Интересно: Ближневосточный курс ФРГ после «западноевропейской инициативы 1980 года»

Опубликовал admin, 4 декабря 2014
Дудайти А.К.

Ближневосточный курс ФРГ после «западноевропейской инициативы 1980 года»В начале 80-х годов международная ситуация начала быстро ухудшаться, что было связано прежде всего с тем, что в политической жизни ведущей державы Запада – Соединенных Штатов Америки, начали брать верх наиболее реакционные круги. В разрядке напряженности эти круги видели препятствие для проведения американской политики «с позиции силы». Используя миф о «советской угрозе», администрация США убедила своих западноевропейских союзников дать согласие на размещение на их территориях (в ФРГ, Англии, Италии, Нидерландах и Бельгии) 572 американских ядерных ракет средней дальности, нацеленных на европейскую часть СССР. ФРГ и другие ведущие страны Западной Европы оправдывали решение США тем, что Советский Союз к этому времени установил в европейской части страны новые ракеты средней дальности СС-20, хотя они не нарушали стратегического равновесия двух сторон и устанавливались взамен устаревших ракет СС-4 и СС-5.

Поводом для изменения политики США и их союзников в отношении СССР послужило, кроме того, советское военное вмешательство в дела Афганистана, расцененное в Соединенных Штатах, ФРГ и других странах-членах Североатлантического альянса как стремление Москвы продвинуться к «теплым морям», основным источникам нефти на Ближнем Востоке. Вашингтон объявил экономическую блокаду Советскому Союзу, заявил об отказе ратифицировать Договор ОСВ-2, наконец, призвал своих союзников не посылать своих спортсменов на Московскую олимпиаду.

Правительство ФРГ полностью солидаризировалось с позицией Белого дома, особенно в его оценке афганских событий. Об этом, в частности, свидетельствовало выдержанное в резких тонах выступление главы федерального МИД Г.-Д. Геншера в ООН 27 августа 1980 года 1.

С усилением напряженности в международных отношениях, в первую очередь, между двумя великими державами, Европейскому сообществу стало гораздо сложнее продвигать предложения о необходимости диалога и возобновлении переговорного процесса по ближневосточному урегулированию. И все это происходило в условиях, когда имело место понимание того, что в результате отхода назад Вашингтона по вопросу о созыве Женевской конференции после кэмп-дэвидских соглашений, однозначно направленных на вытеснение Советского Союза из переговорного процесса, соперничество обеих великих держав на Ближнем Востоке еще больше возрастет.

Дальнейшему ухудшению обстановки в ближневосточном регионе вела и продолжающаяся напряженность между Ираком и Ираном, приведшая в сентябре 1980 года к войне, длившейся почти 8 лет.

Наконец, еще два события способствовали началу нового витка напряженности в регионе. Первое – захват 52 американских заложников в Иране в ноябре 1979 года, вопрос об освобождении которых растянулся на многие месяцы и повлек за собой неудачные военные налеты ВВС США на иранскую территорию. Второе – аннексия Израилем восточной части Иерусалима и провозглашение этого города «неделимой» столицей еврейского государства.

В условиях, когда американская администрация не желала направлять усилия на достижение всеобъемлющего урегулирование конфликта на Ближнем Востоке, а ее внешняя политика была направлена против СССР (названного президентом Р. Рейганом «империей зла»), Венецианская декларация ЕС, понятно, продолжала вызывать ее недовольство и раздражение. Вашингтон делал со своей стороны все необходимое, чтобы за принятием этого документа не последовали какие-либо конкретные действия со стороны западноевропейских стран, независимых от него.

