Интересно: К вопросу о статусе Леванта в 40-50-х гг. XX в.

Опубликовал admin, 5 января 2016
Ц. М. Чикаидзе,
кандидат исторических наук, доцент Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова

К вопросу о статусе Леванта в 40-50-х гг. XX в.С распадом Османской империи различие подходов Великобритании и Франции к Ближнему Востоку определялось ролью, отводимой региону в их внешнеполитической стратегии. Фактор военно-стратегического преобладания в регионе предоставил Великобритании весомый аргумент в ходе формирования послевоенного ближневосточного политического ландшафта. В Лондоне, руководствуясь политическими интересами, стремились предотвратить проникновение Франции из Сирии на Аравийский полуостров и Ирак, расширить владения, сохранив незыблемость имперских коммуникаций.

На протяжении межвоенного периода Франция, придерживаясь небезызвестного соглашения «Сайкс-Пико», предоставила свободу действий англичанам к югу от Сирии; ее задачей в регионе становилось распространение влияния на Турцию, Персию, Афганистан и сближение с Ибн Саудом с целью распространения влияния на Аравию и разрешение Сирийского вопроса(1).

В июле 1937 г. английский министр иностранных дел А. Иден заявлял в Палате Общин, что Англия заинтересована в том, чтобы ни одна великая держава не укрепилась на восточном побережье Красного моря.

С началом Второй мировой войны арабские политики разделились: Египет, Трансиордания, Ирак (с лета 1941 г.) поддержали Англию, Францию в их борьбе против германо-итальянской коалиции; Йемен, Саудовская Аравия (до 1943 г.) предпочли использовать сложившуюся международную ситуацию, сохраняя нейтралитет, пока не станет очевидно, кто действительно готов способствовать реализации независимости арабских стран.

Капитуляция Франции в 1940 г. активизировала национальные силы в Сирии и Ливане. Ответом на обращение 1 июля 1940 г. эмира Трансиордании Абдаллаха к британскому Верховному комиссару в Иерусалиме о поддержании идеи сирийско-ливанского единства, служил призыв к выдержанности, до определения состояния дел на фронте военных действий. Решая задачу предотвращения захвата региона фашистским блоком и расширения сфер влияния, Великобритания уделяла внимание и оказанию помощи де Голлю в деле сплочения колониальных владений Франции в Леванте и Северной Африке. В Германии, в свою очередь, считали борьбу с Англией одной из приоритетных задач, используя для этой цели арабское освободительное движение. Великобритания вынуждена была принимать необходимые предупредительные меры.

Британское участие соответствовало, в целом, задачам национально-освободительного движения в Сирии и Ливане, выступавшего под лозунгом ликвидации французского колониального мандата и создания суверенных государств.

«Вашингтон пост» в октябре 1943 г.: «Политическая победа антифранцузских сил в Ливане может заставить французов в целях удержания влияния в Ливане присоединиться к англичанам, поддерживающих идею создания арабской федерации»(2).

К началу 1943 г. недовольство в Леванте достигло критического уровня. «Нью-Йорк тайме» подчеркивала 30 мая 1943 г. «Арабы обвиняют Англию в том, что они разрешили французам занять Сирию после того, как потерпели поражение войска правительства Виши».(3) Проведение и итоги выборов служили показателем в определении долгосрочной позиции Франции в Леванте. Избежав вмешательства в выборы в Сирии, французская сторона полагала получить симпатии националистов, которые в дальнейшем позволили бы заключить ряд договоров, упрочивающих статус-кво Франции в Сирии, аналогично британскому статусу в Египте и Ираке.

Под давлением массового движения, охватившего Ливан, французские власти вынуждены были согласиться на проведение в августе 1943 г. выборов в парламент страны, хотя не были уверены, что будут поддержаны. Эта неуверенность возросла по мере того, как руководству «Свободной Франции» стало известно, что раскол внутри маронитской общины в 1942 г. был вызван действиями британского представителя Спирса. Основная борьба за пост президента Ливана развернулось между Бишар аль-Хаури (лидером конституционального блока, объединившим силы сма- ронитским патриархом) и Эмилем Эддом (лидером национального блока). Однако Эдд всегда больше ассоциировался с французской культурой и западным мировоззрением, чем аль-Хаури, вследствие чего их разногласия усиливались из-за сотрудничества аль-Хаури со Спирсом в 1942 г.

Американский дипломат Вадсворт, находящийся в Бейруте в сентябре 1943 г., отмечал, что «кампания приняла характер франко-британского соперничества, с явным победителем Спирсом».

Взяв на себя номинальные военные функции, офицерский состав Спирса был представлен сотней к 1944 г., едва превышая численность офицеров, составляющих администрацию «Свободной Франции». В условиях, когда количество британских военных было принято во внимание, преобладание «Свободной Франции» в Леванте стало выглядеть больше фикцией, чем реальностью,(4) — пишет по этому поводу А. Рошвальд.

Победу на выборах одержал буржуазно-националистический Конституционный блок, лидер которого Бишар аль-Хури (маронит) в сентябре 1943 г. был избран президентом Ливана. Правительство возглавил мусульманский панарабский националист Риад Сольх (суннит). Новое правительство, поощряемое Спирсом, стало быстро сбрасывать все формы легальной зависимости от Франции.

В октябре Риад аль Сольх представил политическую программу ливанской палате депутатов, которая исключала официальный статус французского языка в Ливане, и одностороннее аннулирование пункта конституции о мандатной ответственности Франции. Подобный шаг представлял собой прямой вызов продлению французского мандата в стране. Ливанское правительство не издало бы эту программу без поддержки со стороны Спирса.

Накапливание недовольства в Леванте, усугубляемого жесткой политикой французских властей в Дамаске и Бейруте, неизбежно должно было вылиться в открытый кризис, который и произошел в ноябре 1943 г. в Ливане.(5)

Между правительством Ливана и Ж. Эллё нарастало напряжение, из-за чего французский представитель вынужден был вылетать в Алжир для консультаций с ФКНО. За день до своего возвращения в Бейрут 9 ноября Эллё был осведомлен о принятии ливанским парламентом решения, лишавшего Францию юридической основы дальнейшего сохранения господства в Ливане. Спустя два дня генеральный делегат Франции в Леванте Ж. Эллё отдал приказ об аресте президента Ливана, премьер-министра, ряда министров и политических деятелей, приостановив работу палаты депутатов и действие ливанской конституции. В результате восставшие нашли поддержку у представителя Великобритании в Леванте генерала Э. Спирса, который пригрозил вмешательством британской армии, в случае отказа французской стороной отменить решения генерального делегата (6).

17 ноября 1943 г. британское посольство в лице посла Арчибальда Керра направляет В. М. Молотову следующую информацию: «В речи У. Черчилл, произнесенной 9 сентября 1941 г. в Палате Общин, были высказаны положения:

Мы находимся в Сирии, чтобы выиграть войну. Мы намерены расширить участие сирийцев в управлении страной. Благодаря поддержке моего правительства в Ливане состоялись выборы, которые привели к созданию представительного правительства. Однако 11 ноября по приказу г-на Эллё был арестован президент Республики и члены кабинета, распущена Палата, главой же государства назначен Эмиль Эдд - полностью подверженный французскому влиянию. Эти действия привели к беспорядкам в Ливане и вызвали возмущение в арабском мире, где сохранение спокойствия необходимо в интересах военных усилий».(7)

Р. Кэйзи - министру-резиденту на Ближнем Востоке, 18 ноября 1943 г. были даны указания в случае невыполнения Французским национальным комитетом просьбы британского правительства об освобождении ливанского президента и министров, объявить военное положение, арестованных министров освободить. В Лондоне считали, что это не будет означать какого-либо намерения подменить французское влияние в Ливане британским.(8)

Из послания Чрезвычайного и Полномочного Посла Великобритании в СССР А. К. Керра - О. Д. Бальфуру: «Для советского правительства было бы трудно реализовать практические предложения для разрешения создавшегося критического положения в Ливане, поскольку оно не имеет своих представителей в Ливане и, следовательно, не располагает всесторонней информацией о происходящих там событиях».(9)

Внешне англичане выглядели выигрышно, требуя освободить арестованных ливанских лидеров и созыва англо-франко-ливанской конференции для разрешения конфликта, однако в действительности это была явная борьба колониальных держав за влияние в Сирии и Ливане.

«Вашингтон пост» в октябре 1943 г. писала: «Политическая победа антифранцузских сил в Ливане может заставить французов в целях удержания своего влияния в Ливане присоединиться к англичанам, поддерживающих идею создания арабской федерации».(10)

ФКНО вынужден был дезавуировать Ж. Эллё и заменить его генералом Катру, который был уполномочен восстановить правительство аль-Хури - аль-Сольха. Де Голль занял достаточно гибкую позицию, и ему удалось сохранить не только «лицо», но и общий контроль в Леванте.(11) Соглашение о передаче большинства исключительных полномочий от генерального делегата правительствам Бейрута и Дамаска было достигнуто в конце декабря.

Успех Ливана обеспечил пример и для Сирии. В январе 1944 г. сирийский парламент отменяет мандатные права Франции в стране. Однако при отсутствии постоянной поддержки со стороны Спирса (Великобритании) представляется маловероятным, чтобы Сирия и Ливан могли бросить вызов французской власти так вызывающе, как это произошло в середине войны. Из секретного сообщения ТАСС от 7 января 1945 г. следовало, что: «Английское правительство намеревается спровоцировать восстание арабов против французов, а затем английские воинские части должны поддержать арабов в удовлетворении их требования относительно полного освобождения от французского влияния».(12)

В феврале 1945 г. Дамаск и Бейрут потребовали от правительства Франции установления равноправных дипломатических отношений. Однако французские власти под разными предлогами откладывали полное и окончательное признание суверенитета двух стран. В результате в Сирии прокатилась целая волна антифранцузских выступлений. В свою очередь Франция накануне окончания войны 30 апреля 1945 г. дала приказ о высадке с крейсеров «Монкальм» и «Жанна д’Арк» в бейрутском порту трех батальонов французских войск, что стало причиной открытого конфликта в Сирии. В ответ на протест английского посла в Париже Дафф Купара генерал де Голль заявил: «Поддержание порядка в Леванте - это функция французов... Ни британское командование, ни подмандатное правительство не правомочны вмешиваться».(13)

К концу мая французский командующий Олива-Роже дал приказ об артиллерийском и воздушном обстреле Дамаска и мятежных сирийских городов, что вызвало возмущенные протесты арабских стран, в Лондоне же сочли возможным вмешаться в развернувшиеся в Сирии события. Так, правительство Великобритании предъявило ультимативное требование французскому послу в Лондоне о прекращении военных действий в этой стране. У. Черчилль признавал, что Великобритания не может пассивно наблюдать за создавшейся ситуацией. Из Палестины в Сирию была введена «для военных учений» английская пехотная дивизия. Генерал Пагет был уполномочен (британским правительством) вернуть французские войска в казармы и использовать британских военных, чтобы восстановить порядок.(14) Это была серьёзная заявка на реализацию старого плана Лондона - включения всех стран Арабского Востока в зону британского владычества.

В свою очередь, части 9-й британской армии практически блокировали французские войска в различных районах Сирии и Ливана, что заставило де Голля вызвать к себе английского представителя - Д. Купера и признать, что он не в состоянии вести войну.(15) В беседе 9 июня 1945 г. посол Франции в СССР Ж. Катру В. М. Молотову: «Европейские державы могут иметь некоторые привилегии на Ближнем Востоке лишь на основах равенства. Если будут отвергнуты французские требования на привилегии в Сирии и Ливане, то должны быть отвергнуты и английские требования на привилегии и в Египте и Ираке.(16)

Советская сторона не отрицала доводов французской стороны, при условии, если это не приводит к военным действиям. Ж. Ка- тру также отмечал, что военные действия начало сирийское правительство. «Он же был против бомбардировок Дамаска, однако, когда военные берут на себя командование, то не знают меры». У французского посла вызывало беспокойство британское вмешательство, полученные сирийской жандармерией оружие и танки от англичан. «Англичане дают понять, что выступают в пользу сирийцев, прогоняя французов».(17)

Смена английского правительства в результате парламентских выборов, прошедших в июле 1945 г., породили в Париже надежды на восстановление прежней ситуации в Леванте. В августе де Голль писал генералу Бейне: «Уход Черчилля и победа лейбористов будут иметь следствием большую гибкость английской политики. Лейбористы не смогут занять в отношении нас грубой позиции. Необходимо держаться и мы не примем на себя никакого обязательства о выводе наших войск из Сирии. Лишь в случае, если бы они покинули все арабские страны, мы могли бы согласиться оставить Левант».(18)

13 декабря 1945 г. было подписано англо-французское соглашение о выводе французских и английских войск из Леванта, без указания сроков. Эвакуация предусматривала сохранение в Леванте вооруженных сил для обеспечения безопасности, до того момента, когда орган Объединенных Наций примет решение, касающееся коллективной безопасности. Общественность Леванта протестует против англо-французского соглашения. В коммюнике МИД Ливана от 23 декабря 1945 г.: «Ливан, не принимавший участия в переговорах, приведших к англо-французскому соглашению, не может быть связан принятыми в его отсутствие решениями».(19) Высказывания советской прессы способствуют активизации борьбы сирийцев и ливанцев за вывод иностранных войск и дают основание общественности и официальным кругам Сирии и Ливана считать, что Советский Союз относится положительно к их борьбе за независимость и требованиям об эвакуации английских и французских войск... Конечно, англичане заинтересованы ослабить наше влияние в Леванте.(20)

Действительно, первый значимый советско-арабский политический диалог между Советским Союзом и правительствами Сирии и Ливана стал осуществляться с начала 1946 г. Пытаясь укрепить позиции на Ближнем Востоке, советская сторона пошла на сближение с президентом Ливана Бешаром аль-Хури.(21)

После консультаций и обсуждений (СССР представлял посланник в Сирии и Ливане —Даниил Семенович Солод) 1 февраля 1946 г. в Бейруте было подписано секретное соглашение, включающее следующие пункты:

a) Советский Союз поддержит сирийское правительство в предпринимаемых им шагах с целью установления полной независимости. Советский Союз поддержит сирийские требования о непосредственной эвакуации всех французских и британских войск;

b) Советский Союз готов помочь культурному развитию страны. Значительное число преподавателей будет направлено из СССР для формирования сирийской образовательной системы, независимой от иностранного влияния;

c) Советский Союз признает потребность в подписании соглашения, включая условия, затрагивающие экономические, коммерческие и навигационные вопросы. СССР готов направить военнослужащих в Сирию, включая военных преподавателей, чиновников для оказания помощи в создании национальной армии;

d) Сирийское правительство готово предоставить Советскому Союзу режим наибольшего благоприятствования.(22)

Аналогичное соглашение между Советским Союзом и ливанским правительством было подписано два дня спустя. Свою приверженность этим соглашениям СССР продемонстрировал 15 февраля 1946 г. в Совете Безопасности ООН, поддержав призыв Сирии и Ливана о выводе британских и французских войск с их территорий.

Еженедельник «Трибюн» 31 мая 1946 г. отмечал: «В течение последних 30 лет Французская и Британская империи следили за арабами и крепко держали их в своих руках. Борьба, насколько это касалось арабов, вытекала из стремления освободиться из этих тисков.(23)

Экспансионистские замыслы Великобритании встретили противодействие населения Сирии и Ливана, поддержанных на международной арене Советским Союзом и арабскими странами. Британия натолкнулась на сопротивление Франции, цеплявшейся за свои позиции в Леванте, а также Соединенных Штатов, желавших вытеснения с ближневосточной арены Англии и Франции.(24) «Нью стейтсмен энд нейшн» в феврале 1946 г.: «Ответственность за нынешнее положение лежит на неловкой британской политике, имевшей целью создать единство арабских стран, защитницей которой должна была стать Англия. Ошибкой на Ближнем Востоке являлась попытка последовательно нейтрализовывать французское влияние в Сирии и Ливане. Следовательно, американская позиция будет совпадать с английской кратковременно».(25)

4 февраля 1946 г. правительства Сирии и Ливана обратились в Совет Безопасности ООН с просьбой принять меры к выводу из Сирии и Ливана французских и английских войск. Требования Сирии и Ливана на международной арене были поддержаны Советским Союзом.(26)

Незадолго до указанных событий Миссия Сирии в соответствии с решением своего правительства довела до сведения Наркома иностранных дел СССР следующее: «Следствием опубликования франко-британского соглашения по вопросам Леванта, заключенного в отсутствие правительств - Сирии и Ливана и имевшего главной целью «избежать политических разногласий, способных нанести ущерб интересам подписавших соглашение правительств», явилась серия событий и политических маневров в странах Леванта, вызывающих в памяти события в мае-июне 1945 г., предшествовавшие французской агрессии против Сирии. Приготовления, производимые сейчас, схожи с проведенными в то время. Проводится высадка новых войск и доставка военного снаряжения. Сирийская миссия, от имени своего правительства, полагающего, что Правительство СССР особо заинтересовано в поддержании мира в этой важной для международной безопасности зоне, находит своим долгом обратить его высокое внимание на серьезность положения.(27)

Из заявления Эль-Хури на 20 заседании Совета Безопасности ООН 15 февраля 1946 г.: «Британские войска, поддержанные сравнительно небольшим числом «Сражающейся Франции», вступили из Палестины в Сирию и Ливан для того, чтобы изгнать из нашей страны вишистски силы, которые постоянно помогали державам оси в их попытке установления мирового господства. Вступлению этих войск предшествовало и после этого последовало ясное заявление, что целью этой кампании было освобождение этих стран от враждебных элементов, а также заявление обеими сторонами, что «Свободные французы» не заменят Виши.(28)

Эдвард Стеттиниус - постоянный представитель США в Совете Безопасности ООН в 1945-46 гг., уже на 21 заседании: «Правительство США выражает надежду, что желание правительств Сирии и Ливана на вывод иностранных войск, находящихся на территории, будет исполнено посредством взаимно удовлетворенного соглашения».(29) Несмотря на маневры Великобритании и Франции в ООН, к концу 1946 г. последние иностранные, в том числе английские солдаты покинули Сирию и Ливан.

Спустя десятилетие, 31 декабря 1956 г. новое правительство Сирии в своей программе, утвержденной парламентом 4 января 1957 г., заявило, что будет добиваться проведения Сирией политики «позитивного нейтралитета» на международной арене и поддерживать принципы Бандунгской конференции стран Азии и Африки.

Позднее, 11 января 1957 г. правительство Сирии первым из правительств арабских стран опубликовало заявление, отвергающее «доктрину Эйзенхауэра» в отношении стран Ближнего и Среднего Востока. Решительно выступая против Багдадского пакта, оно отказалось участвовать в подготавливаемой Ираном конференции мусульманских стран, на которой планировалось заложить основы нового военно-политического блока.(30)

Важным обстоятельством с точки зрения оценки прочности правительства Сирии, сформированного 31 декабря 1956 г., являлась поддержка его сирийской армией, офицерство которой играло значительную роль в политической жизни страны. Армия выступала вместе с правительством и при ликвидации антиправительственных волнений в Хомсе и Алеппо. Большинство офицерского состава сирийской армии ратует за дальнейшее укрепление связей, в том числе и в военной сфере, между Сирией и СССР. (31)

Вместе с тем, в патриотических кругах Сирии существует опасение, что активизация деятельности сирийского правительства по укреплению союза с Египтом и развитие дружественных связей с Советским Союзом может привести к прямому вмешательству во внутренние дела Сирии со стороны западных держав, которые попытаются использовать в этих целях Израиль, Ирак, Турцию.(32) Это и послужило основой дальнейшего развития политической истории Леванта.



1 Архив внешней политики Российской Федерации (далее - АВП РФ). Ф. 127. Он. 1.П. 1. Д.8. Л. 34.

2 АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 7. П. 27. Д. 9. Л. 14.

3 АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 7. П. 27. Д. 9. Л. 29.

4 Roshwald A. The Spears mission in the Levant: 1941-1944 // Hist. j. L., 1986 P. 900.

5 Spears Е. Fulfillment of a mission.The Spears mission to Syria and Lebanon 1941-1944. L„ 1977. P. 99.

6 Черкасов П.П. Распад колониальной империи Франции.... С. 41.

7 АВП РФ. Ф.06. Оп. 5. П. 19. Д. 199. Л. 1-2.

8 АВП РФ. Ф.06. Оп. 5. П. 19. Д. 199. Л. 9.

9 АВП РФ. Ф.06. Он. 5. П. 19. Д. 199. Л. 14.

10 АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 7. П. 27. Д. 9. Л. 14.

11 Чевтаев А. Г. Политика Великобритании и США во французском вопросе в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 1942-1943 гг. // Международные отношения на Балканах и Ближнем Востоке. С. 139.

12 АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 5. П.21. Д. 6. Л. 99.

13 Цит. по: Чевтаев А. Г. Политика Великобритании и США во французском вопросе в Северной Африке и на Ближнем Востоке в 1942-1943 гг. // Международные отношения на Балканах и Ближнем Востоке. С. 42.

14 Roshwald A. The Spears misión in the Levant: 1941-1944 // Hist. j. L., 1986. P. 917.

15 Черкасов П.П. Распад колониальной империи Франции. М., 1985. С. 42.

16 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 50. Д. 799. Л. 7-8.

17 Там же. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. П. 50. Д. 799. Л. 7-8.

18 Цит. по: Черкасов П.П. Указ.соч. С.44.

19 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 8. П. 23. Д. 342. Л. 4-5.

20 АВП РФ. Ф.06. Оп. 8. П. 23. Д. 342. Л. 4-5.

21 Ginat R. Soviet Policy towards the Arab World, 1945-48 // Middle Eastern Studies. L„ 1996. Vol. 32. №.4. P. 323.

22 Ginat R. The Soviet Union and Egypt, 1945-1955. London, 1993. P. 69-70.

23 АВПРФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 49. Л. 194.

24 Политика Англии на Ближнем и Среднем Востоке (1945-1965). М., 1965. С. 15.

25 АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 48. Л. 172.

26 Известия. 17 февраля 1946.

27 АВП РФ. Ф. 128. Оп. 4. П.89. Д. 3. Л. 2-3.

28 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 8-г. П. 94. Д. 8. Л. 20.

29 Там же. Л. 47.

30 РГАНИ Ф. 5. Оп. 28. П.89. Д. 500. Л. 13. - Комитет информации при МИД СССР - тов. М. А. Суслову о внутриполитическом положении в Сирии.

31 Там же. Л. 16.

32 Там же. Л. 28.



Чикаидзе Ц. М. К вопросу о статусе Леванта в 40-50-х гг. XX в. // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 7 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2015. C. 80 — 91.

Похожие новости:

  • Ближневосточный регион и палестинская проблема
  • Арабский Восток: эволюция политического развития в 20-40-е гг. ХХ в.
  • Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в.
  • Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.)
  • Взаимоотношения Грузии и Абхазии и их историческая интерпретация
  • Формирование мюридизма — идеологии Кавказской войны
  • Реакция на «августовскую войну» в странах СНГ оставляет желать лучшего...
  • Сталин и Гитлер: великое противостояние
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Ноябрь 2018 (3)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
      Осетия - Алания