Авторские статьи: Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитики

Опубликовал admin, 14 апреля 2010
Э. Д. Сандоян
к.э.н., доцент, проректор по развитию университетского образования Российско-Армянского (Славянского) государственного университета (г. Ереван)
Э. Карапетян

Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитикиПосле приобретения независимости в начале 90-х годов, между республиками бывшего СССР были разорваны не только политические, но и экономические взаимоотношения, что непосредственно сказалось на национальных экономиках всех новых независимых государств. В среднем, по странам СНГ спад ВВП в 1992 г. по отношению к 1991 г. составил 14%, а уже в 1994 г. - 33%. При этом, за первый год независимости наибольший спад был зафиксирован в Грузии и Армении, соответственно на 45% и 42%, однако к 1994 г. рецессия экономик Азербайджана, Армении и Грузии по отношению к 1991 г. соответственно составила - 52%, 44% и 65%. А рецессия российской экономики в среднем определялась общими тенденциями стран СНГ (см. рис. 1).

Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитики


Подобная рецессия экономик стран Южного Кавказа в большей части также связана с наличием многочисленных территориальных и этнических конфликтов, которые не обошли стороной и южные регионы России, т.е. Северный Кавказ. Наличие конфликтов в данном регионе не только осложняла возможности поддержания экономических взаимоотношений между странами внутри региона но и с остальными странами мира, учитывая политику блокады транспортной инфраструктуры определенных субъектов региона.

Отмеченные факты не могли не сказаться на торгово-экономическом сотрудничестве стран кавказского региона. Если на начальном этапе развития новых независимых государств 40-50 процентов внешнеторгового оборота стран Закавказья приходилось на страны СНГ, то уже в 2004 г. только около 30 процентов, при этом для Армении данный показатель составляет всего 21% (табл. 1). Схожая картина и с торгово-экономическими связями стран региона, например, товарооборот Армении с РФ в 2004г. составил около 12%, а с ЕС[15] в три раза больше, между тем в 1995 г. картина была противоположная.

Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитики


Кроме отмеченных факторов, воздействующих на общеэкономическую конъюнктуру региона, существует также другой немаловажный факт, характеризующий регион как перекресток евразийского континента - столкновение геополитических интересов мировых держав. Данный факт является весьма привлекательным для переключения отношений, в зависимости от интересов сверхдержав, от направлений север-юг к направлению запад-восток. В переключении направления север-юг значительную роль сыграли конфликты в Карабахе и Абхазии. Первый конфликт способствовал приостановлению железнодорожного сообщения Армения-Азербайджан-Иран с южной стороны, а на севере движение перекрыто из-за конфликта в Абхазии.

Таким образом, долгосрочными конфликтами не только Закавказье, но и Иран и весь Ближний Восток были оторваны от России.

Параллельно этому достаточно динамично развиваются взаимоотношения запад-восток, в частности с претворением в жизнь двух проектов - ТРАСЕКА (Transport Corridor Europe-Caucasus-Asia) и ИНОГЕЙТ (Interstate Oil and Gas Pipelines Transport to Europe). Рассматриваемые в рамках этих программ проекты являются конкурентными по отношению как к действующим транспортным коммуникациям, проходящим через территорию России, так и к находящимся в стадии проектирования и строительства. В результате реализации данных проектов сокращается экономическая роль России в регионе. Так, ежемесячный грузооборот морских портов Поти и Батуми (одни из узлов ТРАСЕКА) составляет около 1,2 млн. тонн грузов, в то время как, по прогнозам Министерства транспорта РФ, в 2005 году по МТК «Север - Юг», который был инициирован Россией, Ираном и Индией, планировалось перевезти 7 млн. тонн груза. Вышеотмеченное свидетельствует о том, что ослабление экономических связей между странами региона сокращает не только возможности экономической интеграции, но и ставит под удар существующие политические взаимоотношения.

Однако отставание России от транспортных проектов в регионе компенсируется ее значительной ролью в энергетических проектах Закавказья. В частности, под контролем РАО «ЕЭС» находятся 70% энергетических мощностей Армении и 100% высоковольтных распределительных сетей, а в Грузии 20% энергетических мощностей и высоковольтная сеть столичного региона. Если учитывать тот факт, что Россия играет значительную роль в иранской энергетике и собирается продолжать экспансию на турецком рынке электроснабжения, то реальными становятся возможности создания единой энергосистемы не только в Закавказье, но также и в соседних регионах.

Необходимо отметить, что страны кавказского региона, и даже ближайшие соседние государства имеют примерно одинаковый уровень институционального развития. Так, по Индексу экономической свободы, рассчитываемый Фондом Наследия и журналом Wall Street, экономики Азербайджана, Грузии и России оцениваются большей частью как несвободные, а экономика Армении достаточно свободная (табл. 2). Данный индекс рассчитывается на основе оценок международных и региональных организаций по десяти направлениям экономической и государственной деятельности.

Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитики


Если по экономическим критериям страны имеют высокий разброс индексов, то по институциональным характеристикам и уровню администрирования они особо не различаются. Так, если в Армении сформировалось достаточно либеральная законодательная база, регулирующая внешнеэкономическую деятельность, сферу государственных финансов и банковскую деятельность, то по институциональным и административным критериям (государственное регулирование доходов и цен, защита прав собственности и наличие коррупции и теневой экономики) Армения «не уступает» другим странам региона. Как свидетельствуют отчеты по странам региона, основным препятствием для основания бизнеса и привлечения инвестиций являются бюрократия и коррумпированность административных структур.

В частности, в докладах и исследованиях Всемирного банка «Борьба с коррупцией в переходный период» и организации Transparency International представляются показатели коррумпированности отдельных стран.

Организация Transparency International рассчитывает Индекс восприятия коррупции (TI Corruption Perceptions Index), которая характеризует глубину проникновения коррупции в политическую и экономическую сферы. По данному показателю уровня коррупции в 2004 г. Армения занимает 82-е место среди 146-и государств, с показателем 3,1 по шкале с 1 до 10 (1 - полная коррумпированность, 10 - отсутствие коррупции), после Армении идет Россия, а самой коррумпированной по данному индексу считаются Грузия и Азербайджан (см. рис. 2).

Индекс восприятия коррупции характеризует общий уровень коррумпированности государства. Однако существуют разные проявления коррупции, которые не совсем правильно оценивать единым индексом. В частности Всемирный банк в докладе «Борьба с коррупцией в переходный период» представляет два основных вида коррупции: «захват государства» и административная коррупция.

Под «захватом государства» имеются в виду действия отдельных лиц, групп или предприятий как в государственном, так и в частном секторах, предпринимаемые для того, чтобы повлиять на разработку законов, правил, постановлений и на другие меры государственной политики и извлечь из этого личную выгоду путем незаконного и непрозрачного предоставления благ государственным служащим в частном порядке. Проявление такого вида коррупции в переходных экономиках иногда называют олигархизацией власти, в случае которого отдельные лица, группы или предприниматели имеют определенное политическое влияние на принятие экономических и политических решений.

Экономические факторы сближения народов Кавказа и актуальные проблемы этнополитики


Административная коррупция относится к намеренному наложению искажений в процесс выполнения существующих законов, правил и инструкций, для обеспечения преимущества государственных или негосударственных субъектов в результате незаконного и непрозрачного обеспечения частной выгоды должностным лицам («Anticorniption in Transition: A Contribution to the Policy Debate», World Bank 2002.).

В заключение можно сделать вывод, что представленные формы коррупции могут по-разному влиять на экономику и общество. «Захват государства», как правило, наносит ущерб конкуренции, поскольку он препятствует проникновению на рынок новых предприятий, а льготы распределяются между влиятельными предприятиями. Административная коррупция ставит под угрозу принцип господства права, ограничивая возможности государства для применения законов и правил, и подрывая уверенность населения в том, что эти законы и правила будут применяться на последовательной и справедливой основе. Отрицательное воздействие «захвата государства» узаконивается в основных «правилах игры», формирующих и регулирующих рыночную экономику, что вносит фундаментальные диспропорции в развитие этой экономики. Отрицательное воздействие административной коррупции ведет к ослаблению прав собственности, что имеет серьезные последствия для инвестиций, экономического роста и справедливости.

При данных обстоятельствах, экономическому сотрудничеству закавказского региона не только не способствуют наличие региональных конфликтов и отчасти имперские интересы сверхдержав, но и высокий уровень монополизации и олигархизации экономик, коррумпированности и бюрократизации правительственных структур. Вследствие этого, потоки товаров и финансовых средств направляются в более «безопасные» регионы и страны.

В частности, как показал опыт, любое сокращение транзакционных издержек в процессе сотрудничества между странами резко увеличивает возможности экономического сотрудничества. Например, упразднение структуры ГАИ в Грузии (что сократило «транспортные» издержки перехода через Грузию), привело к лавинообразному увеличению потоков туристов из Армении на черноморские курорты Грузии с 5 тыс. в среднем за предыдущие годы до 50 тыс. за 2005 год.

Сотрудничество в рамках кавказского региона необходимо рассматривать, во-первых, с торгово-экономической, а уже после с политической точек зрений. Как показывает опыт, политические решения о создании интеграционных объединений между странами, несвязанных тесными торгово-экономическими отношениями, не имеет значимых экономических эффектов.

По нашему мнению, в решении проблем сближения стран кавказского региона и углубления торгово-экономических отношений значительную роль может сыграть новое направление научной деятельности - кавказоведение. Дальнейшее развитие данного направления науки позволит в значительной степени способствовать урегулированию конфликтов и установлению мира в кавказском регионе.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Турецко-грузинские отношения в последней четверти ХХ – начале ХХI в.
  • Некоторые аспекты турецко-грузинских отношений в последней четверти XX – начале XXI в.
  • Дотационность республик Северного Кавказа в контексте их политико-экономической субъектности
  • Экономическое развитие Армении за 20 лет. Итоги и перспективы
  • Южный Кавказ в мировой политике
  • Абхазия начинает активное экономическое сотрудничество с Россией
  • Борьба с коррупцией в Адыгее приобретет системный характер
  • Проект строительства пенитенциарного учреждения в Джавахети приостановлен?
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания