История: Несколько тезисов о древних русско-чеченских связях

Опубликовал admin, 30 июня 2013
Л. М. Гарсаев

Если соседи плечом к плечу, они —
подобие надежного обоюдоострого клинка

Чеченская пословица

Кавказ, обширный перешеек между Черным и Каспийским морями, занимая важное геополитическое и географическое положение, является уникальным полиэтническим и многоконфессиональным регионом мира, очень сложным по своему этническому составу, и представляет собой один из древнейших очагов ранней цивилизации, где смыкаются Европа и Азия.

«Горой языков» назвал Кавказ древнегреческий географ, историк и мыслитель Страбон. Крупнейший арабский энциклопедист ал-Масуди, живший в X в. н. э., отмечал, что и гора Кабк (Кавказ) — великая гора, занимающая огромную территорию. Она помещает много царств и народов».

Уникальная и величественная горная система Большого Кавказа делит его на две большие части — Закавказье и Северный Кавказ.

Северный Кавказ, одна из составляющих Кавказ территорий, является самым многонациональным регионом нашей страны. В составе десяти коренных народов, населяющих республики Северного Кавказа, самыми многочисленными автохтонами являются чеченцы, которые по своей численности занимают первое место на Северном Кавказе и четвертое — в Российской Федерации.

Вайнахи имеют многовековую, очень богатую и еще далеко не во всем познанную историю и культуру, питающуюся глубокими самобытными истоками и постоянно обогащающуюся в результате взаимополезных контактов с внешним миром. Предки современных нахских народов еще в глубокой древности контактировали с древними обитателями Северного Кавказа, славянами и народами Закавказья.

По мнению Багаева М. X. [1], довольно четко прослеживаются следы древних русско-чеченских связей. Так, исследования советских историков свидетельствуют о том, что восточные славяне стали заселять пространства между Волгой, Доном и Кавказскими горами с VII в., если не с VI в. н.э. В 942-944 гг. русы через Самкерц — Тмутаракань, Северный Кавказ вместе с аланами и «лизгинами» нападают на самый богатый город Закавказья — Бердаа. Не исключено, — пишет профессор И. Ю. Алироев, — что вайнахи участвовали не только в этом, но и знаменитом походе русского князя Святослава 965 г., когда последний «по каспийскому морю добрался до столицы Хазарии Семендера и, опустошив его, двинулся вдоль Кавказа на запад... По пути к Азовскому морю Святослав столкнулся с ясами (аланами) и касогами...».

Русско-чеченские связи поддерживались и через Хазарский каганат, в пределах которого пребывало и русское население.

«Когда Хазарский каганат выступил наиболее активным противовесом арабской агрессии на Северном Кавказе, а заодно в качестве щита, оградившего от арабов восточно-европейские земли, вайнахи вместе с народами Дагестана и Алании активно поддерживали хазар. Этим поступком чеченцы вместе с горцами Северного Кавказа в определенной степени содействовали объединению восточнославянских племен в единое государство с центром в Киеве. Совпадение интересов кавказцев и славян подготовило почву для их тесного знакомства»,— пишет Багаев М. X. [1].

Правда, эти связи не носили постоянный характер. Этому сначала мешали кочевые племена, а позже кипчаки и половцы, осевшие на Северо-Кавказских равнинах и постоянно вступавшие в военные конфликты как с русскими, так и с народами Северного Кавказа. И все же, несмотря ни на что, вайнахи в какой-то степени сохранили связи с древней Русью. Об этом говорит и ингушский профессор Мальсагов Д. Д., утверждая, например, что кипчак Овлур, способствовавший побегу князя Игоря из половецкого плена, не кто иной, как племянник русских от брака с вайнахом.

Характеристика этого непростого периода с уникальной яркостью раскрыта в выдающемся древнерусском литературном и историческом источнике XIII в. — «Слове о полку Игорове».

Неудачный поход против половцев в районе Донца и реки Каялы стал итогом пленения князя Игоря, который все же смог бежать (с помощью того же Овлура) и вернуться на родину:

«Там, где Игорь соколом летит,
Там Oe-лур как серый волк бежит»
[3].

Согласно полевому материалу, Ов-лур родоначальник ов-некъе (ветвь) Алароевского тайпа, второй компонент-лур с чеченского переводится на русский язык как кровник. В настоящее время его потомки проживают в п. Старая Сунжа (Вазархановы и др.), станице Гребенская Шелковского района, селе Турти — хутор Ножай-Юртовского района. Одним из них является руководитель налоговой службы ЧР генерал-лейтенант Ислам Вазарханов.

В XIII в. русско-нахские контакты на целые столетия прерываются нашествием татаро-монгольских орд, заселивших Северный Кавказ и загнавших вайнахские народы в горные теснины. Это нашествие внесло кардинальные коррективы в этническую карту Северного Кавказа и в определенной степени затормозило процесс закономерного социально-экономического и культурного развития населения региона.

Восточнославянское население Чечни и Ингушетии складывалось на протяжении длительного времени. «Беглые русские лица», поселившиеся на гребнях между Тереком и Сунжой, дали начало гребенскому казачеству, которое упоминается в российских письменных источниках с XVI в. В притеречных районах по распоряжению царского правительства расселяются и в дальнейшем обживаются донские казаки. Последующая колонизация русскими Предкавказья связана с пореформенным периодом.

Терско-гребенское казачество складывалось не только из беглых русских, ищущих волю на Северном Кавказе, но и из представителей самих горских народов: чеченцев, кабардинцев, дагестанцев и т. д. Горцы бежали к казакам, спасаясь от кровной мести, рабства, от феодального гнета и произвола. Трудно определить, какова была доля горцев среди терско-гребенских казаков. Но бесспорно, что она была значительной. У терских казаков были целые станицы, состоящие из горцев-нехристиан. Правда, гребенцы принимали в свою среду только тех «инородцев», кто принимал христианство [4].

В состав гребенских казаков вливались представители разных чеченских тайпов. К числу таковых относятся оказачившиеся галаевцы, варандоевцы, и особенно гуноевцы (выходцы из села Гуни, Ичкерия) из станицы Червленной (чеч. Оьрза-г1ала по имени первопроходца гуноевца) — Егоркины, Галкины, Гулаевы, Бусунгуровы, Титкины, Закаевы, Борискины, Костиковы, Хановы и др., переселившиеся в 16-17 вв. к казакам из-за кровной мести и нежелания принять ислам, который проповедовал Курчалинский Берс-шейх, являющийся племянником гуноевцев по материнской линии.

Но происходил и обратный процесс. Немало свободолюбивых казаков находили приют в отдельных чеченских тайпах. За них выдавались замуж горянки и от них уже шла новая ветвь чеченского рода — Васал-некъи (потомки русского Васи), Митик-некъи (потомки Мити), Игрой некъи (потомки Игоря), Украин — некъи (потомки украинцев) и т. д.

Еще пример... В 40-е гг. XIX в., когда была в разгаре Кавказская война, чеченец из тайпа гуной, наиб имама Шамиля Ахмад Автуринский, во время набега на г. Кизляр (чеч. Пизляр) увидел известную красавицу-казачку Марию, которую полюбил с первого взгляда. Несмотря на то, что имам Шамиль строго запрещал браки между иноверцами, он, похитив ее, женился на ней. Впоследствии она приняла ислам и новое имя — Пизларха (от назв. «Кизляр»).

Если бы о таких исторических фактах знало бы нынешнее поколение казаков, наверное, в Ставропольском крае казачье подразделение не было бы названо именем палача Ермолова, предназначенного для очередного истребления нашего народа уже на современном этапе — во II чеченскую компанию. Правда, по приезде в Чечню от нее осталось одно название и лампасы.

К чести атамана Кубанского казачьего войска генерала Владимира Прокофьевича Громова, когда ему предложили создать аналогичное подразделение у себя, он наотрез отказался, заявив, что никогда не пойдет войной на братьев- чеченцев...

Особенно большое влияние оказывали друг на друга вайнахи и их соседи, терские и гребенские казаки-староверы, бежавшие из царской России за Терек от крепостного права и религиозного преследования.

Одежда и манера ее ношения также во многом были общими. Казаки носили кавказскую бурку, папаху, башлык, черкеску, бешмет, пояс, кинжал, газыри. Эти элементы одежды, принятые на вооружение царской армией, использовались также и Советской армией до 1946 г. Женщины надевали рубахи с широкими рукавами и бешметы, голову покрывали платком. В костюме горцев постепенно появлялись элементы европейской одежды, которую все больше начинали шить из привозных тканей. В начале XX в. и женщины-горянки стали постепенно отказываться от традиционной одежды.

У терских и гребенских казаков были в ходу горские музыкальные инструменты: зурна, свирель, двухструнная балалайка, барабан. В то же время у чеченцев и ингушей значительное распространение получили русские гармоники (чеч. кехат пондар), на которых в основном играли женщины.

Казаками были восприняты не только мелодии горских песен, но и некоторые виды танцев (например, Наурская лезгинка), широко бытовал у них и популярный горский обычай джигитовки. Очень много общего наблюдалось и в характере казаков и горцев: веками общаясь друг с другом, они постоянно пополняли за счет друг друга свой словарный запас. Современники отмечали, что речь казаков «приняла оригинальный склад» и сами себя они называли не русскими, а казаками, и практически в каждом из них течет кровь чеченца, кабардинца, ногайца и других народов Кавказа.

Многие терские и гребенские казаки были кунаками чеченцев, они гордились своей дружбой и передавали ее из поколения в поколение. Ярким примером тому явилась дружба Льва Толстого с кунаком-чеченцем Садо Мисирбиевым из древнего тайпа Элстанжой. По словам Л. Н. Толстого [5], «...живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и усвоили обычай, образ жизни, нравы горцев... Еще до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими... Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу... Красота гребенских женщин особенно поразительна соединением чистого типа черкесского лица с широким и могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую..., но платки завязывают по-русски... », а в другом месте устами Дедуки Ерошки он говорит: «Вся наша родня чеченская — у кого бабка. У кого тетка была чеченка».

Куначество между казаками и чеченцами поддерживалось не только в мирной жизни. Особо оно проявлялось в трагические моменты истории народа. Тому немало примеров. Когда 16 сентября 1819 г. нависла смертельная угроза над цветущим чеченским аулом Дады-Юрт, находившегося по правому берегу Терека, казаки, верные кунаки чеченцев, жившие на левом берегу, ночью прислали гонца с известием, что их аул на рассвете будет уничтожен, а население истреблено.

Когда старейшины, приняв решение отразить нападение, поблагодарили вестового и попросили его покинуть село, казак ответил: «Останусь с вами до последнего. Истинные казаки не бросают друзей в беде».

На рассвете действительно аул был сожжен дотла, люди уничтожены, вместе с ними погиб и казак. После полного истребления живы остались три мальчика в возрасте 2-3 лет из тайпа Харачой: один, взятый на воспитание братом генерала Ермолова, впоследствии стал знаменитым академиком живописи Петром Захаровым, второй — Бота Шамурзаев (бывший наиб имама Шамиля, «перешедший из наибов в майоры царской армии»), получил воспитание и образование в семье Раевских, третий К. М. Айбулат-Розен, впоследствии известный поэт в русской литературе XIX в., также воспитан в России.

Таким образом, чеченцы на протяжении всей своей многовековой истории не были изолированы от окружающих племен и народов. Часть из них проходила по территории края, не задерживаясь надолго, другие находили здесь вторую Родину, с третьими издавна поддерживались торгово-экономические, политические, культурные и иные взаимоотношения. Соприкасаясь с многочисленными окружающими народами, вайнахи воспринимали у них передовые элементы материальной и духовной культуры, в то же время делясь с ними тем положительным опытом, который был накоплен ими веками.

В заключение хочу привести вам старинную чеченскую мудрость, которая гласит так: «Человек с друзьями — степь широкая, без друзей — ладонь узкая».

Список использованной литературы:
1. Багаева М. X. К вопросу о культурных связях чеченцев с народами Кавказа и русскими // Хьехархо— Грозный, 2010.— № 22 (142).—27 нояб.

2. Мальсагов Д. Д. О некоторых непонятных местах в «Слове о полку Игореве» // Изв. Чечено-Ингуш. НИИ истории, языка и лит-ры. Языкознание.—Грозный, 1959.—Т. 1, вып. 2.— С. 141-146.

3. Тотоев С. М. Взаимоотношения горских народов с первыми русскими поселениями на Северном Кавказе // Изв. Северо-Осетинского НИИ,—Дзауджикау, 1948.—С. 148.

4. Толстой Л. Н. Избранные повести и рассказы. Т. 1. // Кавказ.—1847.


Источник:
Гарсаев Л. М. Несколько тезисов о древних русско-чеченских связях // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 45 - 49.

Похожие новости:

  • Вехи единения культур народов Кавказа
  • Взаимосвязи русского населении и горских народов
  • Историки-кавказоведы в поисках истины в русско-чеченских взаимоотношениях
  • Генеалогические предания чеченцев
  • В Карачаево-Черкесии вспоминают жертв репрессий против казачества
  • Адыги и апсуа в русско-кавказской войне
  • Русь и Кавказ
  • Этнический состав Восточного Кавказа
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Легковые и грузовые авто на продажу монтаж башенных кранов www.realkraninvest.ru;http://www.vozduhovody.su Текстильные воздуховоды в РФ по приемлемой стоимости;роллы минск

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Сентябрь 2018 (1)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
    Май 2018 (2)
    Март 2018 (5)
      Осетия - Алания