История: Формирование антитурецкого военного блока в ирано-российских отношениях конца XVI в.

Опубликовал admin, 18 мая 2014
А. В. Бязров,
ассистент кафедры истории древнего мира и средних веков СОГУ г. Владикавказ

В 80-е гг. XVI в. между Ираном и Россией возник проект военного сотрудничества. Они оказались в сложном положении перед лицом общей угрозы со стороны Османской империи и ее вассала — Крымского ханства. Неудачи в войне с турками в Закавказье, вторжения узбекских ханов в Хорасан, которые усугублялись внутренними междоусобицами, ставили Иран перед необходимостью поиска надежного союзника. Стремительное распространение турецкой агрессии на север угрожало также интересам внешней политики России, могло привести к стратегическому охвату ее южных границ. Под контролем Османской империи оказалась русско-иранская торговля.

В таких условиях между Ираном и Россией устанавливался тесный дипломатический контакт. Весной 1586 г. шах Мухаммед Худабендэ направил в Москву дипломатическую миссию во главе с Анди-беком. Иранский посол вёл в Посольском приказе переговоры о заключении антитурецкого военного блока. За вступление в войну против Турции, участие в изгнании турков из Ширвана Худабендэ обещал уступить России оккупированные турками прикаспийские города — Баку и Дербент. Об этом свидетельствует грамота отправленного в 1588 г. в Иран ответного посольства Г. Васильчикова. На приёме у Аббаса 1 российский посол говорил, что отец его, «взяв Дербень да Баки, хотел нам поступиться. И мы речь у отца твоего человека любовно выслушали» [1, 3-4, 18, 23].

Стараясь не допустить более тесного контакта между Россией и Ираном, оградить себя с севера, турецкий султан в 1586 г. обратился к московскому государю с предложением выступить против Ирана. Об этом рассказали отправленные в Грузию послы Р. Биркин и П. Пивов в октябре 1586 г. иранскому купцу Маамуту: султан Мурад за союз против шаха обещал московскому государю «те городы, которые позанимал. А которые подошли к государю нашего вотчине к Астрахани, и он тех городов хотел государю нашему поступитца». Однако, руководствуясь стратегическими соображениями, российское правительство не поддержало предложений турецкого султана [2, 49].

Таким образом, в ирано-российских взаимоотношениях Ирана и России чрезвычайно важное место занял вопрос о союзе двух государств, имевших общие стратегические цели. Завязавшийся контакт ставил ближайшей целью перехват дороги на Тереке с целью преградить крымской коннице дорогу при переходе через Северный Кавказ в Закавказье. Тем не менее, ирано-российские переговоры в Москве не привели к подписанию какого-либо соглашения, поскольку в отношении Турции царское правительство проводило осторожную и выжидательную политику.

Между тем, в Иране произошли значительные перемены. Провинции были охвачены народными движениями. На северо-востоке страны возникла угроза новых узбекских вторжений в Хорасан, а на западе османская армия оккупировала обширные районы. В условиях надвигавшейся угрозы распада и усиления вражеской оккупации шах Мухаммед Худабендэ, под давлением хорасанских эмиров племён Устаджлу и Шамлу, отрёкся от власти в пользу своего младшего сына — 16-летнего Аббас-мирзу (1587-1629) [3, 112].

Весной 1588 г. вместе с миссией Анди-бека из России в Иран выехало ответное российское посольство во главе с князем Г. Б. Васильчиковым. Перед ним были поставлены информационно-разведывательные задачи. Царскому послу поручалось разведать о положении дел в Иране и его внешней политике. Об этом свидетельствует содержание царской грамоты и проект речи дипломата на шахской аудиенции. Васильчикову предписывалось повторить речь Анди-бека в Москве. Шах Худабендэ выражал желание быть с Россией не только в дружбе, но и в «докончанье и в соединенье... стояти против турского салтана и против всех недругов заодин и помочь бы дати нам, отцу твоему... рать своя с вогненным боем на турского...» [4, 453]. Следовательно, царское правительство в ответ на устное предложение шаха о заключении антитурецкого военного союза изъявило желание оформить договор документально.

Русский дипломат отправлялся в Иран с тем, чтобы договориться с шахским двором о документальном оформлении антитурецкого союза, но, как оказалось, Аббас I, осознавая нецелесообразность наведения порядка в стране в условиях продолжения кровопролитной войны, выступил инициатором переговоров с Турцией. За время пребывания в Иране миссии Васильчикова на приемной аудиенции шаха побывало три турецких посольства [5, 112]. Двусторонние переговоры привели к заключению невыгодного и унизительного для сефевидов Стамбульского мирного договора. Данным документальным актом было зафиксировано отторжение от Ирана огромной территории. По его условиям, господство турок было закреплено в Восточной Грузии, Восточной Армении, Ширване, части Западного Ирана с городами Хамадан и Зенджан, Азербайджане (кроме Ардебиля и Та- лыша) и Дербенте. Об этом свидетельствует также статейный список Васильчикова: «А поймал турской у шаха городы большие места, опричь волостей и пригородов, опричь Тавриза и Шемахи, и Ширване и Баки Дербени, город Эревань, Шеброн, Кебеля, Агдаш... лутчие городы Кызылбашех ни были, те все за турским» [6, 109].

Стамбульское соглашение оказало значимое влияние на инструкции, данные Васильчикову в Москве. Но, тем не менее, русскому послу удалось установить контакт с новым правительством Ирана, определить основные направления взаимной политической и экономической заинтересованности. Кроме того, ему удалось добиться признания шахским двором целесообразности постройки русских военных крепостей на Северном Кавказе и договора 1587 г. о протекции России над Кахетией.

Для дальнейших успехов российской политики на Кавказе необходимо было решить «дагестанскую проблему». Терский городок и Кабарда не являлись достаточной опорой для укрепления позиций Русского государства на Кавказе, Волжско-Астраханской магистрали, поскольку в непосредственной близости от них находился протурецки настроенный тарковский шамхал. В 1591 г. из Терской крепости в Дагестан было направлено войско во главе с русским воеводой Григорием Засекиным с целью прервать отношения тарковского шамхала и турецкого султана. Ему удалось занять реку Койсу (Сулак), построить на ее берегу крепость и восстановить у впадения Сунжи в Терек Сунженский острог [7, 17]. Тем самым «северокавказский путь» оказался запертым для Турции.

Дальнейшее развитие дипломатического сотрудничества между Ираном и Россией показало, что вопрос о заключении военного союза не был снят с повестки дня. Перемирие с Турцией зафиксировало отторжение от Ирана огромной территории, что естественно вызвало у шахского правительства стремление к войне-реваншу. С повторным обещанием за военную помощь в войне с Турцией передать России помимо Дербента и Баку, Шемаху, в конце 1590 г. Аббас I через своих послов Анди-бека и Бутак-бека тайно обратился к русскому царю. Согласно материалам Посольского приказа, форма предложенного соглашения не представляется ясной, поскольку ограничивается «докончаньем» и «соединеньем», т. е. предложением шаха о дружбе и военно-политическом сотрудничестве. Следовательно, новый шах решил убедиться в серьезности намерений московского правительства в отношении совместных военных действий.

В начале 90-х гг. внутриполитическая обстановка в Иране продолжала оставаться крайне напряжённой. Государство переживало серьёзный экономический упадок. Северо-западные области были захвачены турками, большая часть Хорасана с Мервом, Гератом и Мешхедом захвачена армией хана Бухары. Султан Индостана, претендуя на Афганистан, также находился во враждебных отношениях с шахом. Положение Ирана осложнялось межклановыми противоречиями и народными восстаниями [8, 180]. Ослабленное двумя войнами Сефевидское государство нуждалось в проведении коренных преобразований.

Летом 1591 г. из Ирана в Москву выехало посольство во главе с Каем. 24 июня 1592 г. его принимали в Посольском приказе. Проинструктированный шахом посол сообщил, что Иран возобновил военные действия против Турции и призывал Россию вступить в антитурецкую коалицию: «А ныне шахов приказ со мною ко государю вашему о Дербень Баки да Шемаха. Места великие, а ныне стоят даровые, потому что людей в них мало, а от Терки всего днищ с пять. И ныне те городы плохо взять и государь бы под них послал людей своих, а шахово величество тех городов вашему поступитца». При этом он заявил, что «шаховых людей (под Шемахой) стоят 20 тысяч, и промышляти со своей стороны» [2, 167-168, 177]. Следовательно, изложив предложение шаха о привлечении терского гарнизона к военным действиям против Турции, Кай, тем самым, пытался втянуть Россию в войну с Турцией.

На фоне ухудшения русско-турецких отношений в 1591-1592 гг. между Россией и Ираном велись переговоры, в которых значимая роль отводилась ситуации на Кавказе. Московское правительство консультировалось с шахским двором по поводу своих акций в регионе. Заинтересованные в укреплении общей границы, сефевиды одобрительно восприняли действия русских войск в Дагестане.

Посредством заверений, изложенных Каем, шах Аббас рассчитывал оправдаться перед русским царем Федором Ивановичем за заключение мира с Турцией. В то же время, за оказание военной помощи он обещал уступить России прикаспийские города — Дербент и Баку. Однако и на сей раз переговоры ограничились лишь общими фразами сторон об объединении.

Весной 1594 г. из Ирана в Москву вновь был отправлен Анди-бек. К тому времени выявились результаты завоевательного похода русских в Дагестан. Воевода Хворостинин не сумел удержаться Тарках и отступил к Сунже. Предварительная беседа в Посольском приказе выявила изменившуюся позицию шахского двора, который отстаивал свои права на Дагестан. В грамоте, адресованной Фёдору Ивановичу, говорилось: «Да ведомо учинилось, что Шевкальской царь помыслил вашей земле лихо учинити и с вашими терскими воеводами ратитца. И нашего величества к вам любовь такова: другу вашему друг, а недругу вашему недруг есми, а наших ратных людей на недругов твоих устремление подлинно и нашим споможеньем терские ваши люди в Шевкалову землю вшед и путь найдут, и его извоюют. И то вперед вашей любви и прибавленье, и вперед, которое вашей стороне вам годно покажетца, и вы б своего повеленья нам не пожалели, нам вестно учинили. Да послал есми к твоему величеству... вернийшего своего посла Гади бека о тайних о великих делех приказал есми в тайности известити словом... Борису Фёдоровичу, (чтобы) способство о тех великих делех учинил, к твоему царскому величеству те речи тайные донёс». Завершается грамота выражением надежды шаха, чтобы «прежнего обычая не порушить...» [2, 210-211, 216].

Внимательно выслушав доклад Анди-бека, «царь Фёдор приговорил з бояры: послать к кизылбашскому Аббас шаху послов своих, а в наказе им написать: говорити шаху о докончанье и соединенье о том, чтоб поступился государю шах городов, которые ныне за турским, Дербени да Шемахи да Баки, а доступал бы их шах, а государь ему учнёт помогати людьми...» [2, 219].

На основании приведённых фактов следует полагать, что миссия Анди-бека была вызвана наступательными действиями России на Кавказе, к которым в Иране отнеслись с неодобрением. В грамоте излагалось требование, чтобы впредь о военных акциях в Дагестане ставили в известность шахский двор. Послу поручалось заверить русского царя в дружбе шаха и заявить, что шамхал является вассалом Ирана. Чтобы не нарушить прежние соглашения с Ираном и не навредить переговорам о военном сотрудничестве, продвижение России в направлении Дагестана и Грузии было временно приостановлено. В этом заключался смысл и успех иранского посольства 1594-1595 гг.

Перемирие с Турцией Аббас I намеревался использовать как передышку для подавления внутренних восстаний и подготовки к войне с Бухарским ханством и Османской империей. Турки наступали, имея пехоту, вооружённую огнестрельным оружием, и артиллерию. Молодой и энергичный шах взялся за восстановление пошатнувшейся мощи Ирана, принялся проводить реформы. При помощи англичан — братьев Ширли, иранских военачальников — Аллаверди-хана, Ферхад-хана, Караманлу и других была проведена военная реформа, преследовавшая важные военно-политические цели. Наряду с феодальным ополчением создана регулярная армия, рассчитанная на подъём боеспособности войск. Создавая новую пехоту и конницу, Аббас 1 старался расформировать феодальное ополчение (черик), поставить его в зависимое положение от племенных вождей. В кратчайший срок был сокращён численный состав армии с 60 до 30 тыс. человек. Ее ядро состояло из 10-тысячного корпуса конницы (гулямов), 12-тысячного корпуса пехотинцев-стрелков (туфенгчи), вербовавшихся среди местного населения и артиллерийского корпуса (топ-хане). Одним из главных компонентов новой армии было войско кули. Оно комплектовалось из черкесов, грузин и армян [9, 90; 29].

Следствием коренных преобразований Аббаса I, его внутренней политики явилось превращение Ирана в достаточно мощное централизованное государство. Руководящая роль в нём перешла к иранскому оседлому элементу. Шаху удалось покончить с сепаратистскими стремлениями крупных феодалов, подчинить их центральной власти и создать боеспособную дисциплинированную армию. Существенно упрочилась военная мощь, возрос экономический потенциал страны. Обеспечив жестокими репрессиями покорность и повиновение народных масс в провинциях, Аббас приступил к подготовке к войне с Турцией.

Боеспособность новой армии была испытана в войне с Бухарским ханством. В 1597 г. близ Герата кызылбаши одержали крупную победу над узбеками, отвоевали область Хорасан с городами Нишапур, Мешхед, Герат и Мерв. Впоследствии численность регулярной иранской армии была увеличена до 120 тыс. человек [10, 107]. Год спустя 100-тысячная армия узбекского хана Хорасана Абдуллы-хана потерпела сокрушительное поражение.

Устранив угрозу с востока, шах мог сосредоточиться на турецком направлении, ожидая удобного момента для возобновления войны. При этом он возлагал большие надежды на созданную в 1595 г. военную коалицию с Кахетией и Картлией, а также на братьев Ширли, призванных из Англии с целью реорганизовать иранскую армию [11, 143] Согласно К. Байани, с момента пребывания в Иране до отправления во главе шахского посольства в Европу в 1608 г. англичане отлили около 500 пушек и произвели около 60 тысяч мушкетов [12, 36].

Между тем, к концу XVI в. позиции Турции на Кавказе значительно ослабли. Феодальные междоусобицы, крестьянские восстания и война с Австрией привели к ее упадку. Воспользовавшись бедственным положением Порты, в 1596 г. против султана выступил картлийский царь Симон. В течение трех лет ему удалось поднять восстание, разбить захватчиков и овладеть крепостью Гори. Но борьба в одиночку со столь сильным противником оказалась ему не под силу. В 1600 г. в битве при Парцхиси Симон был пленён и отправлен в Стамбул. Наследником пленённого царя в 1601 г. был избран царевич Георгий X (1601-1606). Уход Симона с политической арены значительно ослабил антиосманские силы Грузии [13, 120].

Одним из главных приоритетов внешней политики Ирана в конце XVI в. Было проведение дипломатических мероприятий. Устанавливались и поддерживались двусторонние отношения со многими странами Азии и Европы. Во время своего пребывания в Иране Э. Ширли довел до сведения шаха Аббаса, что короли Испании, Священной Римской империи, Венеции, Франции, Польши, Англии и Шотландии готовы объединиться с Ираном в борьбе против Османской империи [17,36]. Шах Аббас обращался за поддержкой к России. Расширение международных связей, стремление заручиться поддержкой ряда государств могло обеспечить сефевидам успех в предстоящей войне с Турцией.

Таким образом, рассматриваемый период был благоприятным для создания антитурецкой коалиции во главе с Россией и Ираном. Однако вследствие объективных и субъективных причин этот проект не имел успеха. Камнем преткновения в разрешении «турецкого вопроса» стала «кавказская проблема». Неблагоприятно складывавшаяся международная обстановка объективно подталкивала и Иран, и Россию к заключению союзного договора, но противоречия на Кавказе не позволили двум державам должным образом его оформить.


Литература

1. Веселовский Н. И. Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией. Т. III. СПб., 1890-1898.

2. Бушев П. П. История посольств и дипломатических отношений Русского и Иранского государства в 1586-1612 гг. М., 1976.

3. Байат О. Книга Орудж-бека Байата, Дон-Жуана Персидского. Баку, 1988.

4. Новосельцев А. П. Русско-иранские отношения во второй половине XVI века. // Международные связи России до XVII вв. М., 1961.

5. Malcolm J. History of Persia. Vol. I. London, 1815.

6. Веселовский H. И. Указ. соч.

7. Кушева E. H. Русско-дагестанские отношения в XVI-XVII вв. Махачкала, 1958.

8. Иванов М. С. История Ирана. М., 1977.

9. Умаханов М. С.-К. Борьба народов Дагестана в 1600-1660 гг. против иранской агрессии. Диссер. канд. ист. наук. Москва, 1968.; Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-XIX вв. Баку, 1949.

10. Бартольд В. В. Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира. Баку, 1924.

11. Bayani К. Les relation de Г Iran avec Г Europe occidentale a l'epoque Safavide. Paris, 1937.

12. Новосельцев А. П. Освободительная борьба Закавказья в XVII-XVIII вв. // Вопросы истории. № 9. М., 1969.

13. Don Juan of Persia. A shi’ah catholic 1560-1604. London, 1926.


Источник:
Бязров А. В. Формирование антитурецкого военного блока в ирано-российских отношениях конца XVI в. // Известия СОИГСИ. Школа молодых ученых. 2010. Вып. 4. С. 3 - 10.

Похожие новости:

  • Возможная конфронтация между Азербайджаном и Ираном гипотетические сценарии развития
  • Завершение вхождения Северного Кавказа в состав России. Итоги.
  • Русско-турецкая война (1828—1829) и завершение вхождения Северо-Западного Кавказа в состав России
  • Русско-иранская (1804—1813), русско-турецкая (1806—1812) войны. Завершение вхождения Дагестана в состав России
  • Россия и народы Северного Кавказа в международных отношениях конца XVIII - начала XIX в.
  • Иран отменил визовый режим для граждан Азербайджана
  • Предисловие. Притяжение Кавказа. Между трех огней
  • В Азербайджане полиция разогнала журналистов
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Июнь 2020 (2)
    Май 2020 (8)
    Апрель 2020 (1)
    Март 2020 (1)
    Февраль 2020 (5)
    Январь 2020 (4)
      Осетия - Алания