История: Карабахский конфликт и его влияние на обстановку в Южном Кавказе в конце 80-х – начале 90-х XX в.

Опубликовал admin, 11 сентября 2013
Габараев А.В., аспирант кафедры новой, новейшей истории и исторической политологии СОГУ им К.Л.Хетагурова

Карабахский конфликт и его влияние на обстановку в Южном Кавказе в конце 80-х – начале 90-х XX в. Распад СССР и социалистического лагеря способствовал образованию новых независимых государств на всем постсоветском пространстве, в том числе и на Кавказе. Нарушение сложившегося на протяжении второй половины XX в. баланса сил на мировой арене привело к геополитической активности Запада, и, прежде всего НАТО, в этом регионе. В свою очередь новая расстановка сил способствовала ослаблению позиций России во многих регионах мира, в том числе и в Кавказско-Каспийском.

Повышенный интерес к региону со стороны США и НАТО, а также крупных сопредельных стран связан не только и не столько с наличием здесь огромных запасов природных полезных ископаемых, прежде всего нефти и газа, но и его ключевым положением в геополитической раскладке мировых конкурирующих сил в данном регионе.

Именно в этом регионе постсоветского пространства сталкиваются жизненно важные интересы ведущих стран мира. Здесь находится клубок сложных политических, социальных, национальных, религиозных и этнических противоречий, чреватых применением военной силы на любом уровне, что в 90-е годы наглядно продемонстрировал Нагорно-Карабахский конфликт.

Главная причина, так называемой, «Нагорно-Карабахской проблемы» заключается в неразрешенности территориальных проблем между Азербайджанской республикой и Республикой Армения.

Конфликт между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения вокруг Нагорного Карабаха по своим политическим и гуманитарным последствиям является одним из самых ранних и масштабных среди региональных конфликтов на постсоветском пространстве. Помимо масштабности и значения в мировой истории как своеобразного детонатора дестабилизации межнациональных отношений в рамках бывшего Советского Союза Нагорно-Карабахский конфликт отличается рядом специфических черт с точки зрения самой классической конфликтологии [Аллахвердиев К. Нагорно-Карабахский конфликт в контексте ретроспективной этногеополитики // Центральная Азия и Кавказ. 2009. № 1. С. 73.].

Причина стабильно пристального внимания армян к Карабаху кроется в той трагической судьбе армянского народа, которая сложилась в силу объективных и субъективных факторов. В целом, можно выделить несколько этапов, каждый из которых характерен «горячими» и «холодными» фазами и иными чертами [Кулиев Ш.А. Нагорно-Карабахский конфликт: история и современное состояние // Альманах современной науки и образования. 2008. № 6-1. С. 127.].

На протяжении более полутора тысячелетий судьба Нагорного Карабаха была порой драматична, ибо лежащий на дороге с востока на запад край часто становился ареной нашествий различных завоевателей. Персы, арабы, кочевые тюркские племена, монголы, турки-османы веками пытались покорить этот армянский край, который, однако, в течение многих столетий самоотверженно отстаивал свое право на жизнь и самобытность.

Актуальность темы исследования определена исключительным значением поиска механизмов разрешения конфликта в Нагорном Карабахе. На протяжении многих лет его динамика принимала разные формы: то скрытое, то явное (вооруженное) противостояние конфликтующих сторон. За весь период существования проблемы попытки разрешить конфликт, в том числе и с помощью международных правительственных организаций особого успеха не имели. И, тем не менее, именно участие данных организаций, а также отдельных стран, и прежде всего России, позволило прекратить вооруженные столкновения, привести к переходу противостояния сторон в стадию «тлеющего конфликта».

В современной исторической литературе проблематика Нагорно-Карабахского конфликта освещена достаточно широко. При этом некоторые армянские авторы началом истории Нагорно-Карабахского конфликта считают 1918 год. Другие историки считают, что точкой отсчета в истории нагорно-карабахской проблемы стал 1813 год [Саркисян Т.А. Проблемы и стратегия защиты национальных интересов Российской Федерации в процессе урегулирования этнополитических конфликтов в Закавказье. М.,2006. С. 93.].

Именно в этот период был подписан Гюлюстанский мирный договор между Россией и Ираном 24 октября 1813 года в Карабахском селении Гюлюстан после окончания Русско-Иранской войны 1804-1813 годов. Иран признал присоединение к России Дагестана, Грузии, Гурии, Абхазии, а также Карабахского, Гянджинского, Шекинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского и Талышинского ханств. Это было первым этапом новой истории в судьбе Азербайджанского и Армянского народов.

Основой источниковой базы по данной проблематике являются средства массовой информации, в частности научная и периодическая печать Азербайджанской и Армянской ССР [Юматов К.В. К проблеме источниковедческого анализа периодической печати периода перестройки по истории армяно-азербайджанского этнополитического конфликта // Вестник ТГПУ. 2012. 3 (118). С. 101.].

Комплекс печатных источников по истории Нагорно-Карабахского конфликта весьма обширен: национально-республиканская пресса Азербайджанской и Армянской ССР, газеты и журналы Нагорно-Карабахской автономной области, центральная общесоюзная пресса: советская, партийная, комсомольская, профсоюзная и т.д. Печатные СМИ перечисленных уровней и разновидностей являются ценным источником по истории локальных конфликтов в Закавказье и способствует лучшему пониманию процессов распада СССР.

Вся изданная литература по данной проблеме характеризуется: во-первых, большим количеством научных и научно-публицистических трудов, во-вторых, многие авторы широко и необъективно раскрывали вопросы, связанные с этой проблемой. Это объясняется принадлежностью авторов к той или иной враждующей стороне. Это видно на примере Ю.А. Помпеева. Автор занимает проазербайджанскую позицию, и видит выход из этой проблемы путем «решения» ее в пользу Азербайджана [Помпеев Ю. Кровавый омут Карабаха. Баку,1992. С. 206.].

Алиев И.Г. в своей работе дал краткий очерк истории НКАО со времен глубокой древности до наших дней. Он рассматривает события, приведшие к трагическим последствиям, но не упоминает о том, как Азербайджан проводил дискриминационную политику по отношению к армянскому народу [Алиев И.Г. Нагорный Карабах: история, факты, события. Баку,1989. С. 103.].

Балаян З.Г. составил хронику шести лет войны в Карабахе. По его мнению, для азербайджанцев этот конфликт – защита единства и территориальной целостности своей республики, а для многих армян – это Отечественная война [Балаян З.Г. Между адом и раем: Карабахские этюды. М.,1995. С. 413.].

В монографии Оганесяна Н.О. рассмотрены историко-географические и этнокультурные факторы Нагорно-Карабахской проблемы, этапы конфликта, позиции Армении, Азербайджана и России. А также рассматриваются варианты решения Нагорно-Карабахского конфликта [Оганесян Н.О. Карабахский конфликт. Этапы. Подходы. Варианты решения. Ереван,1997.].

В конце 1980-х–начале 1990-х гг. некоторые авторы, полностью посвятили свои работы проблеме межнационального конфликта в Нагорном Карабахе. Так в работе И.А. Бабанова и К.Э. Воеводского затронуты многие аспекты межнационального конфликта. Они рассматривают возникновение конфликта, события в Сумгаите и Баку, экономическую блокаду НКАО, депортацию армянского населения в ходе Карабахской войны и многое другое [Национальные конфликты в СССР и СНГ. Улан–Удэ,1996.].

Во второй половине 1990-х гг. появляются работы авторов, которые выделяются острыми суждениями о факторах возникновения конфликта и его сути.

Среди них можно выделить работу В.Н.Смолянского . Он отметил, что в советский период интеллигенция и партийное руководство отдельных Закавказских автономий неоднократно обращались к союзному центру о пересмотре административно-территориального деления региона: Нагорно-Карабахская АО – в 1945, 1967, 1977 гг. В силу известных причин, Москва не пошла дальше отдельных уступок в кадровой и этнокультурной политике.

В книге профессионального дипломата, в 1992-1996 гг. – главы российской посреднической миссии и полномочного представителя Президента России по политическому урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха В.Н. Казимирова впервые в российской литературе детально освящена история конфликта, переросшая в полномасштабную войну, и главное, посредническая деятельность России, приведшая к достижению соглашения о прекращении огня с 12 мая 1994 года [Казимиров В.Н. Мир Карабаху. Посредничество России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. М.,2009.].

Карабахский кризис обладает собственным генезисом, длительной историей и внутренней логикой развития. Доминантой этой истории была четко выраженная пророссийская ориентация Карабаха, сформировавшаяся еще на заре зарождения освободительного движения армянского населения Арцаха.

В 1805 г., после взятия русскими войсками Шуши, правитель Карабаха Ибрагим–хан и командующий русской армией в Закавказье генерал Цицианов подписали трактат, в соответствии с которым Карабах вступал в подданство России и отказывался от всякой зависимости от Персии. В 1822 г. в Карабахе было учреждено прямое административное управление России, курировать которое стал карабахский армянин генерал Мадатов, активный участник Отечественной войны 1812 г. Благодаря присоединению Карабаха к России его населению удалось избежать полного физического уничтожения. По завершении русско-иранской военной кампании 1826 – 1828 гг. был заключен Туркманчайский договор, установивший границу между Ираном и Россией по реке Аракс. Ереванское и Нахичеванское ханства, а также часть Каспийского побережья до реки Астары переходили к России. Этим договором Карабах был окончательно присоединен к России [Кулиев Ш.А. Нагорно-Карабахский конфликт: история и современное состояние // Альманах современной науки и образования. 2008. № 6-1. С. 128.].

Таким образом, это было началом раздела территории Азербайджана на две части между Ираном и Российской империей (северная часть Азербайджана была включена в состав России, а южная – в состав Иранского шахства) и увеличения численности армянского населения на территории северного Азербайджана, в том числе и на территории Карабаха. Значительное численное увеличение армянского населения Нагорного Карабаха произошло позднее. После победоносного завершения русско-иранской войны в 1828-1829 годах на территории Эриванского и Нахичеванского ханств Азербайджана образовалась Армянская область, и туда из Ирана и Турции переселилось более 130 тыс. армян [Мацузато К. Непризнанные государства: Нагорно-Карабахская республика (1988-2005 гг.) // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. № 1. С. 31.]. Процесс массового организованного заселения армян на территорию Азербайджана продолжался до 1918 года.

Следующим этапом в истории Армянского и Азербайджанских народов стало начало ХХ века. В этот период после распада Российской империи на Южном Кавказе возникли новые независимые государства Азербайджан, Грузия и Армения. 28 мая 1918 г. образовалась Азербайджанская Демократическая Республика, в состав которой входил и Карабах. Согласно Батумскому договору, подписанному 4 июня 1918 г., между Турцией и Арменией, территория последней ограничивалась районами Араратской долины и Севанского бассейна. Именно начиная с этого периода, Карабах становится ареной жесткого противоборства между Арменией и Азербайджанской Демократической Республикой [Фурман Д. Национальная драма и коммунальная склока // Свободная мысль. 1994. № 11. С. 48.]. Причиной тому было продолжение процесса переселения армян на территорию Карабаха.

Карабахская земля приютила десятки тысяч зарубежных армян, которым грозило физическое истребление со стороны Ирана и Турции. Вековая экономическая и культурная связь Карабаха с другими областями Азербайджана, в частности, с Баку, и полная оторванность от Армении, от Еревана, были причиной того, что армянское крестьянство Карабаха на своем съезде в 1919 году высказалось за полное единство с Азербайджаном и решило присоединиться к Азербайджану.

Законодательное закрепление статуса Нагорного Карабаха, как автономной области Азербайджанской ССР, было осуществлено 7 июля 1923 года [Кулиев Ш.А. Нагорно-Карабахский конфликт: история и современное состояние // Альманах современной науки и образования. 2008. № 6-1. С. 129.].

В годы советской власти неоднократно проявлялось упорное стремление армянской элиты изменить ситуацию и побудить Москву передать Карабах Армянской ССР. Уже в 1930-е годы, когда центр пересматривал статус ряда территорий, например Абхазии в отношении к Грузии и т.д., предпринимались попытки установить армянский контроль как над Нагорным Карабахом, так и над Нахичеванью. Вообще изменение статуса территории не являлось для советского руководства чем-то уж совсем неприемлемым - достаточно вспомнить передачу Крыма в 1954 году от России Украине. Однако армяне поддержки в центре не нашли. Расформирование Закавказской Федеративной Советской Социалистической Республики в 1936 году и создание трех закавказских союзных республик привели к еще большему отдалению Нагорного Карабаха от Армении; единственной административной связью между ними стала теперь общая принадлежность к Советскому Союзу. Естественно, что внутренние границы в Советском Союзе не имели особого значения; карабахские армяне могли получать высшее образование и в Баку, и в Ереване; их контакты с Арменией не прекращались. Однако в 1963 году Хрущеву была направлена петиция, подписанная примерно 2500 карабахских армян, в которой выражался протест против отношения к области азербайджанских властей и утверждалось, что НКАО дискриминируется Баку в экономическом плане [Сванте Корнелл Конфликт в Нагорном Карабахе:динамика и перспективы решения // http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_015.htm]. Так как Москва не дала никакого ответа, в Карабахе возникли беспорядки, в результате чего пострадали 18 человек. Напряженность имела место и в 1968 году. В 1970 году, согласно проведенной переписи населения, в Карабахе проживали 80 процентов армян, тогда как в 1939 году они составляли 91 процент местного населения. Армяне возлагали вину за это изменение состава населения НКАО на азербайджанское правительство, заявляя, что в Баку намеренно стремятся сократить численность армян в области. Вслед за этим республиканское руководство Армении стало все более громко высказываться по проблеме Карабаха и все чаще заявлять на всесоюзных встречах о своих требованиях [Сванте Корнелл Конфликт в Нагорном Карабахе: Динамика и перспективы решения // http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_015.htm].

Таким образом, напряженность сохранялась в течение всего советского периода, и конфликт тлел, иногда спорадически выходя наружу. Все попытки выступлений за объединение Карабаха и Армении объявлялись реакционной националистической пропагандой и подавлялись.

С распадом СССР оба новообразованных государства – Армения и Азербайджан оказались вовлеченными в кровавый вооруженный конфликт.

Это происходило на фоне насильственной депортации 200 тыс. азербайджанцев из Армении и кровавых антиармянских событий в Сумгаите и Баку (1987-1989 гг.) [Чернявский С. Российская дипломатия и Нагорно-Карабахское регулирование // Международная жизнь. 2012. № 2. С. 95.]. В последовавшей затем войне 1991-1994 годов против Азербайджана, ставшей самым кровопролитным этнополитическим конфликтом на постсоветском пространстве, погибло около 40 тыс. человек.

В результате под контролем вооруженных формирований непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) оказались не только бывшая НКАО (город Степанакерт, Аскеранский, Гадрутский, Mapдакертский, Мартунинский и Шушинский районы с преимущественно армянским населением), но и прилегающие к ней исконно азербайджанские территории Агдамского, Джебраильского, Зангеланского, Кельбаджарского, Кубатлинского, Лачинского и Физулинского районов. На территории, подконтрольной правительству НКР, не осталось азербайджанского населения. Сотни тысяч беженцев находятся по другую сторону линии фронта. Занятые силами НКР территории, ранее не относившиеся к Нагорному Карабаху, практически безлюдны - они заминированы и превращены в оборонительные рубежи.

В 1992 году к прекращению кровавого вооруженного конфликта подключилось СБСЕ, учредившее на Хельсинкской сессии Совета СБСЕ свой «миротворческий институт» - Минскую группу (МГ). Группа получила мандат не только на проведение переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта, но и на подготовку соответствующего компромиссного документа с последующим утверждением этого мирного соглашения путем созыва Минской конференции ОБСЕ [Бабаян Д. Запад и нагорно-карабахский конфликт // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 6. С. 18.].

Однако деятельность Минской группы на первоначальном этапе не дала ощутимых результатов - война продолжалась. Только в результате прямого давления со стороны России, действовавшей через своих представителей в Межпарламентской ассамблее СНГ, конфликтующие стороны подписали 12 мая 1994 года в Бишкеке протокол о прекращении огня [Казимиров В. О карабахском кризисе // Международная жизнь. 2000. № 6. С. 33.].

Процесс подписания Бишкекского протокола был болезненным, существовало немало противоречий и несогласованных пунктов, однако в целом конфликтующие стороны были ориентированы на мир или, по крайней мере, на долгосрочное установление режима прекращения огня. Стремление «к передышке» было обусловлено наличием самых разных факторов, в том числе внешнеполитического и внутреннего (для каждого отдельного конфликтующего субъекта) характера [Чернявский С. Российская дипломатия и Нагорно-Карабахское регулирование // Международная жизнь. 2012. № 2. С. 95.].

Азербайджанские власти некоторое время колебались и, в отличие от армянских (ереванских и степанакертских), не решались подписываться под протоколом. Понять такую позицию нетрудно: осознание того, что по состоянию на май 1994 года установление режима прекращения боевых действий означало почти то же, что и «легализация» - пусть даже на неопределенное время - суверенного существования Нагорного Карабаха (или если в более умеренных тонах – временное признание «существующих политических реалий»), действительно озадачивало азербайджанское руководство. Однако, с другой стороны, иного выхода, кроме как признания Бишкекского протокола, просто не было, так как в противном случае открывалась перспектива установления армянского контроля над жизненной важной для топливной республики коммуникационной артерией – участком железной дороги Баку – Тбилиси. Очевидно, что при подобном раскладе Азербайджан лишался не только возможности транспортировки углеводородного сырья в черноморские порты Грузии (что справедливо приравнивалось к фиаско «нефтяной стратегии»), но и перспективы разрешить территориальный вопрос посредством той же «топливной дипломатии». Таким образом, подписание Бишкекского протокола в большей степени соответствовало интересам именно Азербайджана [Ваал де Т. Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной. Москва,2005. С. 36.].

Бишкекский протокол - политический документ, на котором до сих пор и базируется нынешнее «спокойствие на границе». Режим, конечно, достаточно хрупкий, однако ничего более дельного за все прошедшие годы предложено и тем более – реализовано не было. Вопреки распространенному (особенно сегодня) мнению, приостановление активных боевых действий является заслугой не Минской группы ОБСЕ, а Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ, и в первую очередь России.

Вокруг Кавказско-Каспийского региона продолжается ожесточенная геополитическая борьба между формирующимися новыми геостратегическими центрами: с одной стороны, Запад, прежде всего ведущие державы члены НАТО (США, Англия и Турция), пытается способствовать консолидации государств Южного Кавказа вокруг новых магистральных коммуникационных артерий, протянувшихся в обход России. Но политическое урегулирование не продвинулось ни на шаг. Тому несколько причин [Мехдиев Э. Роль ОБСЕ в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2008. № 10. С. 53.]. Во-первых, из-за позиции «посредников», пытающихся использовать конфликт в собственных интересах; во-вторых, из-за геостратегического значения Кавказа, где столкнулись интересы великих держав и крупных региональных государств: России и США, Турции и Ирана, Великобритании и Франции. В-третьих, из-за взаимного недоверия между Азербайджаном и Арменией. В-четвертых, из-за их недоверия к посредникам. В-пятых, из-за накопившихся взаимных «обид» и претензий между Арменией и Азербайджаном. В-шестых, из-за грубых нарушений норм международного гуманитарного права. Карабахский конфликт затронул геополитические интересы многих государств Запада и Востока. Это связано как с региональными, так и глобальными проектами и планами, например, ТРАСЕКА, Великий шелковый путь, нефтепроводы Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Новороссийск. Под угрозой могут оказаться и региональные организации ОЧЭС, ГУАМ.

Урегулирование карабахского конфликта имеет большое международное значение, поскольку на карту поставлены интересы многих государств, в том числе их геостратегические планы, связанные с Каспийским энергетическим мегарегионом [Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.,1998; Геополитика Каспийского региона. М.,2003.]. Оно выглядит доминантой в сравнении с другими конфликтами на постсоветском пространстве. Во-первых, «официально» в военных действиях участвовали будто бы две стороны: армянская и азербайджанская. Но на самом деле с Азербайджаном воевали не только армяне, но также и иностранные наемники из разных стран. Армянскую сторону материально и морально поддерживала армянская диаспора. Во-вторых, в этом одна из причин сложности урегулирования карабахского конфликта: Нагорный Карабах требует признать его «государством», то есть субъектом международного права. В-третьих, карабахский конфликт и война Армении против Азербайджана в 1988 году начались как внутрисоюзные коллизии, а после распада СССР они обрели международный статус. Если в первом случае ситуацию можно было решить «домашними» средствами, то после 1991 года - это уже задача ООН и ОБСЕ.

Таким образом, не только в региональном, но и в мировом масштабе карабахский конфликт уникален. Ибо, начавшись между двумя частями одного государства - СССР - он стал конфликтом между двумя независимыми республиками, Арменией и Азербайджаном, субъектами международного права, членами ООН, ОБСЕ, других международных и региональных организаций.

В итоге осталась неразрешенной проблема: кто с кем, на каком уровне, с чьим участием и в каком ранге должен или может вести переговоры. С другой стороны, как говорил П. Прудон в таких случаях, следует уточнить, кому выгодна нынешняя ситуация, когда нет ни мира, ни войны [Кулиев Ш.А. Карабахский конфликт с точки зрения геополитики // Альманах современной науки и образования. 2009. № 1-2. С. 103.].

По мнению Аллахвердиева К. решение конфликта возможно, но для этого необходима договоренность между Россией и США о разделе сфер влияния на Кавказе. Это - важнейшее условие. Остальные параметры зависят именно от поисков путей решения проблемы этими главными фигурантами [Аллахвердиев К. Нагорно-Карабахский конфликт в контексте ретроспективной этногеополитики // Центральная Азия и Кавказ. 2009. № 1.].

Переговоры на уровне ООН, Минской группы ОБСЕ, народная дипломатия, принятие резолюций, встречи представителей сторон конфликта - все это антураж, «архитектурные излишества» и «работа на публику» [Кулиев Ш.А. Карабахский конфликт с точки зрения геополитики // Альманах современной науки и образования. 2009. № 1-2. С. 103.].

В случае если Россия и США договорятся между собой, все станет на свои места: Армения и Азербайджан сразу найдут между собой общий язык. Ибо принципиально они являются не акторами, а исполнителями. Акторы - это Россия и США, в распоряжении которых важнейшие рычаги и между которыми было и остается соперничество за Кавказ. Этому свидетельство – «августовские события» 2008 г. в Грузии. По большому счету, именно соперничество между Россией и США на Кавказе породили карабахский конфликт, и только они в состоянии его разрешить. До тех пор, пока Россия и США не найдут между собой общий язык, карабахская проблема будет «тлеть» как фитиль к кавказской пороховой бочке.

В этом специфическом регионе, представляющем уникальную общность проживающих здесь десятков миллионов людей, по-прежнему предпринимаются попытки «поделить» сферы влияния. Между тем общая ответственность и первостепенная задача региональных государств (включая Россию) - поставить ситуацию на Кавказе под плотный совместный контроль, погасить конфликты и преодолеть их последствия. Ибо путь к благополучию народов лежит через развитие и углубление сотрудничества, интеграцию, использование накопленного совместно опыта политических, экономических и научно-технических связей, общности культур и истории России и других кавказских государств.

Следует отметить, что российским дипломатам (в том числе послам В. Казимирову, Б. Пастухову, Ю. Юкалову, В. Лозинскому, В. Трубникову, Н. Грибкову и др.) пришлось немало потрудиться в сфере постсоветской конфликтологии, занимаясь вплотную решением практических задач по прекращению вооруженного насилия, особенно в таком многонациональном клубке взаимных претензий каким является нагорно-карабахский конфликт [Майоров М. Конфликты на Южном Кавказе: осознание глубины болезни и стремление ее лечить – начало исцеления // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 2. С. 9.].

Предлагая свою методику решения этой проблемы, современная российская дипломатия делает главный упор на необходимости продолжения прямого переговорного процесса между Азербайджаном и Арменией - в том числе на высшем уровне. Россия готова принять ту схему урегулирования, которая окажется приемлемой для самих сторон, и выступить гарантом компромиссных договоренностей. Стабилизация обстановки, скорейшее урегулирование конфликтов и устранение их последствий, развитие отношений добрососедства и равноправного партнерства, нормализация экономических связей, полное разблокирование временно прерванных транспортных и иных коммуникаций, защита законных интересов российской диаспоры представляются сейчас наиболее актуальными задачами российской политики в Закавказье в целом [Чернявский С. Кавказский вектор российской дипломатии // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 5. С. 102.].

В рамках переговорного процесса Россия выступает против навязывания участникам конфликта каких-либо рецептов извне. Исходя из того что главная ответственность в деле урегулирования данной проблемы лежит на самих азербайджанцах и армянах, российская сторона подчеркивает, что жизнеспособным будет лишь такое решение проблемы, которое позволит вернуть стабильность и спокойствие в Закавказье, а в постконфликтный период поможет сохранить исторически сложившийся геополитический баланс сил в регионе.


Список использованной литературы

1. Алиев И.Г. Нагорный Карабах: история, факты, события. Баку,1989.

2. Аллахвердиев К. Нагорно-Карабахский конфликт в контексте ретроспективной этногеополитики // Центральная Азия и Кавказ. 2009. № 1.

3. Бабанов И., Воеводский К. Карабахский кризис. СПб.,1992.

4. Бабаян Д. Запад и нагорно-карабахский конфликт // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 6.

5. Балаян З.Г. Между адом и раем: Карабахские этюды. М.,1995.

6. Бжезинский З. Великая шахматная доска. М.,1998

7. Ваал де Т. Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной. Москва,2005.

8. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. М.,2001.

9. Казимиров В.Н. Мир Карабаху. Посредничество России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. М.,2009.

10. Геополитика Каспийского региона. М.,2003.

11. Казимиров В. О карабахском кризисе // Международная жизнь. 2000. № 6.

12. Кузнецова С.И. Карабахский конфликт // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 9: Востоковедение и африканистика. Реферативный журнал. 2001. № 1.

13. Кулиев Ш.А. Нагорно-Карабахский конфликт: история и современное состояние // Альманах современной науки и образования. 2008. № 6-1.

14. Кулиев Ш.А. Карабахский конфликт с точки зрения геополитики // Альманах современной науки и образования. 2009. № 1-2.

15. Майоров М. Конфликты на Южном Кавказе: осознание глубины болезни и стремление ее лечить – начало исцеления // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 2.

16. Мамедов И., Асадов С. Азербайджанцы Армении и их горькая судьба. Баку,1992.

17. Мацузато К. Непризнанные государства: Нагорно-Карабахская республика (1988-2005 гг.) // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. № 1.

18. Мехдиев Э. Роль ОБСЕ в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2008. № 10.

19. Микаелян В., Хуршудян Л. Некоторые вопросы истории Нагорного Карабаха // Вестник общественных наук Академии наук Армянской ССР. 1988. № 4.

20. Национальные конфликты в СССР и СНГ. Улан – Удэ,1996.

21. Оганесян Н.О. Карабахский конфликт. Этапы. Подходы. Варианты решения. Ереван,1997.

22. Помпеев Ю. Кровавый омут Карабаха. Баку,1992.

23. Рассказов С.В. Географические представления сторон в процессе урегулирования этнополитических конфликтов в СНГ // Политические исследования. 2005. № 2.

24. Сванте Корнелл Конфликт в Нагорном Карабахе: Динамика и перспективы решения // http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_015.htm

25. Фурман Д. Карабахский конфликт: национальная драма и коммунальная склока // Свободная мысль. 1994. № 11.

26. Чернявский С. Кавказский вектор российской дипломатии // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 5.

27. Чернявский С. Российская дипломатия и Нагорно-Карабахское регулирование // Международная жизнь. 2012. № 2.

28. Юматов К.В. Дискуссии по проблеме Нагорного Карабаха в научной и периодической печати Армении и Азербайджана в 1987–1991 гг.

29. Юматов К.В. К проблеме источниковедческого анализа периодической печати периода перестройки по истории армяно-азербайджанского этнополитического конфликта // Вестник ТГПУ. 2012. 3 (118).


Источник:
Габараев А.В. Карабахский конфликт и его влияние на обстановку в Южном Кавказе в конце 80-х – начале 90-х XX в. // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск №5. Владикавказ, 2013. С. 211 - 225

Похожие новости:

  • Проблема Нагорного Карабаха в регионе и устремленные на Южный Кавказ взоры России и стран Запада в первой половине 90-х годов XX века
  • Обновленны "Мадридские принципы" по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе
  • Общественность Карабаха озабочена армяно-турецкой "дорожной картой"
  • Главы МИД Азербайджана, Армении и Турции решили продолжать переговоры
  • С точки зрения суверенитета…
  • Азербайджан потребовал от ОБСЕ признать Армению захватническим государством
  • Метью Брайза: Армения и Азербайджан вскоре подпишут соглашение по Карабаху
  • МИД Армении опровергает заявления о возвращении территорий Азербайджану
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Январь 2021 (4)
    Ноябрь 2020 (3)
    Октябрь 2020 (1)
    Сентябрь 2020 (1)
    Август 2020 (4)
    Июнь 2020 (2)
      Осетия - Алания