История » Кавказская война: Предисловие

Опубликовал Gabaraty, 6 декабря 2007
На пути к современной цивилизации горцы Большого Кавказа пережили немало драматических стра­ниц той эпохи, которая известна в науке как героическая. Расставаясь с родовой организацией общественной жизни и совершая решающую для их истори­ческих судеб революцию, горские племена, объединенные в «вольные» общества, в XIX в. изумили Россию и Европу не только героизмом, кровью и разрушениями, но и созданием в небывало короткие сроки нового общест­ва, его ранней формы государственной организации. Это был первый крупномасштабный шаг к новому общественному порядку, занявшему у азиатских и европейских народов столетия. Шаг этот предпринимался несмотря на то, что на пути к новому укладу жизни стояла Россия, к тому времени ставшая сверхдержавой. Трагической кульминацией революционного преобразования «вольных» обществ явилась для горцев Кавказская война, длившаяся более полувека.

Кавказская война — традиционная в науке проблема. Обширна и литера­тура вопроса: этой темой занимались и историки, и военные, и политики, и писатели, и просто любители кавказской экзотики.

Не столь разнообразными, как литература, оказались, однако, методологи­ческие подходы, с позиций которых освещалась Кавказская война. Пожалуй, два взгляда, — оба политические, — в разное время высказанные о войне, имели решающее значение в периодически вспыхивавших политико-идеоло­гических страстях. Один из них сложился в русской дореволюционной исто­риографии, видевшей в Кавказской войне лишь противоборство между Рос­сией и горцами Кавказа. Другой — плод непрофессиональных суждений И. В. Сталина, в 1936 г. назвавшего Кавказскую войну «национально-освобо­дительным движением», Второму взгляду суждено было не только пережить, своего автора, но и приобрести со временем особую распространенность. Этим двум основным подходам соответствовали принятые в советской литера­туре оценочные понятия — «реакционности» или «прогрессивности», напоми­нающие нам расхожий принцип — «Что такое хорошо» и «Что такое плохо».

Стереотипы в методологии и оценках, которых придерживались ученые, диссонировали с фактами Кавказской войны, явно разрушали ее историческую ткань. По этой главной причине до сих пор историки не дали нам системати­ческой истории Кавказской войны, где бы наряду с чисто военными событиями на «холст художника» ложились и факты, составлявшие суть самой войны. То же самое следует сказать об идеологах и вождях Кавказской войны, полу­чивших в литературе невыразительные характеристики: полных трагической судьбы, незаурядно сфокусировавших в себе доблести воина, эрудицию фило­софа-богослова, острое чутье политика, вождей-героев Кавказской войны — Магомета Ярагского, Сеида-эффенди, Кази-муллу, Гамзат-бека, Шамиля, Бейбулата Таймазова, Хаджи-Мурата, Мухаммеда Эмина и др. Одни относят их к лику «добрых», другие — «злых». Столь устойчивый примитивизм, как в «научных» средствах освещения Кавказской войны, так и оценках ее участни­ков, во многом объясним тем политико-идеологическим режимом, в условиях которого изучались сложные проблемы войны.

Первые попытки освободить проблему от ее тесных «идеологических одежд» и поставить в рамки академической науки были предприняты после 1983 года (См. М. М. Блиев. Кавказская война: социальные истоки, сущ­ность. — История СССР, № 2, 1983; Его жег К проблеме общественного строя горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII —первой пол. XIX в. — История СССР, № 4, 1989). Нетради­ционная концепция о Кавказской войне, высказанная в указанных работах, вы­звала неоднозначную реакцию: как и ожидалось, наиболее яростные критики прибегали к необоснованным политическим обвинениям, а те, кто «поддер­жал» новое понимание проблемы, желая того или нет, по существу изрядно ее вульгаризировали (например, В. Б. Виноградов), Уместно сказать и о главном аргументе, чаще всего приводимом всеми оппонентами. Речь идет об отдель­ных высказываниях К. Маркса, Ф. Энгельса, А. С. Пушкина, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова и др. по поводу Кавказской войны, в контексте которых якобы следует считать мой подход ошибочным, Возражая указанному кон­кретному постулату, полагаю, что практика, когда результаты исследования априори соотносятся с «высказываниями классиков», в науке вряд ли допусти­ма. Во всяком случае, в предлагаемой работе приоритет отдается другому — надежности исторического источника и диалектичности метода познания.

Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. В постперестроеч­ный период, когда, казалось, история Кавказской войны освободится наконец от идеологических пут, возникла целая «историко-публицистическая культура», полная националистических мифов, как никогда до этого отдалившая проблему от интересов науки. При разработке научной идеи серьезное внимание уделя­лось взгляду самого имама Шамиля на Кавказскую войну. Следует учесть, что ни­кто из ученых, в том числе и кавказоведов, так глубоко не чувствовал природы войны, ее целей и перспектив, как выдающийся имам, признанный «альфой и омегой» Кавказской войны. Известно, что в свое время книги и статьи русских и западных писателей о войне подвергались со стороны Шамиля резкой критике. Упрекая русских и европейских авторов в незнании предмета, в непонимании истоков и сущности кавказского мюридизма, он вместе с тем оставил нам свое видение Кавказской войны — важнейший историографиче­ский факт, которому в настоящем исследовании придается особое значение.

Работа над монографией велась на протяжении более десяти лет. Ее завер­шение совпало с тревожным на Кавказе временем, с заревом пожара «второй Кавказской войны». Знающему весь драматизм, в котором сегодня оказались народы Кавказа, возможно, покажется неуместным издание книги с трагиче­скими страницами более полувековой войны. Осознавая это, авторы все же решаются издать свой труд в глубокой надежде на то, что в нем будет найде­на главная для нас Истина — универсальный путь к общественному прогрессу лежит не через жестокий опыт войны, а мирное созидание.

Предлагаемая вниманию читателя монография выполнена на основе науч­ных идей, ранее выдвинутых мною в печати. Считаю своим долгом выразить искреннюю благодарность проф. В. В. Дегоеву, разделившему эти идеи и лю­безно согласившемуся на написание третьего раздела книги, в котором в ряде случаев встречается и иное прочтение материала.
Марк Блиев


М.М. Блиев, В.В. Дегоев "КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА", Москва "Росет" 1994 г.

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Вечер кавказской молодежи впервые пройдет в Новосибирске
  • Кавказская молодежь провела первую акцию против нацизма в Томске
  • Набеговая система «вольных» обществ горного Дагестана. Краткая историография проблемы
  • Набеговая система: формационные аспекты проблемы
  • Общественный строй «демократических» племен Северо-Западного Кавказа
  • Общественный строй горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII — первой пол. XIX в.
  • Хозяйственный строй «вольных» обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа накануне и в период Кавказской войны
  • Часть I. Наковальня для героя. Начало Кавказской Войны
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Популярное

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
    Февраль 2019 (8)
    Январь 2019 (4)
      Осетия - Алания