению любой границы или статуса любой территории внутри многонационального государства под давлением «снизу».

В декабре 1990 г. вновь избранный парламент Грузии упразднил территориальную автономию Южной Осетии и ввел в столице области Цхинвали Чрезвычайное Положение.25 Введение военного положения развязало на два с половиной года войну, в ходе которой и грузины, и осетины были вовлечены в убийства гражданского населения, организацию блокад, этнические чистки и другие насильственные действия. Целью военных действий грузинского правительства был захват территории Южной Осетии и депортация осетинского населения из Грузии в целом, и юга Осетии в частности: результатом же стало огромное количество убитых, раненных и без вести пропавших людей, сотни сожженных селений, тысячи покинувших свои места и переселившихся в разные регионы России.26

После распада Советского Союза Южная Осетия активно продолжала искать поддержку у России, она вновь воздержалась от признания отделения Южной Осетии от Грузии. Результаты плебисцита, проведенного в Южной Осетии зимой 1992 г..27 где большинство участников (99.5%) высказалось за независимость и за восстановление единства Осетии путем вхождения южной ее части в состав России, были проигнорированы правительством России. Лишь в июне 1992 г.. в результате подписания Дагомысских (Сочинских) соглашений лидерами России и Грузии, было достигнуто подлинное прекращение военных действий в регионе. Благодаря посредническим усилиям российского руководства 14 июля 1992 г. в Южную Осетию были направлены миротворческие силы, усиленные войсками из Северной Осетии и Грузии.28 С тех пор наблюдение за действиями этих трехсторонних миротворческих сил осуществляется представителями Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Но, поскольку долговременное политическое решение проблемы все еще не было достигнуто, то новый взрыв враждебности был очень вероятен.

С подписанием Сочинских соглашений Южная Осетия фактически стала независимым государством — со своей конституцией, принятая в 1993 г. и государственной символикой. В 1990-е годы активно шёл процесс принятия российского гражданства населением Южной Осетии. После принятия в России нового закона о гражданстве (1 июня 2002 года),29 согласно которому граждане бывшего СССР, не пожелавшие принять гражданство другого государства, имеют право стать гражданами России, началась массовая подача заявлений жителями Южной Осетии на получение российского гражданства. К концу июля 2002 г. количество российских граждан в Южной Осетии превышало 60% населения, к 2006 г. — 80% населения. Власти Грузии, продолжая называть её «Цхинвальским регионом», активных действий по установлению контроля над ней не предпринимали.30

Очередное усиление напряжённости в зоне конфликта совпало с приходом к власти М.Саакашвили в результате так называемой «бархатной революции» в 2003 г., объявившего курс на восстановление территориальной целостности Грузии. В августе 2004 г. на территорию не-признанной республики Южная Осетия были введены части МВД Грузии. Это повлекло за собой серию вооруженных столкновений между грузинской и осетинской сторонами, в ходе которых грузинские войска безуспешно пытались установить контроль над стратегическими высотами вокруг Цхинвали, но, потеряв несколько десятков человек, были отведены от границ республики.31

12 ноября 2006 г. в Южной Осетии были проведен референдум о независимости. Большинство участников референдума высказались за независимость республики. В это же время в Грузии стал разрабатываться план под кодовым названием «Бросок тигра»,32 который предполагал до 1 мая 2006 г. при поддержке США и ОБСЕ принудить Россию вывести своих миротворцев из Южной Осетии. Вслед за этим, с целью дестабилизации обстановки в регионе, в течение недели должны были быть организованы несколько резонансных провокаций против населения грузинских анклавов на территории Южной Осетии. Одновременно, под предлогом локализации района конфликта и обеспечения безопасности населения Грузии, проживающего в непосредственной близости от него, предполагалось создать группировки грузинских войск на границе с Южной Осетией. 6 мая соединениями, воинскими частями и подразделениями силовых ведомств Грузии с разных направлений должен был быть осуществлён захват всех крупных населённых пунктов Южной Осетии при одновременном полном блокировании границы с Российской Федерацией. Далее по плану следовал арест фактического руководства Южной Осетии и предание его суду. Затем в республике должно было быть введено военное положение, назначено временное правительство и установлен комендантский час. Всего на эту операцию грузинским военным отводилось 7 суток. В реальности эти события не произошли, поскольку США предупреждали грузинское правительство о том, что они не окажут военной помощи в случае вторжения.

В 2007 г. президент М.Саакашвили потребовал вывести российские войска из Грузии. Не смотря на то, что вывод войск планировался в течение 2008 г., они были выведены досрочно — 15 ноября 2007, остались только российские миротворцы, действующие по Дагомысским соглашениям на территории Южной Осетии.

В начале 2008 г. происходило нарастание напряженности в зоне конфликта, а также в отношениях между Россией и Грузией. 17 апреля 2008 г. президент Южной Осетии Э.Кокойты заявил, что грузинские военные подразделения подтягиваются к границам республики, и призвал руководство Грузии «воздержаться от необдуманных шагов, которые могут привести к трагическим последствиям».33 В конце июля — начале августа продолжалась дальнейшая эскалация грузино-осетинского конфликта. Регулярно происходили перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности. Мирные жители Южной Осетии в массовом порядке стали покидать зону конфликта.

Днём 7 августа 2008 г. секретарь Совета безопасности Южной Осетии А.Баранкевич заявил о том, что по всей границе с Южной Осетией наблюдается активность войск Грузии и это говорит о начале ею широкомасштабной агрессии против Южной Осетии.34 Несмотря на договоренность о прекращении огня, достигнутой противоборствующими сторонами вечером 7 августа, в ночь с 7 на 8 августа 2008 г. грузинские войска начали массированный артиллерийский обстрел столицы Южной Осетии — города Цхинвал — и прилегающих районов, тем самым приступили к осуществлению процесса возвращения Южной Осетии в конституционное пространство Грузии. Через несколько часов последовал штурм города силами грузинской бронетехники и пехоты. Официальным поводом для атаки на Цхинвал, по заявлениям грузинской стороны, послужило нарушение режима прекращения огня со стороны Южной Осетии, которая, в свою очередь, утверждает, что первой огонь открыла Грузия.35

8 августа 2008 г. к конфликту на стороне Южной Осетии официально присоединилась Рос-сия в рамках операции по принуждению грузинской стороны к миру Появление в Южной Осетии частей российской 58-й армии, пришедшей на помощь российским миротворцам и осетинским добровольцам, привело к перелому в грузино-осетинском конфликте. Надо полагать, что правительство Грузии не ожидало вмешательства в конфликт российских вооруженных сил, и надеялось на «молниеносную войну» (в течение 12 часов захватить г. Цхинвал, а в течение суток — всю территорию Южной Осетии) против югоосетинских формирований и российских миротворцев, на которую у него хватило бы сил. Однако прямые удары по штабу российских миротворцев, повлекшие за собой многочисленные жертвы, поставили российское руководство в практически безвыходное положение. Отказываться от вмешательства в конфликт под предлогом «гуманитарных соображений» значило бы теперь не только бросить на произвол судьбы своих собственных военнослужащих, но и окончательно подорвать репутацию России и на Кавказе, и в мире в целом.

Представители власти Грузии, Южной Осетии и России по-разному интерпретировали причины конфликта. Если грузинское руководство называло свои действия в Южной Осетии «операцией по наведению в Цхинвальском регионе конституционного порядка»,36 то с позиций югоосетинской стороны, война была вызвана агрессией Грузии против Южной Осетии, произошедшей в канун Олимпийских игр. По мнению руководства Южной Осетии, кодовое название блицкрига — «Чистое поле» — раскрывает суть планов Грузии — провести этническую чистку, превратить в «чистое поле» всю Южную Осетию.37 Первые же сутки полномасштабной военной агрессии, предпринятой Грузией против Южной Осетии, принесли народу Южной Осетии огромные жертвы. Только решение президента России о проведении операции по принуждению к миру положила конец войне, принесшей столько страданий народу Южной Осетии. Он никогда не забудет и не простит преступлений грузинского фашизма. Грузинские власти на протяжении многих веков усилиями своей бессмысленной жестокости вырыли бездонную кровавую пропасть между двумя братскими народами — осетинами и грузинами. Российское же правительство объясняло, что ввод российских войск в зону конфликта был вызван агрессией Грузии против неподконтрольных ей территорий Южной Осетии, последствиями которой стали гуманитарная катастрофа, исход из региона 30 тыс. беженцев, гибель российских миротворцев и многих жителей Южной Осетии.

12 августа 2008 г. Россия официально объявила об успешном окончании операции по принуждению грузинских властей к миру. С 14 по 16 августа 2008 г. руководителями государств, вовлечённых в военные действия, был подписан план мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта. В ходе встречи председателя ЕС президента Франции Н.Саркози с президентом России Д.А.Медведевым и премьер-министром В.В.Путиным, были согласованы шесть принципов мирного урегулирования конфликта («План Медведева — Саркози»):38

1. Не прибегать к использованию силы.

2. Окончательно прекратить все военные действия.

3. Свободный доступ к гуманитарной помощи.

4. Вооружённые силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации.

5. Вооружённые силы РФ выводятся на линию, предшествующую началу боевых действий.

6. Начало международного обсуждения о вопросах будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности.

На протяжении многих десятилетий в Грузии регулярно звучали высказывания официальных лиц о планах применить силу против непризнанной республики для насильственного ее возвращения под свою юрисдикцию. Перед угрозой суверенитету и безопасности Южной Осетии и ее населения, югоосетинское руководство, основываясь «на исторической, национальной и духовной связи с Россией и исходя из воли народа, выраженной на референдуме 1992 г.» не раз обращалось к высшим эшелонам власти Российской Федерации с просьбой о «признании независимости Республики Южная Осетия и воссоединении Южной Осетии с Россией на основании Закона РФ о вхождении новых субъектов в состав Российской Федерации».39 Ввиду событий августа 2008 г., Государственная дума Российской Федерации, собравшись на срочное заседание, рассмотрела вопрос о независимости Южной Осетии, и единодушно приняло решение: обратиться к президенту России с просьбой рассмотреть вопрос о необходимости признания Республики Южная Осетия. 26 августа 2008 г. Д.А.Медведев заявил о признании независимости Республики Южная Осетия. 17 сентября 2008 г. В Кремле был подписан межгосударственный российско-югоосетинский договор о дружбе и сотрудничестве. Независимость Южной Осетии была также признанна Никарагуа, Сербской Краиной (Хорватия) и Гагаузией (Молдавия).

После завершения военных действий противостояние сторон приобрело преимущественно политический и дипломатический характер, в значительной мере перейдя в сферу международной политики.

Таким образом, за три четверти XX столетия южные осетины трижды — в 1918-1921 гг., 1937-1940 и 1989-1992 гг. и единожды в начале XXI в. — в 2008 г. — становились жертвами открытого геноцида со стороны грузинских правительств, что привело к кардинальным социально- экономическим и политическим изменениям в регионе. В 1920-е гг. погрому подверглись только осетины Южной Осетии, а в 1989-1990 гг. и 2008 г. «демократы» устроили геноцид не только народу Южной Осетии, но и осетинам по всей Грузии, где их проживало более 100 тыс. человек. И виной всему этому было то, что они — осетины. В 1920 г. большевики Грузии критиковали меньшевистское правительство за разгром Южной Осетии. В 1990-е гг. коммунисты Грузии были солидарны с 3. Гамсахурдиа и другими «демократами», а в начале XXI в. политику национального шовинизма продолжил режим М. Саакашвили, преследовавший единственную цель — любыми способами восстановить территориальную целостность Грузии.

После подписания Дагомысских соглашений (24 июня 1992 г.) и ввода в Южную Осетию миротворческих сил (14 июля 1992 г.) начался новый этап в истории двух народов. На смену военной конфронтации пришли попытки налаживания взаимосвязей. Процесс урегулирования протекал достаточно сложно. Периоды активизации политической деятельности, направленной на сближение позиций, сменялись периодами затишья, иногда приводя стороны в состояние полного непонимания. Приходилось преодолевать множество препятствий, решать большое количество проблем, прежде чем удавалось сделать шаг в сторону стабилизации. События, развернувшиеся в регионе в начале XX в., показали на примере, что исторический процесс развития Южной Осетии склонен повторяться.

На сегодняшний день Республика Южная Осетия обладает всеми атрибутами государственности: компактным населением, территорией, всенародно и демократически избранными органами верховной власти. Ею осуществляются также независимая внутри и внешнеполитическая деятельность. Очевидно и то, что сегодня возвращение какой бы то ни было формы «широкой автономии для Южной Осетии» даже путем поднятия ее статуса до уровня республики или установления федеративных отношений, регулируемых Конституцией Грузии, не может обеспечить физической безопасности жителей юга Осетии — их права на жизнь, на экономическое, политическое и культурное развитие. Признание международной правосубъектности Республики Южная Осетия не только обеспечит безопасное существование, но и позволит сделать дополнительные шаги в сторону сближения ее с Грузией путем установления равных межгосударственных отношений на договорной основе. Это поможет стабилизировать происходящие сегодня на юге России процессы, и вместе с тем, позволит Южной Осетии стать связующим звеном между Закавказьем и Россией, а также региона в целом.


Примечания

1. Блиев М.М. Осетинское посольство в Петербурге 1749-1752. Орджоникидзе, 1961. С. 55.

2. Блиев М.М. К вопросу о времени присоединения народов Северного Кавказа к России. // Осетия, Кавказ: история и современность. Сб. науч. тр. / Под ред. проф. А.А. Магометова. Владикавказ, 1999. С. 16.

3. Там же. С. 17.

4. Блиева З.М. Российский бюрократический аппарат и народы Центрального Кавказа в конце XVIII — 80-е годы XIX в. Владикавказ, 2005. С. 275.

5. Центральный государственный исторический архив Республики Грузия (далее ЦГИА РГ). Ф. 2. Оп. 1. Д. 3. Л. 16-19.

6. Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией (далее АКАК). Тифлис, 1885. Т.Х. № 533. С. 859.

7. Там же. Тифлис, 1870. Т. IV. № 470. С. 463.

8. Чудинов В. Окончательное покорение осетин. // Кавказский сборник. Т. XIII. Тифлис, 1889.

9. Потто В.А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. СПб., 1889. Т. V. С. 35; Ванеев З.Н. Крестьянский вопрос и крестьянское движение в Юго-Осетии в XIX в. Сталинир, 1959. С. 205-210.

10. История Юго-Осетии в документах и материалах (1800-1864 гг.). / Сост. И.Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 191-196.

11. Блиев М.М. Грузино-осетинский конфликт. Миротворческий процесс. // Осетия, Кавказ: история и современность. Сб. науч. тр. / Под ред. проф. А.А. Магометова. Владикавказ, 1999. С. 263.

12. Архив Юго-Осетинского научно-исследовательского института им. З.Н. Ванеева. Отдел истории. Ф. 1. Оп. 2. JI. 423-424.

13. Хачапуридзе Г. Ной Жордания и царская охранка (архивные документы). Тифлис, 1931. С. 10.

14. ЦГИА РГ. Ф. 1796. Оп. 1. Д. 70. Л. 3.

15. Ментешашвили A.M. Грузинская демократическая республика (1918-1921 гг.) и западные державы. // Вопросы истории, 1996. № 9. С. 133.

16. Джугели В. Тяжелый крест. Тифлис, 1920. С. 228-237.

17. Борьба за упрочение советской власти в Грузии (Сборник документов и материалов. 1921 - 1925 гг.). / Сост. Ю.Н. Качарава, М.Е. Меликидзе. Тбилиси, 1959. С. 115.

18. ЦГИА РГ. Ф. 1796. On. 1. Д. 74. Л. 1-3; Ф. 281. Оп. 2. Д. 3 Л. 172-173; Ф. 14. On. 1. Д. 8. Л. 44.

19. Государственный архив Ростовской области. Ф. 7. On. 1. Д. 95. Л. 21.

20. Пухаев К.П. К вопросу о геноциде. // Южная Осетия. 2004. 28 августа.

21. Пять лет Республике Южная Осетия: Официальные материалы. Цхинвал, 1996. С. 72.

22. Отдел рукописных фондов Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева (далее ОРФ СОИГСИ им. В.И. Абаева). Ф. Маргиева А.Г. Оп. I. Д. 26. С. 17.

23. Пять лет Республике Южная Осетия: Официальные материалы. Цхинвал. 1996. С. 3.

24. Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989-2006 гг. // Приложение к «Кав-казскому сборнику» Вып. 1. М., 2008. С. 189.

25. Заря Востока. 1990. 22 сентября.

26. Южная Осетия. 1988-1992. Хроника событий грузинской агрессии. Цхинвал, 1996.

27. ОРФ СОПГСИ им. В.И. Абаева. Ф. Маргиева А.Г. On. 1. Д. 44. Т. I. Л. 54.

28. Грузино-осетинский конфликт. Документы и материалы (1989-1992). / Сост. К. Кочиев. Владикавказ-Цхинвал, 1999. С. 139.

29. Там же

30. Корни грузино-осетинского конфликта // Коммерсант. 2008. 9 августа.

31. Молодежь Осетии. 2004. 15 августа.

32. Южная Осетия в ожидании «Броска тигра» // Новый регион. 2008. 22 марта.

33. Южная Осетия. 2008. 17 апреля.

34. Республика. 2008. Август.

35. Коммерсант. 2008. 9 августа.

36. Советская Россия. 2008. 11 августа.

37. Южная Осетия. Хроника заказного убийства» // Комитет по информации и печати Республики Южная Осетия. 2008. 26 сентября.

38. Осетия Свободный взгляд. 2008, 19 августа.

39. Южная Осетия — навеки с Россией. Историко-правовое обоснование вхождения республики южная Осетия в состав России. Сборник документов и материалов. М., 2004. С.134-135.


Об авторе от адм. сайта:
Тедеева Ульяна Шалвовна – к.и.н., ассистент СОГМА


Источник:
Материалы международной юбилейной научной конференции
«Россия и Кавказ» (Владикавказ, 6-7 октября 2009 г.). Стр. 70 - 77.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Сегодня ночью закрыта граница Южной Осетии с Грузией
  • Глава МИД Южной Осетии назвал учения НАТО в Грузии «угрозой безопасности в регионе»
  • В Северной и Южной Осетиях объявлен трехдневный траур
  • Южная Осетия заявляет об атаке Цхинвали танками Грузии
  • СКК: территория Южной Осетии вновь обстреляна со стороны Грузии
  • В Южной Осетии отмечается 16-я годовщина принятия Акта провозглашения независимости
  • Южная Осетия обвиняет Грузию в подготовке провокаций
  • Тхостов: создание временной администрации Южной Осетии - фантом
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2017 (2)
    Сентябрь 2017 (7)
    Август 2017 (3)
    Июль 2017 (1)
    Май 2017 (3)
    Апрель 2017 (5)
      Осетия - Алания