Политология: Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.)

Опубликовал admin, 5 октября 2014
Ц.М. Чикаидзе
канд. ист. наук, доц., Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова

Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.)Весной 1945 г. британскими военными стратегами был подготовлен доклад «Безопасность в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке», в котором говорилось о неизбежности обострения англо-советских отношений в ближневосточном регионе в послевоенный период. Военный кабинет получил множество документов, подчеркивающих значение Ближнего Востока. А. Иден характеризовал ситуацию как вопрос жизни для Британской империи. В конце Второй мировой войны британские военные не стремились поддерживать свое присутствие на Ближнем Востоке с целью защиты этого региона, скорее, они стремились защищать позиции Британской империи при сохранении своего военного присутствия в ближневосточном регионе [1,92]. В беседе 9 июня 1945 г. посол Франции в СССР Ж. Катру сказал В.М. Молотову: «Европейские державы могут иметь некоторые привилегии на Ближнем Востоке лишь на основах равенства. Если будут отвергнуты французские требования на привилегии в Сирии и Ливане, то должны быть отвергнуты и английские требования на привилегии ив Египте и Ираке [2, 7-8]. Советская сторона не отрицала доводов французской стороны, при условии, если это не приводит к военным действиям. У французского посла вызывало беспокойство британское вмешательство, полученные сирийской жандармерией оружие и танки от англичан. «Англичане дают понять, что выступают в пользу сирийцев, прогоняя французов» [2, 7-8].

Смена британского правительства в результате парламентских выборов, прошедших в июле 1945 г., породили в Париже надежды на восстановление прежней ситуации в Леванте. В августе де Еолль писал генералу Бейне: «Уход Черчилля и победа лейбористов будут иметь следствием большую гибкость английской политики. Лейбористы не смогут занять в отношении

нас грубой позиции. Необходимо держаться... и мы не примем на себя никакого обязательства о выводе наших войск из Сирии. Только в случае (невероятном), если бы они покинули все арабские страны, мы могли бы согласиться оставить Левант» [3, 44]. 10 июля 1945 г. посол Великобритании в Москве К. Керр в донесении А. Идену отмечал, что СССР может стать препятствием на пути осуществления британской внешней политики в «старых» (колониальная империя, Ближний и Средний Восток) и «новых» (Германия, Австрия) «сферах влияния» [4, 20]. Между тем эксперты британского МИД призывали обратить внимание на рост влияния националистических сил в странах региона, на стремление египетских властей добиться вывода иностранных войск с территории страны. Поэтому английские аналитики настаивали на внесении изменений в условия заключенного в августе 1936 г. англо-египетского договора, с целью иметь надежные гарантии сохранения военного присутствия на территории Египта. Способы же реализации рекомендаций стали предметом дискуссий между представителями военного и дипломатического ведомств, так как геостратегические соображения не соотносились с экономическими возможностями страны и политическими реалиями ближневосточного региона [5, 10-12]. Вместе с тем в памятной записке, подготовленной Э. Бевином по итогам конференции британских дипломатических представителей, отмечалось, что Великобритания вступает в экономическое соперничество с Соединенными Штатами и британское правительство не намерено идти на уступки, которые облегчат США проникновение в ближневосточный регион. По мнению госсекретаря США К. Хэлла, в Великобритании не желали превалирования США в какой-либо части ближневосточного региона; вместе с тем «не хотели, чтобы мы полностью утрачивали к нему интерес» [6, 1475]. Уже в октябре 1945 г. начальник генерального штаба А. Брук совершил поездки по странам Ближнего Востока с намерением создания Ближневосточной оборонительной конфедерации. Хотя руководство Ирака и Трансиордании поддержали идею английского правительства, египетская сторона заявила, что до полного вывода британских войск с территории страны невозможно по внутриполитическим причинам обсуждение вопросов о военном сотрудничестве.

Новое видение внешнеполитического курса в отношениях с Египтом и другими ближневосточными странами были неотъемлемой частью планов Британии по превращению Ближнего Востока в регион, который заменит Индию. Но национально-патриотические силы в странах Ближнего Востока развернули борьбу за ликвидацию иностранных баз в регионе. «13 декабря 1945 г. было подписано англо-французское соглашение о выводе французских и английских войск из Леванта, без указания сроков. В коммюнике МИД Ливана от 23 декабря 1945 г. подчеркивалось: «Ливан, не принимавший участия в переговорах, приведших к англо-французскому соглашению, не может быть связан принятыми в его отсутствие решениями». Высказывания советской прессы дают основание общественности и официальным крагам Сирии и Ливана считать, что Советский Союз относится положительно к их борьбе за независимость и требованиям об эвакуации английских и французских войск... Конечно, англичане заинтересованы ослабить наше влияние в Леванте [7].

Еженедельник «Трибюн» 31 мая 1946 г. отмечал: «В течение последних 30 лет Французская и Британская империи следили за арабами и крепко держали их в своих руках. Борьба, насколько это касалось арабов, вытекала из стремления освободиться из этих тисков [8]. Экспансионистские замыслы Великобритании встретили противодействие населения Сирии и Ливана, поддержанных на международной арене Советским Союзом и арабскими странами. Британия натолкнулась на сопротивление Франции, цеплявшейся за свои позиции в Леванте, а также Соединенных Штатов, желавших вытеснения с ближневосточной арены Англии и Франции [9, 15]. «Нью стейтсмен энд нейшн» 18 февраля 1946 г. писала: «Большая ответственность за нынешнее положение лежит на неловкой британской политике, имевшей целью создать единство арабских стран, защитницей которой в некотором роде должна была стать Англия. Ошибкой на Ближнем Востоке являлась попытка постоянно и последовательно удалять французское влияние в Сирии и Ливане. Следовательно, американская позиция будет совпадать с английской кратковременно» [10]. 4 февраля 1946 г. правительства Сирии и Ливана обратились в Совет Безопасности ООН с просьбой принять меры к выводу из Сирии и Ливана французских и английских войск. Требования Сирии и Ливана на международной арене были поддержаны Советским Союзом. [11].

Незадолго до указанных событий Миссия Сирии согласно указаниям своего правительства довела до сведения Наркома иностранных дел СССР следующее: «Следствием опубликования франко-британского соглашения по вопросам Леванта, заключенного в отсутствии правительств - Сирии и Ливана и имевшего главной целью «избежать политических разногласий, способных нанести ущерб интересам подписавших соглашение правительств» явилась серия событий и политических маневров, имеющих место в странах Леванта, важность и серьезность последствий которых нельзя не учитывать и вызывающих в памяти события предшествовавшие французской агрессии против Сирии в мае-июне 1945 г. Приготовления, производимые сейчас, схожи с проведенными в то время. Проводится высадка новых войск и доставка военного снаряжения. И это в то время, когда все иностранные войска должны быть окончательно эвакуированы с территории обоих стран, согласно условиям соглашения.

Сирийская миссия, от имени своего правительства полагавшего, что Правительство СССР особо заинтересовано в поддержании мира в этой важной для международной безопасности зоне, находит своим долгом обратить его высокое внимание на серьезность положения. [12].

«Экономист» 8 марта 1946 г. писал: «Сообщения о том, что английские войска оставили Персию 2 марта и оставляют Сирию к 30 апреля, могут затронуть больное место Египта. Египтяне хотели бы знать также такую дату, поэтому министерство иностранных дел и военное министерство должны думать и действовать быстро, если британское правительство не хочет иметь дело с апелляцией к Совету Безопасности» [13]. Великобритания планомерно провоцировала обострение международной обстановки в Средиземноморье, пытаясь убедить госдепартамент США в опасности возникновения «вакуума силы» в регионе. К тому же, стоял вопрос о выводе британских войск из Египта, и готовилась к передаче на рассмотрение в ООН палестинского вопроса [14, 53]. Газета «Рейнольдс ньюс», анализируя политику Черчилля и Бевина, писала 26 мая 1946 г.: «План консерваторов в отношении Египта и других районов, находящихся под господством Англии прост и является выражением устарелой политики - «что имеем, мы держим». Такая политика могла бы увенчаться временным успехом, при сохранении огромной армии и использования ее для подавления поднимающегося национального движения цветных народов. Альтернативой является политика Э. Бевина, предполагающая замену господства сотрудничеством» [13, 130].

Советский Союз, в свою очередь, прилагал усилия для разрядки напряженности в районе Ближнего и Среднего Востока. К 9 мая 1946 г. был завершен вывод воинских частей из Ирана, однако советская сторона так и не получила желанной концессии и транзита к Персидскому заливу. Э. Бевин 4 июня 1946 г. выступая в Палате общин, заявлял: «Существует большое число вопросов, связанных с советскими позициями в отношении Британского содружества, в которых, по крайней мере, можно усмотреть дух реализма. Считаю, что советское правительство, а также США признают значение сохранения британских позиций на Ближнем и Среднем Востоке для мира при условии, создания региональной организации, которая войдет в систему безопасности Объединенных Наций» [15]. В этот период египетская королевская миссия писала В. М. Молотову: «Находя самое лучшее расположение к моей стране и ободренный Вашими заявлениями. Это заявление при нынешнем положении, в котором находятся англо-египетские отношения, вероятно, имеет целью создать атмосферу двусмысленности по поводу благосклонного отношения, проявленного СССР к законным требованиям моей страны». [15].

Правительство же США, заявив о готовности оказать военную помощь Турции, продемонстрировало стремление максимально сузить сферу влияния СССР в Средиземноморье. Состоявшиеся в июле 1946 г. в Турции выборы не повлияли на отношение этой страны к советским внешнеполитическим действиям. Фактически отказавшись от муссирования территориальных проблем, советская дипломатия акцентировала внимание на черноморских проливах [14, 44].

По мнению британского историка Дж. Кента, декларируя готовность вести переговоры с Египтом, в Лондоне намеревались лишить дипломатию Советского Союза возможности, добивавшегося прав на создание советских военных баз в черноморских проливах, использовать ссылки на военное присутствие Великобритании в зоне Суэцкого канала.

Журнал «Аль-Хавадис», издававшийся в Каире, писал 28 ноября 1946 г.: «Англичане желают создать из Лиги военную английскую единицу, но этому противится Саудовская Аравия и Египет. Делаются попытки вновь вытащить проект создания «Великой Сирии», которая стала бы сильным региональным блоком. Англия задабривает Сирию, поддерживая ее кандидатуру в Совете Безопасности. Эти усилия направлены на создание прочного фронта против Советского Союза за спиной Турции, защищая, таким образом, Проливы и охраняя «английское» Средиземное море от влияния СССР». [17]. Комитет начальников штабов, был обеспокоен беспорядками в Палестине и антибританскими выступлениями в зоне канала. Британские политики надеялись, что вывод войск из Египта не приведет к общему сокращению военного присутствия на Ближнем Востоке, а просто повлечет перегруппировку сил в Палестину и Ливию [1, 90-91]. Из заявления же генерального секретаря ЛАГ от 21 декабря 1945 г. следовало: «Лига занимает нейтральную позицию в международных вопросах и готова сотрудничать с государствами, протягивающими ей руку, но не собирается участвовать ни в каких блоках в целях оказания поддержки одной державе против другой» [18]. Еженедельник «Трибюн» 31 мая 1946 г подводя некоторые итоги деятельности ЛАГ писал: «Лига являясь организацией представителей социальной верхушки арабских стран не обеспечивает политической стабильности той или иной арабской страны и еще более усугубляет династические разногласия, ничего не делает, чтобы восстановить процесс распада социальной структуры арабских стран. Она создает для Англии ложное впечатление безопасности, но это довод против того, чтобы рассчитывать на ЛАГ, как замену удовлетворительной и конструктивной английской политики на Ближнем Востоке. В связи с тем, что никто не поддерживал дела арабов, они обратились к нацистам в 1941 г. и обращаются к русским в 1946 г. Если арабы и англичане не осознают «нужд» арабского мира, никто не сможет остановить события, которые приведут к дальнейшему вытеснению британского влияния и распаду арабского мира в том его виде, каким он был создан после Первой мировой войны. [8,195]. 14 мая 1946 г. газета «Аль-Балаг», критикуя создание объединенной англо-египетской авиационной компании, писала: «Авиационный пакт, заключенный между Египтом и Англией, - не коммерческая сделка, а политический договор между обеими странами. Этот пакт предоставит Англии контроль над нашим небом, и поэтому британская сторона искажает факты, когда утверждает, что намеревается эвакуировать свои морские, воздушные и наземные силы из Египта» [19].

19 октября 1946 г. Ассошиэйтед пресс передавало из Нью-Йорка: «Эттли представил доклад, формулирующий военные функции Англии на Ближнем и Среднем Востоке, к которым относится защита межконтинентальной магистрали Гибралтар - Средиземное море - Суэцкий канал - Индийский океан; защита аэродромов на Среднем Востоке; защита нефтяных интересов в Иране и Ираке, сохранение связи с арабским миром и укрепление дружбы с Турцией» [20]. В сентябре 1946 г. генсек А. Аззам сообщил Э. Бевину, что Арабская лига имеет достаточно сил, чтобы объединить для рассмотрения в ООН ряд специфических вопросов. Если Франция не согласится эвакуировать свои войска из Леванта, то Египет разорвет отношения с Францией и другие члены Лиги поступят также. Фактически намекая на политическую дестабилизацию в регионе. Соединенное Королевство же не хотело ставить под угрозу связи с Египтом. Египтяне держали в руках антибританский хлыст, потому что Аззам крепко держал Арабскую лигу [21, 136].Как отмечал впоследствии К. Эттли в своих мемуарах, ближневосточный регион со своей спецификой являлся районом возможной политической и экономической слабости, обеспечивающий заманчивую перспективу для любой державы [22,174].

«Египет решил добиться эвакуации британских войск со всей территории страны. Добивается полной независимости и полного равенства в качестве члена организации Объединённых Наций. В связи с тем, что переговоры не привели к позитивному результату. Королевское правительство прервало их и решило передать разногласия, существующие между Египтом и Великобританией в Совет Безопасности. Зная основные принципы, на которых базируется внешняя политика СССР, я уверен, что Египет в своей борьбе найдет мощную поддержку Советского Союза» [23]. В британском МИД были склонны полагать, что последствия ухода из Египта будут смягчены удовлетворительным соглашением, которое восстановило бы доверие к Великобритании на Ближнем Востоке. Оставить Египет без соглашения означало бы, однако, что престиж Великобритании на Ближнем Востоке будет поколеблен [1, 104]. Цель - убедить государства региона в том, что Великобритания серьезно относилась к их обороне, хотя и не обладала для этого достаточными возможностями, должна была стать пунктом британской стратегии, направленной на сохранение влияния в регионе. Ситуация в английской экономике, связанная с недостаточными золотовалютными резервами вынуждала правительство Великобритании проводить меры по увеличению экспорта, обсуждались и перспективы сокращения оборонных расходов, в том числе и за счет уменьшения зарубежного военного присутствия. Осуществлению результативного межарабского сотрудничества препятствовали группировки, находящиеся у власти в арабских государствах, а их негативное отношение к арабскому единству во многом было обусловлено влиянием Великобритании и США. Хотя 9-я статья хартии предоставляет полную свободу в создании двойственных или тройственных союзов в рамках ЛАГ, но как только возникала тенденция к укреплению отношений между какими-либо двумя членами ЛАГ в общих политических вопросах, то остальные участники стремились сорвать намечаемые планы под предлогом необходимости сохранения «равновесия». «Теория равновесия» поддерживалась Лондоном, стремившегося в целях укрепления позиций на Арабском Востоке усилить соперничество между королевскими династиями Хашимитов и Саудидов под предлогом соблюдения баланса их влияния.

Образование Израиля способствовало относительному сплочению арабских государств. Фактор реальной (или эвентуальной) угрозы со стороны нового государства создавал дополнительные возможности региональной элите для стабилизации внутриполитического положения в своих странах. В послевоенные годы, Соединенные Штаты, подталкивая Англию к «уходу» с Ближнего и Среднего Востока, тем не менее, вынуждены были считаться с тем, что лишь Великобритания реально в военном отношении присутствует в ближневосточном регионе [14, 66]. И поэтому британская дипломатия стремилась определить, до каких пределов правительство США готово пойти в сотрудничестве в регионе. «Нам англичанам, необходимо с некоторой осторожностью искать свой путь между двумя «великанами» - констатировал У. Черчилль» [17, 189]. «Трибюн» 17 октября 1946 г. писала: «Очевидно, что США не будут пассивно стоять в стороне, в то время как англичане стану уходить с Ближнего Востока. Американцы начали осуществлять обширную нефтяную программу в Саудовской Аравии, они строят трубопроводы, ведущие к Персидскому заливу и Средиземному морю, создают механические мастерские, обслуживающие эти трубопроводы и армию Саудовской Аравии. Они ведут переговоры относительно создания сети авиатрасс и авиабаз, а также предлагают арабским государствам крупные займы для их развития, усиливая в то же время поддержку сионизма [17, 202].

В объединенном комитете начальников штабов США сочли, что следует поддержать усилия Великобритании по сохранению контроля в зоне Суэцкого канала, но взамен потребовать от Лондона не выводить войска из Греции. В Вашингтоне согласились с предложением английского правительства обсудить ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке. В сентябре 1947 г. в Лондоне состоялась встреча Э. Бевина, посла США Л. Дугласа и главы управления государственного департамента по ближневосточным и африканским делам Л. Гендерсона. Стороны намеревались обсудить положение в Египте, Трансиордании, при этом было оговорено, что не будет рассматриваться палестинская проблема.

В госдепартаменте намерены были подробно ознакомиться с планами Лондона, предполагая, что они будут сводиться к стремлению поставить американскую экономическую помощь арабским странам под свой контроль [24,503-510]. Возглавил американскую делегацию помощник госсекретаря Р. Ловетт. Подчеркнув секретность встреч, он предложил проводить их в здании министерства обороны, которые впоследствии в истории дипломатии получили название «Переговоры в Пентагоне». Распространенные в Британии представления о «наивности» американской дипломатии и возможности манипулировать ею были серьезным заблуждением. Политика США была четко спланирована- в Вашингтоне готовились занять место Великобритании в регионе. Тем не менее, интересы Британской империи в ближневосточном регионе диктовали курс на сближение Соединенными Штатами. В Лондоне надеялись на отношения, сформулированные английским автором Е. Баркером: «Американцы выделяют средства, англичане - свой опыт, знания, престиж в тех районах, которые традиционно считались британскими сферами влияния»[25,100].

В борьбе за влияние в этом регионе попытки британского правительства противопоставить этим факторам искусство своих дипломатов существенного успеха не давали. К тому же американская дипломатия использовала то обстоятельство, что антиимпериалистическая борьба народов Арабского Востока шла главным образом под антианглийскими лозунгами [26, 9].

7 октября 1946 г. «Обсервер» констатировал: «Три дивизии, находящиеся в Палестине, представляют единственную крупную силу, оставшуюся у Англии на Ближнем Востоке и восточной части Средиземноморья. Египет же придется постепенно исключить из долгосрочных планов» [20, 20]. К тому же в Лондоне задавались вопросом: как поступит ЛАГ в дальнейшем при антибританском настрое; поощрять ли арабские страны к исключению Египта или же управлять Египтом через Лигу. Спорным вопросом английского внешнеполитического ведомства стали дебаты об Арабской Лиге, которую намеревались заменить на новую, чья позиция будет совпадать с интересами Британии. В английском правительстве Лигу сочли нужной. Альтернативного решения в данном вопросе Лондон не видел, так как в случае ликвидации или дискредитации Лиги существовала опасность, что национальные чувства арабского населения будут развиваться в националистических движениях, таких как «Братья мусульмане». «Британия не найдет соответствующих средств контролирующих Аззама, но по крайней он знал меру, нежели экстремистские и ксенофобские элементы, которые могли бы его заменить» [21, 144].

В то же время неуклонно усиливался американский нажим на позиции Англии в странах Ближнего Востока. Американцы отрицательно относились к «объединительным» планам Лондона, так как они могли помешать «продвижению» США. Шансы на успех «объединительных» проектов, подготовленных в Лондоне, Багдаде и Аммане с каждым годом становились все менее реальными [10, 22].Но в Великобритании полагали, что британские военно-морские и военно-воздушные базы в Египте, Палестине, Ираке, Адене, а также статьи военного характера, содержащиеся во всех договорах Англии с арабскими странами, будут по- прежнему гарантировать сохранность имперских коммуникаций и колониальных позиций Англии на Ближнем Востоке.

Рост национально-освободительного движения поставил под удар английские базы, следовательно, ближневосточные страны уже не могли рассматриваться Лондоном в качестве военных союзников. Ливанский национальный конгресс в октябре 1947 г. резюмировал: «Пропаганда западных государств выдумала миф о «коммунистической или красной опасности», которая якобы угрожает нам. В действительности опасностью для нас является пребывание на Арабском Востоке иностранных войск, насильственно навязанные нам договоры с целью эксплуатации материальных и людских ресурсов арабских стран. Лучше мы будем сами вести свою политику самостоятельно, а не политику, навязанную нам другими [27].

Взрыв панарабской националистической практики, ставшей результатом вступления арабского мира после Палестинской войны 1948 - 1949 гг. в эпоху потрясений и дестабилизации, создавал в течение последующего периода мощные «центры силы», претендовавшие на роль объединителей арабского мира. Ими, в первую очередь, стали насеровский Египет и в меньшей степени, баасистские Сирия и Ирак [28, 1250-251].

В условиях, когда отношения между соединенными Штатами и Советским Союзом характеризовались как политика взаимного сдерживания, Великобритания и США инициировали процесс создания военно-политических блоков с привлечением арабских государств. Хотя позиции Лондона и Вашингтона не совпадали относительно ключевых ролей стран будущего ближневосточного военного блока. Если Англия, при попытках усиления Хашимитского объединения, основную роль отводила Ираку, то США полагали, что «именно Турция сможет играть ведущую роль в организации Средиземноморского Союза, и в создании объединенной арабской армии, способной защищать интересы американских нефтяных монополий на Ближнем Востоке» [29, 139]. В 1950 г. министру иностранных дел Египта Салах ад-Дину в обмен на согласие Египта на вступление в систему Совместной обороны и признание Израиля была обещана помощь США [30, 168].

Однако Египет не хотел получать помощь на столь категоричных условиях. Египетская сторона утверждала, что в случае отказа Великобритании и США предоставить независимость и оружие, то их страна вынуждена будет обратиться к другим странам. Как известно, согласно достигнутой договоренности 7 марта 1948 г. в торговле между СССР и Египтом применялся режим наиболее благоприятствуемой нации. [31]. Не случайно, министр иностранных дел Египта заявлял в апреле 1950 г., что ни один арабский лидер, бесспорно, не желает прихода к власти коммунистов, но если Запад будет продолжать игнорировать арабские просьбы, то «Египет не будет видеть никаких сложностей в получении оружия от России или заключения неагрессивного договора, который сделает присутствие английских войск невозможным» [32, 3].

Правительство СССР же сочло необходимым заявить, что вовлечение стран ближневосточного региона в СВК рассчитаны на превращение их территории в плацдарм вооруженных сил государств, возглавляющих НАТО[33]. Кроме прочего советский посланник в Египте С.П. Козырев поставил в известность правительство Египта 22 июня 1952 г., что предлагаемое четырьмя западными державами оборонное командование вовлечёт страны региона в «агрессивную авантюру». Участие Египта в таком проекте будет рассматриваться Советским Союзом «как недружественный, а возможно и как враждебный акт». [34].

Отказ арабских стран войти в единый военный блок с Великобританией и США, которые рассматривались уже в качестве новой колониальной державы, с проникновением которой нужно бороться, как и с британским колониализмом, изменил тактику Вашингтона. Соединенные Штаты стали заключать двусторонние соглашения с правительствами лояльных государств; план создания единого военного блока арабских государств был временно отложен. И все же сильные позиции англичан в Хашимитском Ираке и Иордании вынуждал США считаться с Лондоном.


Источники и литература

1. Кент Дж. Египетская база и оборона Ближнего Востока, 1945-1954 // Британия и Россия. М., 1997.

2. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 7. И. 50. Д. 799. Л. 7-8.

3. Цит. по: Черкасов П.П. Распад колониальной империи Франции. М., 1985.

4. Матвеев В. М. Британская дипломатическая служба. М., 1990.

5. Rachman НА. British Defense Problem in the Middle East. The Failure of the 1946 Anglo-Egyptian Negotiations Readings, 1994. Пелипась М.Я. Скованные одной цепью: США и Великобритания на Ближнем и Среднем Востоке в 1945-1956 гг. Томск, 2003. С. 57.

6. The Memoirs of Cordell Hull. N.Y. 1948. P. 1475.

7. АВП РФ. Ф.06. On. 8. П. 23. Д. 342. Л. 4-5. Заведующий Ближневосточным отделом МИД СССР. И. В. Самыловский - В. М. Молотову; 5 января 1946.

8. АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 49. Л. 194

9. Политика Англии на Ближнем и Среднем Востоке (1945- 1965). М., 1965. С. 15.

10. АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 48. Л. 172.

11. Известия, 17 февраля 1946.

12. АВП РФ. Ф. 128. Оп. 4. П.89. Д. 3. Л. 2-3. - Вручена Поверенному в делах Сирии тов. И.В. Самыловскому 9 января, 1946 г. (пер. с франц.)

13. АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 48. Л. 9.

14. Пелипась М.Я. Скованные одной цепью: США и Великобритания на Ближнем и Среднем Востоке в 1945 - 1956 гг. Томск, 2003.

15. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 8. П. 34. Д. 523. Л. 10.

16. Улунян Ар. А. Балканы: Горячий мир «холодной войны». Греция и Турция между Западом и Востоком. 1945-1960 гг. М, 2001.

17. АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 50. Л. 95.

18. АВП РФ. Ф.56 Б. Оп. 5. П. 21. Д. 6. Л. 234.

19. АВП РФ. Ф.06. Оп. 8. П. 23. Д. 339. Л. 16. - Известия 15 мая 1946.

20. АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп. 9. П. 89. Д. 51. Л. 13.

21. Louis Wm. The British Empire in the Middle East. 1945-1951. Oxford, 1984.

22. Attley C. R. As it happened. L., 1954.

23. АВП РФ. Ф. 06. On. 9. П. 51. Д. 759. Л. 5-6. - Королевская миссия Египта - В. М. Молотову 16 мая 1947.

24. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers (FRUS) 1947. Vol. V. Wash., 1971.

25. Barker E. Britain in a Divided Europe. 1945-1970. L., 1971.

26. Пелипась М.Я. Экспансионистская политика США и Англии на Ближнем и Среднем Востоке в 1947-1952 гг. Томск, 1989.

27. АВП РФ. Ф. 56 Б. Оп.1. П. 23. Д. 53. Л. 12.

28. Am-Турки Маджид бен Абдель Азиз. Саудовско-российские отношения в глобальных и региональных процессах (1926-2004 гг.).

29. Ближневосточный конфликт. Документы. 1947-1956. М., 2003. Из записи советника миссии СССР в Сирии К. Кочеткова 7 июня 1951 г.

30. Сейранян Б. Г. Египет в борьбе за независимость 1945- 1952. М., 1970.

31. Известия, 7 марта 1948.

32. Podeh Elie. The drift towards neutrality: Egyptian foreign policy during early Nasserist Era, 1952-1955 //Middle Eastern Studies. 1996. №1.

33. Известия, 29 января 1952.

34. АВПРФ. Ф. 07. On. 27. П.43. Д.179. Л. 1.


Чикаидзе Ц.М. Политические реалии региона Ближнего Востока (1945-1950 гг.) // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 5 / Под ред. докт. полит, наук, проф. Б.Г. Койбаева; ФГБУН Сев.-Осет. ин-т гум. и соц. исслед. - Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ, 2013.-225 с. С. 96 - 110.

Похожие новости:

  • Региональный аспект турецко-сирийских отношений (80-90-е гг. XX в.)
  • Главные направления внешней политики правительства Т.Озала в 1983-1987 гг.
  • К вопросу о причинах возникновения палестинской проблемы (Арабо-израильская война 1948-1949 гг. и ее последствия)
  • Становление общеарабской региональной организации — Лиги арабских государств (ЛАГ)
  • Ближний Восток в мировой геополитике: стратегия США в регионе на современном этапе
  • Международные отношения и политика России на Северном Кавказе в 30—40-х годах XIX в.
  • Мировые державы и конфликтный потенциал в горячих точках
  • Карта сокровищ
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (6)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания