Интересно: Католическая церковь как участник Сандинистской революции в Никарагуа (1979-1989 гг.): проявления политической активности

Опубликовал admin, 28 декабря 2015
А. В. Баранов,
доктор политических наук, доктор исторических наук,
профессор, Кубанский государственный университет


Католическая церковь как участник Сандинистской революции в Никарагуа (1979-1989 гг.): проявления политической активностиАктуальность темы проявляется в том, что в 1970-2010-х гг. набирает силу возрождение религиозности, поиск в социальных доктринах религий (включая католицизм) не только ответов на экзистенциальные вопросы, но и путей установления социальной справедливости. Сандинистская революция в Никарагуа (1979— 1989 гг.) стала первой в истории, которая доказала массовое организованное участие католического клира и верующих в национально-освободительных преобразованиях. Никарагуа - небольшая и слаборазвитая страна Центральной Америки - десять лет успешно сопротивлялась интервенции США. После недолгого реванша неолиберализма Латинская Америка вновь переживает в начале XXI века «левый поворот»(1). Политические режимы, заявляющие о разрыве с курсом зависимого от США развития, ныне действуют в Венесуэле, Бразилии, Эквадоре, Боливии, Никарагуа, Сальвадоре, Гватемале. Одной из ключевых черт идеологии и политической стратегии данных режимов является опора на эгалитарно понимаемые трактовки христианства - теологию освобождения.

Цель статьи - определить проявления политической активности католической церкви в Сандинистской революции в Никарагуа (1979-1989 гг.). Задачи исследования таковы: определить позиционирование католической церкви в отношении Сандинистской революции; выявить методы политической активности верующих; оценить идеологическое и политическое размежевание между Ватиканом и христианскими низовыми общинами; дать периодизацию роли католической церкви в революции.

Степень изученности темы неравномерна. Можно выделить такие направления, как анализ философских и идеологических аспектов теологии освобождения(2), изучение институциональных форм участия католиков в революционных движениях(3) и политической активности религиозных объединений(4). Преобладали работы о католицизме в Латинской Америке в целом(5), а не на страноведческом уровне(6). Основная часть публикаций создана в 1970-1980-х гг., после чего западная и отечественная историография потеряла интерес к теме. Советские исследователи подчас «подгоняли» сложные явления под каноны коммунистической идеологии. Преувеличивалась степень влияния марксизма на идеологию Сандинистского фронта национального освобождения Никарагуа (СФНО) и на взгляды массовых слоев верующих(7).

Западные же аналитики объясняли участие католиков в революции «советским и кубинским подрывным влиянием»(8).

В историографии 1990—2010-х гг. проявляется стремление упростить сложную мозаику идейных и политических течений, представить сторонников теологии освобождения «левыми радикалами»(9). Одновременно растёт интерес к теологии освобождения не только исследователей «новых левых» Латинской Америки(10), но и публицистов(11).

Недостаточно изученными аспектами проблемы остаются проявления и методы политической активности католиков в Сандинистской революции.

Источниковая основа статьи включает виды документов:

- богословские и политические работы представителей теологии освобождения(12)

- сборники опубликованных документов, характеризующих религиозный аспект Сандинистской революции(13)

- публикации и выступления политических лидеров и участников революции (Президента Никарагуа Д. Ортега Сааведра, министра иностранных дел страны М. Д’Эското, министра внутренних дел Т. Борхе и др.(14);

- периодическая печать Никарагуа, Кубы, СССР(15);

- воспоминания участников Сандинистской революции(16).

Социально-экономический и политический кризис, обострившийся в Никарагуа с середины 1970-х гг., был вызван всей логикой периферийного капитализма. Судьбу страны определял малочисленный господствующий класс - помещичья олигархия, зависимая от иностранного капитала. До 1979 г. экономическая основа власти оставалась неизменной, развитие капиталистических отношений шло в тесном переплетении с полуфеодальными укладами. Никарагуа в 1960—70-х гг.становилась всё более зависимой от глобальных факторов. К концу 1970-х гг. транснациональные корпорации держали под контролем 77,55 % обрабатывающей промышленности страны(17). Диктаторский режим семейства Сомосы (1934-1979 гг.) монополизировал государственный аппарат, наращивая репрессии. Ситуацию обострил мировой экономической кризис 1975-1976 гг., повлекший утечку капиталов из Никарагуа и разорение средних слоев, фермерства.

Созрели силы, способные дать бой антинародному режиму. В 1961 г. создан Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), захвативший к концу 1977 г. гегемонию в антидиктаторской борьбе. Основные требования программы СФНО 1969 г.: свержение диктатуры и создание демократического правительства. Программа указывала пути осуществления целей: мобилизацию народа против диктатуры, роспуск национальной гвардии, создание народной армии на основе партизанских отрядов.

Сандинисты не могли игнорировать католическую церковь -влиятельную силу общества. В начале 1970-х гг. на одного священнослужителя в Никарагуа приходилось 4556 прихожан, а в соседних Сальвадоре, Гватемале и Гондурасе - соответственно 8047, 10385 и 10507 (18). Церковь, отделенная от государства, располагала колледжами, Центральноамериканским университетом иезуитов. В стране действовали молодежные и профсоюзные организации верующих, Социал-христианская партия (СХП).

Теология освобождения - это идеологическая доктрина и политические практики, сформировавшиеся в Латинской Америке в 1960-х гг. как богословский ответ на несправедливость земного мира. Среди её положений - необходимость экономического, политического, социального и идеологического освобождения общества как признания человеческого достоинства; осуждение чрезмерного неравенства и диктатуры; апелляция к евангельскому идеалу равенства верующих; оправдание вооруженной борьбы против империализма и диктатуры. Идеологические принципы теологии освобождения формулировали Г. Гутьеррес, Л. Бофф, Э. Дюссель и др. Большое влияние на теологию освобождения оказала социальная доктрина католической церкви, в т. ч. — решения Второго Ватиканского вселенского собора и энциклика папы Павла VI «Populorumprogressio» («Развитие народов») (1967 г.)(19). В то же время, теология освобождения вобрала в себя мощное воздействие марксизма — критику социального отчуждения, апологию угнетенных классов и классовой борьбы. Многие священнослужители и католики-миряне участвовали в повстанческой борьбе против олигархии и империализма США.

В 1965 г. создана первая христианская низовая община в Ника рагуа под руководством Э. Карденаля. Верная союзница диктатуры - иерархия в 1969 г. впервые подверглась критике со стороны верующих за политическую пассивность. Студенты колледжей, миряне и священники захватили университет и собор в столице - г. Манагуа, протестуя против пыток политзаключенных.

Программа СФНО гарантировала свободу вероисповедания и поддержку правительством тех священников, которые защищают трудящихся. Но Фронт предлагал национализировать частные учебные заведения церкви, которые «отошли от благородных идеалов просвещения, стали аморальной отраслью торговли, насаждали религиозный фанатизм»(20).

С приходом к руководству Епископальной конференцией Никарагуа (ЕКН) архиепископа и президента Конференции епископов Центральной Америки М. Обандо-и-Браво (1971 г.) церковь отказала диктатуре в поддержке. Создан «Экуменический центр Антонио Вальдивьесо», в котором скрывались от репрессий партизаны и мирные жители. Центр публиковал разоблачительные документы против режима. Десятки священников сражались в рядах СФНО, погибший в бою А. Гарсиа Павиана входил в руководство одного из подразделений сандинистов. Лидеры СФНО скрывались у священника X. Ариаса.

Конфликт церкви и диктатуры обострился в 1974 г., когда М. Обандо-и-Браво отказался от правительственной помощи на реставрацию собора. Деньги обещаны при условии поддержки властей. Архиепископ стал посредником при освобождении заложников, взятых СФНО. Партизаны выразили «самые горячие симпатии революционно настроенным христианам, вернувшим никарагуанской церкви доброе имя и защищающим лучшие заветы Христа»(21).

21 октября 1977 г. ЕКН и Верховный совет частного предпринимательства предложили посредничество комиссии епископов и светских деятелей в гражданской войне. Одновременно СФНО создал в эмиграции «группу 12». В неё вошли интеллектуалы, предприниматели, трое священников (М. Д’Эското Брокман, Ф. Карденаль, Ф. Мантика Абаунса). Группа установила широкие связи с международной общественностью, вошла в фронт оппозиционных сил как его левое крыло.

Во время восстаний (январь - февраль, август - сентябрь 1978 г.) революционная ситуация переросла в общенациональный кризис. ЕКН поддержала забастовку предпринимателей, что привело диктатуру в бешенство. Национальные гвардейцы захватили и сожгли колледж салесианцев в г. Монимбо в отместку за поджоги правительственных зданий восставшими. М. Обандо-и-Браво эмигрировал, осудив вмешательство США.

К весне 1979 г. общенациональный кризис вступил в финальную стадию. 2 июня епископальная конференция узаконила восстание против «явной и затянувшейся тирании»(22).

19 июля 1979 г. антиимпериалистическая, народная и демократическая революция победила. Началось создание политической системы в интересах трудящихся. К. Фонсека Амадор — основатель Фронта писал: «Речь идет не просто о стремлении к смене людей у власти, а об изменении системы, о свержении эксплуататоров и победе эксплуатируемых классов»(23).

Первыми решениями нового режима были национализация банков, установление монополии внешней торговли, экспроприация имущества семейства Сомосы и эмигрантов, объявление природных ресурсов достоянием государства. Гарантировалось сохранение смешанной экономики и плюралистического общества. К 1983 г. сектор «народной собственности» давал 40% ВВП, в т.ч. 75% продукции строительства, 95% горной добычи, 55% сферы услуг. Частный сектор преобладал в сельском хозяйстве (80%) и обрабатывающей промышленности (75%)3. Закон об аграрной реформе ликвидировал землевладения площадью более 500 мансан(24), имевшие необрабатываемые земли. Арендная плата крестьян за землю снижена на 89%, 97 тыс. крестьян получили государственные кредиты на льготных условиях. За 1981-1984 гг. землю получили 27% всех крестьян, или 41 % нуждавшихся(25). Развивался и кооперативный сектор, особенно в сельском хозяйстве. На 1983 г. в Никарагуа действовало 3057 кооперативов, объединявших 60 тыс. чел.(26)

Взаимоотношения революции и верующих определялись Основным статутом от 20 июля 1979 г., ст. 8 которого признала «свободу совести и культа, основанную на самом широком чувстве терпимости и строгой свободы мнения...». ЕКН, Народная социал-христианская партия (НСХП) и СХП имели по 1 месту в консультативно-законодательном органе-Государственном совете. Закон «О правах и гарантиях никарагуанцев» от 21 августа 1979 г. не допускал «дискриминацию по рождению, расе, цвету кожи, полу, языку, религии, образу мыслей, происхождению, экономическому положению...» (ст. 3). Его ст. 19 гласила: «Никто не может быть объектом принудительных мер, которые могут ущемлять свободу мнения человека, его сознание или религиозные убеждения, его право придерживаться религии или приобщиться к какому-то религиозному течению по своему выбору, а также свободу проявлять ее...» Запрещалось «всякое поощрение национальной, расовой или религиозной ненависти» (ст. 22)(27).

Руководители СФНО разъясняли место христиан в преобразованиях. K. Каррион назвал их «стратегическими союзниками» атеистов, а М. Бальтодано призвала молодых активистов центра «Антонио Вальдивьесо» участвовать в женских, молодежных и профсоюзных организациях, Комитетах сандинистской защиты(28). Четыре священника - члена СФНО стали министрами: М. Д’Эското - иностранных дел, Ф. Карденаль - ответственным за ликвидацию неграмотности, Э. Карденаль - культуры и Э. Парралео - здравоохранения (позже — представителем в Организации американских государств). Один из лидеров СФНО X. Уилок подчеркивал: «Столпами, на которых традиционно покоилось господство США, были олигархия, реакционная военщина и церковная иерархия. Мы же строим такое общество, которое опирается... на весь народ, участвующий в управлении страной...»(29) Вице- президент страны С. Рамирес Меркадо отмечал: «Католическая церковь будет всегда существовать здесь. Мы не заинтересованы в помехах, ограничении или уменьшении влияния церкви среди верующих... Церковь должна признать, что свободно действуют различные политические течения..., а СФНО имеет свою собственную политическую концепцию...»(30)

Чтобы прояснить цели идеологической борьбы, Национальное руководство СФНО издало документ «Верующие в народной сандинистской революции» (октябрь 1980 г.). Отмечен вклад католиков в победу над диктатурой. Если религия в прошлом была оправданием угнетения, то возможен иной выбор - «быть верующим и одновременно быть последовательным революционером...» Христианин может вступить в СФНО, если он согласен с целями фронта. Но выражать религиозные убеждения он должен лишь как частное лицо. СФНО не допустит использования религии для пропаганды против революции(31).

Христианские низовые общины стали основным институтом влияния сандинистов на верующих. Они создавались на приходском уровне, часто брали на себя решение насущных бытовых и политических вопросов: борьбу с нищетой и неграмотностью, с эпидемиями и преступностью; обсуждение инициатив власти и самоорганизацию верующих на выборах, для участия в комитетах самообороны и мобилизации в армию. Революционную позицию заняли христианские низовые общины и Экуменический центр. Общины поддержали борьбу против неграмотности, создание народной армии и милиции под руководством СФНО - «бесспорного авангарда» революции(32).

28 июня 1981 г. 350 католических общин страны приняли на своей встрече Открытую хартию, осудив агрессию США и «контрас». Они назвали себя «народной церковью» с постоянными комиссиями и молодежными отделениями по всей стране. «Мы родились, поскольку в традиционном приходском движении не видим возможности поддерживать наш христианский союз с революционным процессом...»(33) 25% молодежи обучалось именно в учебных заведениях данного течения церкви. Верующие департаментов Мадрис, Нуэва-Сеговия, Матагальпа призвали население работать в дни религиозных праздников(34). Сторонники общин не были едины в оценке М. Обандо-и-Браво. Одни призывали архиепископа «решить: или он с бедными, или он с богатыми...», другие заявляли: «пока нет диалога, не будет единства церкви»(35).

Активно развивалось движение католических общин за мир. Международную известность и размах ему придал министр иностранных дел Никарагуа, иезуит и член ордена «Мэринолл» М. Д’ Эското. В июле-августе 1985 г. он подверг себя добровольному посту, объявленному «евангелическим восстанием» против империализма США. По словам министра, «во время своего поста я буду думать о матерях, потерявших своих детей, ...я буду вместе с нашими бойцами, которые со столь великими усилиями и готовностью рискуют своей жизнью ради защиты родины»(36). Применялись и такие формы агитации за мир, как крестные ходы, молебны, трансграничные марши мира по Центральной Америке. Из епископов их поддерживал до 1987 г. лишь Р. Лопес Ардон.

Вместе с тем, в силу организационного и идеологического устройства католицизма низовые общины (comunidadesdebase) принципиально не могли порвать с иерархией церкви, а вели дискуссии и политическую конкуренцию только внутри существующей, не контролируемой ими иерархии. Это неизбежно ослабляло христианские низовые общины.

Как же отреагировала церковная верхушка на призыв СФНО к открытому соперничеству идей и политических сил в обществе? Т. Борхе оценил результат надежд СФНО кратко: «... мы находились в плену иллюзий»(37).

Пастырское послание ЕКН от 17 ноября 1979 г. пестрело фразами о высших национальных и демократических ценностях, но тщательно маскировало намерение отделить революционно настроенных католиков от СФНО. Епископы призывали отличать классовую борьбу от «классовой ненависти» против личностей. Такая ненависть-де угрожает Никарагуа тоталитаризмом и зависимостью от внешних сил(38). Папский нунций П. Самби пытался противопоставить «традиции народа», в том числе идеологический плюрализм, экономические «условия свободы и ответственности» неким «схемам» СФНО (очевидно, марксистскому учению о классах)(39).

Весной 1980 г. епископы объявили ликвидацию неграмотности «идеологической обработкой населения», отвергли помощь международных религиозных организаций, обвинив СФНО в идеологической обработке населения и навязывании марксизма. ЕКН с одобрения Ватикана выслала из страны в 1980 г. несколько прогрессивно настроенных монахов и священников. Оппозиционная газета «Пренса» усмотрела в изображениях лидеров СФНО «новую языческую троицу»(40).

Взгляды иерархии совпадали с надеждами крупных предпринимателей покончить с революцией, пока она не переросла общедемократические рамки. Пастырские послания той поры пестрят обвинениями против сандинистов, которые-де «стремятся сбить с пути» революцию, навязывают монополию государства на образование(41). Религиозные чувства народа противопоставлялись «наступлению материалистической идеологии». 4 июня 1981 г. ЕКН потребовал выхода священников из правительства, угрожая лишить их сана. Папа Иоанн Павел И сместил либерального генерала иезуитов Аррупе. Нажим вызвал недовольство в общинах. Характерные требования верующих - прекратить раскол церкви «реакционерами», провести дискуссию о политике церкви, признать общины «самостоятельных и организованных христиан»(42). СФНО проявлял такт в дискуссиях, не возлагая на епископов лично вины за подрыв революции. Р. Нуньес Тельес ограничился репликой: их использует реакция, ими «манипулируют, как хотят...»(43)

3 июля 1981 г. ЕКН согласились на переговоры с правительством, но без участия общин. Переговоры были безуспешными, и Ф. Карденаля исключили из ордена иезуитов. Продолжались запреты в служении неугодных епископу М. Обандо-и-Браво священников. Монахини колледжа «Фе иАлегрия» высланы орденом франсисканцев из страны.

Общины поддержали протест правительства, расценив акции ЕКН как «антихристианские и пристрастные решения» за спиной народа(44). Отрешение от сана священника М. Баталья вызвало захват его церкви в бедняцком квартале Манагуа 100 активистами христианских низовых общин. В другом случае члены общин провели ночное бдение в церкви и марш протеста к курии архиепископа. Их действия мотивировались так: «Разве в нашей церкви богатые будут занимать всегда первые скамьи? ... наша молодежь, не имея твердости в вере, перед лицом этих скандалов может отвергнуть христианство»(45).

В 1981 г. внутренняя контрреволюция (буржуазные партии, сомосистская эмиграция, бывшие национальные гвардейцы) и США переходят к гражданской войне. К началу 1986 г. экономические связи Никарагуа с США практически прекратились, с территории Гондураса и Коста-Рики в страну вторгались хорошо обученные и снаряженные подразделения «контрас». Несколько раз страна находилась на грани интервенции США.

Критика СФНО церковью определялась не столько «идеалами гуманизма», сколько корыстными расчетами. Ведь факты террора «контрас» против мирных жителей, предложение правительства к церкви изучить состояние дел на месте событий замалчивались.

Второй период взаимоотношений между революцией и цер ковью можно датировать 1981 - августом 1987 гг. (от начала гражданской войны до провозглашения политики национального примирения). Почему? Во-первых, качественное изменение условий развития революции, ее задач неизбежно отразилось и на политических позициях церкви. Во-вторых, внутри католической церкви в Никарагуа произошли качественные изменения.

С 1981 г. конфликт между СФНО и иерархией нарастал. По утверждению М. Обандо-и-Браво, сандинисты пытались «опорочить в глазах народа всех, кто не согласен с их политикой». Радиостанция курии архиепископа заявила: «Господь послал нам монсеньора Обандо-и-Браво, чтобы мы не предались монстру коммунизма»(46). Представитель курии Бисмарк Карбальо осудил низовые общины как «раскольнические элементы с догматическими материалистическими взглядами»(47). Он требовал освободить осужденных «контрас» в качестве условия переговоров с правительством, настаивал на высылке из страны всех кубинцев (даже врачей и учителей, не говоря уже о военных советниках). Епископ П. А. Вега обвинил СФНО в пропаганде диктатуры пролетариата(48).

Действия иерархии стали провокационными. П. А. Вега подстрекал священника к бойкоту богослужений. В итоге возмущенные верующие повредили автомобиль епископа. Оппозиционная газета «Пренса» подняла шум вокруг мнимого участия сандинистов в заговоре с целью похитить М. Обандо. Органы безопасности арестовали заговорщиков, все они оказались бывшими гвардейцами диктаторского режима. Планировалось убийство архиепископа, дабы обвинить в этом правительство.

В июле 1981 г. М. Обандо отказался служить мессы для трансляции по государственному телеканалу. Предлог - требование архиепископа запретить трансляции месс прогрессивных священников. М. Обандо сделал редкое по прямоте заявление: «Мы обращаемся к нашему католическому народу, чтобы он не следовал за стремящимися отделить народ от принявших от Иисуса Христа право властвовать над ним, освящать его и направлять его, то есть от епископов»(49).

В дела этот призыв претворился быстро. Фанатичные сторонники архиепископа устроили погром в колледжах баптистов и мерседариев, а журналистам - сторонникам революции запретили присутствовать на антиправительственных митингах. Основная газета оппозиции — «Пренса» — сообщала о «чуде Богородицы»: статуя девы Марии якобы выделяла «слезы скорби по бедной Никарагуа, которой правят сандинисты»(50).

Декларируя любовь к демократии, большинство епископов призвало к бойкоту выборов 1984 г., сочтя их преждевременными. Церковь встала на путь нарушения закона о воинской службе. ЕКН заявила: «Абсолютная диктатура одной политической партии ставит под вопрос ее законность, как и законность всех институтов, включая армию... Отношение к... закону всех тех, кто не разделяет сандинистскую идеологию, должно выражаться в сознательном неподчинении...»(51) С ведома епископов П. А. Веги и Л. Лопеса Фиториа, салесианцев колледжа в г. Масая планировались захват папской нунциатуры, шествия против службы в армии.

Власти арестовали зачинщиков беспорядков, выслали из страны руководство колледжа. Главный редактор газеты «Баррикада» - органа СФНО - Ф. Чаморро Баррио утверждал: «католическая иерархия... излагает своими словами ультиматум Рейгана,... стремится помочь американцам оправдать их агрессивный курс» против Никарагуа(52).

В феврале 1982 г. М. Обандо-и-Браво заявил: «должно существовать нечто вроде контрреволюции...»(53) Отслужив в апреле 1985 г. мессу перед «контрас», он объяснил свой поступок так: «Я не против, чтобы мое имя ассоциировалось с людьми, взявшими в руки оружие»(54). Архиепископ поддержал призыв предпринимателей к Организации американских государств вмешаться в дела страны, потребовал того же от ООН. М. Обандо-и-Браво одобрил, что конгресс США выделил 100 млн. долл. для «контрас». Президент 11икарагуа Д. Ортега Сааведра назвал эту позицию иерарха «высшим предательством Родины»(55).

В 1982 г. раскрыт план спецслужб США вызвать беспорядки учащихся религиозных колледжей Масаи и жителей Монимбо. В 1984 году арестованный террорист дал показания о связях оппозиции с церковью. По материалам следствия, священник Х А. Пенья предлагал: «От пассивного сопротивления пора переходить к уничтожению Сандинистских комитетов защиты революции... Бог ждет от нас не пустой болтовни. Надо стрелять в упор..., надо так организовать антиправительственные манифестации, чтобы были мертвые»(56).

В 1984 г. М. Обандо получил от компании «В. Р. Грейс и К0», которая финансировала радиостанции «Свобода» и «Свободная Европа» и связана с ЦРУ, 500 тыс. долл. на прессу и 680 тыс. долл. для «партизан мискито»(57) (индейцев Атлантического побережья, спровоцированных США на сепаратизм). Обандо делился с ЦРУ информацией о вооруженных силах Никарагуа. Докладная записка директора «В. Р. Грейс и К0» подтверждала намерение Обандо создать единство оппозиции «против попыток нынешнего правительства превратить Никарагуа в лагерь марксизма-ленинизма»(58). Преподаватели колледжа салесианцев в г. Гранаде являлись военными инструкторами подпольных групп террористов(59).

Власти вынуждены пойти на административные меры. В октябре 1985 г. передачи Католического радио и выпуск бюллетеня ЕКН прекращены из-за призывов к бойкоту воинской службы. В июле 1986 г. епископу П. А. Веге и представителю курии Бисмарку Карбальо отказали во въезде в Никарагуа. Президент Д. Орте га объяснил, что «они дали Рейгану новые аргументы, чтобы он мог продолжать убивать детей... Если Вега будет работать ради мира, он сможет вернуться в Никарагуа, когда наступит мир и прекратится агрессия...»(60)

Сандинистское правительство стремилось вести диалог с церковью. Но после 28 октября 1984 г. ЕКН отвергала контакты. Камнем преткновения были вопросы агрессии США, возобновления передач Католического радио и возврата в страну 17 священников - противников революции(61). Все же состоялось несколько встреч министра канцелярии президента с секретарем ЕКН и нунцием Ватикана. Вице-президент страны С. Рамиресвёл првел переговоры с папой римским Иоанном Павлом И, но стороны конфликта остались непримиримыми.

Справедливой оценкой положения церкви могли служить слова заместителя МВД Никарагуа Л. Карриона Крус: действия М. Обандо - это попытка «поднять католическую церковь на политическую борьбу с государством. Это уже привело к расколу в лоне самой церкви...»(62)

Качественно новая расстановка политических сил сложилась после Гватемальских соглашений. Документ, принятый в августе 1987 г., предусматривал начало диалога правительства со всеми невооруженными силами оппозиции и всеми, кто желает прекратить вооруженную борьбу. Следовало объявить амнистию по политическим делам, прекратить военные действия, обеспечить свободу слова без предварительной цензуры и доступ всех партий к средствам массовой информации. Ставились вне закона поставки оружия неправительственным силам, сокращена регулярная армия и виды её вооружений. Запрещалось использовать территорию какой-либо из стран Центральной Америки против соседей(63).

Только правительство Никарагуа полностью выполнило свои обязательства. Комиссию по национальному примирению возглавил архиепископ М. Обандо. Впервые после 1981 г. возник правовой формат диалога иерархов церкви, СФНО и партий оппозиции. Впервые М. Обандо призвал к миру на основе соглашения сторон.

В сентябре 1987 г. войска прекратили наступление против «контрас». Начался диалог СФНО с оппозицией. Возвратились из эмиграции все пожелавшие священники. Возобновили работу Католическое радио и газета «Пренса». По закону об амнистии освобожден 981 осужденный по политическим делам(64). Партии Никарагуа достигли соглашения о реформе конституции, механизме участия непарламентских сил в политическом процессе, принятии законов о муниципалитетах, партиях, механизме выборов. Важной вехой стала отмена чрезвычайного положения и революционных трибуналов, начало переговоров СФНО с «контрас» о прекращении огня, репатриация беженцев.

Большинство низовых общин поддержало политику национального примирения. По инициативе местных священников, без ведома ЕКН создавались «комиссии мира» в районах боев. Они боролись за прекращение огня и соблюдение прав человека.

Иерархия церкви заняла непоследовательные позиции. М. Обандо вынужден призвать США прекратить помощь «контрас». Одно временно документ ЕКН от 17 сентября 1987 г. отверг целесообразность комиссий мира. Епископат требовал от правительства прекратить «насильственные» призывы в армию, освободить бывших национальных гвардейцев, повести диалог с «контрас»(65). С ноября 1987 г. М. Обандо официально признан посредником на переговорах правительства и «контрас».

Новым явлением стала консолидация «военного» крыла оппозиции. Его поддержали некоторые фракции СХП и священники — эмигранты. 30 ноября 1987 г. они опубликовали документ с призывами в пользу всеобщей амнистии и демократии, умалчивая о главной причине кризиса - террористических акциях и экономической блокаде со стороны США. Зато звучали призывы к забастовкам, к роспуску «милитаризованных кооперативов», к узаконенному дезертирству из армии, роспуску комитетов сандинистской защиты и партийного аппарата СФНО. Роль верховного арбитра переговоров и контролера исполнения соглашений отводилась М. Обандо(66).

Одновременно партии оппозиции срывали диалог с СФНО. Активистам комиссий мира — священникам и мирянам угрожали убийством. «Контрас» глушили передачи Католического радио с пацифистскими призывами. Сплочение оппозиции вызвало крен вправо НСХП. Ее видный деятель У. Гусман потребовал допустить оппозиционные партии в Верховный суд, к политической работе в армии и Комитетах сандинистской защиты. Э. Рамирес обвинил правительство в отсутствии снабжения, голоде и бедноте. Лозунг «Ортега и Сомоса - одно и то же» якобы народный, а потому правильный: «две диктатуры одинаковы». Оппозиция использовала ненасильственные формы нажима на власть: «мы уже готовы все выйти на улицы»(67).

Развернулась борьба между слабевшим сандинистским режимом и объединенной оппозицией. Вмешательство США, прекращение советской помощи, катастрофическое экономическое положение вследствие гражданской войны дали оппозиции расширенное поле маневра. Президентские выборы в феврале 1990 г. при поддержке США выиграла кандидат объединенной оппозиции В. Барриос де Чаморро, что привело к завершению революции(68).

Сделаем выводы. Программа СФНО предусматривала вовлечение верующих в антиимпериалистические, национально-освободительные преобразования. На этапе борьбы за власть, за гегемонию в антидиктаторском движении (1977 - лето 1979 гг.) сандинисты сумели привлечь на свою сторону не только трудящихся, но и значительную часть буржуазии. Это обусловило поддержку католической иерархией революции, её надежды остановить революцию на общедемократической стадии. Программа СФНО в религиозной сфере оправдала себя.

Действия СФНО способствовали пробуждению пассивных масс грудящихся католиков к политической активности. Они поощряли использование христианских воззрений для участия в революции. Наряду с официальной церковью и в её недрах в Никарагуа начала организовываться «народная церковь», состоявшая из «низовых» автономных общин, воспринявшая как воззрения лидеров СФНО, так и теологию освобождения. Это был стратегический союзник СФНО.

Противодействие революции со стороны церковной иерархии Никарагуа определялось как внутренними, так и внешними факторами. ЕКН связана с буржуазией и латифундистами, она противилась самостоятельной позиции верующих и проникновению в их среду секулярного, а тем более - социалистического мировоззрения. Епископы лояльны Ватикану и интересам США.

В политическом процессе течения католической церкви широко использовали следующие методы активности: богослужения; религиозное и общее образование (важную роль имело участие в ликвидации неграмотности); благотворительные акции; демонстрации; издание печатной продукции и радиовещание; финансовую помощь политикам.

Предлагаем периодизацию отношений между революцией и католической церковью в Никарагуа, исходя из соотношения акторов политики, методов их борьбы, степени внутреннего размежевания церкви:

- 1979-1980 гг. Мирное развитие революции по социалистическому пути приводит к складыванию трех политических лагерей, резкому повышению политической активности верующих. СФНО, НСХП, низовые общины и профсоюзы выступали за развитие революции, а легальная оппозиция и ЕКН - за ее мирное свертывание, военная эмиграция и США — за возврат к диктатуре военным путем.

- 1981 — лето 1987 гг. Навязанная США гражданская война и экономическая блокада форсировали преобразования, поляризовали расстановку политических сил. Католическая церковь испытала политическое размежевание по инициативе «сверху». Диалог правительства с иерархией свертывается. ЕКН приходит к поддержке «контрас».

- С августа 1987 г. по 1989 гг. СФНО вел политику национального примирения. Общины ее полностью поддерживали, католическая иерархия и оппозиция одобряли частично и непоследовательно, «пацифистское» крыло церкви вовлекалось в оппозицию. «Контрас» и США изменили тактику на ненасильственную. Вследствие отказа СССР от поддержки революции и складывания однополярного мира сложилась новая расстановка сил, что привело к крушению революции.

Сандинистская революция по-новому решила актуальные вопросы сотрудничества верующих и сторонников преобразований, что сделало опыт Никарагуа привлекательным для многих стран «третьего мира». Это относится к участию католиков в правящей революционной партии - СФНО, к институционализации массовых инициатив католиков (христианские низовые общины, марши мира), к идеологии «народной церкви» бедных.



1 Жирнов О. А., Шереметьев И. К. «Левый поворот» в Латинской Америке: аналит. обзор. М., 2008.

2 Деменчонок Э.В. Проблема «освобождения» в радикальной теологии // Латинская Америка. 1986. №10; Пасика В. М. Теология освобождения (латиноамериканский вариант) // Вопросы философии. 1985. №1; Попов А. С., Радугин А. А. Борьба тенденций в католической теологии // Латинская Америка. 1987. №1; Судо Ю.В. Теология освобождения: Социально-философское исследование. Дис. ... канд. филос. наук. Новосибирск, 2005.

3 Андронова В. П. Христианские низовые общины - новая форма социального протеста верующих // Латинская Америка. 1984. №11; Григулевич И. Р. Латинская Америка: церковь и революционное движение, 1960 - начало 80-х гг. М., 1988.

4 Дерюгин С. В. Теология освобождения и революционные процессы в Латинской Америке (70-е-80-е годы):. Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 1989.

5 Дерюгин С. В. Латинская Америка: развитие диалога марксистов и христиан // Рабочий класс и современный мир. 1987. №2; Страны Центральной Америки: Тенденции экономического и социально-политического развития / Отв. ред. В. В. Вольский. М., 1986.

6 Nicaragua, TrincheraTeologica: Para unaTeologia de la LiberacionDesde Nicaragua/Ed.: G. Girardi у otr. Salamanca; Managua, 1987; Мамонтов С.П. Никарагуа: церковь и верующие в Сандинистской революции // Латинская Америка. 1981. №9.

7 Горнов М.Ф., Смирнова НЛО. Никарагуа: возрожденная земля Сандино. М., 1986; Сандинистская революция: опыт и проблемы / Отв. ред. А. Д. Бекаревич. М., 1989.

8 Kirk J. A. Theology Encounters Revolution. Downers Grove, 1980; The Politics of Latin American Liberation Theology: The Challenge to U. S. Public Policy/ed. by R.L. Rubenstein and J.K. Roth. Washington, 1988; Vayssiere P. Nicaragua: Les Contradictions du Sandinisme. Paris, 1988.

9 Чумакова M.JI. Политические процессы в Центральной Америке, 70- 90-е гг. Дис.... докт. полит, наук. М., 1996; КоларовГ.И., Усов В. В. Левый радикализм в Латинской Америке: социально-политические аспекты. М., 2012.

10 Майданик К. Л. Эрнесто Че Гевара: его жизни, его Америка. М., 2004; Кагарлицкий Б. Возвращение сандинистов // Взгляд. 2006. 13 ноябр.; Никарагуа: Сандинисты снова у власти. М., 2008.

11 Выжанов И., протоиерей. «Теология освобождения» в Римско-Католической Церкви: история движения. Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/theology/44841.php

12 BoffL. Eglise: CharismeetPouvoi. La Theologie de la Liberation. Paris, 1985; Dusscl E. D. History and the Theology of Liberation: A Latin American Perspective. Marykholl, 1976; FreiBetto. Nicaragua Livre: О PrimeiroPasso. Rio de Janeiro, 1980; Fernandez М., Samojedny C. InsurreccionEvangelica: Conversaciones con Fray Antonio Puigjane. Managua, 1981; Революция в церкви? (Теология освобождения): Документы и материалы /Сост. Н.Н. Поташинская. М., 1990.

13 El Sandinismo: DocumentosBasicos. Managua, 1985; Teoria у Practica Revolucionarias en Nicaragua. CursoBreve de Marxismo/Al Cuidado de M. Mejia. Managua, 1983. Vol. 1. P. 245-252; Идейное наследие Сандино (Сб. документов и материалов)/Под ред.И. Р. Григулевича и др. М., 1985.

14 Ortega Saavedra D. j 1986... A 25 Anos, Todaslas Armas Contrala Agresion! Managua, 1985; Д’Эското М. «Бороться за достойную жизнь» // Латинская Америка. 1986. №7; Borge Т. Los Primeros Pasos. La Revolucion Popular Sandinista. Mexico, 1981; Borge T. El Axioma de la Esperanza. Bilbao, 1984; Cabestrero T. Revolucionariospor el Evangelio.Testimonio de 15 Cristianos en el Gobiemo Revolucionario de Nicaragua. Bilbao, 1984; Карденаль Ф., Каррион Крус К. Революцию не повернуть вспять // Латинская Америка. 1982. № 10.

15 Barricada. Managua; Granma. La Habana; Juventud Rebelde. La Habana; 3a рубежом; Новое время; http://www.lavozdelsandinismo.com/

16 Колесов М. С. Никарагуа. HoraCero. Севастополь, 2011; Окороков А. Советские военные специалисты в Никарагуа. Режим доступа: http://www.chekist.ru/article/3896

17 Королев Ю. Н., Кудачкин М. Ф. Латинская Америка: революции XX века. М., 1986. С. 273.

18 Мамонтов С. П. Никарагуа: церковь и верующие в сандинистской революции // Латинская Америка. 1981. №9. С.28.

19 Судо Ю. В. Теология освобождения...; Революция в церкви? (Теология освобождения): Документы и материалы/Сост. Н.Н. Поташинская. М., 1990.

20 Идейное наследие Сандино. М., 1985. С. 271, 268.

21 Никарагуа: путь борьбы и победы. М., 1984. С. 146.

22 Там же. С. 273.

23 Fonseca С. Obras. Managua, 1982. Vol. 1. P. 82.

24 мансана = 0,7га.

25 Страны Центральной Америки: тенденции экономического и социально- политического развития/Отв. ред. В. В. Вольский. М., 1986. С. 244.

26 Там же. С. 245.

27 Идейное наследие Сандино. М., 1985. С. 282—283, 289, 292.

28 FreiBetto. Op. cit. P. 108. 107.

29 Уилок X. Революционный народ непобедим // Латинская Америка. 1983. №8. С. 20.

30 Prisma: World News Review. La Habana, 1985. №30 (9). P. 23.

31 Идейное наследие Сандино... С. 307-311.

32 FreiBetto. Op. cit. P. 119, 120.

33 Barricada. Managua, 1981. 29 de Junio.

34 Prisma: World News Review. La Habana, 1985. №30 (9).P. 23; Barricada. 1986. 2 de Diciembre.

35 Barricada. 1982. 21 de Enero.

36 Prisma: World News Review. La Habana, 1985. №30 (9). P. 24.

37 За рубежом. 1986. №35. С. 11.

38 FreiBetto. Op. cit. R 89.

39 YaVeremos. Managua, 1980. №5. R 10,11.

40 L’Unita. Roma, 1981. 14 Settembre.

41 Мамонтов С.П. Никарагуа: церковь и верующие в сандинистской революции//Латинская Америка. 1981. №9. С. 38-39.

42 Barricada. 1981. 23 de Junio.

43 Op. cit. 1981. 18 de Enero.

44 Barricada. 1982. 13 de Enero; 1981, 16 de Junio.

45 Op. cit. 1982. 14 de Enero.

46 Barricada. 1981. 3 de Julio.

47 Op. cit. 1982. 27 de Enero.

48 Op. cit. 1981. 30 de Septiembre.

49 Barricada. 1981. 9 de Julio.

50 Грин Г. Знакомство с генералом, или Как чужая боль стала моей // Латинская Америка. 1986. №2. С. 77.

51 За рубежом. 1987. №9. С. 14.

52 Новое время. 1984. №22. С. 11.

53 Barricada. 1982. 26 de Febrero.

54 За рубежом. 1987. №9. С. 14.

55 Barricada. 1986. 11 de Marzo.

56 Известия. 1984.22 ноября.

57 Barricada. 1986. 24 de Enero.

58 Granma. La Habana, 1984. 24 de Agosto.

59 Juventud Rebelde. La Habana. 1984. 10 de Septiembre.

60 Granma.1986. 7 de Julio.

61 Granma.1986. 30 de Septiembre

62 Зарубежом. 1986. №50. С. 11.

63 Зарубежом. 1987. №33. С. 4.

64 Barricada. 1987. 6 de Noviembre.

65 Op. cit. 1987. 20 de Septiembre.

66 Barricada.1987. 2 de Diciembre.

67 Barricada. 1988. 12 de Enero.

68 Блум У. Смертоносный экспорт Америки - демократия. Правда о внешней политике США и многом другом. М., 2014. С. 144-147.



Баранов А. В. Католическая церковь как участник Сандинистской революции в Никарагуа (1979-1989 гг.): проявления политической активности // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 7 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2015. C. 5 —24.

Похожие новости:

  • Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в.
  • Миссионерская и просветительская деятельность священника Георгия Сикоева
  • Взаимоотношения Грузии и Абхазии и их историческая интерпретация
  • Формирование мюридизма — идеологии Кавказской войны
  • Реакция на «августовскую войну» в странах СНГ оставляет желать лучшего...
  • История грузино-осетинского конфликта: короткая и кровопролитная война
  • КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ЦАРСКОЙ РОССИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. Часть 1.
  • Клановая битва
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Февраль 2018 (5)
    Январь 2018 (1)
    Декабрь 2017 (10)
    Ноябрь 2017 (5)
    Октябрь 2017 (3)
    Сентябрь 2017 (7)
      Осетия - Алания