История: Суфийское братство эвлия (святого) Кунта-Хаджи на Северном Кавказе

Опубликовал admin, 24 июня 2015
Гарсаев Л.М., Гарасаев А.М., г. Грозный

Суфийское братство эвлия (святого) Кунта-Хаджи на Северном КавказеДуховная ситуация на протяжении многих веков на Северном Кавказе была неоднородной и часто изменчивой.

Местное население Чечни и Ингушетии вплоть до конца XVII — начала XVIII вв. придерживалось древних языческих верований. Памятники материальной культуры, сохранившиеся на территории нынешних Чечни и Ингушетии и изученные отечественными учеными, а также письменные источники и предания чеченцев и ингушей свидетельствуют о том, что к XVII в. ислам стал господствующей религией среди вайнахов, но проникать в этот регион он стал значительно раньше.

В народе считается, что окончательное утверждение ислама в Чечне произошло при Берсе Курачалинском (нач. XVII в.), которого называли имамом и святым шейхом.

В Ингушетии ислам утвердился под влиянием учения Кунта-Хаджи в третьей четверти XIX столетия. Ислам сыграл объединяющую роль для многочисленных народов Северного Кавказа. Он распространился в форме шейхизма, то есть культа святых шейхов, а затем и суфизма. Шейхизм стал первой формой, в которой ислам утвердился в Чечне и Ингушетии. Святой шейх воспринимался верующими как покровитель и заступник, ответственный за веру и нравственный облик своих мюридов. К началу XIX века в Чечне на базе шейхизма распространяется суфизм, а затем оформляется движение мюридизма.

В начале XIX в. на Северном Кавказе появилось местное ответвление тариката «накшбандийа». В 30 40 х гг. XIX в. из «накшбандийи» вырос мюридизм и распространился на значительной территории Чечни и Дагестана.

С 1834 г. дальнейшая история движения мюридизма связана с именем Шамиля. В настоящее время тарикат «накшбандийа» сохранился в виде его местных ответвлений (араб. вирдов). Известны вирды Ташав-хаджи, Солса-хаджи, Юсуп-хаджи, Ибрагим-хаджи, Ахмад-Дукъ-хаджи, шейха Дени, шейха Абдул Азиза (Докку), шейха Бауддина (Бахьал) и Сугаип-муллы (ХIайба) и др.

В 50 60 х гг. XIX в. зародилось местное ответвление тариката «кадирийа» — нового тариката для Северного Кавказа. Основателем ответвления этого тариката считается шейх Кунта-Хаджи Киши из с. Илисхан-юрт в Чечне, спасший чеченский народ от невероятных бед. Во второй половине 50 х годов XIX в., когда значительная часть Чечни была под контролем царских войск, а имамат Шамиля доживал последние месяцы, чеченец Кунта-хаджи Киши по возвращении на родину из паломничества в Мекку, выступил с проповедью нового для земляков суфизма кадиритского направления и основал новый тарикат «зикристов». «Зикристами» кадиритов называют потому, что в основе их молитвенной деятельности лежит «зикр» (множество раз упоминание имени Аллаха. Подробно см. ниже).

Деятельность нового братства была на какое то время пресечена Шамилем, который обвинил главу братства в пропаганде против имамата. Идеология зикризма противоречила идеологии газавата Шамиля, требующей продолжения бессмысленной борьбы с царской империей. В 1861 г. после падения имамата Кунта-Хаджи попытался возродить имамат на основе движения «зикристов», фанатически ему преданных. За это зимой 1864 г. с ведома царя Александра II он был арестован царской администрацией и выслан в Новгородскую губернию. В тюрьме г. Устюжено ему пришлось испытать судьбу уголовника, в то время как Шамиль, породивший газават, стал почетным гостем российского царя.

Братство Кунта-Хаджи стало самым многочисленным на Северном Кавказе.По данным личных архивов семьи Шамаевых, проживающих в пос. Гикало (Чечня), приверженцами братства Кунта-Хаджи являются около 65 % чеченцев (из материалов П. Адуевой), а в Республике Ингушетия эта цифра по нашему мнению, составляет 70 %.256

Мюриды Кунта-Хаджи в каком то смысле, являются не просто приверженцами одного братства, но представляют собой некое этно-конфессиональное единство со своими ценностными ориентациями. От других их существенно отличает тот факт, что они, будучи суннитами, придерживаются одной важной шиитской концепции, то есть своего устаза Кунта-Хаджи они не считают умершим. С ним связаны мессианские ожидания верующих. Как шииты ждут своего Махди и не допускают мысли о том, что он умер, так и последователи Кунта-Хаджи верят в то, что он ушел, чтобы прийти и спасти своих последователей от притеснений и несправедливостей этого мира. Вера в учителя, живого, готового прийти на помощь в любую минуту, делает их отчаянными и самоотверженными, духово крепкими и уверенными в своих силах. Кунта-Хаджи, считают они, стал невидимым, скрытыми вернется в определенное время.

Авторитет Кунта-Хаджи до сих пор очень высок на Севером Кавказе. Мюриды Кунта-Хаджи привстают или встают в полный рост, когда упоминается его имя. В то же время его имя предпочитают не упоминать, а заменяют его иносказаниями.

Его учение распространилось в Чечне и Дагестане, а с конца XIX в. — в Ингушетии, в Пригородном районе Северной Осетии и Ахметском районе Грузии. Среди его последователей есть даже немцы, живущие в Чечне.

Главное в проповедях Кунта-Хаджи — принцип ненасилия. Российский исследователь К. П. Борусевич отмечал, в частности, «смиренность, набожность и незлобивость характера кунта-хаджинца. Они не употребляют табака и алкоголя, уклоняются от ссор и конфликтов, вместо оружия используют палку».

Поскольку мюриды не признают смерти своего устаза, объектом поклонения кунта-хаджинцы избрали могилу его матери. Хеди — мать великого учителя похоронена в с. Хаджи-аул Веденского района ЧР. Основателем этого села был сам Кунта-Хаджи. При советской власти село было переименовано в Первомайское. Мюриды Кунта-Хаджи постоянно посещают ее мавзолей и почитают ее как Деву Марию в христианском мире. Есть много духовных песен «назмов», посвященных ей.

Философские аспекты этих песен заслуживают особого интереса, например, тема извечности (до сотворения мира) существования души Кунта-хаджи, тема его старшинства по рождению в отношении собственной матери. Среди мюридов считается, что дух Кунта-Хаджи был прислан в мир задолго до его физического рождения. И дух его пребывает в вечной жизни, до конца этого мира и приходит на помощь по зову богобоязненного мюрида. Мавзолей Хеди, как и дом Кунта-Хаджи реставрированы в последнее время по указанию Главы Чеченской Республики, Героя России Р. А. Кадырова.

В настоящее время существуют различные ответвления братства кадиритов Кунта-Хаджи, такие как братство Баммат-Гирея-хаджи, а позднее братство Али Митаева — сына Баммат Гирея-хаджи, братство Чим-мирзы, братство Вис-хаджи, братство Батал-хаджи, братство Мани-хаджи и т.д.

За время советской власти суфизм на Северном Кавказе претерпел много изменений. Несмотря на поддержку, которую шейхи оказали большевикам, кавказским суфиям не удалось избежать общей судьбы религиозных деятелей: шейхов и их последователей начали сажать и расстреливать; тарикаты лишились не только собственности, но и самой возможности существовать открыто. Возможность действовать легально появилась только в последние постперестроечные годы.

Братство Кунта-Хаджи знаменито ритуалом отправления коллективных зикров, тихого и громкого. Громкий общий зикр начинается с прославления Аллаха и Пророка. Сначала, члены братства могут при этом и сидеть, и стоять, однако, когда постепенно убыстряется темп молитвы, все встают. Самые молодые и здоровые переходят к круговой пляске, а те, кто постарше и слабее, встают отдельно по углам помещения и исполняют духовные гимны — «назмы», поддерживая тем самым круговую пляску. При исполнении тихого зикра суфий может сидеть один и тихим голосом читать определенные суры Корана и различные формулы зикра.

В период депортации дело Кунта-Хаджи и его преемников по тарикату продолжал шейх Хамад Газиев (1924 1970 гг.).

В Казахстане и в Киргизии, в условиях концлагерного режима шейх Хамад появлялся в каждом уголке, везде, где жили выселенные чеченцы. Его проповеди были всегда короткими, но емкими по смыслу. Каждый слушающий находил в них ответы на свои выстраданные вопросы. Таким образом, выполняя функции миссионера, шейх Хамад возрождал ислам и суфийские тарикаты среди чеченцев, оказавшихся на чужбине, как в период депортации, так и после возвращения вайнахов на Родину.

История суфизма всегда находилась в центре внимания отечественных и зарубежных исследователей. Однако суфизм на Севером Кавказе изучен гораздо меньше, чем например суфизм в Иране и других странах мусульманского мира.

Определенные трудности отечественного суфиеведения связаны с утратой кавказоведения как необходимой составляющей востоковедения и видимо, далеко не случайно к сегодняшнему дню сложилось положение, при котором востоковедные центры обеих столиц России не располагают кавказоведением в необходимом объеме и на необходимом уровне.

Необходима кропотливая профессиональная работа по введению в научный оборот практически неисследованного рукописного наследия Чечни, в которое входят и исторические произведения, и поэтические сочинения. Чеченский суфизм дает почти неисследованный материал — «назмы». Огромный фольклорный материал, собранный в советское время по преимуществу в целях антирелигиозной пропаганды, практически не рассматривался с научной культурологической точки зрения. Необходима также организация планомерных полевых исследований, в частности, для фиксации произведений устной традиции, как прошлого, так и настоящего времени.

Тарикаты сегодня на Северном Кавказе и, особенно в Чечне и Ингушетии, — реальность, без учета которой едва ли возможна верная ориентация в выработке социальной и экономической политики, в стабилизации этно-конфессиональных отношений.

В свете последних событий на Кавказе и во всем исламском мире учение Кунта-Хаджи Кишиева — этого Великого гуманиста, эвлия, обретает особую актуальность.





Источник:
Гарсаев Л.М., Гарасаев А.М. Суфийское братство эвлия (святого) Кунта-Хаджи на Северном Кавказе // Народы Кавказа: история, этнология, культура. К 60-летию со дня рождения В. С. Уарзиати. Материалы всероссийской научной конференции с международным участием. ФГБОУ ВПО СОГУ им. К.Л. Хетагурова; ФГБУН СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А. – Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ ВНЦ РАН и РСО-А, 2014. – 294 с.


Об авторе:
Гарсаев Лейчий Магамедович — зав. отделом археологии и этнографии Института гуманитарных исследований АН Чеченской Республики, доктор исторических наук, профессор (г. Грозный)

Похожие новости:

  • Духовенство Чечни поддержало решение главы республики покончить с боевиками
  • Из Кабардино-Балкарии в хадж отправились более 300 паломников
  • В Грозном открылся форум «Ислам - религия мира и созидания»
  • В Грозном открылась самая крупная в Европе мечеть «Сердце Чечни»
  • В Черкесске заложен первый камень новой мечети
  • Часть I. Наковальня для героя. Странствие муталима
  • Хроники Дикой страны.
  • В Чечне задержан активный пособник Хайруллы
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Январь 2020 (2)
    Декабрь 2019 (6)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
      Осетия - Алания