Политология: Некоторые теоретические модели политологического анализа социального конфликта на рубеже XIX – XX вв.

Опубликовал admin, 21 декабря 2014
Б.Г. Койбаев
доктор полит. наук, профессор, зав. кафедры новой, новейшей истории и исторической политологии СОГУ

Политическая наука с момента своего возникновения стремилась определить причины всевозможных конфликтов и путях их преодоления. Это побуждало некоторых исследователей рассматривать едва ли не всю историю социальной и политической мысли как смену разнообразных конфликтологических концепций.

Однако подобный подход к изучению истории конфликтологии н предельно широк и не вполне объективен. Сосредотачиваясь на беглом изложении позиций мыслителей прошлого, их вклада в разработку проблем конфликтов, недостаточное внимание обращалось методологическим аспектам тех или иных концепций.

В данной работе делается попытка методологического анализа конфликтологических концепций, т.е. выяснения тех аспектов конфликтного взаимодействия, которые выдвигаются в центр исследовательского внимания, трактуют природу конфликтов, их структуру и динамику.

Смена парадигм исследования конфликтов всегда была тесно связана с динамикой общественных изменений, а сами методологические подходы - вне зависимости от артикуляции в них собственно политической проблематики — являлись теоретическим ответом на вопрос о том, что представляет собой общество, как соотносятся общественный порядок и его изменение.

Одной из самых влиятельных парадигм долгое время была диалектическая теория конфликта К. Маркса. И это не случайно. Маркс был первым, кто положил понятие конфликта в основу социальной теории. Американский социолог Дж. Тернер, который считал Маркса одним из создателей теории конфликта, на основе изучения работ Маркса сформулировал следующие основные положения марксистского учения о конфликте.

1. Социальная система систематически порождает конфликты, которые чаще всего происходят из-за недостаточности ресурсов, особенно власти. Чем более неравномерно распределяются в системе дефицитные ресурсы, тем глубже конфликт между господствующими и подчиненными классами. Конфликт - главный источник изменений социальных систем.

2. Социальные конфликты имеют тенденцию проявляться в полярной противоположности интересов. Чем глубже подчиненные классы начнут осознавать свои истинные интересы, тем более вероятно они будут сомневаться в законности существующей формы распределения дефицитных ресурсов.

3. Чем больше подчиненные классы сознают свои коллективные интересы и начинают сомневаться в законности существующего распределения, тем более вероятно, что они должны будут сообща вступить в открытый конфликт с господствующими классами.

4. Чем сильнее поляризация господствующих и угнетенных, тем насильственнее будет конфликт.

5. Чем более насильственным является конфликт, тем больше структурных изменений системы он вызовет и тем большее перераспределение дефицитных ресурсов в результате произойдет.1

Эти ключевые тезисы Маркса в интерпретации Тернера поясняют причины и факторы конфликта и их влияние на особенности его развития. На всех уровнях познания общественных процессов - сущностном, всеобщем и конкретно-историческом, социологическом и политологическом — марксизм признает социальные конфликты как возможные, а в условиях острой классовой борьбы в рамках так называемых «антагонистических формаций» — и как неизбежные явления общественной жизни.

Можно по-разному относиться к практическим выводам социологической теории марксизма, но следует признать ее внутреннюю непротиворечивость. Она надолго определила направление значительной части социальных исследований на Западе. Влияние К. Маркса прослеживается вплоть до новейших социальных исследований, авторы которых вовсе не стоят на позициях марксизма. В западной социологии утвердилась точка зрения, что хотя «теория конфликта во многом основана на произведениях Карла Маркса»2, она намного шире марксизма по охвату проблем социального конфликта и социального консенсуса, поэтому отождествление марксизма и конфликтологии искажает смысл и значение последней.

Внутренняя непротиворечивость теории еще не означает ее концептуальную полноту. К. Маркс переоценил остроту и динамичность существовавших конфликтов, сведя их по существу к конфликтам «злобной эксплуатации», когда обе стороны проигрывают, но каждая предпочитает проиграть, чтобы противоположная проиграла еще больше. Одно из важнейших условий рассмотрения социального конфликта, предложенное

Марксом, заключается в том, что каждая конфликтующая сторона имеет лишь одну целевую функцию — стремление к максимальному распоряжению дефицитными ресурсами.

Социальная действительность оказалась гораздо богаче предложенной схемы. На практике не удалось свести все социальные конфликты к классовым, а классовые конфликты — к негасимым антагонизмам, сопровождаемым постоянной эскалацией напряженности. Кроме того, с развитием самого рабочего класса, повышением его жизненного уровня, завоеванием элементарных экономических и политических свобод очевидным стало разнообразие целевых функций различных категорий трудящихся, появление у них интересов, не сводящихся к прямой борьбе «за недостающие ресурсы».

Маркс и Энгельс, преодолевая свои ранние иллюзии относительно близости социалистической революции, в конечном итоге, как определяет, известный конфликтолог, член-корресподент РАН А.В. Дмитриев, «пришли к выводу что лишь всемерное развитие капиталистического способа производства создает материальную основу для последующего социалистического переустройства общества, которое может стать результатом мирных эволюционных преобразований».3

Ленин, несомненно, всегда стремился быть верным духу марксизма, который он, однако, понимал преимущественно в ракурсе сравнительно ранних работ основоположников марксизма. Марксизм представляется Ленину прежде всего и главным образом учением о насильственной революции как единственно возможном способе социалистического переустройства общества.4

Ленину, по мнению академика Т.И. Ойзермана, были известны высказывания Маркса о возможности эволюционного пути развития к социализму. Однако он предпочитал попросту игнорировать эти высказывания, поскольку они были явно не применимы к России и, кроме того, не согласовывались с той оценкой капитализма конца XIX – начала XX в., которую обосновал Ленин.5

На рубеже XIX – XX вв. все усиливаюшееся влияние на разработку проблематики конфликта стала оказывать социология, которая в отличие от социальной философии, выстраивала теоретические построения на основе обобщения фактических данных, полученных с помощью строго научных методов.

В этой связи следует указать немецкого социолога Георга Зиммеля, которого большинство ученых относит к основателям теоретической конфликтологии. Он считается первым, кто ввел в научный оборот термин «социология конфликта». По крайней мере, именно так называется одна из его работ, изданная в начале XX века.6 Его концепция исследования конфликтов – конфликтный функционализм.

Для Зиммеля конфликт является нормальной и исключительно важной формой общественной жизни. Соглашаясь с Марксом в том, что конфликт в обществе неизбежен и закономерен, Зиммель в качестве источников конфликта называет не только столкновение интересов, но и проявление людьми так называемых им «инстинктов враждебности». Инстинкт враждебности может усилить остроту конфликта. Смягчить же конфликт возможно благодаря гармонии отношений между людьми и инстинкту любви.

Таким образом, если Маркс подчеркивал антагонистический характер конфликтов, обусловленный диспропорциями в социально-экономической структуре, то Зиммель считал антагонизм психологическим и, следовательно, преодолимым феноменом, обращая внимание на условия, при которых может измениться острота конфликта и проявятся в полной мере его интегративные последствия.7

В первой половине XX в. сложилось направление, представители которого (М. Вебер, В. Парето, Г. Моска, Ж. Сорель, Ф. Оппенгеймер, А Бентли) обратили внимание на необходимость специального изучения конфликтов и изменений в общественной жизни.

Макс Вебер – наиболее крупная фигура в ряду этих исследователей. Суть противоречий современного ему капитализма он находил в столкновении двух культурно несовместимых типов носителей буржуазных отношений – традиционного и современного капитализма. Лишь последний тип, по его мнению, прогрессивен. В социализме Вебер видел не решение противоречий капитализма, а, напротив, обострение проблемы. Диктатура пролетариата, по его мнению, приведет лишь к хаосу.

Вильфредо Парето, итальянский исследователь, известный созданием теории элиты, считал, что смена элит и борьба между ними и составляют сущность самого общества. Многочисленные и разнообразные конфликты постоянно сопровождают процесс его развития, но их роль и значение зависят от конкретного этапа развития правящей элиты. Они могут служить стабильности политической системы, поддерживая состояние динамического равновесия, но могут вести и к радикальным преобразованиям революционного характера, обеспечивая тем самым смену элит, процесс их постоянного «круговорота».

Наряду с В. Парето создателем теории элиты являлся один из основоположников политологии, итальянский юрист Гаэтано Моска. Он видел в обществе два основных класса: «господствующий «политический класс», который берет на себя государственные функции и пользуется привилегиями, и управляемый класс, т.е. неорганизованное большинство. Реальная власть всегда находится в руках политического класса. В обществе всегда существуют силы, готовые сменить старое правящее меньшинство. Смена происходит в виде социальных конфликтов».8

Народовластие, реальная демократия и социализм — это всё утопии, не совместимые с законами общества и с человеческой природой. Власть никогда не может быть властью народа, считал Моска. В лучшем случае она лишь служит интересам народа.

Моска стремился к разработке «научной политики» для того, чтобы в руках правящей элиты она стала тем инструментом, который со временем обеспечит формирование господствующего класса не на имущественной или другой подобной основе, а на основе ума, способностей, образования и заслуг его представителей. Достижение этого идеала Моска относит к весьма отдаленному будущему. А до тех пор история останется борьбой классов, где насилие и конфликты играют важную роль в процессе общественных перемен и социальной стабилизации. Исход этой борьбы определяется соответствием качеств того или иного класса конкретным потребностям эпохи.

Важное место в процессе общественного развития отводил политической борьбе и насилию французский социолог и философ Жорж Сорель. Он рассматривал насилие как «основополагающую форму правления и высшее творческое начало истории».9 Социальные и политические конфликты в его теории оказываются признаком иррационального характера общества и истории, они отрицают идею социального прогресса и утверждают стихийное и рациональное движение масс.

Несколько иного типа политическую концепцию конфликта разрабатывал в Германии Франц Оппенгеймер. Его преимущественно интересовали вопросы происхождения государства и особенности социальных процессов, протекающих в нем. Он считал, что в возникновении государства играет решающую роль отнюдь не экономические причины. По Ф. Оппенгеймеру государство – это «правовой институт, насильственно навязанный одной группой людей - завоевателями – другой группе – завоеванным». Резко критикуя теории, объясняющие возникновение классов и государства внутренними факторами социального и экономического развития, он объявлял их «источником всего социологического зла в теории и на практике». Государство могло возникнуть исключительно путем порабощения и подчинения людей. « Примерно 5000 лет назад, - отмечал Ф. Оппенгеймер, - в связи с завоеванием неравенство проникло в тело человечества, и вся последующая история является попыткой справиться с этой болезнью».10

«Формальная социология» Г. Зиммеля оказала непосредственное влияние на трактовку политики как борьбы групп интересов, которая получила первое теоретическое обоснование в политической концепции, разработанной в США Артуром Бентли. Основным понятием его концепции является понятие группы, в том числе и политической. В сфере политики такими группами являются не только политические партии, но и другие институты, смысл и назначение которых раскрываются только через анализ их деятельности. Действуя, политические группы реализуют свои политические интересы. Из столкновения разных групп интересов складывается собственно политическая жизнь общества, которая по форме своего проявления представляет собой множество фактов применения силы. Вместе с тем его теория несла в себе и сильное гармонизирующее начало, так как исходила из представления о необходимости равновесия и равновлияния групп как условия общественной стабильности. В 70-80-е годы этот тезис был реализован в рамках корпоративной модели управления в ряде европейских стран, в основе, которой лежал социал-демократический консенсус.

В целом, говоря об основных идеях, высказанных в теориях общественного развития этого периода, можно согласиться с конфликтологом А.В. Дмитриевым, выделившим те из них, которые сохраняют актуальность для современных разработок проблем социального конфликта, включая такую его разновидность как внутренний вооруженный конфликт.

Во-первых, это твердое убеждение в том, что конфликт является нормальным социальным явлением. Природе самого человека и общества присущи биологические, психологические и другие факторы, которые неизбежно порождают многочисленные и разнообразные конфликтные ситуации.

Во-вторых, конфликты выполняют ряд позитивных функций в процессе общественного развития. Они обеспечивают социальный прогресс, способствуют сохранению единства социальных образований, утверждению общезначимых социальных норм и ценностей.

В-третьих, осознается связь и зависимость между конфликтным состоянием общественного развития и типом социальной структуры, порождающим данное состояние, т.е. определяется состояние структурного конфликта.

В-четвертых, отстаивается тезис, что противоположность между правящим меньшинством и управляемым большинством является неизбежным и вечным явлением, вызывающим всевозможные трения, коллизии, конфликты.

В-пятых, осознается связь и зависимость между изменениями экономической, политической, духовной сторон жизни общества и конфликтными ситуациями, возникшими в результате этих изменений, т.е. определяется состояние функционального конфликта.

В-шестых, в процессе общественного развития определяется состояние динамического равновесия, когда несовпадающие интересы различных социальных групп взаимно уравновешиваются с помощью возникающих и разрешаемых конфликтов.11

Таким образом, в социально-политических концепциях общественного развития на рубеже XIX — XX вв. теоретический интерес к проблематике социального конфликта вполне очевиден. Его анализ осуществлялся в основном на базе методологических установок марксизма, западной социологии и политологии. Для этих научных направлений характерны как сильные, так и слабые стороны проникновения в сущность такого сложного явления как конфликт. Несомненно, влияние социальных и политических событий того времени на теоретические выводы в отношении, как общих проблем общественного развития, так и проблем социального конфликта.


Примечания

1 Тернер Дж. Диалектическая и функциональная теория конфликта: стратегия анализа // Политическая конфликтология: Работы российских и зарубежных авторов: Хрестоматия / Под ред. ММ. Лебедевой и СВ. Устинкина. - М.; Н.Новгород, 2002. - С. 17-40.

2 Смелзер Н. Дж. Социология // Социологические исследования. 1990. № 11. С. 130.

3 Дмитриев А.В. Кофликтология М.2003. С.17.

4 См: Ленин В.И. Государство и революция. // Полн. собр. соч. Т.33.

5 Российская цивилизация. М., 1998. С.85.

6 Simmel G. Soziologie: Untersuchungen uber die Formen der Vergesellschaftung. Leipzig: Verlag von Duncker & Humblot, 1908.

7 См. Магала С. Зиммель// Современные западные исследования социологической классики. Вып. 1. Георг Зиммель: реферативный сборник М., 1992.

8 Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М., 2004. С.79.

9 Дмитриев А.В. Кофликтология. М., 2003 С.20.

10 Там же. С.21.

11 Дмитриев А.В. Кофликтология. М., 2003 С.22.


Койбаев Б.Г. Некоторые теоретические модели политологического анализа социального конфликта на рубеже XIX – XX вв. // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 1 / Под ред. докт.полит.наук, проф. Б.Г. Койбаева; Сев.- Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2008.

Похожие новости:

  • Программный аспект партогенеза в исторической ретроспективе
  • Проблемы взаимодействия культур народов России в государственной национальной политики РФ
  • Некоторые аспекты этнополитических процессов на Северном Кавказе
  • Современные модели взаимоотношений политической элиты со СМИ
  • К вопросу о стратегии безопасности региона
  • Религия на Северном Кавказе: социологический анализ
  • Новейшая история Южной Осетии: опыт изучения социальной самоорганизации
  • О современных воззрениях на историю русского языкознания первой половины XX века
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Ноябрь 2018 (3)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
      Осетия - Алания