Новости: Герман Штадлер: «Мне бесконечно интересен Кавказ»

Опубликовал admin, 15 июня 2007
Прокурор Республики Северная Осетия-Алания отвечает на вопросы корреспондента «СК» Олега Цаголова

- Герман Владимирович, на недавней пресс-конференции вы с душевной болью говорили об угрозах, которые нависли над историческим и культурным наследием осетин. Что вас побудило к этому?
- Мы нередко смотрим на окружающий мир сквозь призму сугубо национальных, этнических интересов: наше - не наше. А ведь все не так. Александр Пушкин, Коста Хетагуров, Расул Гамзатов - достояние не только русских, осетин, аварцев, но и мировой культуры. Фонды Северо-Осетинского государственного музея истории, архитектуры и литературы вместе с его 12 филиалами насчитывают около 300 тысяч единиц хранения. Немногие периферийные музеи могут похвастаться таким богатством. Но то, что увидела наша прокурорская проверка на местах, вызывает лишь чувства сострадания и гнева. Сострадания - к экспонатам и их хранителям и гнева - к чиновникам от культуры, с преступным равнодушием взирающим на гибель истории своего народа.
О каких условиях хранения музейных ценностей может идти речь, если с потолков на архивы капает вода, а отделанное золотом и серебром антикварное оружие вповалку валяется по углам?! А ведь большинство из того, чем сегодня забиты подвалы и склады музея, было принесено сюда простыми людьми в надежде на их сохранность для будущих поколений!
- Насколько я знаю, ваши подчиненные не ограничиваются проверкой дел в музеях, которая уже выявила различного рода нарушения и даже хищения. Говорят, прокуроры на досуге разработали образцы каталогов, а криминалисты готовы помочь в классификации холодного и огнестрельного оружия?
- Это так.
- Что ж, успехов... А теперь давайте вернемся к банальной повседневности. Существует расхожее утверждение по поводу того, что «преступник не имеет национальности». Что вы об этом думаете?
- Как военному прокурору, мне довелось служить во всех среднеазиатских республиках Советского Союза, во всех прибалтийских республиках, воюющем Афганистане, в Калининградской области. А сам я корнями из немцев Поволжья, которых некогда зазвала в Россию Екатерина II. Наша семья сохранила национальные особенности, язык. Бабушка только на немецком и разговаривала с домочадцами. Но война, а вместе с ней и выселение целых народов, разбросали немцев по степям Казахстана, а открывшиеся в 90-х границы окончательно решили судьбу немецких поселений по всей стране.
Без понимания национальных особенностей, местечковых нравов и понятий трудно докапываться до истины, поэтому стараюсь глубже узнать людей, которые меня окружают. А что касается национальных черт преступности, то она интернациональна. Бюджет обкрадывают на западе страны по тем же схемам, что на юге или востоке.
- Вы охотно рассказываете о борьбе с «оборотнями в погонах» в других правоохранительных ведомствах, а о своем как-то скромно умалчиваете. «Оборотней» нет или же нет борьбы с ними?
- Переоценка ценностей, которая произошла с провозглашением в России рыночной экономики, потеснила духовное в человеке, выдвинув на первое место меркантильность. Правоохранительные органы - простите за фразу, ставшую банальной - сколок общества. И если государство «отпускает» гражданина в поисках пропитания, умывая при этом руки, то что делать милиционеру, дети у которого тоже хотят кушать и прилично выглядеть? Но это не в оправдание, конечно...
Мы у себя организовали музей истории прокуратуры, начиная с 1862 года. Водим в него нашу молодежь, рассказываем о славных временах, стараемся зародить в их души гражданственность. Но многое уже упущено, надо что-то менять в самой системе подготовки и профессионального роста кадров. И это время уже близко.
Что касается борьбы с «оборотнями в погонах», то от шестерых коллег, не понявших своего предназначения, мы в прошлом году уже избавились.
- По расхожему мнению, в последние годы уровень профессионализма в милиции заметно снизился. Так ли это?
- К сожалению, в период излома общества под влиянием не продуманных до конца реформ страна едва не потеряла свою правоохранительную систему. Многие асы своего дела, в особенности из уголовного сыска, ушли из профессии в смежный бизнес.
В свою очередь, организованная преступность противостоит милиции, активно осваивая не только новые методы преступлений, прежде всего банковские, но и разведку, контрразведку за счет внедрения своей агентуры в наши ряды. А у нас нехватка кадров в уголовном розыске...
Ситуацию уже не исправить только милицейскими мерами. К решению проблемы должны подключаться и руководящие органы.
- Различные источники оценивают долю «теневого бизнеса» в экономике Северной Осетии в объеме 50-70 процентов. С другой стороны, у нас, как и в Дагестане, других республиках региона, наметилась четкая тенденция оттока капитала. Выходцами из нашей республики за ее пределами, говорят, возводится до трех десятков вполне крупных предприятий различного предназначения. Есть ли у прокуратуры в арсенале «кнут и пряник», чтобы исправить положение?
- Да, ущерб государство несет вполне ощутимый. Но заставлять капитал выходить «на свет» из-под палки менее эффективно, чем привлекать его к легализации доходов созданием более комфортных и выгодных условий хозяйствования. А это уже прерогатива исполнительной власти.
- Усилиями ваших правоведов был разработан проект республиканского закона о противодействии коррупции в органах государственной власти и местного самоуправления. Вы в самом деле рассчитываете на то, что такой закон будет принят парламентом Северной Осетии раньше, чем Госдумой?
- И для республики, и для России в целом коррупция во власти, что песок в тормозных буксах паровоза. Мы регулярно выявляем и опротестовываем незаконные правовые акты органов местного самоуправления, касающиеся приема и прохождения муниципальной службы. Возбуждаем дела по фактам коррупционной направленности. Создали общественный научно- консультативный Совет по борьбе с коррупцией. Но нужен цельный и решительный закон, чтобы не только ловить за руку мздоимцев, но и выявлять их на основе квалифицирующих признаков: счета в банках, недвижимость, широкий образ жизни...
Принятие закона о противодействии коррупции очистит власть от проходимцев.
- Какие основные задачи поставила перед вами Генпрокуратура, направляя во Владикавказ?
- Обстановка достаточно непростая. Растет напряженность в зоне грузино-осетинского конфликта, проецирующегося на Северную Осетию. Есть проблема ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Сохраняется террористическая угроза. Моя задача - помочь руководству республики, гражданскому обществу минимизировать эти проблемы. Так что, отвечая на подтекст, прозвучавший в вопросе, отвечаю: я приехал во Владикавказ не на время, а для исполнения поставленных задач. Человек я военный, приказы командования не обсуждаю. К тому же бесконечно интересен Кавказ с его этнической пестротой, экзотикой нравов и обычаев, многовековой и многоукладной культурой, яркими людьми.

Похожие новости:

  • Испытание самостоятельностью, или о том, почему пробуксовывает власть на местах…
  • Динамика этнической структуры населения Северной Осетии за 80 лет
  • Интерьвю с Муратом Тамаевым
  • Совет Федерации одобрил закон о местном самоуправлении в Чечне и Ингушетии
  • Большинство жителей Дагестана недовольно работой правоохранительных органов
  • Борьба с коррупцией в Адыгее приобретет системный характер
  • Джульетта Кузина: «Русский язык в Армении может вернуться в статус государственного»
  • Правоохранительные органы Ингушетии обсудили вопросы противодействия экстремизму
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Популярное

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Март 2020 (1)
    Февраль 2020 (5)
    Январь 2020 (4)
    Декабрь 2019 (6)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
      Осетия - Алания