История: Общественная жизнь в городах Дагестанской области (вторая половина XIX — начало XX в.)

Написал admin, 14 января 2017
Общественная жизнь в городах Дагестанской области (вторая половина XIX — начало XX в.)Рассматривая общественную жизнь в городах Дагестанской области во второй половине XIX в., мы остановимся на таких вопросах, как развитие библиотек, театров, музеев, деятельности благотворительных учреждений, на мероприятиях, проходивших в городах области и т.д.

Библиотеки в основном существовали при учебных заведениях. Первые читальни и библиотеки появились в Темир-Хан-Шуре (ныне г. Буйнакске): в 1893 г. — библиотека при городском общественном собрании, в 1899 г. — библиотека при Дербентском городском общественном собрании. В 1899 г. в Дербенте была открыта библиотека окружного комитета народной трезвости, в 1902 г. — читальня Иосифа Багдасарянца. В Петровске (ныне г. Махачкале) в 1900 г. была открыта городская общественная библиотека имени А. С. Пушкина [1, 54; 2, 110‑111]. Здесь находился и читальный зал, который за первый год работы посетило 1196 человек. В 1904 г. в фонде библиотеки содержалось 1159 томов. Первым директором библиотеки стал О. Н. Лопухин [1, 54]. Газета «Петровская жизнь» о Петровской городской читальне писала следующее: «В дореволюционное время здесь можно было читать как столичные, провинциальные и краевые газеты, так и «толстые», иллюстрированные и юмористические журналы. Тогда читальня, единственная в городе, довольно сносно удовлетворяла культурные потребности граждан…» [3, 3] В 1900 г. в Петровске была открыта библиотека и при городском общественном собрании [1, 54].

Важную роль в общественной жизни региона играли библиотеки. Вначале они были организованы при учебных заведениях городов Дагестанской области. При Темир-Хан-Шуринском реальном училище существовала фундаментальная библиотека, пополнявшаяся за счет штатных сумм, с остатком сметных назначений некоторых лет и из специальных средств, выделявшихся на периодику; в библиотеку поступали также пожертвования от различных лиц и учреждений. В училищной библиотеке, в то время единственной в Дагестанской области, имевшей научный характер, было значительное число изданий по кавказоведению, в том числе несколько редких. Кроме этого, при училище действовала ученическая библиотека.

В период с 1890 по 1899 гг. в фундаментальной библиотеке увеличилось число наименований книг, а также их количество: в 1890 г. здесь имелось 1889 наименований (5996 томов), а в 1899 г. — 2477 (8835 томов). Количество книг в ученической библиотеке за те же годы возросло с 723 наименований (1587 томов) до 963 (2131 том).

Кроме этих двух библиотек училище располагало собранием учебников для пансионеров ценностью около 1500 руб. и собранием учебников и учебных пособий, которые выдавались в пользование бедным ученикам [4, 26‑27]. В то же время, школьные библиотеки предназначались в основном для учителей и учащихся, что делало их доступными лишь для незначительной части населения [5, 139].

Пришкольные библиотеки находились под надзором инспекторов народных училищ, следивших за тем, чтобы в библиотеки не попадала «нежелательная» с точки зрения официальных властей литература. 9 июня 1912 г. Министерством народного просвещения были приняты новые правила о народных библиотеках при низших учебных заведениях, заменивших правила от 28 февраля 1906 г. Если правила 1906 г. о пришкольных народных библиотеках не препятствовали проникновению в них «легальной партийной прессы, как периодической, так и непериодической» [5, 139‑140], то в дальнейшем, как отмечает Г. Ш. Каймаразов, новые правила носили ярко выраженный реакционный характер. Согласно новым правилам 1912 г. выбор книг для библиотек зависел от инспекторов народных училищ, которые порой в своем усердии заходили так далеко, что нередко из библиотек народных училищ изымали сочинения классиков русской литературы. Эти правила были отменены лишь в 1915 г. [5, 140]

Несмотря на малочисленность библиотек и читален, они были востребованы жителями городов. Книжный фонд библиотек Дагестанской области был невелик, в 1914 г. он не превышал даже 70 тыс. томов, при этом фонд библиотек при учебных заведениях составлял около 55 тыс. томов [5, 139].

В регионе развивалось и театральное движение. Его зарождению способствовали представители русской театральной интеллигенции. Русско-дагестанские театральные связи начали складываться со времени присоединения Дагестана к России. В Темир-Хан-Шуре русский любительский театр возник в середине 50‑х гг. XIX в. Его появление было связано с именем командира первого Дагестанского конно-иррегулярного полка И. Р. Багратиона, отличавшегося музыкальными, вокальными, хореографическими и организаторскими способностями.

С этого времени в Темир-Хан-Шуре ставятся любительские спектакли, ставшие не только непременным атрибутом городского быта Темир-Хан-Шуры, но и формой организации досуга, средством эстетического и нравственного воспитания населения, а также одним из материальных источников благотворительности [6, 247‑248].

Театральные кружки возникали и при учебных заведениях Темир-Хан-Шуры, Дербента и Петровска. В их репертуар обычно входили пьесы русских классиков, организовывались любительские концерты [7, 104]. 25 февраля 1890 г. в Темир-Хан-Шуринском реальном училище на вокально-музыкальном утре, состоявшемся в зале клуба, учениками совместно с участием трех учениц женской прогимназии было исполнено 10 музыкальных и 8 вокальных пьес. В 1892 г. учащимися того же училища была поставлена комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль» [4, 33, 35].

К спектаклям готовились заранее. Печатались афиши, в которых содержалась, к примеру, следующая информация: «Дербент. С дозволения начальства, в субботу 15 февраля, сего 1892 года, в здании Дербентского общественного клуба, имеет быть детский спектакль в пользу Общества вспомоществов. бедным учащимся. I. «Стрекоза и муравей» (Пьеска для детского театра с пением) … II. Колокольчик или Опрометчивый. Опера в одном действии… III. «Горный дух». Волшебное представление в одном действии, с прологом в конце — Живая картина … Начало в 7 часов вечера … Вход при оружии на спектакль воспрещается…» [8, 2] В афишах указывались действующие лица и цены за билеты, стоимость которых доходила от 25 коп. до 1 руб. 50 коп. в зависимости от места и предназначения билета (взрослый или детский) [8, 1‑3; 9, 3].

2 января 1893 г. был устроен литературно-драматический вечер в память Н. В. Гоголя, на котором ученики читали свои сочинения о литературной деятельности писателя, была сыграна комедия Н. В. Гоголя «Женитьба». В антрактах на экраны проектировались «типы из Ревизора и Мертвых душ», а «хором и оркестром исполнено несколько пьес» [4, 33]. 27 декабря 1895 г. в здании училища состоялся танцевальный вечер, 5 мая 1897 г. — литературно-музыкальное утро, 27 декабря — спектакль учеников и т.д. [4, 35]

Деятельность Темир-Хан-Шуринского театра в конце 70‑х — начале 80‑х гг. широко освещалась в периодической печати, из которой видно, что публика охотно посещала спектакли [6, 248].

Театрально-зрелищные мероприятия были представлены разными жанрами [6, 248]. Спектакли устраивались в основном в зимнее время, а сборы с них чаще всего шли на благотворительные цели. Так, 20 декабря 1890 г. от спектакля в Темир-Хан-Шуре, поставленного любителями с благотворительной целью, поступило 243 руб. Деньги были предоставлены Темир-Хан-Шуринской женской прогимназии для оплаты за обучение семи девочек. От спектакля, данного 2 января 1891 г., поступило 171 руб. 50 коп., из которых 36 руб. было выделено несостоятельной ученице для оплаты за обучение в 1890‑1891 учебном году [10, 77].

Суммы, поступавшие от музыкально-вокальных, танцевальных вечеров, народных гуляний, любительских спектаклей и т.д., даже превышали затраты на них.

2 февраля 1901 г. был дан музыкально-вокальный вечер в пользу Дербентской женской прогимназии. Доход от него составил 208 руб. 80 коп., а расход всего лишь 73 руб. 34 коп. [11, 5]

25 мая 1903 г. в Санкт-Петербурге. предполагалось провести гулянье в пользу бедных студентов — уроженцев Дагестана. Начало гулянья намечалось на 4 часа дня, за вход в сад взималось 25 коп., с учащихся и нижних чинов — 10 коп. Иллюминация сада, игры, забавы на призы, буфет, военная и азиатская музыка, по замыслу организаторов, должны были привлечь массу народа [12, 21‑22].

Из отчета Темир-Хан-Шуринского музыкально-драматического кружка любителей за период с 1 октября 1905 г. по 1 октября 1906 г. видно, что в его состав входило 91 человек, было организовано в общем 8 концертов и спектаклей, из них 5 — с благотворительной целью, всего же было собрано 673 руб. 8 коп. Вся эта сумма была затрачена в пользу бедных учениц женской гимназии и учеников реального училища, общества просвещения туземцев мусульман, бедных людей г. Темир-Хан-Шуры, а также Темир-Хан-Шуринского благотворительного общества [13, 271].

Отчеты по проведенным благотворительным концертам и спектаклям обычно публиковались на страницах газет [14, 3; 15, 3; 16, 3; 17, 4; 18, 3].

Сборы с добровольными пожертвованиями имели место и при учебных заведениях. В 1913 г. в день праздника «Белого цветка» с учителей и учащихся был проведен сбор пожертвований на икону Иверской Божьей Матери. Собранная сумма составила 35 руб. 70 коп. Деньги были переведены по почте на адрес Тифлисской конторы Государственного Банка, при этом часть денег в размере 18 руб. 70 коп. предназначалась на кровати учащимся, а 17 руб. — на кровати учителям [19, 207, 145].

Подобные мероприятия организовывались и в дальнейшем. В декабре 1914 г. супругой временного генерал-губернатора Дагестанской области А. В. Вольской было организовано 3 литературно-вокальных вечера в Темир-Хан-Шуре по одной и той же программе. Эти вечера носили благотворительный характер, так как сбор, поступивший с них, предназначался на приобретение и посылку подарков нижним чинам в действующую армию. Сбор с вечеров составил свыше 300 руб. Как писали «Дагестанские областные ведомости», «вечера эти дали не только материальный результат, но послужили вместе с тем приятным развлечением для самой разнообразной публики» [20, 1].

В декабре 1916 г. благотворительный вечер был организован в пользу недостаточных учеников Темир-Хан-Шуринского реального училища. По этому поводу в «Дагестанских областных ведомостях» сообщалось: «Вечер, устроенный 3‑го декабря ученицами и учениками местных средних учебных заведений, оказался очень милой и симпатичной новинкой в репертуаре наших развлечений» [21, 3]. Здесь была показана одноактная пьеса А. П. Чехова «Медведь» и поставлена сцена-картина из «Арабесок» Н. В. Гоголя. В этой же заметке отмечалось: «После однообразных и скучных любительских спектаклей вечер учащейся молодежи доставил публике несомненное удовольствие, как нечто свежее, живое и непосредственное» [21, 3].

Несмотря на то, что для самодеятельного искусства тех лет была характерна нерегулярность организации, отсутствие постоянных коллективов и т.д., все это стало важной формой музыкального просветительства [22, 41].

Обогащали и оживляли культурную жизнь городов и гастролирующие коллективы во главе с такими известными артистами, как Ф. И. Шаляпин, талантливая оперная труппа, товарищество русских драматических артистов под руководством П. И. Милорадовича. В начале XX в. в Дагестан приезжали и другие гастрольные труппы [23, 36‑37]. Гастролировавший по Дагестану в составе «Малороссийской музыкальной труппы» Ф. И. Шаляпин в 1893 г. писал: «Играли в Петровске и Темир-Хан-Шуре. Началась для меня пестрая, обильная впечатлениями приятно-тревожная жизнь…» [2, 103; 24, 165] (Заметим, что А. Ф. Викторов и Д. Г. Кажлаев отмечали, что Шаляпин так и не выступил с концертом в Петровске, так как «отцы города» не смогли собрать нужную сумму денег для оплаты артисту [25, 26]).

В Темир-Хан-Шуре имелась частная сцена Парумбекова, на которой ставились театральные постановки, в Дербенте они проходили в городском общественном клубе, в Петровске — на временных сценах [24, 165]: в городах Дагестанской области отсутствовали специальные здания для проведения массовых мероприятий, концертов, спектаклей. В основном они проводились в помещениях городских собраний, а летом под открытым небом.

В Дербенте, Петровске, Темир-Хан-Шуре выступали артисты и из Баку с постановками «Гаджи Кара» М. Ф. Ахундова, «Надиршах» И. Нариманова, «Аршин мал алан» У. Гаджибекова, «Шейх Шамиль» и др. Таким образом, на развитие театрального искусства в Дагестане оказывал влияние и Азербайджан [26, 82].

Через театры, музыкально-драматические кружки происходило знакомство дагестанцев с произведениями классиков западноевропейской и восточной драматургии.

В январе 1904 г. театральное общество Дербента обратилось к военному губернатору с просьбой разрешить поставить в городе сцены из опер «Пиковая дама», «Мазепа», «Борис Годунов» и т.д. Собранные деньги предназначались для пополнения фонда комиссии строительства памятника А. С. Пушкину.

В начале 1905 г. в Темир-Хан-Шуре возникает музыкально-драматический кружок любителей. В марте того же года в этом городе состоялся концерт Эрнесто Рокко [10, 77‑78].

Уже в то время знатоки драматургии предъявляли к репертуару любительского театра большие требования, указывая на то что, он должен служить не только для благотворительных целей, но также принимать во внимание то влияние, которое оказывал театр на народные массы. К примеру, некоторым «пустым» пьесам противопоставлялась «осмысленная» комедия А. Н. Островского «Доходное место» [6, 248]. В Дербенте в 1910 г. на сцене театрального клуба, по ул. III Интернационала была поставлена опера «Лейли и Меджнун». Автором оперы был известный азербайджанский драматург Узеир-бек. Роль главного героя играли по очереди трое молодых людей. В том же году состоялась и другая постановка — комедия «Мешади Ибад».

В городе проводились и религиозные представления. Так, во время арабского месяца Мухаррам было поставлено драматическое представление (по‑арабски «Шабих»), которое показывали в течение 10 дней. В основу представления были положены исторические события [27, 121‑122].

В 1914 г. в Темир-Хан-Шуре был организован любительский театр дежиками (дежики — дети от брака азербайджанца с дагестанкой). Инициаторами этого театра были представители азербайджанской интеллигенции А.‑Г. Алескеров, М. Муратханов, А. Ширмамедов, А. Агаев и др. Исследователи отмечают, что «дежикский театр появился под влиянием азербайджанских артистов, выступивших в 1913 г. в Темир-Хан-Шуре с музыкальной комедией «Аршин мал алан». Репертуар дежикского театра состоял из произведений классиков азербайджанской драматургии: «Аршин мал алан», «Ашиг Гариб», «Мешади Ибад», «Эки чуду», «Дурсун-Али и Баллы бады»» [26, 83].

В 1916 г. в Темир-Хан-Шуре был открыт театр, который являлся совместным творением И. Зильбершмидта и мецената Х. Гаджиева. Фасад театра напоминал музыкальный знак с проемом в середине — входом в театр. Театр был великолепным творением с Г-образным вестибюлем, зрительным залом на 400 мест, балконами на 50 мест, с огороженным местом для пианино и тапера и с громадной сценой. Б. Гаджиев писал о нем следующее: «Людей удивлял богатый интерьер, картины, развешенные на стенах, аккуратные, бордового цвета, покрытые лаком сиденья, на стенах — часы, лестница с поворотом, ведущая на балкон, громадные окна, открывающие обзор на Аргутинскую улицу. А более всего поражали акустические данные театра. Зрители, устроившиеся в последнем ряду, слышали речь человека, обладающего, скажем, не самым сильным голосом, что являлось чрезвычайно важным обстоятельством в век, когда еще не был изобретен микрофон с усилителем» [28, 121‑122]. Это великолепное здание, вполне возможно, было единственным не только в Дагестанской области, но и на Северном Кавказе. Театр получил название «Модерн», здесь выступали приезжие и местные артисты, читались лекции, проводились собрания, показывались фильмы [28, 122].

В начале XX в. в жизнь дагестанцев входит кино. Первое кино было показано в Темир-Хан-Шуре примерно в 1903 г. тремя приехавшими киноработниками, с этого периода количество демонстрировавшихся в городе фильмов росло. В 1905 г. в Темир-Хан-Шуре был показан фильм о русско-японской войне.

В 1910 г. Захар Завельский, приехавший в Темир-Хан-Шуру с киноаппаратом «Французский электробиограф», начал ежедневно демонстрировать русские и заграничные кинофильмы. Обычно ленты получали из Ростова-на-Дону, Владикавказа, Грозного. Кинотеатр привлекал не только жителей города, но и крестьян ближайших аулов, жителей отдаленных округов, приезжавших в областной центр.

В 1911 г. сын местного купца Исая Унрода, Майер Унрод, открыл кинотеатр в городе, он привез из Ростова-на-Дону купленный в кредит электродвигатель и киноаппаратуру. Однако благоприятные условия для развития кино были созданы лишь в 1916 г., когда в Темир-Хан-Шуре купцом Хизри Гаджиевым было построено специальное здание.

В 1904 г. в Петровске Румянцевым было выстроено небольшое деревянное помещение в городском саду на 50‑60 человек для демонстрации кинофильмов, получаемых из России. Кинофильмы показывали каждый день, однако музыки здесь не было. Был установлен граммофон, крутили пластинки, и такая музыка сопровождала немые картины.

Лишь в декабре 1911 г. в Петровске в здании театра были созданы более благоприятные условия для развития кино. Он был рассчитан на 600 человек. Здесь показывали фильмы «Спартак», «Похороны Льва Толстого», «На дне» по пьесе М. Горького. Во время пасхи демонстрировались религиозные кинокартины. В 1913 г. Тер-Погосову было разрешено демонстрировать 10 кинофильмов: «Спорт Норвегии», «Марсель», «Река Мадонис», «Тироль» и др.

В Дербенте также постоянно демонстрировались кинофильмы, здесь было 3 кинематографа. Кино пользовалось большим успехом как в обычное время, так и в праздничные дни, на улице происходила «давка и толкотня благодаря одновременному наплыву публики на сеансы» [26, 84‑85].

К событиям, разнообразившим общественную жизнь городов Дагестанской области, можно отнести различные зрелищные мероприятия. Среди них — конные скачки, ежегодно проводившиеся в окрестностях Темир-Хан-Шуры (до 1871 г.), с государственными призами. Так, 6 и 10 мая 1870 г. проводились скачки с призами, размеры которых были следующими: первый приз — 500 руб., второй — 150. К этим скачкам предъявлялись особые требования: «для участия в них принимались только жеребцы, рожденные на Кавказе и соседственных с ним землях, а также в России и царстве Польском; они должны были быть доставлены в Шуру и предъявлены комитету не позже 5 мая» [29, 37].

22 мая 1875 г. также были организованы скачки — офицерские и общие, но уже на частные средства. В первых принимали участие только офицеры-ездоки на фронтовых конях, а во второй — все желающие. Устанавливались призы для офицерских скачек, проводившихся на 4 версты 100 саж.: первый — серебряная кружка работы Садикова, второй — револьвер системы Лефоше с богатой серебряной орнаментировкой. Во второй скачке на 8 верст 200 саж. участвовали 20 всадников. Для ее победителей предназначалось три приза в 40, 20 и 10 руб. Мероприятие носило массовый характер, в такие дни собиралась многолюдная публика как из лагеря, так из Темир-Хан-Шуры и аулов. Зрителями были и женщины, украшавшие «своим присутствием этот суровый акт, своего рода зрелище, не лишенное драматизма…» [29, 38]

Скачки, проводимые в городах Дагестанской области, являлись одной из форм развлечения, привлекавшие массу народа и игравшие большую роль в жизни горцев.

Среди мероприятий городов Дагестанской области можно отметить лекции, проводившиеся по разным тематикам для всех желающих (литературе, искусству, естествознанию). В конце марта и первой половине апреля 1884 г. учителями Темир-Хан-Шуринского училища было прочитано несколько публичных лекций в пользу неимущих учеников. Среди лекторов были Е. И. Козубский, который прочитал три лекции «О служении женщине в средние века по памятникам литературы», Почевериани, прочитавший также три лекции «Об истории развития театра», Подарин, выступивший с лекцией «О процессах горения в природе», сопровождавшейся опытами. Лекции вызывали живой интерес у слушателей [29, 40].

Необходимо отметить, что развитие города вело и к желанию самих горожан развиваться в культурном плане. 15 января 1880 г. жители Темир-Хан-Шуры подали прошение на имя начальника Дагестанской области Л. И. Меликова о предоставлении им возможности открыть коммерческий клуб. Свою просьбу они обосновывали тем, что со временем переведения Темир-Хан-Шуры в статус города жизнь в нем изменилась: «коренные жители, производя постоянно торговлю в Темир-Хан-Шуре, обзавелись прочною оседлостью, вследствии чего осуществленная жизнь в городе с каждым днем развивается более и более. Между тем город по сие время не имеет открытого общественного учреждения, в которое живущие в нем граждане могли, в свободное от своих занятий, время собираться с своими семействами для развлечения» [30, 1].

Был создан устав клуба, предусматриваюший проведение балов, маскарадов, танцевальных, музыкальных, литературных вечеров и драматических представлений. Клуб должен был заниматься и просветительской деятельностью — выписывать книги, газеты, различные периодические издания, приглашать специалистов по разным наукам для чтения лекций, способствовавших приобретению полезных сведений. Эти культурные мероприятия допускались с разрешения начальника области и полиции. Следует отметить, что это заведение было чисто мужским (его членами не могли быть женщины, воспитанники учебных заведений и юнкера). В коммерческом клубе разрешались все игры, кроме азартных (банковых, рулетки и им подобных) [6, 251].

К мероприятиям, разнообразившим жизнь городов области, можно отнести и подготовку к праздникам (например, празднику древонасаждения в 1911 г.), которые устраивались при учебных заведениях Дагестанской области. Праздник древонасаждения признавался Министерством народного просвещения необходимой мерой для ослабления вредного влияния уничтожения лесов, воспитания в населении понятия о лесе, необходимости бережного отношения к лесным богатствам, любви к лесу, которая могла быть воспринята с большим успехом детьми школьного возраста [31, 2].

19 сентября 1911 г. было проведено совещание начальников учебных заведений Дербента совместно со специалистами по этому вопросу. Предполагалась организация в городе праздника древонасаждения для учащихся. В результате было решено провести посадку деревьев на следующих улицах: Голицинской до дома Кочергина, Врангелевской, Гагаринской площади, а также на Джалганской дороге. При этом посадка деревьев на последней улице, а также на Врангелевской находилась в зависимости от тех работ, которые собирались провести городские власти. Было решено ходатайствовать перед городским самоуправлением об отводе участка земли для аллей у моря. На выписку 2000 саженцев необходимо было 300 руб., предпочтение отдавалось акациям (300 шт.), туркестанскому тополю (300 шт.), клену (200 шт.), ясеню (200 шт.) и липе (1000 шт.), которые собирались рассадить в зависимости от почвенных условий и условий ухода за деревьями [31, 7-8об.].

Что же касается других мероприятий, то среди них можно выделить экскурсии для учащихся, проводившиеся обычно во время каникул. Так, попечитель Кавказского учебного округа просил начальников средних учебных заведений в 1909 г. предоставить информацию о готовящихся научно-педагогических экскурсиях и целей их организации. Важность таких экскурсий состояла в знакомстве учащихся с природой и историей края, в предоставлении материалов для классных и внеклассных занятий [32, 102].

В 1911 г. была запланирована экскурсия в Новороссийск для учеников Дербентского реального училища. Директор Новороссийской мужской гимназии сообщал, что для размещения экскурсантов могла быть предоставлена Новороссийская мужская гимназия [33, 10, 11].

К другим мероприятиям, имевшим место в Дагестанской области, можно отнести выставку животноводства и сельского хозяйства в г. Темир-Хан-Шуре. Для ее работы была создана комиссия, а само проведение намечалось на 15‑30 апреля 1912 г. Устраивались следующие отделы выставки: отдел крупного рогатого скота, коневодства, барановодства, птицеводства, а также отдел земледельческих орудий и предметов сельского хозяйства [34, 26]. Главное назначение выставки состояло в том, чтобы ознакомить население с правильным и рациональным кормлением домашних животных и уходом за ними, показать результаты их улучшения, развить в населении стремление к поднятию уровня животноводства области. Военный губернатор предложил поощрить денежными наградами тех хозяев, которые приложили усилие на выкормку молодняка, откликнулись на все мероприятия в деле улучшения животноводства и проявили участие в нем. При этом отмечалось, что «выставка не должна ложиться каким бы то ни было материальным бременем на население» [35, 17-17об.].

А. Г. Гаджиев писал, что в 1915 г. Владикавказской железной дорогой был организован агрономический поезд, представлявший собой передвижную выставку по многим отраслям сельского хозяйства. Агрономический поезд, побывавший в Петровске и Дербенте, был представлен следующими отделами: полеводства, садоводства, молочного хозяйства, сельскохозяйственных машин, птицеводства, пчеловодства и холодильный отдел, который завершал передвижную выставку [26, 69‑70].

Однако в газете «Дагестанские областные ведомости» от 18 ноября 1913 г. представлена информация о посещении агрономического поезда в Дербенте и Петровске в 1913 г. Интерес к подвижной выставке в этих городах был разным, что, скорее всего, было обусловлено разной степенью информированности горожан о выставке. Хотя городское управление и администрация г. Дербента были оповещены заранее о том, что 3 ноября у них будет агрономический поезд, население было не в курсе этого, и поэтому посетителей поезда было мало, что привело к срыву лекции по сельскому хозяйству, проведение которой предполагалось в помещении Дербентского общественного собрания. В то же время в Петровске почти все население пришло на выставку, где ознакомилось с экспонатами и прослушало разъяснения инструкторов по различным отделам сельского хозяйства. В Петровске до приезда поезда были заранее расклеены афиши, приглашавшие население посетить его [36, 3].

6 мая 1913 г. в Темир-Хан-Шуре состоялось освящение и открытие Дагестанского кустарного музея имени И. С. Костемеревского. В статье, описывавшей это событие, говорилось о громадном значении музея «не только в экономической жизни населения, но и в научном отношении, как любопытного исторического документа жизни народа, не оставившего после себя письмен…» [37, 2] Русский врач И. С. Костемеревский мечтал об открытии музея, в котором хранились бы образцы дагестанских кустарных изделий, экспонаты и материалы по краеведению. В 1891 г. он завещал большую часть своих сбережений на создание музея [5, 141]. Эта сумма составляла 2779 руб., к концу 1910 г. она достигла 5567 руб. Под помещение музея была предоставлена часть губернаторского дома, специально отремонтированная и приспособленная для этой цели. Население области отнеслось благожелательно к учреждению музея, из округов были предоставлены в значительном количестве местные изделия, пожертвованные жителями музею [38, 1].

Часть вещей была передана музею из сборов Дагестанского Областного Статистического комитета. Несколько предметов поступило с 1‑ой Дагестанской Сельскохозяйственной Выставки (проходившей незадолго до этого в Темир-Хан-Шуре) [39, 4].

Все это предоставило возможность без особых материальных затрат собрать разнообразные и наиболее характерные образцы кустарных производств. Таким образом, был создан первый в Дагестане музей, целью и предназначением которого были «собирание образцов кустарного производства, ознакомление населения со способами усовершенствованного производства его изделий, посредничество между кустарями и покупателями и снабжение кустарей приборами и материалами для кустарных изделий по фабричным ценам» [38, 1‑2].

В музее имелось 17 отделов, среди них: отдел шали, материи, пряжи, станков, отдел ковровых изделий, бурок, обуви, курпей и сафьянов, деревянных изделий, гончарных и металлических изделий, отдел оружия, ювелирных изделий и т.д. [38, 3, 8, 13, 15, 17, 18, 23, 25, 27, 29]

Следует отметить, что задолго до открытия музея Дагестанское статистическое управление стало собирать иллюстрированный и предметный материал, имевший ценность для характеристики Дагестана. Пополнение музея экспонатами проходило и в дальнейшем, но на посещение музея выделялось всего лишь два часа в неделю [40, 48].

В Дагестанской области действовали различные благотворительные общества, организации и комитеты. В их числе Дербентский местный комитет Российского общества Красного Креста, Дербентское отделение Темир-Хан-Шуринского комитета области Попечительства о тюрьмах, Кавказское Отделение Попечительства о слепых для Дагестанской области, армянское благотворительное общество, Петровский местный комитет Российского Общества Красного Креста, Петровское городское попечительство о бедных, общество вспомоществования нуждающимся учащимся города Дербента, Общество по устройству народных чтений в г. Темир-Хан-Шуре, Темир-Хан-Шуринское Местное управление Российского общества Красного Креста и т.д. Но не будем подробно останавливаться на их деятельности, а лишь рассмотрим некоторые из них.

К примеру, цель Российского общества Красного Креста, а соответственно, и его комитетов, заключалась в организации помощи населению Российской империи вне зависимости от сословия и национальности при любом бедствии — войне, голоде, стихийном бедствии, несчастных случаях и т.п. Член общества должен был вносить ежегодно по 5 руб., а член-соревнователь по 3 руб. [41, 4]

За деятельностью некоторых благотворительных организаций осуществлялся надзор со стороны властей. Так, военный губернатор Дагестанской области в конфиденциальном письме от 20 августа 1891 г. предлагал Дербентской городской полиции осуществить строгий надзор за деятельностью армянского благотворительного общества г. Дербента. Отделению общества в то же время поручалось представлять отчеты о его доходах и расходах ежемесячно [42, 1].

В соответствии с письмом были предприняты надлежащие меры. К 1 сентября 1891 г. была представлена информация о бюджете Дербентского отделения армянского благотворительного общества. Так, приход от членских взносов и любительского спектакля общества составил 102 руб. 97 коп., а расходы, затраченные в пользу приемного покоя, за обучение 3‑х учащихся в городском училище, в пользу армянского училища, за бланки, книги и печать, на обувь одной ученицы, составили также 102 руб. 97 коп. [42, 3-3об.] В итоге военным губернатором не были найдены нарушения в деятельности Дербентского отделения армянского благотворительного общества, на которые указывалось в сведениях, представленных Дербентской городской полицией [42, 4].

В 1903 г. было организовано «Общество по устройству народных чтений в городе Темир-Хан-Шуре и Дагестанской области», устав которого был утвержден 26 июля 1903 г. Министром народного просвещения. Устав определял цель общества, которая заключалась в развитии религиозно-нравственных и патриотических чувств в народе, в сообщении ему общеобразовательных и полезных сведений по всем отраслям знаний. Предполагалось, что для реализации этих целей будут организованы народные чтения в воскресные и праздничные дни в Темир-Хан-Шуре, а также будет оказана поддержка на их устройство в других городах и селах Дагестанской области. Однако чтения могли быть организованы только с разрешения властей. Членами общества могли быть «лица обоего пола, христианского исповедания, за исключением учащихся в учебных заведениях…» [43, 1‑2]

В 1903 г. было учреждено Попечительство о народной трезвости, что было связано с тем, что в городах области имело место злоупотребление спиртными напитками. Комитеты попечительства были созданы в основном в городах, в Темир-Хан-Шуре — областной и окружной, в Дербенте — окружной, в Петровске — городской. Их деятельность началась с устройства общественных чайных, столовых и читален. Заслугой Попечительства о народной трезвости явилось создание публичных библиотек. Так, «для открытой комитетом в конце января 1904 г. в Темир-Хан-Шуре читальни при чайной сразу же была выписана из Харьковского комитета по устройству сельских библиотек-читален целая библиотека в количестве 775 книг по различной тематике» [6, 252‑253].

Свою деятельность на территории области осуществляло «Общество просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области», его устав был утвержден 10 октября 1905 г. Общество намеревалось содействовать развитию образования среди местного мусульманского населения области и распространению в нем технических знаний. Общество оказывало помощь недостаточным учащимся из туземцев Дагестанской области в высших, средних и низших учебных заведениях; открывало при существующих школах или независимо от них учебные мастерские, специальные профессиональные курсы и т.д. [44, 1]

Бюджет общества пополнялся за счет проводимых благотворительных вечеров, концертов и т.д. Помощь в их устройстве оказывали хор 1‑го Дагестанского конного полка и Темир-Хан-Шуринский музыкально-драматический кружок. Общество располагало небольшой библиотекой [45, 63].

В 1910 г. было создано Темир-Хан-Шуринское общество детских развлечений. Целью общества было предоставление развлечений и занятий воспитательно-образовательного характера. Общество имело право организовывать различные игры и упражнения, популярные чтения, экскурсии, мастерские, библиотеку, развлечения — спектакли, концерты и т.п. Родители, чьи дети посещали детскую площадку, платили 5 руб. в год, предусматривались и другие виды оплаты билетов, такие как семейный месячный билет в 50 коп., розничный взнос — 2 коп. с ребенка и т.п. Дети посещали детскую площадку три раза в неделю [46, 3‑4]. В 1915 г. площадка была переименована в «Алексеевскую Детскую Площадку» и был принят новый устав [47, 1].

В 1913 г. в Темир-Хан-Шуре было создано Темир-Хан-Шуринское еврейское благотворительное общество «Ахи-изир» или «Братская помощь». В соответствии с уставом общества его основные цели заключались в содействии материальному благосостоянию Темир-Хан-Шуринского начального горско-еврейского училища, в обеспечении пищей и приютом неимущих евреев, выдачей им денежных пособий, предоставлением медицинской помощи бедным больным, снабжением их медицинскими пособиями, а также помещением таких больных в лечебные заведения, обучением детей сирот и бедных за счет общества. Деятельность общества распространялась лишь на г. Темир-Хан-Шуру. За счет членских взносов, добровольных пожертвований, от сборов с драматических представлений, литературных чтений, концертов, базаров, маскарадов и т.п.,устраиваемых обществом, накапливались его средства [48, 285-285об.].

Таким образом, с изменением и ростом городов параллельно рос интерес к развитию культурной жизни. Однако данные потребности жителей города могли удовлетворить лишь незначительные культурно-просветительские учреждения.



     1. Гаджиев А. С. Влияние присоединения Дагестана к России на развитие просвещения и культуры. Махачкала, 1966.
     2. Каймаразов Г. Ш. Россия и прогресс культуры народов Дагестана (конец XIX — 30-е годы XX в.). Махачкала, 2008.
     3. Петровская жизнь. № 225. 10 декабря 1917 г.
     4. Козубский Е. И. Отчет о втором десятилетии Темир-Хан-Шуринского реального училища 1890-1899. Т.-Х.-Шура, 1901.
     5. Каймаразов Г. Ш. Просвещение в дореволюционном Дагестане. Махачкала, 1989.
     6. Егорова В. П. Культурная жизнь города Темир-Хан-Шуры во II половине XIX — начале XX в. // Провинциальный город в XVIII-XXI вв. (История, экономика, культура): Материалы междунар. научно-практической конф. (Кизляр, 25-28 сентября 2008 г.). Кизляр, 2008. С. 247-254.
     7. Каймаразов Г. Ш. Очерки истории культуры народов Дагестана. От времени присоединения к России до наших дней. М., 1971.
     8. Центральный государственный архив Республики Дагестан (далее ЦГА РД). Ф. 15. Оп. 2. Д. 52.
     9. ЦГА РД. Ф. 15. Оп. 2. Д. 68.
     10. Губаханова Р. А. Культура народов Дагестана в начале XX века // Научный архив Института ИАЭ ДНЦ РАН (далее НА ИИАЭ ДНЦ РАН). Ф. 3. Оп. 1. Д. 336.
     11. ЦГА РД. Ф. 15. Оп. 2. Д. 84.
     12. ЦГА РД. Ф. 15. Оп. 2. Д. 96.
     13. ЦГА РД. Ф. 21. Оп. 1. Д. 18.
     14. Дагестанские областные ведомости. № 24. 12 июня 1911.
     15. Дагестанские областные ведомости. № 31. 31 июля 1911.
     16. Дагестанские областные ведомости. № 44. 28 октября 1912.
     17. Дагестанские областные ведомости. № 25. 17 июня 1913.
     18. Дагестанские областные ведомости. № 3. 17 января 1916.
     19. ЦГА РД. Ф. 76. Оп. 1. Д. 5.
     20. Дагестанские областные ведомости. № 50. 14 декабря 1914.
     21. Дагестанские областные ведомости. № 50. 11 декабря 1916.
     22. Магомедов А. Дж. Художественное образование в Дагестане в XX веке: очерк истории. Махачкала, 2008.
     23. Султанова Г. А. Роль деятелей русскоязычной культуры в воспитании и обучении театральных кадров Дагестана // Русскоязычная интеллигенция и художественное образование в Дагестане (XX в.): статьи, очерки, материалы. Махачкала, 2010. С. 36-47.
     24. Губаханова Р. А. Социальные отношения и культура народов Дагестана во 2-ой половине XIX — нач. XX в. // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 551.
     25. Викторов А. Ф., Кажлаев Д. Г. Махачкала. Махачкала, 1958.
     26. Гаджиев А. Г. Прогресс культуры и духовной жизни народов Дагестана в конце XIX — начале XX веков. Махачкала, 1996.
     27. Талыбов Д. А.-оглы. Дербент: судьбы и люди. Исторические заметки / Пер. с азерб. и лит. обработка Т. Имамова и Н. Казимова. Махачкала, 2002.
     28. Гаджиев Б. Темир-Хан-Шура. Буйнакск, 1992.
     29. Егорова В. П. И. С. Костемеревский (1813-1891 гг.) — представитель русской интеллигенции в Дагестане. Махачкала, 2000.
     30. ЦГА РД. Ф. 126. Оп. 3. Д. 98.
     31. ЦГА РД. Ф. 84. Оп. 4. Д. 35.
     32. ЦГА РД. Ф. 84. Оп. 1. Д. 17.
     33. ЦГА РД. Ф. 84. Оп. 4. Д. 36.
     34. ЦГА РД. Ф. 7. Оп. 1. Д. 26.
     35. ЦГА РД. Ф. 7. Оп. 1. Д. 30.
     36. Дагестанские областные ведомости. № 47. 18 ноября 1913.
     37. Дагестанские областные ведомости. № 20. 13 мая 1913.
     38. Приказ военного губернатора Дагестанской области. 17 июля 1914 г. О музее в Дагестане. Б.м., б.г.
     39. Павлов Д. М. Схема организации Дагестанского Музея. Махачкала, 1924.
     40. Гаджиева Х. И., Магомедова Х. С. Вклад И. С. Костемеровского в создание музея в Дагестане // Первые Васильевские чтения. Актуальные проблемы исторической науки: Материалы региональной научно-практической конф. Махачкала, 2009. С. 46-50.
     41. ЦГА РД. Ф. 15. Оп. 1. Д. 87.
     42. ЦГА РД. Ф. 15. Оп. 2. Д. 51.
     43. Устав общества по устройству народных чтений в городе Темир-Хан-Шуре и Дагестанской области. Темир-Хан-Шура, 1903.
     44. Устав общества просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области. Тифлис, 1905.
     45. Каймаразов Г. Ш. Образование и наука в Дагестане в XX веке. Махачкала, 2007.
     46. Устав Темир-Хан-Шуринского общества детских развлечений. Темир-Хан-Шура, б.г.
     47. Устав Темир-Хан-Шуринского общества «Алексеевской детской площадки». Темир-Хан-Шура, 1915.
     48. ЦГА РД. Ф. 21. Оп. 3. Д. 94.



Об авторе:
Салихова Лейла Багаутдиновна — кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН; leila.salihova@yandex.ru



Источник:
Салихова Л. Б. Общественная жизнь в городах Дагестанской области (вторая половина XIX — начало XX в.) // Известия СОИГСИ. 2016. Вып. 22(61). С. 23—35.

Похожие новости:

  • Становление лечебных и образовательных медицинских учреждений на Северном Кавказе (XIX – начало XX в.)
  • Приметы модернизации: хозяйственно-экономическое развитие Северного Кавказа по материалам неофициальной части «Терских ведомостей» (60-70 е гг. XIX в.)
  • Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в.
  • Миссионерская и просветительская деятельность священника Георгия Сикоева
  • От «Военно-народного» управления к «Гражданскому»: административная практика России на Центральном Кавказе в конце 50-х – начале 70-гг. XIX в.
  • Взаимоотношения Грузии и Абхазии и их историческая интерпретация
  • Формирование мюридизма — идеологии Кавказской войны
  • КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЦАРСКОЙ РОССИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. Часть 2.
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Сентябрь 2017 (5)
    Август 2017 (3)
    Июль 2017 (1)
    Май 2017 (3)
    Апрель 2017 (5)
    Март 2017 (8)
      Осетия - Алания