В результате, нажим американского союзника оказал сдерживающее воздействие на ближневосточную политику Сообщества. Единственным конкретным мероприятием «девятки» стало направление им специальной миссии ко всем «заинтересованным сторонам», с целью собрать необходимую информацию, на основании которой впоследствии можно было определить, «какую форму должна принять инициатива ЕЭС по ближневосточному урегулированию». В декабре 1981 года западноевропейские официальные деятели, присутствовавшие на саммите ЕС в Люксембурге, заслушали сообщение делегаций, вернувшихся с информационных поездок в Израиль и арабские государства, после чего сделали, по сути, ничего не говорящий вывод о том, что «необходимо продолжить усилия для содействия переговорам по мирному разрешению ближневосточного конфликта»2. В целом, проблеме ближневосточного урегулирования было уделено мало внимания в декларации, принятой в Люксембурге. В ней указывалось только, что любое окончательное решение этой проблемы должно затрагивать такие вопросы, как: вывод израильских войск с оккупированных в 1967 году арабских территорий, самоопределение для палестинцев, безопасность для Израиля и статус Иерусалима. Было заявлено, что «документы по этим четырем вопросам в настоящее время изучаются в комиссиях Европейского сообщества». Что касается вопроса об ООП, то он и вовсе не нашел отражения в этом документе. При этом основной довод, который использовали члены делегации Сообщества в вопросе о диалоге с лидерами ООП, состоял в том, что, по их мнению, в действиях последних не просматривалась единая позиция. Указывалось, что в ходе прямого общения с палестинцами были налицо противоречивые точки зрения с их стороны относительно того, на что они могут согласиться и на что – нет. В качестве примера приводились их частные беседы с лидером ОПП Я. Арафатом, во время которых он, якобы, говорил одно, в то время как в официальных заявлениях этой организации говорилось совсем другое 3. В свою очередь, арабская сторона утверждала, что и она сталкивается с аналогичной ситуацией в переговорах с представителями стран-членов ЕС: по ее мнению, каждая из них, если не считать экономические вопросы, фактически проводила отличающуюся от партнеров ближневосточную политику. В связи с этим, членам делегации ЕС указывалось, что не следует так упорно акцентировать внимание на межарабских разногласиях, поскольку «они носят косметический характер и легко могут быть устранены». «Арабскую политику не следует понимать слишком буквально: сегодняшние враги завтра могут легко стать братьями» - уверял их помощник генерального секретаря Лиги арабских государств А.аль-Асаад 4.

Таким образом, попытки западноевропейцев продвинуть в регионе свою ближневосточную инициативу фактически ни к чему не привели. Такому исходу в немалой степени способствовала и новая американская администрация во главе с президентом Р. Рейганом, которая дала достаточно ясно понять, что не будет согласна ни с какими предложениями своих союзников по ближневосточному урегулированию, заранее не согласованных с ней. При этом Белый дом не скрывал опасения, что за самостоятельной позицией Сообщества в ближневосточном вопросе может последовать официальное признание им ООП – организации, которую Р. Рейган, подобно израильтянам, считал «террористической организацией» 5.

Однако инертность в ближневосточной политике ЕС объяснялась не одним только давлением Вашингтона, стремившегося в этот период создать на Ближнем Востоке антисоветский «стратегический консенсус». Не в меньшей степени она была результатом того поворота вправо, в сторону большей «атлантической солидарности», который произошел в начале 80-х годов во внешней политике ФРГ и других ведущих стран Западной Европы, Это наглядно проявилось и в ходе вышеупомянутого саммита лидеров «девятки» в Люксембурге, в ходе которого не скрывалось, что своей медлительностью ЕС дает возможность Вашингтону продвинуть свой план урегулирования конфликта. «Только после того, как президент Р. Рейган попытается осуществить свой «иорданский вариант» и потерпит неудачу, может быть гарантирован успех нашего понимания всеобъемлющего урегулирования», - заявил в этой связи государственный министр иностранных дел и по делам сотрудничества Великобритании Д. Херд 6.

Своей активностью в поддержке курса американского союзника на Ближнем Востоке в этот период особо выделялась ФРГ. Боннское руководство, демонстрируя большую, нежели США, сдержанность в ближневосточных делах, одновременно заняло позицию, подталкивающую и других западноевропейских партнеров отказаться от своей ближневосточной инициативы и активнее поддержать американскую политику на Ближнем Востоке. При этом активнее других в западногерманском руководстве в поддержку ближневосточного курса Вашингтона выступал председатель ХСС Ф.-Й. Штраус. Он считал, что западноевропейцы, выступая со своей инициативой по ближневосточному урегулированию, «совершают большую ошибку», поскольку их действия мешают реализации кэмп-дэвидских соглашений. Выступая за предоставление палестинцам права на самоопределение и привлечение в переговорный процесс ООП, указывал он, «западноевропейцы совершенно забыли о том, что в первую очередь следует позаботиться о предоставлении Государству Израиль гарантий на безопасное существование»7. В этих своих суждениях Ф.Й.Штраус был не одинок: вскоре его позицию разделили многие видные деятели ХСС, а также часть депутатов федерального бундестага от партии ХДС. Не в последнюю очередь именно вследствие их действий правительство ФРГ подвергалось усиленному давлению оппозиции и правой прессы, требующих от него активной поддержки курса США на Ближнем Востоке в этот период.

Осенью 1982 года в ФРГ произошло событие, имевшее важные последствия как для внешней политики страны в целом, так и ее ближневосточного направления в частности. В результате активного наступления оппозиции на политику правительства, а также вследствие разногласий между партиями правящей коалиции в ФРГ возник правительственный кризис. 17 сентября свободные демократы разорвали коалицию с СДПГ, а в начале октября 1982 года фракция ХДС/ХСС в бундестаге внесла предложение о конструктивном вотуме недоверия канцлеру Г. Шмидту. Большинство фракции свободных демократов проголосовало вместе с христианскими демократами, в результате чего Г. Шмидт вынужден был подать в отставку. Новым канцлером был избран председатель ХДС Г. Коль, а вице-канцлером и министром иностранных дел вновь стал председатель СвДП Г.-Д. Геншер.

В правительственном заявлении в бундестаге 13 октября 1982 года Г. Коль указал о преемственности внешней политики ФРГ 8.

В первый год своего пребывания у власти новое правительство, как и его предшественники, продолжало демонстрировать сдержанность в подходе к ближневосточным делам. «Наша ближневосточная политика подразумевает право Государства Израиль на существование, а также право палестинского народа на самоопределение и их обоюдный отказ от применения силы», - говорилось в заявлении правительства ФРГ по Ближнему Востоку от 4 мая 1983 года 9. Но постепенно правительство ФРГ стало откровеннее выступать в поддержку политики США в регионе, что, в свою очередь, не без удовольствия отмечала правая пресса страны. Так, газета «Франкфуртер альгемайне цайтунг» констатировала, что Совет Европы в период председательствования в нем канцлера ФРГ, согласился принять предложения Р. Рейгана по ближневосточному урегулированию и фактически, отказался от попыток выступить с новой инициативой по Ближнему Востоку, наподобие той, что было принято в Венеции10.

Взятый на вооружение западногерманским руководством курс на поддержку ближневосточной политики США нашел свое воплощение и в одобрении им «плана Рейгана» по урегулированию конфликта, обнародованного в начале сентября 1982 года11. Этот план глава МИД ФРГ Г.-Д. Геншер назвал этот план «конкретным путем к достижению мира в регионе». Одновременно он призвал партнеров ФРГ активнее поддержать усилия США 12.

В Западной Европе «план Рейгана», кроме ФРГ, вскоре был поддержан также Англией и Бельгией. В результате, по инициативе этих трех стран, 20 сентября 1982 года, ЕС выступило с заявлением, в котором приветствовалась «ближневосточная инициатива Рейгана» и выражалась уверенность, что она, вне всяких сомнений, «откроет значительные возможности для мирного процесса в палестинском вопросе»13. Такова была оценка, данная западноевропейцами «плану Рейгана», хотя в реальности он оказался не способен вывести проблему ближневосточного урегулирования из тупика, создавшегося в результате кэмп-дэвидского сепаратного процесса.

«План Рейгана» не устраивал арабские государства, ибо Соединенные Штаты высказались в нем против создания независимого палестинского государства, указав, в частности, что мир на Ближнем Востоке не может быть достигнут на основе создания независимого палестинского государства на Западном берегу Иордана и в секторе Газа. Он был отвергнут также Израилем, поскольку Вашингтон выразил в нем свое несогласие с аннексией палестинских территорий и сохранением над ними постоянного израильского контроля (согласно «плану Рейгана», самоуправление палестинцев, живущих на Западном берегу и в Газе «в рамках ассоциации с Иорданией», представлялось наиболее верным путем к достижению мира в регионе). Не был согласен Израиль и с вопросом об Иерусалиме, который, по американскому плану, должен был оставаться объединенным, но его окончательный статус следовало определить в ходе переговорного процесса.

В результате, в условиях, когда сами участники конфликта выражали свое несогласие с «планом Рейгана», одобрение этого документа со стороны стран-членов ЕС свидетельствовало об их готовности поддержать, причем фактически в любой ситуации, американскую линию в разрешении ближневосточного конфликта. Но на такой основе Европейскому сообществу, естественно, нельзя было рассчитывать на одобрение своей ближневосточной политики на Ближнем Востоке. Грубое давление из-за океана, а также разногласия между самими членами Сообщества были причиной такого результата. При этом, как указывалось выше, в немалой степени этот результат был предопределен и действиями ФРГ, которая, соблюдая верность союзническому долгу перед США, всячески препятствовала принятию ЕС мер по претворению в жизнь положений Венецианской декларации. Руководство ФРГ делало все от него зависящее, чтобы убедить своих партнеров отказаться от действий, создающих препятствия американской политике на Ближнем Востоке.

Достаточно отчетливо проамериканская линия в ближневосточной политике ФРГ проявилась во время израильского вторжения в Ливан летом 1982 года. Эта операция, получившая название «Мир Галилее», ставило целью физическое уничтожение вооруженных отрядов Палестинского движения сопротивления, расположенных в этой стране, а также разрушение политической структуры ООП, штаб-квартира которой находилась в Бейруте. Одновременно, Израиль рассчитывал вовлечь Ливан в процесс сепаратных соглашений по подобию египетско-израильских, так как, вне сомнений, вторжение в Ливан явилось как раз прямым следствием политики Кэмп-Дэвида. Ливанский кризис отвечал также военно-политическим интересам США: подготовка к нему сопровождалась активизацией усилий Вашингтона по созданию сил «быстрого развертывания», перед которыми ставилась задача вмешиваться в региональные конфликты там и тогда, когда это отвечало «национальным интересам» Соединенных Штатов.

Давление Белого дома оказало сдерживающее воздействие на позицию ФРГ и ее партнеров во время ливанского кризиса. Выступив 29 июня с заявлением, осуждающим израильское вторжение в Ливан, они впоследствии де-факто признали те существенные сдвиги, которые произошли в расстановке сил на Ближнем Востоке и главным образом, усиление позиций Израиля в этом регионе.

Такая двойственность позиции ЕС негативно выделялась на фоне протестов мировой общественности против военной операции Израиля в Ливане. Совет Безопасности ООН принял ряд резолюций, требующих прекращения агрессии, незамедлительного вывода израильских войск с ливанской территории, прекращения бомбардировок и снятия блокады с Бейрута.

Активную поддержку Ливану с первых дней военных действий оказал Советский Союз. Он потребовал немедленно положить конец агрессии и вывести из этой страны израильские войска. Москва выступила также за принятие безотлагательных мер с целью сохранения суверенитета и территориальной целостности Ливана, соблюдения прав палестинского и ливанского народов.

Что же касается Европейского сообщества, то оно, требуя вывода войск Израиля с территории Ливана, увязывало данный вопрос с необходимостью оставления ливанской территории всеми иностранными военными формированиями. По существу, это означало, что вывод израильских войск должен был сопровождаться одновременным выводом из этой страны как вооруженных формирований ООП, так и контингента сирийской армии. Такой подход западноевропейцев к разрешению ливанского кризиса полностью перекликался с американским планом и учитывал интересы безопасности Израиля.

Американский план урегулирования кризиса в Ливане был поддержан ФРГ и отдельными ее партнерами и в рамках ООН, где 6 августа обсуждался советский проект резолюции по этому вопросу. В предложенном документе осуждались военные действия израильской армии в Ливане, и выдвигалось требование установить эмбарго на поставки оружия в Израиль. Разделяя позицию Вашингтона, представитель ФРГ воздержался во время голосования этого проекта.

Таким образом, ФРГ и в целом ЕС так и не использовали появившиеся в начале 80-х годов возможности для внесения реального вклада в дело всеобъемлющего урегулирования конфликта. Нерешительность, выжидательность, а порой и двойственность, демонстрируемые Сообществом, привели к тому, что оно не смогло стать реальной силой, способной внести вклад в дело ближневосточного урегулирования. Такой исход, не в последнюю очередь, был предопределен действиями ФРГ оказавшейся неготовой, поддержать усилия своих партнеров в этом направлении. Анализ внешнеполитической деятельности ФРГ на Ближнем Востоке в этот период показал, что ее действия были направлены на поддержку политики Вашингтона в этом регионе и соответственно, всячески препятствовали проведению Сообществом самостоятельного, независимого от США ближневосточного курса.

Рассматривая ближневосточную политику Сообщества после принятия им Венецианской декларации, следует учесть также влияние на него сионистского лобби США, требующего учитывать интересы Израиля. Со своей стороны, американская администрация использовала целый ряд средств, от дипломатических уговоров до экономического шантажа, для того, чтобы заставить западноевропейцев поддержать ближневосточные акции США. Все это вместе взятое и обусловило колебания и непоследовательность ФРГ и в целом, Европейского сообщества, по проблемам ближневосточного урегулирования, постоянное оглядывание и стремление к координации своих действий с американским союзником. В итоге, делая заявления в пользу ближневосточного урегулирования с учетом интересов арабских государств, а также палестинского народа, Западная Европа фактически солидаризировалась с курсом США на Ближнем Востоке, отнюдь не способствующим такому урегулированию.


Примечания

1 См.: Genscher H.-D. Deutsche Aussenpolitik. Ausgewählte Grundsatzreden 1975-1980. Bonn, 1981. S. 226-227.

2 Middle East, 1982. N1. P. 50-51.

3 Ibid. P. 52.

4 Ibid.

5 Ibid. P. 49.

6 Ibid. P. 62-63.

7 Die Welt, 6.5.1980; Die Zeit, 9.5.1980.

8 Parlament, 15.11.1982.

9 Ibid. 6.5.1983.

10 Frankfurter Allgemeine Zeitung, 22.8.1983.

11 Этот план был озвучен Р. Рейганом в своем очередном «Обращении к нации» 1 сентября 1982 года. При этом речь американского президента сопровождалась воинственной риторикой относительно стратегической угрозы для Ближнего Востока, создаваемой Советским Союзом и его вассалами, а также о выработке «общей политики, призванной удерживать русских и их вассалов от дальнейшей экспансии и, если потребуется, защищаться от нее» (Цит. по: Пырлин Е.Д. Трудный путь к миру: Взгляд из Москвы на проблему ближневосточного урегулирования. М., 2002. С. 288-289).

12 Frankfurter Allgemeine Zeitung, 22.8.1983.

13 Europa-Archiv, 1982. N2. S. 24-25.


Дудайти А.К. Ближневосточный курс ФРГ после «западноевропейской инициативы 1980 года» // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 1 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2008.

Похожие новости:

  • Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.)
  • Региональный аспект турецко-сирийских отношений (80-90-е гг. XX в.)
  • Главные направления внешней политики правительства Т.Озала в 1983-1987 гг.
  • К вопросу о причинах возникновения палестинской проблемы (Арабо-израильская война 1948-1949 гг. и ее последствия)
  • Ближний Восток в мировой геополитике: стратегия США в регионе на современном этапе
  • Махмуд Аббас посетил Чечню. Итоги визита
  • С точки зрения суверенитета…
  • Между Грузией и Россией начнется война
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (6)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания