Авторские статьи: Интеграционные традиции и перспективы отечественного кавказоведения

Опубликовал admin, 2 апреля 2010
В. В. Черноус
к.пол.н, доцент, директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ (г. Ростов-на-Дону)

Интеграционные традиции и перспективы отечественного кавказоведенияЮжный федеральный округ - один из наиболее сложных в административном (в 13 субъектов РФ здесь входят 8 республик, 2 края и 3 области), полиэтничном (более 40 автохтонных народов) и конфессиональном (сходятся все мировые религии) отношениях регион Российской Федерации.

Поэтому проблема внутрирегиональной (в рамках ЮФО) и межрегиональной интеграции, воспроизводства общероссийского единого социального пространства является одной из самых насущных задач, своего рода императивом обеспечения национальной безопасности, единства и целостности страны. Необходимость межрегионального сотрудничества в социально-экономическом развитии, решении экологических проблем, борьбе с терроризмом и экстремизмом, обеспечении военно-стратегических приоритетов обществом и властью осознается, хотя уровень менеджмента в этих сферах все еще не соответствует остроте проблем и национальным интересам России.

Гораздо меньше внимания уделяется научно-гуманитарному пространству ЮФО. Между тем, его затянувшаяся сегментация: раскол по «национальным квартирам», «закрытость» в рамках отдельных субъектов Российской Федерации разрывает единое социокультурное пространство страны, лежит в основе культурной легитимации национальной исключительности, местничества и сепаратизма[1].

Отечественное кавказоведение начинает складываться как научное направление во второй половине XVIII в. К жизни оно было вызвано потребностями перехода к политике утверждения на Кавказе российской администрации после завершения процесса установления союзно-вассальных отношений с местными политическими образованиями и необходимостью разрешить кавказский вопрос - одну из важнейших проблем в международных отношениях XVIII-XIX вв., острейший узел противоречий между ведущими державами мира - Англией, Францией, Османской, Персидской и Российской империями в Черноморско-Каспийском регионе.

Становление кавказоведения проходило в условиях Кавказской войны, но кроме прагматичных целей - освоения ресурсов присоединенных территорий, военно-стратегических задач, перед ним стояла задача понять новый культурно-цивилизационный мир, найти пути взаимной социокультурной интеграции. Уже во второй половине XIX в. академик Н.Ф.Дубровин отмечал, что «ни один уголок нашего отечества не имеет столь обширной литературы по всем отраслям знания, какую имеет Кавказ»[2]. Российское кавказоведение не было однородным по своим общественно-политическим взглядам, но независимо от этого доминировали авторы, сочетавшие академические задачи со стремлением укрепить отечество и сблизить его народы. В XIX в. кавказоведение было представлено такими выдающимися учеными империи, как А.П. Берже, С.М.Броневский, П.К.Услар, М.М.Ковалевский, В.Ф.Миллер и др. При их участии формируются первые европейского типа ученые и просветители народов Северного Кавказа - адыги Хан-Гирей, Шора Ногмов, чеченцы У.Лаудаев и Ч.Ахриев, целая плеяда осетин: И.Ялгузидзе, К.Хетагуров, А.А.Гассиев, И.Д.Кануков и др.

В советский период в развитии кавказоведения появились новые черты. В 20-е годы формируется целая инфраструктура развития кавказоведения на Северном Кавказе: Северо-Кавказский горский НИИ краеведения, НИИ в автономных областях, общества по изучению местного края и др. В 1925 г. было открыто Московское научное общество горцев Северного Кавказа, перед которым стояла задача изучить особенности развития общественных формаций горских народов, историю их экономики, быта, историю колонизации, вовлечения горцев в национально-освободительное и революционное движения, в советское строительство[3]. Начинает формироваться вузовская система Северного Кавказа: сначала появляется Горский педагогический институт во Владикавказе, готовивший национальные кадры для региона, а затем, с начала 30-х гг., в других автономных областях (с 1937 - республиках). Динамично развивавшееся кавказоведение в то же время стало приобретать черты краеведения, объективно снижая свой научный статус. В конце 30-х гг. репрессии и установление жесткого административного контроля за научными исследованиями еще более ограничили исследовательское поле догматизированным классовым подходом и официальной трактовкой марксизма-ленинизма. Серьезным ударом по развитию кавказоведения были годы Великой Отечественной войны, оккупация части территорий Северного Кавказа и депортация балкарцев и карачаевцев, чеченцев и ингушей, ликвидация их автономий и фактическое прекращение исследований их истории языка и литературы.

Со второй половины 50-х гг. создаются более благоприятные условия для развития кавказоведения: были реабилитированы репрессированные народы, восстановлены их автономии и научно-исследовательская инфраструктура в них. В 1957 г. были созданы первые классические университеты в республиках Северного Кавказа: Кабардино-Балкарский и Дагестанский. Активизировалась подготовка научных и вузовских специалистов-гуманитариев в академических институтах и университетах Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Тбилиси, именно тогда сделали свои первые, но уверенные шаги сегодняшние патриархи кавказоведения: акад. Г.Г.Гамзатов, член-корр. РАН А.И.Османов, профессора В.Г.Гаджиев, М.М.Блиев, Т.Х.Кумыхов, Г.Х.Мамбетов, В.П.Крикунов и др.

К 60-70-м гг. XX в.[4] на Северном Кавказе во всех автономных республиках и областях в развитии гуманитарных наук возникла бинарная система: местный классический университет (пединститут) и НИИ истории, языка и литературы, которые полностью были сосредоточены на изучении исключительно истории, языка и культуры «своих» народов и добились в этом значительных успехов. К концу 60-х гг. во всех административных единицах Северного Кавказа сложились высококвалифицированные, но территориально и этнически замкнутые научные школы, происходило нарастание процесса мельчания научных тем, методологический застой. Поэтому в 60-е гг. был создан на базе Ростовского госуниверситета Северо-Кавказский совет по координации и планированию научных исследований в области гуманитарных наук Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР, который наладил творческое общение ученых-гуманитариев Северного Кавказа, выработал наиболее актуальные научные направления гуманитарных исследований в рамках высшей школы.

Качественно новым шагом в этом направлении стало создание по инициативе Ю.А.Жданова в 1969 г. Северо-Кавказского научного центра высшей школы в г. Ростове-на-Дону. Его основными задачами в области гуманитарных наук были: развитие фундаментальных исследований, разработка комплексных проблем истории и культуры Северного Кавказа, что заложило основы современной южнороссийской регионалистики, координация исследований и проведения научных конференций. СКНЦ ВШ был создан на базе вузов, но в своей деятельности опирался на поддержку Дагестанского филиала АН СССР, гуманитарные НИИ в отдельных республиках и областях.

Сосредоточением научного потенциала страны, генератором и инициатором ведущих научных проектов и программ были московские и ленинградские академические институты, МГУ и ЛГУ, без которых решить поставленные перед СКНЦ ВШ общенациональные задачи было проблематично. С самого создания СКНЦ ВШ в его составе были образованы отделение гуманитарных и отделение общественных наук, установившие тесное взаимодействие с соответствующими отделениями и институтами АН СССР.

Под методическим руководством столичных институтов АН СССР - Института истории СССР, Института археологии, Института этнографии. Института языкознания и др. была детально изучена ситуация с состоянием гуманитарных наук, состав кадров-гуманитариев на Северном Кавказе и разработана система организации и координации НИР. Были созданы северокавказские секции научных советов Отделения истории АН СССР и проблемных советов академических институтов, а в их составе были организованы проблемные группы, которые базировались на ведущих кафедрах университетов или секторов НИИ. Большую помощь в интеграции гуманитарных наук как в рамках Северного Кавказа, так и в общесоюзное научное пространство сыграли столичные и ленинградские ученые: академики А.Л.Нарочницкий, И.И.Минц, Б.А.Рыбаков, Б.Б.Пиотровский, Ю.А.Поляков, М.П. Ким, А.П.Новосельцев, профессора Н.С.Киняпина, Е.Н.Кушева, Л.И.Лавров, А.В.Гадло и др., а также «северокавказцы» в Москве - В.И.Абаев, Н.Ф.Бугай, РМ.Мунчаев, В.К.Гарданов, Б.А.Калоев, Р.Г.Маршаев и др.

Решающая роль в интеграции гуманитарных наук на Северном Кавказе принадлежала ростовчанам: член-корр. РАН Ю.А. Жданову, профессорам А.П.Пронштейну, Ю.И.Серому, А.И.Козлову, Ю.А.Гвоздареву, А.Н.Савченко, Л.И.Воловой; ученым Дагестана: Г.Г.Гамзатову, А.И.Османову, А.А.Абилову, В.Г.Гаджиеву, А.Р.Шихсаидову, М.Р.Гасанову и др.; Осетии: М.С.Тотоеву, Ф.В. Тотоеву, М.И.Гиоеву, В.А.Кузнецову, А.Х.Магометову, Т.А.Гуриеву, А.Г.Кучиеву, Х.С.Черджиеву и др.; Кабардино-Балкарии: Х.Т. Медалиеву Т.Х.Кумыкову, Г.Х.Мамбетову, Р.Х.Гугову, Х.М.Думанову, В.К.Тлостанову и др.

Благодаря их усилиям Ростовский госуниверситет стал базой для научных секций и проблемных групп по истории гражданской войны; истории казачества; истории сельского хозяйства и крестьянства; сравнительному языкознанию и др. Кабардино-Балкарский госуниверситет - по этнографии, Кубанский госуниверситет - по истории дореволюционного крестьянства, Чечено-Ингушский госуниверситет - по историографии и источниковедению, Дагестанский госуниверситет - по истории культуры, Северо-Осетинский университет - по истории русско-кавказских связей, археологии и т.д.

СКНЦ ВШ совместно с московскими и ленинградским академическими институтами регулярно проводил крупные научные конференции всесоюзного и общероссийского статуса, наладив взаимодействие и творческое общение ученых региона и ведущих специалистов страны в соответствующих науках. Необходимо отметить роль Крупновских чтений в организации общения северокавказских археологов, в проведении которых ведущая роль принадлежит В.А.Кузнецову и И.М.Чеченову.

Важнейшим достижением СКНЦ ВШ стала разработка фундаментальных проблем истории и культуры Северного Кавказа и подготовка на этой основе крупных коллективных трудов, в написании которых приняли участие ученые из Москвы, Ростова и всех научных центров Северного Кавказа, представляющих едва ли не все основные народы региона[5]. Сам алгоритм работы над коллективными трудами под руководством ведущих столичных и ростовских ученых под руководством ведущих столичных и ростовских ученых: отбор авторов, рецензирование текстов глав и всей работы, обсуждение - стал эффективным интегрирующим фактором, разрушающим замкнутость и этноцентризм исследований, повышающим их теоретический уровень.

К концу 80-х гг. вышли коллективные труды «Дон и степное Предкавказье в XVIII - первой половине XIX вв.» (в 2-х частях. Ростов н/Д., 1977); «Крах иностранной интервенции на Дону и Северном Кавказе» (М., 1988); «Крестьянство Северного Кавказа и Дона в период капитализма» (Ростов н/Д., 1990) и др.

Но самым крупным достижением стала подготовка четырехтомной «Истории народов Северного Кавказа с древнейших времен», в написании которой участвовало около 200 ученых из Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Дагестанского филиала АН СССР, всех университетов и НИИ Северного Кавказа. Руководителями проекта были директор Института истории СССР АН СССР академик А.Л.Нарочницкий и председатель СКНЦ ВШ член.-корр. Ю.А.Жданов. Благодаря во многом их усилиям, позиции Дагестанского филиала РАН проект удалось довести до издания, в отличие от аналогичных проектов по истории Закавказья, Прибалтики, Средней Азии и Казахстана. «История народов Северного Кавказа» стала венцом советского кавказоведения. К сожалению, успели издать лишь первые два тома (М., 1988), распад СССР и углубившиеся деструктивные процессы не позволили опубликовать два тома по истории XX века, их рукописи до сих пор лежат в архиве.

По этой же причине не были реализованы и остальные проекты, в которых были задействованы практически все творческие силы отечественного кавказоведения - многотомные «Свод памятников истории и культуры», «Свод фольклора», «История литератур народов Северного Кавказа», «Сравнительная этнография Северного Кавказа» и др.

В 90-е гг. происходит обвальный распад научных связей с московскими научными учреждениями и межрегионального взаимодействия ученых на Северном Кавказе. Исследования вновь замкнулись на местной тематике, ограничивались критическим, а иногда критиканским переосмыслением достижений гуманитарных наук советского времени[6]. На местах увлеклись приватизацией общерегионального прошлого и культурного наследия, идеологическим обслуживанием этнической мобилизации. Происходит политизированная поляризация ученых на «наших» и «ненаших», что практически исключало между ними конструктивный научный диалог. Интегративную роль стремился продолжать журнал «Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки» и специально созданный по инициативе Ю.А.Жданова для поддержания общего научного пространства в пик центробежных тенденций в 1995 г. журнал «Научная мысль Кавказа».

В этих условиях со второй половины 90-х гг. «старая гвардия» начинает «собирать камни» - выстраивать новую систему интеграции гуманитарного знания, объединения усилий ученых для восстановления единого социокультурного пространства страны, которые соответствуют современным условиям. Особая роль здесь принадлежит СКНЦ ВШ, Дагестанскому научному центру РАН, руководству Владикавказского научного центра РАН и Правительства РСО-А - проф. А.Г.Кусраеву, к.и.н. А.Г.Кучиеву, проф. В.Д. Дзидзоеву.

В постмодернистском теоретическом и исследовательском плюрализме, когда трудно найти даже пару ученых одинаково понимающих проблемы истории и культуры, тем более такого сложного региона, как Юг России, СКНЦ ВШ, утративший административные рычаги и не получающий достойного финансирования, начал новый проект «Энциклопедия культур народов Юга России» в 10-ти томах. Цель - в условиях наступления паранауки и этноцентризма восстановить научную картину развития культуры народов региона в ее единстве и многообразии. Первый том «Народы Юга России», в написании которого участвовало 80 авторов из всех субъектов РФ на Юге, Москвы и С.-Петербурга, выпущен издательством СКНЦ ВШ в 2005 г. Отсутствие финансирования, блокированного Минэкономики РФ, сдерживает реализацию этого важнейшего для региона проекта. Если же удастся организовать работу над последующими томами по предполагавшемуся алгоритму (конференция или научный семинар по проблеме каждого тома, обсуждение рукописи тома и т.д.), то «Энциклопедия» несомненно станет катализатором интеграционных процессов.

Интеграционный потенциал переместился в современных условиях в новые структуры, многие из которых возникли как совместные проекты вузов и НИИ Северного Кавказа и столичных научных учреждений, МГУ. В частности, в ИППК РГУ в 1998 г. по инициативе проф. Ю.Г.Волкова было создано отделение «Регионоведение», специализирующееся на южнороссийском регионоведении. Большую помощь в его становлении оказали декан факультета социологии МГУ проф. В.И. Добреньков, академик Г.В. Осипов, член.-корр. РАН В.Н.Кузнецов (ИСПИ РАН), академик М.К.Горшков и др.

В сентябре 1999 г. в составе ИППК РГУ был создан Центр системных региональных исследований и прогнозирования, который возглавил доц. В.В.Черноус (с 2002 г. он действует на правах отдела Лаборатории проблем федерализма и формирования гражданского общества на Юге России ИППК РГУ и ИСПИ РАН, руководимой проф. Ю.Г.Волковым). Создание Центра было обусловлено интенсивным развитием в Институте южнороссийской регионалистики (создание отделения «Регионоведение», кафедры теоретической и прикладной регионалистики, проведение ряда научных конференций по проблемам Северного Кавказа). Решение о создании Центра, как и в целом развитие регионоведения в РГУ диктовались объективными проблемами, с которыми столкнулась Россия на своих южных рубежах: непризнанная, но фактически независимая криминально-террористическая Ичкерия, тлеющий осетино-ингушский конфликт, агрессия международного терроризма, глубочайший системный кризис, нищета и отсутствие сколько-нибудь последовательной и внятной федеральной политики на Кавказе и др.

Положение на Южном и Северном Кавказе, Юге России нуждалось в системном изучении и научном прогнозировании ситуации, последствий принимаемых государственных решений. К этому времени сотрудники Центра имели солидный опыт по реализации основных крупных региональных научных проектов, проводившихся СКНЦ ВШ, РГУ, СКАГС, а также творческие связи практически со всеми научными учреждениями и вузами региона, кавказоведами Москвы, С.-Петербурга. Это позволило поставить двуединую задачу: комплексное изучение социально-гуманитарных проблем Юга России и консолидация государственно-ориентированных ученых Северного Кавказа, которые в 90-е годы XX в. не желая идти на поводу и обслуживать этнонационалистические круги или полностью перейти на проблематику, поддерживаемую западными фондами, оказались в то же время в известной степени в изоляции от общероссийского научного пространства, от возможностей свободно публиковать свои научные изыскания.

Центр, используя принципы сетевой организации (общие цели и ценности, информационный обмен, совместные проекты и др.), объединил для изучения актуальных проблем региона таких ведущих ученых Юга России, как: В.Х.Акаев, А.А.Манкиев (Чечня), И.М.Сампиев (Ингушетия), З.С.Арухов, К.М.Ханбабаев (Дагестан), В.Д.Дзидзоев (Северная Осетия), Х.Г.Тхагапсоев (Кабардино-Балкария), А.В.Баранов (Краснодар), СВ.Передерий (Пятигорск), В.Н. Шевелев, И.П.Добаев, В.Н.Рябцев (Ростов-на-Дону), Ю.Ю.Карпов (С.-Петербург), А.Б.Крылов, Д.Б.Малышева, А.Г.Дугин, С.А.Мельков (Москва), и др., О.Н.Дамениа, О.М.Цветков (Адыгея) и др.

Основные результаты исследований Центра публикуются с 2001 г. в серии проблемных сборников научных статей и монографий «Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК РРГУ и ИСПИ РАН», к настоящему времени издано 30 выпусков и 10 книг в приложении, выходящих в издательстве СКНЦ ВШ. В них представлено изучение проблем региона на трех взаимосвязанных уровнях:

1. Теоретическое осмысление и мониторинг геополитической ситуации в Каспийско-Черноморском регионе в условиях процесса глобализации.

2. Другим направлением является разработка конфессиональных и межцивилизационных отношений в регионе, представляющих собой конкретизацию геополитической трансформации.

3. Третьим уровнем исследований являются этнополитические процессы 90-х гг. XX - нач. XXI вв.

Центр активно сотрудничает также с Центром кавказских исследований МГИМО (У) МИД России (директор проф. В.В. Дегоев), отделом Кавказа музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН (рук. Проф. Ю.Ю. Карпов), Институтом социологии РАН (директор акад. М.К. Горшков) и другими центральным научными учреждениями.

В современных непростых экономических условиях продуктивной интеграционной формой становится проведение Круглых столов по обсуждению крупных, знаковых трудов по истории и культуре Северного Кавказа учеными из разных субъектов РФ на Юге России, других научных центров. Среди них следует упомянуть материалы «круглых столов», опубликованные в последнее время в журнале «Научная мысль Кавказа», посвященные таким фундаментальным работам, как «Мир культуры адыгов (проблемы эволюции и целостности)» / Отв. ред. Р.А.Ханаху. Майкоп, 2002 (2003. № 2); «Народы Дагестана» / Отв. ред. С.А.Арутюнов, А.И. Османов, Г.А.Сергеева. М., 2002. (2004. № 3); Дзидзоев В.Д. «Кавказ конца XX века: тенденции развития. (Владикавказ, 2004 (2005. № 3).

Представляется, что назрела и перезрела потребность в проведении тщательно подготовленных общерегиональных дискуссий по наиболее актуальным проблемам истории и культуры Северного Кавказа, по которым сложились политизированные полярные точки зрения или где научные подходы отошли в тень паранаучных романтических увлечений.

Подобный разговор был начат на I съезде кавказоведов в 1999 г., но пока сделать их достаточно регулярными как планировалось (раз в 2 года), не удалось. Лишь частично решают данные задачи «Кавказские» секции философских, социологических, этнополитических и др. всероссийских и международных конгрессов.

Создание в Ростове-на-Дону Южного центра РАН (директор акад. Г.Г. Матишов) с учетом наличия в ЮФО Дагестанского, Кабардино-Балкарского и Владикавказского центров РАН открывает новые возможности для восстановления и усиления интеграционных процессов в науке на Юге России. Большие надежды мы связываем с созданием фонда Ю.А. Жданова, который ориентирован на поддержку сил, заинтересованных в повышении роли науки, образования и культуры в укреплении единства многонационального интеллектуального сообщества. Но это покалишь начало пути, когда имеющийся потенциал еще далек от полной реализации. Это станет возможным только при условии усиления межрегиональных связей, без которых не только нельзя поддерживать современный научный уровень кавказоведения, но и невозможен выход региона из системного кризиса и преодоление социальных деструкции.

Примечания

1 Жданов Ю. А. Введение /У Современное кавказоведение. Справочник персоналий. Изд. 2-е. Ростов-на-Дону, 1999. С. 5.

2 Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1. Кн. 1. СПб., 1871, С. 14.

3 Национальный вопрос и национальная культура в Северо-Кавказском крае. Ростов-на-Дону, 1926. С. 44-46.

4 Пронштейн А. П., Васильев А. И. Больше внимания координации научных исследований // Вопросы истории. 1996. №11; Черноус В. В. Организация исторических исследований в СКНЦ ВШ // Вопросы истории. 1981. № 11; и др.

5 Черноус В. В. Координация исторических и правоведческих исследований на Северном Кавказе // Изв. СКНЦ ВШ. Общественные науки. 1988. № 1 и др.

6 Пронштейн А. П., Черноус В. В. Гуманитарные науки и проблема региональной общности Северного Кавказа // Государственность, право, местное самоуправление. Ростов-на-Дону, 1993.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Основные направления кавказоведческих исследований в Абхазии
  • Концептуальные подходы к стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа РФ
  • Объективность и субъективность в современной историографии Кавказа (Постановка вопроса). Заключение.
  • Историки-кавказоведы в поисках истины в русско-чеченских взаимоотношениях
  • Роль издательской деятельности в интеграции ученых
  • Изучение истории взаимоотношений Дагестана и республик Северного Кавказа в 1990-2004 г.
  • История Северного Кавказа: новые исследовательские подходы
  • Общественный строй горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII — первой пол. XIX в.
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (6)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания