Главная > Дагестан > Лицемерие как образ новой жизни

Лицемерие как образ новой жизни


30 апреля 2008. Разместил: Gabaraty
Лицемерие как образ новой жизниБеда дагестанской молодежи в том, что она не хочет добровольно принять грязь общества, и потому проигрывает свое будущее

Величайшей несправедливостью нашего времени является то, что образцами нравственности в нашем обществе «работают» самые безнравственные. Стоит им открыть рот - и фальшь в их словах слышат почти все. Тот, кто указывает на это обстоятельство, может быть объявлен преступником. Тот же, кто промолчит, может сам стать жертвой преступлений со стороны лжецов.

Капитализм - хозяин сердец, не в том смысле, что он живет в них, а в том, что они живут в нем. Дагестан - край почти невероятных, режущих глаза контрастов. Край олимпийских чемпионов и сотен тысяч инвалидов; край всеобщей бедности и вызывающего богатства; строгой религиозной морали и самого мощного в России производства вин и коньяков. Наверное, только в Дагестане в массовом порядке сексуальное насилие не скрывают, но ...снимают на телефон и отправляют гулять по свету. А молодые девушки очень часто «чистятся» и «зашиваются» в грязных подвалах при очевидном непрофессионализме «докторов».

Перемены не к лучшему на фоне других регионов России. Дагестан все еще отличается крепкой семьей, и потому является одним из регионов страны, где сохраняется естественный прирост населения. Но традиционное общество испытывает растущее давление капиталистических отношений. Семья, как и все остальные социальные институты, быстро разлагается и деградирует. Если планы правительства по созданию индустрии развлечений будут реализованы, это нанесет ей последний удар.

Специалисты говорят, что дагестанская семья начала меняться еще в 1970-е годы. В это десятилетие началось массовое переселение в города, что не могло не сказаться на образе жизни. Увеличилось число разводов, упала рождаемость, за одно десятилетие естественный прирост населения снизился вдвое - с 4,8% в год до 2,3%. Это стало проявлением индивидуализации общественного сознания и нарастающей бездуховности. Но в 90-е годы недобрые перемены ускорились необычайно.

Официальная статистика слабо улавливает реальный пульс жизни. Но даже приводимые ею цифры говорят о многом. К концу десятилетия реформ разложение стало невозможно скрывать. В 2000 году в Дагестане выявлены 1018 новых случаев сифилиса, 1625 случаев гонореи. В 2005 было выявлено уже 1255 случаев сифилиса, 2170 случаев гонореи. В республике год назад на учете числились более 20 тысяч наркологических больных, в том числе - 8,8 тысячи хронических алкоголиков и около 2 тысяч шприцевых наркоманов.

С 1992 по 2006 год число официально регистрированных изнасилований выросло на 70%. В год в республике делается более 15 тысяч абортов. Но это - данные официальной статистики. На деле, вероятно, ситуация гораздо хуже.

Несколько лет назад мы с товарищем-медиком гуляли в районе Центральной больницы. Он показал мне около 15 подпольных абортариев, внешне выглядевших как вполне обычные дома. Сейчас вокруг тех домов появились частные клиники, а сами дома «подросли» до второго или третьего этажа, обзавелись высоченными заборами. Вряд ли данные таких «цехов» знает официальная статистика.

Еще сложнее получить данные о реальном числе изнасилований. В таких случаях в Дагестане обращаться в милицию не принято. Но в последнее время появление сотовых телефонов с встроенной фото- и видеокамерой вызвали настоящую эпидемию «домашнего порно», которое снимается и затем демонстрируется. Кадры такого «кино» красноречивей официальной статистики.

Известно, что для девушки в традиционном обществе такое «кино» означает «социальную смерть», вечный шантаж и насилие, лишает ее нормальных человеческих прав. Этому способствует и молчание девушки, безразличие милиции, общая уверенность, что «сама виновата», родители, которые будут стесняться позора, и тот факт, что такая девушка, скорее всего, из социально неблагополучной семьи, часто - из смешанных браков.

Но не телефоны породили волну насилия - оно существовало уже в восьмидесятые. Еще до начала перестройки в махачкалинские школы зачастили участковые - после каждого такого случая в школе они вели «разъяснительные беседы» со всеми старшими классами. Наверное, у нас происходило то же, что и во всей стране. Помню, в день, когда наш класс организованно повели на какой-то «смелый» фильм (кажется, «Кукла»), несколько старшеклассников нашей школы были задержаны «по подозрению». Для всей школы это был шок - несравнимый по силе с выдуманными киношными страстями. Сексуальное насилие бурно (в Махачкале по крайней мере) расцвело в 1990-е годы. Телефоны только вскрыли, выставили на обозрение порок, который существовал более-менее тайно.

Любая социальная революция - обязательно сексуальная, любая сексуальная революция - социальная. Немного истории... Из века в век, традиционно в Дагестане сексуальная энергия огромного числа мужчин не находила выхода. Касалось это, прежде всего, бедняков, которые чаще всего становились отходниками. Их до революции всегда было очень много. К примеру, в 1897 г. году отходников в Дагестанской области было 55 тысяч, а в 1913 г. - более 83,3 тысячи - каждый четвертый взрослый мужчина. Они женились (если вообще женились) очень поздно... Многие так и проживали жизнь - без семьи и детей. Не потому, что не хватало женщин - с глубокой древности в Дагестане целые селения составляли выселки незаконнорожденных. Просто общество отказало им в праве на создание семьи. За что и поплатилось.

В Дагестане социальная революция - всегда и сексуальная революция. Это подтверждают, к примеру, стихи наших революционных поэтов. Советую интересующимся историей вопроса внимательно перечитать произведения, со школы «вроде бы» знакомые по предмету «культуры и искусства народов Дагестана». Возможно, вы будете поражены и откроете для себя истинный смысл жестоких событий столетней давности, истоки революции и огня Гражданской войны. В общем, в республике жесткий социальный «биологизм» регулировал право оставить потомство. Сегодня, когда социализм остался в прошлом, возрождение «традиционных» (капиталистических) моральных норм, дореволюционного отношения в семье несет угрозу для молодежи, и молодежь выражает свой протест, часто - даже ценой своего здоровья и жизни.

Зигмунд Фрейд впервые доказал, что сексуальность индивида подвергается репрессии со стороны общества. Сексуальная репрессивность выражается в подавлении сексуального влечения, принудительной моногамии, лишении многих членов общества возможности сексуального удовлетворения и в тайной сексуальной свободе элиты. С другой стороны, подавление сексуальных влечений, вытеснение их в бессознательное приводит к неврозам, возникновению извращений.

Современный Дагестан дал бы обильную пищу для исследований самых разных социальных патологий. За последние 17 лет официально число больных различными нервными расстройствами возросло в Дагестане более чем в пять раз.

На www.mail.ru - более полутора тысяч объявлений из Дагестана о знакомстве гомосексуального характера. На фоне открывающихся в Махачкале новых клубов даже обычные сауны уже кажутся невинной детской забавой.

Молодежь, по крайней мере наиболее пассионарная часть ее, не приемлет общества, становящегося все более лицемерным. Кто-то уезжает в другие регионы страны (за годы реформ из республики уехали свыше 120 тысяч молодых этнических дагестанцев), выбирая полную свободу, не скованную лицемерной «моралью». Кто-то искренне, «с головой» уходит в религию, в принципе отвергая порок и лицемерие. И те и другие не желают мириться с тем, что самые жуткие пороки, на словах осуждаемые, на деле теперь доступны - но не всем и не даром. Оставшимся придется принять общество, каким оно есть, или(и) быть раздавленным или вечно ощущать себя изгоями.

Общество не прощает молодым собственных грехов. Социальные проблемы, порождаемые лицемерием общества, нарастают как снежный ком. В перспективе даже не исключена угроза депопуляции. С 1980 по 2000 годы число браков на 1000 человек населения уменьшилось с 10,5 до 6,7 промиле. Прирост населения в Дагестане держится на уровне менее одного процента в год, и перспективы его неопределенны.

С 1998 по 2004 годы в Дагестане официально было зарегистрировано 442 ВИЧ-инфицированных. 58 человек уже умерли. В основном это люди от 18 до 35 лет. Они - жители 10 городов и 28 районов РД. Наибольшее число заболевших зарегистрировано в городах - 317 человек. Из числа ВИЧ-инфицированных 356 случаев (80%) - мужчины, остальные - женщины и дети.

Но за все эти годы я не слышал, чтобы хоть один политик покаялся перед молодым поколением в том, какое общество создается нынешними хозяевами жизни. Нет, по нашему телевидению можно увидеть что угодно - отстрелы боевиков, выступления «поднявшихся на абортах», презентации новых «отелей», клубов и ресторанов, бесконечные потоки демагогии - но никогда мы не услышим извинений от тех, кто действительно виноват в происходящем. «Зачистки» в жилых кварталах и «чистки» в абортариях - это две стороны одной медали, два ярких проявления современного лицемерия.

В обществе накапливается огромный разрушительный потенциал. Руководство республики не осознает этого: с точки зрения некоторых ограниченных руководителей, экономического роста достаточно, чтобы обеспечить стабильность. Более того, их усилиями в республике быстрыми темпами создается «индустрия развлечений», которая нанесет последний удар по и без того расшатанным основам нравственности. Журналистов даже заставляют писать (какое счастье!): к нам пришли инвестиции! А тем временем общество, особенно молодежь, быстро поляризуется, разделяясь на тех, кто радикально не приемлет такое лицемерие, на «болото», которое одинаково боится и ненавидит экстремистов и беспредел «золотой» молодежи, и на тех, кто считает себя вправе творить что угодно - без перспективы быть наказным на том или этом свете.

Дагестан
Сергей Исрапилов

Вернуться назад