История: Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в.

Опубликовал admin, 29 января 2015
А. К. Дудайти
д.и.н., доцент СОГУ

Германия и Ближний восток: краткий взгляд в историю. Согласно сведениям, содержащихся в средневековых исторических источниках, первые контакты между германцами и народами, населяющими Ближний Восток, начались во времена правления императора Карла Великого (742–814 гг.), короля франков1 и основателя Священной Римской империи. Господство арабов в Испании обращало на себя пристальное внимание франкской политики: их соседство рассматривалось как реальная угроза Франкскому государству, тем более что арабы активно занимались пиратством. Исходя из этого, Карл Великий считал необходимым принять под франкское покровительство население италийского и галльского побережий. Бесконечные раздоры, продолжающиеся в тот период в магометанском мире, создавали весьма благоприятные условия для реализации этого плана. В результате, в 778 г. началось вторжение франков в Испанию, и хотя поход Карла на Сарагосу не оказался удачным, впоследствии его войскам удалось захватить территорию нынешней Каталонии, где была создана Испанская марка с центром в Барселоне. Горные районы между Астурией, Каталонией и арабскими владениями переходили из рук в руки, пока в течение IX–X вв. здесь не образовались два небольших государства — королевство Наварра и графство Арагон. Таким образом, весь север полуострова был отвоеван у арабов, вынужденных к тому же признать ленные отношения к франкскому королю; христианское же население Испании получило в лице франков надежную опору и поддержку.

В 800 г. Карл Великий направил в Багдад делегацию с целью добиться у халифа Харун ар-Рашида согласия на проведение совместных военных действий против Византии, а также отколовшегося от Багдадского халифата Кордобского эмирата. В ответ багдадский халиф отправил в Аахен – столицу франкского королевства, многочисленное посольство с поистине громадным подарком – белым слоном. Но в ходе этих контактов достичь каких-либо положительных результатов в установлении германо-арабских союзнических связей не удалось. Безуспешными оказались также попытки Карла привлечь к политическому и военному сотрудничеству в Западной Европе арабских завоевателей Североафриканского континента, куда прибыли несколько его делегаций. В то же время, достаточно успешно развивались торговые связи между германцами и арабами, о чем свидетельствуют археологические раскопки на территории Германии, в ходе которых найдены многочисленные арабские монеты, датируемые периодом с 700 по 1000 гг.

С течением времени германо-арабские связи стали приобретать конфронтационный характер, что стало следствием военно-политического противостояния между исламским и христианским миром в разных районах – Испании, Сицилии, Палестине. Однако это не мешало противоборствующим силам перенимать друг у друга достижения в торговой, научной, культурной и других сферах жизнедеятельности. Так, арабы, оказавшись под влиянием эллинистической культуры и ознакомившись с европейскими достижениями в области философии, медицины, астрономии и математики, внесли затем существенный вклад в развитие и углубление знаний в указанных областях, обогатили их новыми открытиями. Примечательно в этой связи, что норманны, завоевавшие в 1060–1091 гг. подвластную арабам территорию Сицилии, не стали подвергать здесь притеснениям арабский язык, разрушать достижения арабской архитектурной культуры. Так, император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен (1194–1250 гг.), считающийся одним из образованнейших людей своего времени, наряду с греческим и латинским языками прекрасно владел арабским языком. По его указанию на латинский язык были переведены сочинения Авиценны, а также ряда других известных арабских ученых. По указанию императора в Италии было основано много школ, а в 1224 г. открыт университет в Неаполе, где преподавали не только христиане, но и арабы и евреи, что свидетельствовало о веротерпимости, характерной для всей его политики. Фридрих II проявлял глубокий интерес к медицине и зоологии: к его двору были приглашены известные арабские медики (в том числе, специалисты в области анатомии), ученые-астрономы, философы, поэты.

Со временем германо-арабские связи получили дальнейшее развитие. В 1616 г. в Германии появился Коран в переводе на немецкий язык, а в 1781 г. в стране был издан первый учебник арабского языка. Но в целом изучение в Германии арабского языка и знакомство с арабской культурой происходило замедленными темпами. Только с начала XIX в. стал закладываться прочный фундамент под изучение проблем, связанных с ближневосточным регионом, все активнее втягиваемым в орбиту мировой политики. При этом объектом повышенного интереса Германии становилась Палестина, расположенная на Восточном побережье Средиземного моря. Родина первых еврейских царств, она выступала главным духовным и политическим центром общественно-политической и экономической жизни евреев и одновременно, являлась районом, где происходило арабо-еврейское территориально-этническое противостояние. Вследствие своего важного геополитического расположения (через Палестину проходили важнейшие коммуникации, сильные позиции обеспечивали контроль и над более широкой зоной, включавшей страны арабского мира), а также торгово-экономического и религиозного значения, этот район приковывал к себе внимание со стороны крупных европейских держав. К середине XIX в. их сильному давлению подверглась Османская империя и в результате, страны Леванта (Ирак, Сирия, Ливан, Палестина), официально считающиеся частью империи, стали зоной проникновения европейских государств – прежде всего Великобритании, а также Франции и Германии.

Зарождение сионистского движения и великие державы. Османское владычество в Палестине, наступившее в первые десятилетия XVI столетия2, базировалось на исламских нормах поведения (законах шариата), хотя турецкие власти в целом не препятствовали немусульманским общинам в стране – христианам и иудеям – придерживаться также своих религиозных убеждений. Вместе с тем, даже в периоды некоторого ослабления османских позиций в Палестине и в целом на Ближнем Востоке3, турецкие завоеватели препятствовали еврейской иммиграции в страну. Между тем, эта проблема была актуальной на протяжении ряда столетий. Она получила отражение в мессианских учениях, базировавшихся на высокой вере в приход Мессии, которому надлежало вернуть еврейский народ на Святую Землю. В начале XIX в. в рамках религиозно-ортодоксального движения сформировалось отдельное течение, руководимое религиозным деятелем Иегудой Элкелеи, противопоставившее традиционной еврейской вере в «мессианское чудо» свое видение решения проблемы. Оно заключалось в отказе от пассивных ожиданий евреев в божественном спасении и необходимости реализации задачи колонизации Палестины 5. При этом Элкелеи и его сподвижники исходили из учета антисемитских настроений в ряде европейских стран: подлинная безопасность евреев, считали они, может быть обеспечена только путем их возвращения на свою историческую родину и создания здесь в будущем своего государства.

Решение данной задачи составило основу политического сионизма – движения, лидером которого являлся известный сионистский деятель Теодор Герцль. Он руководил разработкой организационной структуры движения, а также определением его целей и задач. Герцль был убежден, что еврейский вопрос невозможно решить путем просвещения и интеграции в европейские общества, где которых проживало еврейское население. На фоне растущих из года в год антисемитских настроений в ряде стран Европы такое решение проблемы заведомо вело в тупик. Единственным выходом из этой ситуации представлялось предоставление еврейскому народу возможности обрести национальный очаг в Палестине, с созданием здесь в дальнейшем еврейского государства.

Сионистские идеи вызывали повышенный интерес в европейских политических и дипломатических кругах. С правительствами некоторых заинтересованных стран Европы Герцль и его соратники вели переговоры по практическому решению еврейского вопроса в том виде, который был представлен сионистами, как единственно приемлемый. Одновременно проводилась работа по созданию организационной структуры движения, а на первом конгрессе сионистского движения в Базеле 29 августа 1897 г. она была завершена. Делегаты, присланные на съезд национальными еврейскими организациями и группами из государств Восточной и Западной Европы, приняли решение о создании Всемирной сионистской организации (ВСО) во главе с Т. Герцлем 4.

С созданием ВСО реализация программы колонизации Палестины стала приобретать реальные очертания. Но первые дипломатические шаги Герцля в этом направлении были неудачными. После публикации в 1896 г. своей книги «Еврейское государство», ставшей программным документом сионистского движения, Герцль направил письмо Отто фон Бисмарку – влиятельнейшему представителю политического истеблишмента Европы, с просьбой оказать дипломатическую поддержку в реализации сионистской программы. В письме выражалась убежденность, что «железный» канцлер, объединивший Германию и пользующийся в стране громадным авторитетом, может склонить кайзера к содействию в реализации программы еврейской колонизации Палестины. Одновременно Герцль вступил в предварительные переговоры с турецким султаном, но в Константинополе не дали согласия на создание еврейских колоний в Палестине, опасаясь отрицательной арабской реакции (хотя в таком случае султану обещалась помощь еврейских банковских организаций в погашении огромного внешнего долга Османской империи). Тогда Герцль стал искать контакты с кайзеровским руководством Германии, которое в то время было занято строительством стратегически важной железной дороги Берлин-Константинополь-Багдад и одновременно, делало крупные капиталовложения в Турции. Германское присутствие в этой стране утверждалось разными путями: вначале оно осуществлялось с помощью продажи туркам оружия, военной техники, а также военного сотрудничества с ними, а затем путем строительства в Турции железных дорог. В результате Турция постепенно стала ареной деятельности многих немецких финансовых и промышленных компаний. Параллельно росло военно-политическое давление официального Берлина на турецкий султанат, рассматриваемый как плацдарм для расширения германской экспансии в ближневосточном направлении. Хотя реализации этих планов всячески сопротивлялись Великобритания и Франция, имеющие сильные позиции в турецкой экономике, тем не менее, этот фактор во многом компенсировался германским влиянием на турецких военных, а затем и на султана. Учитывая эти обстоятельства, сионисты полагали, что кайзеровское руководство может повлиять на турецкие власти в положительном решении еврейского вопроса.

В ноябре 1898 г. состоялось ближневосточное турне Вильгельма II. В начале этого мероприятия германский кайзер посетил Константинополь, а затем торжественно въехал на коне в Иерусалим, окруженный блестящей и многочисленной свитой, где он заложил первый камень нового храма 6. Здесь состоялась встреча Герцля с Вильгельмом II, в ходе которой обсуждалась программа сионистов. В ходе нее Герцль заявил, что еврейские общины в Сирии и Палестине будут готовы войти под германское покровительство, если со стороны Берлина последует помощь в реализации сионистской программы. При этом имелось в виду учреждение в Константинополе компании под германским протекторатом, для содействия поселению евреев на палестинской земле. Герцль заверял, что в случае поддержки сионистских планов Палестина могла бы стать «лучшей хранительницей германских интересов на всем Ближнем Востоке» 7. Несмотря на заманчивость этих предложений, после долгих колебаний Вильгельм II решил отказаться от них. Решающую роль при этом сыграло опасение, что в случае оказания помощи иммигрантам в Палестине будет нанесен ущерб интересам кайзеровской Германии в турецком султанате и в целом, ее планам проникновения в подвластные османам ближневосточные страны.

В 1900 г. турецкие власти издали специальный указ, направленный против колонизации Палестины. Он ставил целью не допустить сближения сионистов с британским правительством, который стремился распространить влияние Великобритании из Аравийского полуострова на подвластные османам территории Восточного Средиземноморья (включая Сирию, в состав которой входили палестинские земли). Возможность такого сближения была вполне реальной, учитывая безуспешные попытки сионистской дипломатии добиться от турецких властей права создать еврейские колонии в Палестине. Получив германский отказ в посредничестве, руководители ВСО в 1902 г. обратились с аналогичной просьбой к правительству Великобритании и вскоре заручились его поддержкой. Кабинет консерваторов через министра по делам колоний лорда Дж. Чемберлена предложил обустроить еврейских иммигрантов – но не в Палестине, а в районе Британской Восточной Африки, рассчитывая таким образом ускорить освоение этой обширной территории. Но как оказалось, этот проект страдал отсутствием реалистичного подхода к решению еврейского вопроса: с одной стороны, он вызвал недовольство английских переселенцев в Восточной Африке, а с другой – подвергся острой критике со стороны многих сионистских деятелей, выступающих за колонизацию Палестины. 8

Дипломатическая борьба сионистов на европейской политической арене происходила на фоне уже фактически начавшейся еврейской колонизации Палестины. Так, если к середине XIX столетия число переселенцев в страну составляло всего 10 тыс. человек, в дальнейшем тенденция к их росту носила стабильный характер 9. Иммигранты первой волны (1882–1903 гг.), в основном выходцы из Польши, Литвы и царской России, приобретали за свои деньги у местных властей земельные участки, на которых создавали фермы и сельские поселения. Активная работа руководства ВСО по привлечению средств еврейских банкиров в Европе и США для приобретения земельных участков, а затем их передаче в аренду иммигрантам способствовала подключению к этим операциям финансовых организаций, в частности, Еврейского колониального банка (1899 г.) и Еврейского национального фонда (1901 г.). В результате, перед Первой мировой войной в Палестине насчитывалось более 40 поселений с населением, превышающим 120 тыс. человек 10. Этот факт вызывал растущее беспокойство палестинских арабов: их представители направляли в адрес турецкого султана Абдул-Хамида II жалобы по поводу быстрого роста влияния еврейского этноса в Палестине и просьбы пресечь приток новых иммигрантов в страну.

После начала Первой мировой войны турки приняли ряд жестких мер по ограничению еврейской иммиграции в Палестину. Прежде всего, они были вызваны тем, что больше всего иммигрантов прибывало в страну из царской России 11, с которой Османская империя находилась в состоянии войны. Кроме того, стремление евреев вернуться на свою историческую родину поддерживал другой противник Турции – Великобритания, рассчитывающая привлечь средства крупных еврейских банков и финансовых организаций на военные нужды союзников, в частности, обеспечения их продовольствием и военной техникой, преодоления в войсках транспортной разрухи, а также топливного кризиса 12. Одновременно британские и французские власти стремились при поддержке влиятельных в США еврейских групп привлечь американцев на сторону Антанты в войне против кайзеровской Германии и ее союзников. Наконец, в Лондоне рассчитывали при поддержке еврейского населения вытеснить из Палестины турок и окончательно утвердить здесь британское господство. При этом первоначальная ставка Великобритании на арабов в решении этой задачи не оправдала себя. Правитель внутренней и юго-восточной части Аравии шериф Хусейн 13, возглавивший при содействии англичан вооруженное антитурецкое выступление (1916 г.), впоследствии заявил, что его конечной целью является создание независимого Арабского халифата в составе Аравии, Ирака и Сирии (вместе с Палестиной), что в корне противоречило интересам Великобритании на Ближнем Востоке.

Опасения турецких властей по поводу англо-сионистского сближения оправдались: в военных операциях британских войск на Ближнем Востоке принимали участие также отряды еврейских добровольцев. Из них в составе британского контингента было сформировано еврейское подразделение (Конный корпус Сион) 14, составившее затем основу Отдельной еврейской бригады.

Участие бойцов бригады в военных операциях против турок оказало стимулирующее воздействие на позицию правительства Великобритании в еврейском вопросе. 2 ноября 1917 г. глава МИД страны А. Бальфур направил официальное письмо представителю британской еврейской общины банкиру У. Ротшильду, в котором указывалось, что правительство Его Величества относится благосклонно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа, и что Великобритания приложит все усилия, чтобы облегчить достижение этой цели – при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским и религиозным правам существующих в Палестине нееврейских общин. 15

Британские власти официально мотивировали Декларацию Бальфура необходимостью обеспечить помощь американских и русских евреев в войне против Германии и ее союзников. Но на самом деле, документ преследовал другие цели. В частности, они заключались в следующем: не допустить сближения Германии с сионистами; побудить американскую еврейскую общину оказать давление на правительство США – с тем, чтобы добиться от него вступления в войну на стороне Антанты; оказать давление на российских евреев, с целью предотвратить распространение среди них большевистских идей и тем самым предупредить выход России из войны; получить Великобританией морального права на контроль над Палестиной после войны. 16

О своем согласии с Декларацией Бальфура в 1918 г. заявили Франция и Италия, а в 1922 г. – США. В то же время, сдержанной выглядела реакция на этот документ со стороны властей Германии. Так, в заявлении МИД страны от 3 января 1918 г. указывалось, что «Германия с пониманием относится к естественному и законному желанию евреев к самоидентификации и культурному развитию в тех странах, где он составляет меньшинство…»17. При этом в документе не выражалась поддержка сионистской программы, что свидетельствовало о той настороженности, которая царила в Берлине на завершающем этапе войны из-за сближения лидеров ВСО с британским противником.

Декларации Бальфура являлась важным политическим успехом ВСО. Она с большим воодушевлением была встречена европейскими еврейскими общинами, а также переселенцами в Палестине 18, и наоборот, вызывала бурю негодования среди палестинских арабов. Последние квалифицировали этот документ, как имеющий юридической силы и считали, что Великобритания не имеет права вмешиваться в решение еврейского вопроса в Палестине, так как ее юрисдикция на страну не распространяется. Арабская позиция в отношении Декларации Бальфура оставалась неизменной и на завершающем этапе войны, когда английские войска очистили от турок Иерусалим, а затем освободили Палестину от османского владычества и установили здесь свой контроль. Указанные события ускорили завершение переговорного процесса между сионистскими лидерами и правительством Великобритании. После окончания военных действий проблема еврейской колонизации Палестины была вынесена на обсуждение в рамках Парижской мирной конференции (18.1.1919–21.1.1920 гг.), созванной державами-победительницами для заключения мирных договоров с побежденными странами. Делегация ВСО, присутствовавшая на ней, старалась заручиться поддержкой ведущих держав – Великобритании, Франции, США и Италии (т.н. Большой четверки), в скорейшем решении задачи по воссоединению еврейского народа на Святой Земле. Страстные выступления на конференции членов еврейской делегации произвели весьма положительный эффект на ее участников. По предложению Великобритании члены «Большой четверки» приняли решение включить Декларацию Бальфура в рамки Севрского договора, подписанного с Турцией 10 августа 1920 г. Согласно ему, большая часть османского «наследства» на Ближнем Востоке переходила под контроль Великобритании. В частности, она получила в свое подмандатное управление Палестину и Трансиорданию, а также богатую нефтяными источниками территорию Ирака. Кроме того, после вынужденного отказа Турции от своих «прав» на владение в Египте, англичане де-факто установили свой контроль и в этой стране. На Парижской конференции была представлена и арабская делегация, которая ставила своей целью изложить перед странами-победительницами проблемы, имеющиеся в Палестине. Но приводимые ею аргументы в пользу ограничения еврейской эмиграции в страну, по существу, были проигнорированы лидерами членов «Большой четверки», в чем немалую роль сыграло давление, оказываемое Великобританией на своих союзников.

Противостояние в Палестине и назревание кризиса британского мандата в стране. После Первой мировой войны взаимоотношения между еврейскими переселенцами в Палестине и местными арабами становились все более напряженными. На севере страны противостояние между ними в январе-марте 1920 г. приобрело форму острых вооруженных столкновений: арабы осуществляли нападения на еврейские поселения, а их жители, в свою очередь, вынуждены были сооружать оборонительные укрепления, чтобы оградить себя от набегов вооруженных арабских соседей. Обеспокоенные этими событиями, власти Великобритании направили своих представителей в Палестину во главе с Гербертом Самуэлем, занявшим должность британского Верховного комиссара в стране, с целью примирения враждующих сторон и наведения здесь полного порядка. Но безуспешно: обещания британского ставленника освободить из тюрем организаторов нападений на еврейские поселения и приступить к созданию Консультативного совета для решения всех спорных вопросов так и не были услышаны арабами. Напротив, они настаивали на пересмотре законов, изданных британской администрацией в 1920 г., о предоставлении сионистам права на приобретение земли в Палестине, что вело к легализации еврейской иммиграции в страну.

В 1919–1923 гг. проходил третий этап колонизации Палестины, активно поддерживаемый британской военной администрацией. Новые переселенцы создавали в стране свои коллективные поселения – кибуцы, жизнь в которых протекала в русле социалистических идей труда, равенства и справедливости. В конце 1920 г. с целью объединения еврейских профсоюзов в Палестине была создана Всеобщая еврейская федерация труда (Гистрадут). На ее учредительной конференции делегаты приняли решение об образовании военизированной организации Хагана для обороны еврейских поселений от нападений арабов, а также защиты еврейских кварталов Иерусалима, Тель-Авива, Хайфы и других населенных пунктов от разрушительных вторжений толпы 19. Деятельность Хаганы стала важным фактором, обеспечивающим безопасность еврейского населения Палестины. Но в дальнейшем, по мере роста арабской враждебности в отношении населения ишува, Хагана вместе с тактикой сдерживания стала применять также превентивные меры против нападавших арабов, что усиливало арабо-еврейскую конфликтность.

В этих условиях, с целью достижения большей эффективности в работе своей администрации в Палестине, прежде всего, недопущения здесь новых беспорядков, правительством Великобритании была проведена структурная реорганизация аппарата мандатного управления в стране. В частности, эта функция была передана из аппарата МИД в ведение Министерства по делам британских колоний во главе У. Черчиллем. Но и после осуществления этих мер администрации британского Верховного комиссара не удалось достичь компромиссного соглашения с арабами, по-прежнему настаивающих на отмене еврейской иммиграции в Палестину.

Весной 1921 г. среди арабского населения Яффы, а также ряда других городов прошли новые волнения. На этот раз их причиной послужил провал кандидатуры лидера арабских националистов Амина аль-Хуссейни на выборах Великого муфтия Иерусалима. Арабы немедленно обвинили в этом сионистов, которые якобы вступили в сговор с британской администрацией. В результате произошли столкновения с еврейским населением, во время которых погибли десятки людей, сотни получили ранения 20. Еще одно антиеврейское выступление состоялось в Иерусалиме 2 ноября 1921 г., когда население ишува отмечало четвертую годовщину Декларации Бальфура. В ходе столкновений вновь имелись человеческие жертвы, многие получили увечья.

Все эти события убедили британскую администрацию в необходимости ускорить созыв представительного Консультативного совета для создания с его помощью выборных учреждений самоуправления в Палестине. Однако администрация Самуэля в очередной раз столкнулась с арабской оппозицией, настаивающей на ревизии Декларации Бальфура. Не нашел поддержки этот проект и среди большей части ишува. В то время, когда арабы составляли почти 89% населения страны и к тому же, естественный прирост населения у них был значительно выше, чем у евреев, арабское представительство в учреждениях самоуправления грозило стать подавляющим, чего нельзя было допустить. Как следствие, в Палестине фактически сложилась тройственная система управления, просуществовавшая до окончания действия мандата. Британское управление осуществлялось через Верховного комиссара и его администрации, еврейская – через Сионистский Исполнительный комитет, признанный мандатом, а также Национальный совет в составе Гистрадута и организации Хагана, арабская – через Верховный мусульманский совет во главе с Великим муфтием Иерусалима.

Антиеврейские выступления арабов, сопровождаемые обвинениями в адрес британской администрации в поддержке еврейской иммиграции в Палестину, побудили власти Великобритании выступить с разъяснением своей позиции по этому вопросу. Она получила отражение в документе под названием «Белая книга», подготовленным У. Черчиллем в июне 1922 г. В нем указывалось, что Декларация Бальфура не предусматривает создание еврейского национального очага на всей территории Палестины, а только к западу от реки Иордан. При этом о создании еврейского национального государства в документе не говорилось ровным счетом ничего. Естественно, «Белая книга» разочаровала палестинских евреев (хотя их лидеры все же согласились с ней, ибо в ней давалась куцая, но все же, гарантия в рамках мандатного управления Палестиной). В свою очередь, арабы категорически отклонили этот документ, поскольку он исключал их права на палестинские земли, расположенные к западу от Иордана. Арабское недовольство привело осенью 1929 г. к новым столкновениям с еврейским населением Иерусалима. Только благодаря вмешательству военных сил британской администрации удалось избежать больших жертв. В страну была направлена следственная комиссия, которая, изучив обстановку на месте, пришла к заключению, что программа строительства еврейского национального очага в Палестине не должна осуществляться с нарушениями политических и экономических интересов местного арабского населения. Но этот маневр не устроил арабов: ведь в документе комиссии не было сказано о необходимости сокращения еврейской иммиграции, на чем они упорно настаивали. Локальные арабские выступления продолжались, а в 1936 г. они переросли в вооруженное восстание. Сначала оно началось, как реакция на очередные столкновения с еврейским населением, затем, по мере активного вмешательства британской администрации, стало приобретать антианглийскую окраску.

Встревоженные размахом восстания, британские власти увеличили свой контингент войск в Палестине. Одновременно, с целью анализа сложившейся ситуации в стране, в Иерусалим была направлена специальная комиссия во главе с лордом Р. Пилем. Выслушав руководителей конфликтующих сторон, она пришла к заключению, что выход из создавшегося положения виден в разделе Палестины на три зоны – еврейскую, арабскую и зону, которая будет контролироваться английским мандатом. При этом защиту святых мест следовало передать в ведение Лиги Наций. Руководство ишува приняло этот план, рассматривая его, как возможность создания еврейского национального очага в Палестине, но арабы категорически отвергли план Пиля, не желая уступать сионистам ни пяди палестинской земли.

Учитывая арабские настроения, правительство Великобритании издало в 1938 г. «Белую книгу», в которой отказалось от предложенного комиссией Пиля плана раздела Палестины. Но это не успокоило арабов: осенью 1937 г. восстание вступило в новую фазу, продолжающуюся до начала 1939 г. Теперь оно было направлено уже против британской политики в Палестине. Почувствовав реальную угрозу позициям Великобритании в этой стране, правительство Н. Чемберлена направило сюда дополнительные воинские части и одновременно, предложило организации Хагана сотрудничество в нейтрализации арабских выступлений. Руководство ишува приняло это предложение, видя в нем удобный случай для вооружения бойцов Хагана британским оружием, и, что представлялось особенно важным, придания ее действиям легитимного характера.

Однако в ходе совместных действий отрядов Хаганы с англичанами против палестинских партизан британская администрация вновь прибегла к своей излюбленной тактике маневрирования. На этот раз она проявлялась в стремлении решить проблемы арабов за счет ущемления национальных интересов ишува, а в более широком плане – сохранении и упрочении позиций Великобритании на Ближнем Востоке в условиях надвигающейся войны с нацистской Германией. Исходя из этих соображений, британское правительство выпустило в мае 1939 г. «Белую книгу», где указывалось о недопущении раздела Палестины на еврейскую и арабскую зону, а также введении ограничения на еврейскую иммиграцию в страну. По большому счету, содержание этого документа означало ревизию Декларации Бальфура, что вынуждено было констатировать руководство ишува.

Ближневосточная стратегия нацистской Германии. Форсированное арабо-еврейское противостояние в Палестине происходило в период, когда в Германии быстрыми темпами рос расистский антисемитизм. С приходом в 1933 г. к власти А. Гитлера он был возведен уже в ранг официальной нацистской политики. Антисемитизм являлся реализацией на практике тех фашистских идей, которые разработал нацистский фюрер в своей книге «Mein Kampf». В конце 20 – начале 30-х гг. в Германии царил полный хаос: экономическая депрессия, крайний национализм (как реакция на поражение в Первой мировой войне), революционные потрясения, окончательное разочарование в демократии. Все это пробудило во многих немцах агрессивный национализм, чем, в свою очередь, воспользовался Гитлер для развития расистской теории. Нацистский фюрер считал себя мессией, призванным спасти мир от «еврейского засилья», призывал к беспощадной борьбе против евреев, якобы нарушающих чистоту «арийской расы». После прихода Гитлера к власти расистский антисемитизм стал насаждаться в государственном масштабе. Так, в апреле 1933 г. была инспирирована общегерманская антиеврейская акция, в ходе которой нацисты пикетировали магазины, адвокатские бюро, врачебные кабинеты, принадлежавшие евреям. В сентябре 1935 г. на съезде нацистской партии были приняты Нюрнбергские законы, что на деле означало практическую реализацию нацистами первого этапа «решения еврейского вопроса», в ходе которого евреи были лишены всех гражданских прав в Германии. Вскоре антиеврейская политика стала еще более жестокой: нацисты перешли от полного ограничения прав евреев к их вытеснению из общественной, политической и экономической жизни Германии. После аншлюса Австрии, в ночь на 10 ноября 1938 г., произошел еврейский погром, вошедший в историю как «Хрустальная ночь», в ходе которого были убиты сотни лиц еврейской национальности, разрушены до основания все синагоги в Германии, разграблены более 7000 еврейских магазинов. В январе 1939 г. началась подготовка мероприятий второго этапа «решения еврейского вопроса»: на этот раз речь шла уже о том, чтобы полностью лишить евреев права проживать в Германии. 21

Последовательно осуществляя меры по насильственному выселению лиц еврейской национальности из страны, гитлеровское руководство направило 1 июня 1937 г. своим дипломатическим представительствам за границей специальную директиву, в которой подробно излагались основные принципы политики Третьего рейха на Ближнем Востоке. В документе указывалось, что насильственная депортация евреев из Германии должна сопровождаться дипломатическими мерами по созданию препятствий еврейской колонизации Палестины, чреватой созданием там еврейского национального государства под покровительством Великобритании, что противоречило стратегическим планам Германии на Ближнем Востоке. С этой целью следовало установить тесные контакты с арабскими режимами, выступающими против решения еврейского вопроса в Палестине, оказывать им помощь и поддержку22. Одновременно гитлеровское руководство пыталось убедить арабских националистов, выражающих недовольство мерами по депортации евреев из германского государства, в том, что основную проблему создают арабам эмигранты, прибывающие в Палестину в массовом порядке, прежде всего, из Польши и Румынии. Но арабские националисты не довольствовались этими доводами и настаивали на конкретизации германских мер по недопущению еврейской колонизации Палестины. Одной из них могло стать официальное заявление властей Германии, в которой содержался бы отказ поддержать идею создания в Палестине еврейского национального государства, что помогало предотвратить разделение страны на две части. Об этом, в частности, шла речь на встрече муфтия Амина аль-Хуссейни с главой германского консульства в Иерусалиме 15 июля 1937 г. Однако в Берлине не были готовы к такому шагу, избегая осложнений во взаимоотношениях с Великобританией, участницей Мюнхенского сговора 1938 г., решившего судьбу Чехословакии. Тем не менее, арабские националисты не теряли надежд на получение германской поддержки в решении палестинского вопроса. Убежденность в этом появилась у них уже после окончания Первой мировой войны, когда в ближневосточных странах были введены режимы мандатного управления, по существу, поставившие их в колониально зависимое положение от Великобритании и Франции. Объективно политика колониальных держав в этих странах вела к германо-арабскому сближению, ибо в Германии арабы видели государство, находящееся в схожем с ними зависимом положении от Великобритании и Франции (в результате установления Версальской системы), вынужденного вести упорную борьбу за свое самостоятельное существование. При этом авторитет Германии в арабском мире рос по мере достижения нацистами успехов в Европе во второй половине 30-х гг., наносящих удар по англо-французским позициям на континенте. В результате, нацистская Германия стала позиционировать в арабских странах, как союзник в борьбе против англо-французского колониального господства, по принципу «враг моего врага – мой друг». Это мнение укрепилось в арабском мире после объявления Великобританией и Францией войны Германии после вторжения гитлеровских войск в Польшу 1 сентября 1939 г.

В свою очередь, руководство Третьего рейха придавало исключительно важное значение использованию арабского национально-освободительного движения для реализации задачи по завоеванию германского господства на Ближнем и Среднем Востоке. С началом Второй мировой войны державы оси усилили свое политическое, экономическое и военное проникновение на Ближний и Средний Восток, опираясь на реакционные режимы в ряде стран этого района. При этом они пытались использовать устойчивые в этих странах антибританские и антифранцузские настроения в своих целях: спекулируя на их стремлении к национальной независимости, нацистская пропаганда представляла Германию и Италию, как «освободителей» народов Востока, сторонников арабского единства. При этом центрами подрывной деятельности нацистов на Ближнем и Среднем Востоке стали германские посольства в Турции, Иране и Ираке. Эти страны были поставщиками важного для держав оси стратегического сырья – хромовой руды, нефти, хлопка, а также кожного сырья и продовольствия. Одновременно германские монополии, действуя в союзе с итальянскими и японскими концернами, усилили экономическое проникновение в Турцию, Иран и Афганистан. В октябре 1939 г. был подписан секретный ирано-германский протокол, а в июле 1940 г. – германо-турецкое соглашение, гарантирующие поставки стратегического сырья в Германию. В 1940–1941 гг. гитлеровская Германия почти полностью вытеснила Великобританию с иранского рынка: доля первой составила 45,5% в общем иранском товарообороте, второй – 4%. Товарооборот между Германией и Турцией в январе 1941 г. на 800 тыс. лир превысил англо-турецкий. Укрепились экономические позиции стран оси и в Афганистане. Торговые миссии и представительства германских и итальянских фирм являлись удобным прикрытием для разведывательной и подрывной деятельности. Кроме того, турецкие и иранские компрадоры содействовали Германии в закупке олова, каучука и другого стратегического сырья на рынках Индии, Индокитая, Индонезии.

Согласно стратегическим планам нацистского режима, на Ближнем Востоке следовало создать напряженную ситуацию, с тем, чтобы заставить Великобританию держать в регионе значительный контингент войск и не допустить их переброски на Балканы. В этой связи на совещании Гитлера с командованием вермахта 6 сентября 1940 г. было указано на необходимость расширения театра военных действий в районе Средиземного моря, с целью захвата Гибралтара и Суэцкого канала. Этот вариант ведения войны против Великобритании рассматривался вермахтом, как альтернатива рискованной операции по высадке германских войск непосредственно на британском побережье. Господство в Средиземноморском бассейне должно было создать плацдарм для дальнейшего продвижения войск держав оси в направлении Североафриканского континента и Ближнего Востока. В ходе этой операции планировалось захватить все важнейшие коммуникации, по которым шло снабжение Великобритании стратегическим сырьем из Южной Азии, что могло иметь для нее катастрофические последствия. Вместе с тем, решение этих задач требовало установления тесных контактов с арабскими националистами, оказания им помощи финансовыми средствами, а также оружием и боеприпасами, для организации в разных районах Ближнего Востока вооруженных антианглийских выступлений.

Сознавая опасность такого хода развития событий, Великобритания и Франция прилагали усилия, чтобы сдержать проникновение держав оси в жизненно важные для них районы Ближнего и Среднего Востока. Для этой цели они стремились создать на Балканском полуострове блок государств во главе с Турцией, благосклонно расположенных к союзникам, и с их помощью создать надежный заслон германо-итальянскому вторжению на Ближний Восток с северо-западного направления. Следовало также создать крупный стратегический резерв вооруженных сил на Ближнем Востоке для отражения наступления германо-итальянских войск в регионе, и, кроме того, жесткого пресечения антианглийских и антифранцузских выступлений местного населения. Наконец, размещение резерва войск на Ближнем Востоке должно было укрепить влияние англо-французской коалиции в Турции, Греции и других балканских странах. При этом его развертывание рекомендовалось провести за счет войск доминионов и колоний – Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза, Индии. Одновременно власти Великобритании стремились к «восстановлению доверия» у арабских националистов: в мае 1939 г. они провозгласили, что через десять лет Палестина должна стать «независимым государством», в котором будут «обеспечены жизненные интересы» как арабского, так и еврейского населения. Кроме того, выступая с речью в Лондоне 29 мая 1941 г., министр иностранных дел Великобритании А. Идеи заявил о поддержке Великобританией идеи арабского единства. Но это были лишь туманные обещания. На самом деле, в Лондоне решительно отказывались пойти навстречу требованиям египетского, иракского и других арабских народов о предоставлении им независимости.

В свою очередь нацисты, стремясь использовать в своих целях арабское освободительное движение, в негласных переговорах с его представителями заверяли, что Третий рейх признает законное право арабских государств на свою независимость. Эти заявления воодушевляли арабских националистов, не скрывающих своих симпатий державам оси. Они значительно возросли в связи с теми успехами, которые были достигнуты гитлеровцами в Северной Африке в начале Второй мировой войны. Отдельные представители арабских националистических кругов, посетившие в те годы Берлин, ходатайствовали о предоставлении рейхом более эффективной помощи для организации антианглийских и антифранцузских выступлений в странах Ближнего Востока, а также недопущении им раздела Палестины. В регионе активно действовала нацистская агентура, которая установила тесные связи с лидерами арабских националистов, действующих под лозунгом «Аллах на небе, Гитлер на земле»23. В свою очередь, Великий муфтий Иерусалима призывал мусульман к вооруженному сопротивлению британским властям и одновременно, активной поддержке Германии в его «исторической борьбе».24

На этом фоне совершенно другими были действия руководства ишува в Палестине: несмотря на непоследовательность, а порой и двойственность политики британской администрации в этой стране, оно, тем не менее, после начала войны решило поддержать своими вооруженными формированиями английские силы, противостоящие державам оси на Ближнем Востоке. В результате, почти 140 тыс. добровольцев – палестинских евреев, вступили в ряды британских войск. Кроме того, в совместных с англичанами военных операциях принимали участие боевые отряды Хаганы и Пальмах. 25

Между тем, прогерманские настроения в кругах арабских националистов грозили перерасти в вооруженные антианглийские выступления в разных районах Ближнего Востока. Военные поражения Великобритании и Франции значительно подорвали авторитет силы, на котором зиждилось колониальное господство этих держав в регионе, углубили здесь кризис их колониальной политики. В Египте часть офицерского состава национальной армии вместе с радикальной религиозной организацией «Братья-мусульмане» вынашивали планы восстания. В Кувейте члены «Партии молодых борцов за свободу» пытались силой свергнуть проанглийский режим шейха. Кульминацией же недовольства британской колониальной политикой стало крупное восстание, произошедшее в апреле-мае 1941 г. в Ираке под лозунгом освобождения страны от британского господства. Началом вооруженного выступления послужил государственный переворот, ставший результатом долгой борьбы между правящей проанглийской группировкой Нури-Саида и оппозиционной прогерманской группировкой «Золотой квадрат», возглавляемой Р. Гайлани. 1 апреля 1941 г. в Багдаде был создан комитет национальной обороны, в руки которого перешла власть на всей иракской территории, кроме военных баз англичан. Программные заявления правительства Гайлани свидетельствовали о его намерении соблюдать нейтралитет во Второй мировой войне, мирно урегулировать спорные вопросы с Великобританией и сохранить верность англо-иракскому договору 1930 г. Однако самостоятельная политика нового иракского правительства не устраивала власти Великобритании. Кроме того, подстрекательские заявления нацистского руководства Германии об оказании «финансовой и военной помощи» арабам в их борьбе против английского господства вызывали опасения официального Лондона, что Ирак попадет под влияние нацистов. Поэтому, несмотря на стремление правительства Гайлани уладить отношения с Великобританией, правительство этой страны встало на путь вооруженного вмешательства. В этих условиях руководство рейха по просьбе Великого муфтия Иерусалима и по взаимной договоренности с режимом Виши26 решило переправить через Сирию, подмандатную Франции, военное снаряжение в Ирак. Однако этой помощи оказалось недостаточно для успешного противостояния англичанам. Командование же вермахта, занятое подготовкой к войне против Советского Союза, не могло оказать существенной помощи иракским националистам. В результате англичанам, перебросившим крупные соединения в Ирак, удалось овладеть положением. 30 мая 1941 г. их войска, после нескольких небольших столкновений с иракскими военными силами, заняли Багдад. В тот же день правительство Гайлани было свергнуто и вынуждено эмигрировать в Иран.

Поддержка нацистской Германией иракских националистов и в целом, подрывная работа гитлеровской агентуры на Ближнем Востоке вызывали у властей Великобритании опасения за прочность ее военно-политических позиций в регионе. В результате, в 1940–1941 гг. британское правительство осуществило меры по укреплению влияния Великобритании в странах Ближнего Востока. Так, по требованию англичан в Египте от управления страной были отстранены лица, подозреваемые в прогерманской ориентации, произошла смена правительства, ушел в отставку начальник генерального штаба. В Саудовской Аравии развернулась острая дипломатическая борьба между Великобританией и державами оси за влияние на короля. Только боясь затронуть интересы США, которые имели там нефтяные концессии, Великобритания не решилась на прямую оккупацию страны. Весной и летом 1941 г. английское правительство перебросило подкрепления в Аден, Маскат, Бахрейн и дало свое согласие на пребывание в районе Персидского залива американских войск. Одновременно, после подавления иракского восстания британское командование совместно с организацией «Свободная Франция» начало военные действия против вишистского режима в Сирии и Ливане. Англичане преследовали в этой операции двоякую цель: во-первых, предотвратить дальнейшее использование территорий Сирии и Ливана в качестве плацдарма держав оси на Ближнем Востоке и, во-вторых, усилить в регионе свои колониальные позиции, установив в Сирии и Ливане военно-оккупационный режим. В то же время, учитывая подъем освободительного движения в Сирии и Ливане, правительство Великобритании высказалось за предоставление этим странам формальной независимости. 8 июня 1941 г., в день перехода сирийской и ливанской границы, командующий частями «Свободной Франции» генерал Ж. Катру обещал ликвидировать мандатный режим и предоставить обеим странам независимость после освобождения. На следующий день Великобритания выступила гарантом французской декларации и в результате, население Сирии и Ливана оказало существенную поддержку боевым действиям против войск правительства Виши. 21 июня союзники взяли Дамаск. 14 июля между британским командованием и верховным комиссаром правительства Виши было подписано перемирие. При решении вопроса о дальнейшей судьбе Сирии и Ливана возникли серьезные разногласия между генералом де Голлем и Черчиллем из-за намерения англичан сохранить военный контроль над этими странами. В конечном счете, де Голль признал главенство британского командования в военной области, но с условием, что французы сохранят над Сирией и Ливаном политический и административный контроль.

В разгар указанных событий Великий муфтий Иерусалима Амин аль-Хуссейни обратился с посланием к Гитлеру, в котором благодарил его за поддержку иракских националистов, финансовую и военную помощь, оказанную в антианглийском выступлении. Великий муфтий выразил уверенность в скорой победе Германии в войне, указав, что «будущее арабов зависит от окончательной победы держав оси над врагами»27. В ответном послании Гитлер заверил духовного наставника мусульман, что рейх будет последовательно отстаивать интересы арабов в их освободительной борьбе против англичан и французов, примет все меры для того, чтобы не допустить создания в Палестине еврейского государства. 28

23 мая 1941 г. Гитлер подписал директиву № 30 «Средний Восток», где указывалось, что арабское освободительное движение является естественным союзником Третьего рейха. Отмечая особое значение Ирака, он заявил, что «решил ускорить развитие событий на Среднем Востоке путем поддержки Ирака»29. В этих целях было решено отправить в эту страну германскую военную миссию, оказать Ираку помощь авиацией, организовать поставки оружия. Командование вермахта направило для участия в боевых действиях несколько немецких и итальянских эскадрилий, которые на заключительном этапе конфликта оказывали иракским частям поддержку с воздуха. На министерство пропаганды возлагалась задача ведения работы на Среднем Востоке под лозунгом: «Победа держав оси несет странам Среднего Востока освобождение от английского ига»30. Но в целом, нацистская Германия не смогла оказать значительную помощь своим союзникам в Ираке, поскольку ее войска уже концентрировались для нападения на СССР.

Весьма сложной была в это время ситуация в Палестине, где британская администрация делала все возможное, чтобы пресечь прибытие в страну иммигрантов из оккупированных гитлеровцами восточноевропейских стран. В результате, руководство ВСО и органов самоуправления ишува полностью убедились, что британский мандатный режим в Палестине ставит в тупик программу создания еврейского национального очага в этой стране, в связи с чем возникла необходимость поиска новых союзников в решении данного вопроса. На конференции сионистских организаций в Нью-Йорке в мае 1942 г. был принят документ под названием «Билтморская программа», требующий отмены всех британских ограничений на еврейскую иммиграцию в Палестину, а также проведение под руководством Еврейского Агентства мероприятий, связанных с этим процессом. В американских политических и деловых кругах «Билтморская программа» была встречена с пониманием и поддержкой. Получил одобрение документ и со стороны Конгресса США, занимающегося разработкой программы послевоенной реконструкции Ближнего Востока, предусматривающей вытеснение «старых» европейских держав с региона и предотвращение наплыва еврейских беженцев из Европы в США. При этом после окончания войны американская ближневосточная политика значительно активизировалась. В 1946 г. две англо-американские комиссии изучали сложную ситуацию, сложившуюся в Палестине, а также в лагерях для «перемещенных лиц» в Европе. По завершению их работы в Лондоне состоялись консультации с представителями арабской и еврейской общин в Палестине, в ходе которых американцы настоятельно советовали властям Великобритании пересмотреть положения «Белой книги» 1939 г. и разрешить приезд 100 тыс. евреев в Палестину из Европы, но безрезультатно: официальный Лондон продолжал отказываться от плана комиссии Пиля и сохранял ограничения на еврейскую иммиграцию в страну. Как следствие, среди еврейского населения Палестины резко возросла оппозиция к властям Великобритании, переходящая в ненависть. По призыву руководства ишува отряды Хаганы начали диверсионную войну против английского воинского контингента в стране, а боевики организаций Этцель и Лехи31 осуществили ряд громких террористических актов, направленных против администрации Верховного комиссара в стране.

Послевоенная политическая обстановка в регионе. Хотя Ближний Восток не был главным театром боевых действий, Вторая мировая война оказала на регион большое воздействие, ускорив политические изменения, которые начались там в предшествующие десятилетия. Прежде всего, война положила конец европейскому владычеству в странах Ближнего Востока и закрепила политические границы, установившиеся в регионе после Первой мировой войны 32. Исключением являлась Палестина, где ни на один день не прекращались антианглийские выступления, сопровождаемые кровавыми столкновениями между арабами и евреями. Эти события окончательно завели британское управление в стране в тупик, выявили неспособность властей Великобритании осуществлять мандат во вверенной им территории, прежде всего, в выполнении ранее взятых на себя обязательств по предоставлению независимости арабскому и еврейскому населению и обеспечению системы безопасности в стране. В результате, признавшись в своем бессилии вывести палестинский вопрос из тупика, правительство Великобритании вынуждено было пойти на его рассмотрение в Организации Объединенных Наций. Сложная ситуация в Палестине, обсуждалась на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 27 апреля – 25 мая 1947 г. Делегации, представленные на ней, приняли решение о создании Специального комитета по Палестине (UNSOP) в составе представителей 11 стран-членов ООН, для изучения палестинского вопроса и представления соответствующих рекомендаций для его решения.

За время работы UNSOP в Палестине (июнь–август 1947 г.) выступления отрядов ишува против британских властей не прекращались ни на один день, на что англичане отвечали карательными операциями против бунтовщиков. В этой обстановке UNSOP представил в ООН отчет, в котором констатировал невозможность решения палестинского вопроса в рамках британского мандата. Авторы доклада выдвинули предложения по выходу из кризисной ситуации, суть которых заключалась в упразднении британского мандатного управления в Палестине и проведении под эгидой ООН процедуры разделения страны на два государства – арабское и еврейское, с интернационализацией зоны Иерусалима с окрестностями, т.е. придания ему международного статуса.

Арабские страны, члены Лиги арабских государств (ЛАГ)33 отвергли этот план и приняли решение приступить к укреплению границ с Палестиной – на случай, если начнутся военные действия. Болезненно отреагировало на рекомендации UNSOP и правительство Великобритании. Оно указало, что не считает для себя возможным решить проблемы, имеющиеся в Палестине, ни в пользу арабов, ни в пользу евреев. Тем самым, судьба британского мандатного режима в стране практически была предрешена.

Между тем, межэтнические столкновения в Палестине приобретали все более ожесточенный характер. С целью предотвращения эскалации насилия в стране Генеральная Ассамблея ООН приняла 29 ноября 1947 г. резолюцию № 181/II, предусматривающую раздел Палестины на два государства – еврейское (площадью 14,1 тыс. кв. км., или 56% всей территории, с населением 499 тыс. евреев и 510 тыс. арабов) и арабское (площадью 11,1 тыс. кв. км., или 43% территории, с населением 800 тыс. арабов и 95 тыс. евреев). Зона Иерусалима с окрестностями (1% территорий Палестины, с населением около 105 тыс. арабов и 59 тыс. евреев) приобретала интернациональный статус и переходила под контроль ООН. Согласно резолюции, британский воинский контингент должен был покинуть Палестину к 1 августа 1948 г.

После некоторых колебаний великие державы – США и СССР, поддержали резолюцию № 181/II, а Великобритания, рассчитывающая сохранить свои позиции в Палестине, воздержалась при голосовании. Со своей стороны британские власти не были склонны рассматривать документ ООН, как окончательную эвакуацию войск с палестинской территории. Следуя принципу «уходя, оставаться», они активизировали усилия по налаживанию тесных контактов с арабскими режимами, которые пользовались поддержкой и помощью Великобритании и в свою очередь, были проводниками ее политики на Ближнем Востоке. Особое место среди них занимала Трансиордания, где располагался Арабский легион под командованием английского генерала Глабба. Британское правительство рассчитывало в случае вынужденного вывода контингента своих войск из Египта и Палестины разместить их на территории этого государства. При этом оно принимало во внимание наличие собственных интересов иорданского монарха в Палестине, а именно, стремление короля Абдаллы прибрать к рукам Иерусалим, где находились мусульманские святыни. В этих же целях им предпринимались попытки сотрудничества с руководством ишува, направленного против общего врага – Великого муфтия Иерусалима Амина аль-Хусейни. Еще до рассмотрения палестинского вопроса в ООН король дал руководству ВСО свое согласие на создание национального государства в тех частях Палестины, где компактно проживало население ишува, требуя взамен оказание банковскими организациями сионистов финансовой помощи королевству. Но политическая обстановка в арабском мире не позволила Абдалле продолжать вести подобный диалог: после принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о разделе Палестины он решил направить свои войска в районы страны с преобладающим арабским населением, вместо выведенных оттуда британских военных подразделений.

Палестинские арабы крайне отрицательно отнеслись к резолюции ООН о разделе страны на две части, посчитав ее «чудовищной несправедливостью», открывающей дорогу евреям для создания своего независимого государства в центре арабского мира. Не был одобрен этот план и со стороны еврейского населения Палестины. Согласившись в целом с резолюцией № 181/II, оно не было полностью удовлетворено теми условиями раздела территории страны, которые предложила Генеральная Ассамблея ООН.

В результате, в период с 30 ноября 1947 г. по 14 мая 1948 г. еврейские и арабские военизированные формирования стали проводить операции по захвату территорий и контролю над коммуникациями, а также занятию ключевых пунктов сразу после ухода британских войск. В свою очередь, напряженность между арабским и еврейским общинами непосредственным образом отразилось на действиях ряда арабских стран. Против отрядов Хаганы и других военизированных формирований ишува была выставлена сформированная в Сирии Арабская освободительная армия (АОА), а также Армия священной войны (Армия джихада) во главе с муфтием Амином аль-Хусейни, и еще около 6 тыс. вооруженных палестинских арабов, которые подчинялись Верховному арабскому комитету (ВАК). В марте 1948 г. арабские вооруженные силы блокировали дороги, соединяющие Тель-Авив, Иерусалим и Хайфу с западной Галилеей, что привело к изоляции населения Иерусалима, а также еврейских поселений в Негеве, от внешнего мира.

В создавшейся ситуации руководство ишува санкционировало установление Хаганой превентивного контроля над арабскими населенными пунктами, оставленными английскими военными. В конце марта – начале мая 1948 г. отряды Хаганы заняли город Тверия на берегу Тивериадского озера, крупнейший порт Палестины Хайфу, города Цфат, Яффа, Акра. В апреле боевики организации Этцель провели карательную операцию в арабской деревне Дейр-Ясин, расположенной недалеко от Иерусалима, в ходе которой погибло 250 мирных человек. Этот инцидент сыграл ключевую роль в распространении паники среди арабского населения: перепуганные арабы из близлежащих населенных пунктов в спешном порядке стали бросать свои дома и уходить в безопасные места. Вскоре процесс исхода арабов из страны приобрел массовый характер, положив тем самым начало формированию проблемы и трагедии палестинских беженцев. 34

14 мая 1948 г., на следующий день после вывода воинского контингента англичан из Иерусалима, Бен Гурион вместе с другими лидерами сионистского движения, собравшихся в Тель-Авиве, поставил свою подпись под Декларацией независимости Израиля. В документе указывалось, что это решение принято в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины и отражает чаяния еврейского народа на создание национального государства на своей исторической родине. Провозглашалось, что оно будет называться Государство Израиль, а его основополагающими принципами провозглашались свобода, справедливость и мир. Соседним арабским странам Израиль предлагал жить в мире и добрососедстве.

Первыми израильское государство признали США, затем их примеру последовал Советский Союз. Напротив, страны-члены ЛАГ заняли резко отрицательную позицию в отношении провозглашенного еврейского государства. Охарактеризовав его, как «сионистское образование», они категорически отказались признать право Израиля на существование и соответственно, вести с ним какие-либо контакты и официальные переговоры. Такая постановка вопроса заведомо ставила проблему мирного разрешения арабо-израильского конфликта в тупиковую ситуацию, что наглядно показало дальнейшее развитие событий на Ближнем Востоке.

15 мая 1948 г., на следующий день после отмены английского мандата и провозглашения Государства Израиль, войска Трансиордании, Ирака, Египта, Сирии и Ливана вступили на палестинскую территорию. Началась война, получившая в Израиле название «Война за независимость», а в арабской новейшей истории ставшая известной, как «Катастрофа». В результате Палестинской войны около половины территорий, которые были выделены ООН под арабское государство, а также Западный Иерусалим, были заняты Израилем. Остальные же арабские территории, включая Восточный Иерусалим, были переданы под управление Трансиордании и Египта. В целом под израильским контролем оказались 1300 кв.км. и 112 населенных пунктов, отводившихся резолюцией №181/II арабскому государству. В свою очередь, под арабский контроль перешли 300 кв.км. и 14 населенных пунктов, решением ООН предназначенных еврейскому государству.

Однако самой большой трагедией войны 1948–1949 гг. стало появление нового фактора в арабо-израильском военно-политическом противостоянии – палестинской проблемы. Так, к концу военных действий число беженцев – палестинских арабов, достигло 900 тыс. человек. Для оказания им помощи специальным решением Генеральной Ассамблеи ООН № 302/IV было образовано т.н. Ближневосточное агентство по беженцам, усилиями которого в Иордании, Ливане, Сирии и секторе Газа было создано 54 лагеря беженцев, но в целом эти меры не были способны решить саму основу проблемы. С другой стороны, следствием войны стал рост насилия в отношении еврейского населения Йемена, Египта, Ливии и Ирака. В этих странах прошла волна антиеврейских демонстраций, были организованы жестокие погромы, в результате чего свыше 800 тыс. евреев были изгнаны или бежали в Израиль и некоторые другие страны.

Таким образом, палестинский вопрос и противостояние между Израилем и его арабскими соседями стали основными проблемами Ближнего Востока после Второй мировой войны. Взрывоопасная ситуация сохраняется здесь на протяжении многих десятилетий: этот регион продолжает оставаться зоной острого международного конфликта, далеко выходящего за региональные рамки, что по-прежнему предопределяет его особое место в мировой политике и международных отношениях.


Примечания:

1. Франки – группа западно-германских племен (хамавы, бруктеры, усибеты, тенктеры, сугамбры и др.), объединившихся в племенной союз, впервые упоминаемый в середине III в.

2. Разгромив в Чалдыранской битве 1514 г. персидского шаха Исмаила, а в 1516 г. в районе Алеппо войска египетских мамлюков, османский султан Селим I (1512-1529) включил в состав своего государства юго-восточную Анатолию, Курдистан, Сирию, Палестину, Ливан, Северную Месопотамию до Мосула, Египет и Хиджаз со священными городами мусульман Меккой и Мединой.

3. Туркам сначала пришлось противостоять военным походам Наполеона в Египет (1798 г.) и Сирию (1799 г.), следствием которых стало появление на ближневосточной сцене двух европейских держав – Франции и Великобритании, а затем вернуть с помощью англичан завоеванные в 1833 г. султаном Египта территории Сирии и Палестины (1840 г.).

4. В 1904 г., после смерти Т. Герцля, новым лидером ВСО стал Хаим Вейцман (в будущем первый президент Государства Израиль). Именно ему удалось довести до конца начатое его предшественником дело по созданию еврейской государственности на Святой Земле.

5. Walichnowski T. Israel und die BRD. Warschau, 1968. S. 5.

6. В результате, уже в 1907 г. в Сирии и Палестине стали процветать немецкие колонии, имеющие свои госпиталя, сиротские дома и школы (католические и протестантские).

7. Walichnowski T. Israel und die BRD… S. 5.

8. На Седьмом сионистском конгрессе в 1905 г. делегаты официально отвергли британский проект решения еврейского вопроса и заявили, что конечной целью сионистского движения является создание израильского государства на Святой Земле.

9. Например, только в Иерусалиме еврейская часть населения увеличилась к концу 1890 г. в несколько раз, составив более 25 тыс. человек.

10. В начале 1914 г. арабское население Палестины насчитывала около 500 тыс. человек.

11. Еврейская иммиграция из России значительно возросла после погромов, организованных в Кишиневе в 1903 г. и вызвавших большие жертвы среди мирного еврейского населения, а также под влиянием Первой русской революции 1905–1907 гг.

12. Данная проблема особенно остро встала перед союзниками в 1916 г., когда командование германских вооруженных сил, не сумев добиться на Восточном фронте решительного успеха, решило нанести основной удар на западе и вывести из войны Францию. 21 февраля 1916 г. германские войска начали операцию в районе крепости Верден. После упорных боев с огромными потерями с обеих сторон немцам удалось продвинуться вперед и взять некоторые из фортов крепости, но затем их наступление было остановлено. Верденское сражение, продолжающееся до 18 декабря 1916 г., унесло жизни 750 тыс. англичан и французов, а также 450 тыс. немцев. В начале лета того же года состоялось крупнейшее за всю историю войны морское сражение между германским и британским флотами в Северном море, недалеко от датского полуострова Ютландия, в котором обе стороны понесли большие потери. Наконец, значительный ущерб причиняли англичанам в этом районе действия подводного флота Германии.

13. Внутренние и юго-восточные части Аравийского полуострова не были завоеваны турками. Среди арабских территорий, покоренных Османской империей в XVI в. – Сирии, Ливана, Палестины, Ирака, Хиджаза, Йемена, Египта, Триполи, Туниса, Алжира и др., не было также Марокко.

14. Это подразделение в составе англо-французских войск принимало участие в сражении на Галлипольском полуострове, которое рассматривалось союзниками как решающее на пути овладения Константинополем. Хотя оно закончилось для них безрезультатно, боевые качества Еврейского конного корпуса были оценены весьма высоко. В результате, союзным командованием было принято решение задействовать его в военных операциях против турецких войск на Ближнем Востоке, в частности, Палестине.

15. Как разъяснил Бальфур на тайном заседании британского военного кабинета, термин «национальный очаг» не предусматривал немедленного создания еврейского государства в Палестине, но означал «британский или иной протекторат над Палестиной, при котором евреи смогут построить посредством образования, земледелия и промышленности центр национальной культуры и национальной жизни». Подробнее о Декларации Бальфура см.: Dugdale, E. The Balfour declaration, origins and background. London. 1943. Р. 1–32.

16. Avnery U. Israel without Zionizm. Collier Books, 1971. Р. 67.

17. Цит. по: Abediseid M. Die deutsch-arabischen Beziehungen: Probleme und Krisen. Stuttgart; Degerloch:Seewald Verlag, 1976. S. 23.

18. В то же время, отношение к этому документу в руководстве ВСО было подчеркнуто сдержанное. Бен Гурион и его ближайшие соратники не верили в искренность намерений британских властей помочь решению еврейского вопроса. Они выражали сомнение, что, что официальный Лондон окажет содействие в получении чартера на создание независимого еврейского государства в Палестине. Поэтому руководство ВСО предостерегало от чрезмерной эйфории от великодушного жеста англичан: оно подчеркивало, что решение данного вопроса, прежде всего, зависит от самых евреев, что оно потребует от них настойчивых усилий и труда.

19. Активное содействие формированию организации Хагана оказывала рабочая партия ишува (палестинского еврейского населения) Ахдут Хаавода. Она появилась в Палестине в период третьего этапа еврейской иммиграции в страну. Затем ее финансированием, вооружением и подготовкой бойцов стал заниматься Гистрадут.

20. Британская администрация, встревоженная беспорядками, пошла навстречу арабам: было решено ввести временное ограничение на еврейскую иммиграцию в Палестину. Одновременно, власти подвергли ревизии итоги утверждения кандидатур на роль религиозного лидера мусульман страны. В результате, на выборах, состоявшихся в мае 1921 г., Амин аль-Хуссейни одержал победу и стал Великим муфтием Иерусалима.

21. После сентябрьского 1939 г. вторжения в Польшу и начала Второй мировой войны руководство Третьего рейха начало готовиться к установлению в Европе «нового порядка», отражавшего основы нацистской идеологии. В результате, в годы войны на оккупированных территориях восточноевропейских стран и Советского Союза была осуществлена попытка физического уничтожения гитлеровцами и их пособниками еврейского народа (Холокост). Невинными жертвами проведенного геноцида стали более 6 млн. евреев.

22. Abediseid M. Die deutsch-arabischen Beziehungen… S. 25.

23. Abediseid M. Die deutsch-arabischen Beziehungen… S. 29.

24. Ibid.

25. Руководство ишува создало военную организацию Пальмах весной 1941 г. для укрепления своих вооруженных сил, в частности, защиты еврейского населения от вылазок палестинских арабов. Одновременно предполагалось, что боевые отряды Пальмах примут участие в совместных с союзниками операциях против германо-итальянских войск, в случае их высадки на побережье Восточного Средиземноморья и вторжения в Палестину. В целом, совместные с англичанами действия еврейских добровольцев продолжались до рубежа 1942–1943 гг. Затем, после разгрома союзниками германо-итальянских войск в Северной Африке, интерес британского командования к военному сотрудничеству с ними, а также вооруженными отрядами Хаганы и Пальмах пропал, и вскоре оно было приостановлено.



26. После разгрома Франции в 1940 г. руководство нацистской Германии сохранило у власти марионеточное Вишистское правительство, поручив ему осуществлять контроль за колониальными территориями, в том числе, Сирией и Ливаном. Впоследствии Гитлер планировал вплотную заняться разработкой сырьевых ресурсов этой близкой к Европе колонии, а также рассчитывал на нее, как на плацдарм для захвата богатой нефтью Месопотамии и выхода к Индии, что, по его мнению, должно было обрушить Британскую империю. Численность французских войск в Сирии была определена немцами в 35 тыс. человек. Тем самым Гитлер совершил серьезную политическую ошибку – сокращение французского контингента войск в Сирии после поражения Франции вызвало новую волну освободительного движения.

27. Цит. по: Abediseid M. Die deutsch-arabischen Beziehungen… S. 29.

28. Ibid., s. 30.

29. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945. Т. 1. С. 310

30. Там же.

31. Организация Этцель (Иргун Цваи Леуми), созданная в 30-х гг., являлась военизированным ответвлением молодежного движения Бетар, а также праворевизионистского движения во главе с В. Жаботинским. Группа Лехи была сформирована из праворадикального крыла Этцель. Как самостоятельная организация она стала функционировать с 1940 г. Этцель и Лехи придерживались методов ведения вооруженной борьбы за достижение национальной независимости еврейской общины в Палестине и отказывались подчиняться руководству ишува, стремившегося договориться с Лондоном в решении этой важнейшей задачи.

32. Сирия и Ливан обрели независимость от Франции между 1941 и 1946 гг. Египет и Ирак добились этого статуса в 1930-е гг., но война способствовала росту тех сил, которые, совершив военные перевороты в Египте в 1952 г. и в Ираке в 1958 г., покончили с привилегированным положением Великобритании в этих странах. Судан получил независимость в 1956 г. В том же году была ликвидирована британская опека над Иорданией. Марокко, Тунис и Алжир добились независимости от Франции между 1956 и 1962 гг. Кувейт стал независимым в 1961 г., Южный Йемен – в 1967 г., Бахрейн, Катар и Объединенные Арабские Эмираты – в 1971г.

33. Лига арабских государств была учреждена как международная межправительственная организация в Каире 22 марта 1945 г. на конференции ряда арабских стран.

34. В целом, со времени принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о Палестине и до середины мая 1948 г. около 400 тыс. палестинских арабов стали беженцами.


Дудайти А.К. Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в. // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 4 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2012.

Похожие новости:

  • Ближневосточный курс ФРГ после «западноевропейской инициативы 1980 года»
  • Экспансионистская политика Германии и Италии в 30-х гг. XX в.: сравнительный анализ
  • Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.)
  • Региональный аспект турецко-сирийских отношений (80-90-е гг. XX в.)
  • К вопросу о причинах возникновения палестинской проблемы (Арабо-израильская война 1948-1949 гг. и ее последствия)
  • Становление общеарабской региональной организации — Лиги арабских государств (ЛАГ)
  • Южный Кавказ в военно-стратегических планах нацистской Германии на Втором этапе ВОВ
  • Карта сокровищ
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    где продаются анемометры;Как быстро собрать документы для визы в Литву, оформить анкету, страховки - на сайте ЕИЦВП (Харьков);Фрезерная обработка чпу с гарантией качества. Токарно-Фрезерная обработка,чпу мехобработка чпу.;Установка сигнализации starline a9 elektroclub.ru;столешница из ясеня

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2018 (2)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
    Май 2018 (2)
      Осетия - Алания