Общие Новости: История одного мольберта

Опубликовал admin, 17 октября 2012
История одного мольбертаРеспублика готовилась к 120-летнему юбилею Коста Хетагурова. В 1979 году на ул. Бутырина открыли Дом-музей Коста. Сотрудники музея серьезно отнеслись к этому важному делу, постарались максимально воссоздать атмосферу времен Коста. В одной из комнат устроили мастерскую художника. Для большей достоверности нужен был мольберт образца XIX века.
Помню, сотрудники музея пришли в Дом художника, спросили практически у всех живописцев, нет ли старого мольберта. Не оказалось подходящего ни у кого. А меня, скульптора, и спрашивать не стали, были уверены, что если у художников нет, то откуда он может оказаться у скульптора?..
Впрочем, обо всем по порядку. В 1971 г. оканчивал я Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова. Наши творческие дипломные мастерские располагались в бывшей мастерской Исаака Левитана – большого любимца Саввы Морозова. Эту мастерскую – двухэтажный особняк, в котором располагались 10–15 дипломников, в свое время Морозов подарил Левитану. За любовь к его творчеству. Вот тебе и меценат!
Как-то я коменданту говорю: “Скажите, Виктор Иванович, а что там, на чердаке, как утеплен, какие конструкции, как вообще строили в те времена чердаки?”. А он мне в ответ: “Я на этой должности состарился, но и сам никогда не заинтересовался, и никто об этом меня не спросил. Там вход на чердак закрытый. Замок времен царя Гороха”.
Как бы там ни было, на чердак я попал. Утеплен он был шлаком. Из-под шлака в одном месте торчала какая-то рейка. Я ее вытащил, она оказалась частью мольберта. Начал бродить по чердаку и, к своему удивлению, нашел все части.
Виктор Иванович (комендант) великодушно заявил: раз нашел – забери себе, если хочешь. Я эти детали упаковал в свой контейнер, а по приезду домой собрал.
Мне он фактически не был нужен и я временно дал его моему другу. Он им пользовался, сколько хотел, пока один мастер не изготовил ему точно такой же из вьетнамского дуба. После я его дал (опять же на время) Казбеку Хетагурову. А потом М. Кабулову.
Вот спрашивается: что же я насовсем дал кому-нибудь из них?
Оказывается, должно было прийти время, когда этот мольберт пригодится более серьезному владельцу. А им оказался Дом-музей Коста.
Когда я предложил музейным работникам посмотреть мой мольберт, они даже не верили, что у меня может быть что-нибудь стоящее. Запомнил из них одну очень симпатичную, приятную женщину, звали ее Дуней Джигкаевой. Ее восторгу не было границ. Предложили мне приличную сумму. Слава богу, тогда я резко отказался от какой-либо оплаты. Сейчас бы не мог себе этого простить. Говорю: оформите его как дар Дому-музею Коста от меня!
Но был и курьезный момент с этим моим даром. В Москве, в мраморном зале гостиницы “Москва” проходил банкет после юбилейных торжеств. Мы, четверо художников – Ч. Дзанагов, У.Гассиев, А. Арчегов и я – были в составе делегации. Напротив меня сидел всеми уважаемый, особенно художниками, С. Е. Ужегов. Когда сказали тост о Коста, Ужегов вдруг говорит: все пьют до дна, кроме Дзбоева, и буквально отнял у меня бокал. Приятного, конечно, в этом мало, но, учитывая и ситуацию, и его возраст, и чин, и авторитет, я спокойно сказал: “Прошу объяснить, что это значит!”. Он, видя, что я далек от шуточной волны, ответил: “А как понять тебя, когда затребовал в три раза больше от предполагаемой тебе суммы за мольберт и этим самым ограбил Минкульт?”. Слава богу, рядом со мной сидел Умар Гассиев, который заметил Ужегову, что я и от предлагаемой суммы отказался, и что сейчас работаю над следующим подарком для Дома-музея Коста – над вывеской.
Ужегов после этого меня причислил к своим самым близким друзьям. И эти отношения у нас сохранились до конца его жизни.
По возвращении из Москвы я попросил ювелира написать на мельхиоровой пластине: “Дар Дому-музею Коста от скульптора М. Н. Дзбоева”. Сейчас на мольберте можете прочитать это, если еще не читали.
Позже я поинтересовался всеми возможными конструкциями мольбертов разных времен и уверен, что этим приспособлением мог пользоваться И. Левитан. А мы знаем, что Коста учился в стенах академии художеств одновременно со многими русскими художниками, в том числе и с Левитаном. Так что этот мольберт в музее Коста точно создает дух того времени.

Автор: М. Дзбоев, народный художник РСО–А, заслуженный художник России и РСО–А, лауреат Госпремии им. К.Л. Хетагурова, лауреат Нацпремии “Яблоко нартов”.

Похожие новости:

  • Непрерванный полет «Раненой птицы»
  • Тимур Мурашев: «Танцы молодежи похожи на гимнастику в обезьяньем питомнике»
  • «Очередь» на капремонт
  • Кто сказал, что в жизни нет Гармонии?..
  • Пока мы помним – прошлое живет…
  • Обращение Алана Чочиева за помощью
  • Кровавая свадьба
  • В Махачкале отсутствие тепла может уничтожить редкие произведения искусства
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Июнь 2020 (2)
    Май 2020 (8)
    Апрель 2020 (1)
    Март 2020 (1)
    Февраль 2020 (5)
    Январь 2020 (4)
      Осетия - Алания