Авторские статьи: Ближний Восток в мировой геополитике: стратегия США в регионе на современном этапе

Опубликовал admin, 13 марта 2014
Дулаева З.С.
аспирантка истор. фак. Северо-Осетинского гос. ун-та им. К.Л. Хетагурова


Ближний Восток в мировой геополитике: стратегия США в регионе на современном этапеОбщественно-политическая ситуация на Ближнем Востоке в последнее время характеризуется многими сложностями. Политические «революции», антиправительственные выступления в Северной Африке и на Ближнем Востоке («Арабская весна»), продолжающиеся по настоящее время, оставляют предчувствие надвигающихся глобальных перемен в этом районе земного шара весьма негативного характера, затрагивающий, в том числе, интересы национальной безопасности РФ. Как известно, внешняя политика страны на современном этапе, в условиях глобализации, становится одним из важнейших инструментов поступательного развития страны. Между тем, в рамках глобальной политики продолжается военно-политическая конфронтация на Арабском Востоке, в основе которой лежит ряд факторов, среди которых далеко не последнее место занимает противостояние между ведущими державами мира, прежде всего США, с потенциально возможными лидерами в этом районе. В период «холодной войны» важное стратегическое значение ближневосточного региона определялось с учетом двух основных факторов: важности региона в конфронтации с СССР и его роли в борьбе Соединенных Штатов с национально-освободительными, антиимпериалистическими движениями [1].

Распад Советского Союза, произошедший на рубеже 80-90 гг. минувшего столетия, способствовал образованию на Ближнем Востоке определенного геополитического вакуума в этом регионе, приведшего к значительному усилению заинтересованности западных держав к укреплению и расширению здесь своих позиций. При этом, интерес Запада на Ближнем Востоке вызван, прежде всего, вследствие его геополитического положения, наличия в регионе крупнейших запасов энергетического сырья (нефти и газа), перспективы создания развитой транспортной инфраструктуры, и наконец, использования ближневосточного региона в борьбе против международного терроризма.

На современном этапе в основе военно-политической конфронтации на Ближнем Востоке лежит борьба за обладание энергоресурсами: при этом считается, что та держава, которая достигнет наибольшего успеха в этом деле, получит возможность практически безраздельного господства в этом регионе, и одновременно приобретет позицию одного из ведущих игроков в мировой геополитике. В этой связи очевидным является то, что США постепенно теряют лидирующие позиции в мире, и об этом, в частности, красноречиво свидетельствуют прогнозы Международного валютного фонда (МВФ). Согласно данным, которая располагает данная организация, эпоха экономического лидерства США постепенно подходит к финишу: к 2016 г. экономика Китая, по всей видимости, обойдет американскую экономику, и скорее всего, займет лидирующие позиции в мире, вытеснив США на второй план. Данные МВФ свидетельствуют также о том, что через 5 лет Внутренний валовый продукт (ВВП) КНР должен составить не менее 19 трлн. долл., и таким образом, по данному важнейшему показателю внутриэкономического развития обгонит Соединенные Штаты (18,8 трлн. долл.). Исходя из анализа статистического материала МВФ, можно предположить, что, несмотря на трехкратное преимущество экономики США над китайской экономикой 10 лет назад, к 2016 г. размер американской ВВП опустится до 17,7 %, и наоборот вырастет до 18%, размер ВВП Китая [2]. Прогнозируется также, что изменения, происходящие в мировой экономике, неминуемо будут сопровождаться острым дефицитом энергоносителей, прежде всего, нефти.

С учетом указанных выше обстоятельств, в США в 2003 г. начался процесс разработки и практической реализации программы «Большого Ближнего Востока». В политико-идеологическом плане она преследует цель полного подчинения Соединенным Штатам ближневосточного региона, максимального ослабления влияния здесь политизированного ислама, недопущения « исламского ренессанса» свержение неугодных американцам режимов, наконец, полной деидеологизации исламских государств. Автором этого плана является государственный секретарь США Кандолиза Райс. Следует согласиться с мнением экспертов российского Института Ближнего Востока о том, что в рамках реализации этого плана Соединенные Штаты рассчитывают получить монопольное право на контроль над нефтяными и газовыми месторождениями Ближнего Востока, добиться исключительного влияния на страны, находящиеся в зависимости от ближневосточной нефти (государства-члены ЕС, Япония, КНР) и тем самым, окончательно утвердиться в современном мире в качестве единственной сверхдержавы.

Условно реализация американского ближневосточного плана должна осуществляться в три этапа: 1. Фаза создания условий безопасности; 2. Фаза формирования государственности; 3. Фаза утверждения общей религии. Первая фаза, реализация которой началась в Ираке и Афганистане, предусматривает смену неугодных американцам режимов на Ближнем Востоке. На очереди стоят Сирия и Иран, а затем, возможно, и другие и страны. В ходе претворения в жизнь второго пункта программы планируется создание в ближневосточных странах светских режимов, отделенных от религии (ислама), марионеточных по своей сути, и полностью подчиненных Западу. На третьем этапе в указанных странах главенствующей должна стать идеология западного либерализма с соответствующими общественными ценностями и нормами, а также элементами политической культуры.

В этом отношении США не отказываясь в целом от исламских ценностей, в то же время намерены подвергнуть модернизации основы ислама; при этом имеется в виду учреждение политических движений т.н. «реформистского ислама». Однако мероприятия такого рода не встречают поддержки всех без исключения исламских режимов на Востоке: в частности иранские политологи считают, что это может привезти к «дискредитации основ исламской революции 1979 г. в Иране» [3]. Сходной в целом позиции в этом вопросе придерживаются и некоторые отечественные политологи. В этом смысле можно согласиться с мнением политолога С.Е. Кургиняна о том, что − «Америка понимает, что поддерживать силы модерна (Каддафи, Асад) себе дороже, не так нужно, чтобы периферия мира развивалась, гораздо нужнее чтобы она оставалась в стороне развития, поэтому Вашингтон идет сознательно на союз с радикалами сейчас, также как они шли в эпоху войны в Афганистане. США делают ставку на «хаос» через который хотят утвердить свои позиции диктатора».

Среди иранских экспертов справедливо имеет место точка зрения о том, Вашингтон применяет политику «двойных стандартов», оперируя красивыми на слух лозунгами типа "установление демократии" и "экономическое процветание" стран региона, на деле использует все имеющиеся возможности, чтобы не допустить превращения Ближнего Востока в мощный экономический центр, который смог бы впоследствии конкурировать с США на международной арене, в том числе на мировом рынке энергоресурсов. Именно этой задаче подчинена экономическая составляющая плана "Большой Ближний Восток" [4]. В подтверждение сказанному можно привезти слова Пол Крейг Робертса бывшего помощника министра финансов США, произнесенные в интервью представителям СМИ Ирана в конце апреля 2011 г. В частности, он сказал: «Наши планы по свержению режима Каддафи в Ливии и Ассада в Сирии определены тем, чтобы вытиснуть Китай и Россию из Средиземноморья. Потому как, Китай осуществляет массированные энергетические инвестиции на Востоке в Ливии и полагается на нее, наряду с Анголой и Нигерией, в плане своих энергетических нужд. Это попытка США отказать Китаю в ресурсах, также как это сделали в 30-е гг. Интерес США в Сирии вызван тем, что на территории Сирии размещена морская военная база, которая обеспечивает их присутствие в Средиземном море» [5]. Таким образом, представляется вполне очевидным, что Вашингтон пытается применить свои военные стратегические возможности, чтобы не допустить развитию китайской и без того процветающей экономики. В этом смысле, одной из причин военной расправы над Каддафи послужил его отказ присоединиться к объединенному командованию вооруженных сил США в зоне Африки, которое началось с 2008 г. и стала американским ответом на вхождение Китая в Африку. Кроме того, Каддафи контролировал важнейшую часть средиземного побережья, то же самое с Сирией. Россия и Китай стоят на пути американской средиземной гегемонии и правительство США искусственно создали протесты в Ливии и Сирии, намереваясь через беспорядки скрыть свои истинные цели.

Таким образом, Соединенные Штаты при сотрудничестве со своими партнерами по атлантическому альянсу ведут, по сути дела, непримиримую борьбу с двумя ведущими державами мира: с одной стороны − Китаем, претендующим на лидирующие позиции в мировой экономике, а с другой − Россией, располагающей мощным ядерным потенциалом. В этом отношении уместно заметить, что Североантлантический союз был сформирован в 1949 г. для обороны от вероятного советского вторжения в Западную Европу. Однако СССР прекратил свое существование более 20 лет назад, поэтому теперь альянс превращен с помощью США в вспомогательные войска и задействован в военных действиях в Северной Африке, а также на Ближнем и Среднем Востоке, в частности, Ливии, Ираке и Афганистане. В след за ними в списке американских интересов числятся такие страны, как: Ливан, Сирия, Самали, Судан. Конечной же целью американского плана создания Большого Востока является Иран [6].

Следует констатировать, что нагнетание напряженности в указанных выше регионах по вине США и их союзников по НАТО приобретает все более перманентный характер. В этом смысле, очередной конфронтационный виток начался на Ближнем Востоке в ноябре 2011г. когда США, обвинили иранские власти в причастности к покушению на посла Саудовской Аравии на американской территории. Вслед за этим Вашингтон, Тель-Авив и Лондон в очередной раз обвинили Тегеран в стремлении к обладанию атомным оружием, заявив о намерении начать против неугодной им страны военные действия. Как нельзя вовремя появился очередной доклад МАГАТЭ, обвиняющий Иран в секретных разработках ядерного оружия, после чего США, Великобритания, Канада и Евросоюз объявили о новых односторонних санкциях против Ирана. Данные меры затрагивают практически всю банковскую систему Ирана, его компании, задействованные в сфере ядерных исследований, а также нефтехимические и нефтеперерабатывающие предприятия страны, тем самым затрудняя возможности инвестиций и получения высококачественной продукции [7].

Проблема ликвидации ядерной программы Ирана путем точечных бомбардировок была поднята американцами еще в 2006 г. При этом предполагалось, что с данной задачей вполне может справится Израиль, также, как это было сделано им в Ираке 1991 г. В то же время, ряд ведущих военных экспертов США вынуждены признать, что решение задачи по прекращению иранской ядерной программы сопряжено со многими трудностями. Характерно в этой связи высказывание командующего израильскими авианосцами в Ираке полковника Зеева Раза о том, что в отличие от иракских иранские ядерные центры разбросаны по всей стране и большинство объектов находятся под землей и поэтому нет такой воздушной силы, которая разом закроет эту тему. Иранскую систему можно лишь частично повредить, но для этого необходима армия, которая бы как и в Ираке, передвигалась от точки к точке, заметил он [8].

Между тем, Иран в случае дальнейшего обострения ситуации, скорее всего, будет вынужден перекрыть Ормузский пролив − основную артерию транспортировки аравийской нефти, в первую очередь поступающей главным образом в Западную Европу и США. Кроме того, очевидно, Тегеран рассчитывает и на поддержку Хамаса в Израиле и на Синае, Хабибуллы в Ливане, правительственных сил в Сирии, шиитов и курдов в Ираке, а также различных группировок в Афганистане. Следует согласиться с мнением отечественных политологов-востоковедов, что в случае, если этот расчет оправдается, в конфликт будет вовлечена огромная территория от Африки до Центральной Азии [9].

Общественно-политическая ситуация в ближневосточном регионе осложняется и в связи с тем, что здесь практически не осталось ни одного государства, способного проводить самостоятельную политику; повсюду к власти приходят исламисты-сунниты. Таким образом весь Ближний Восток и часть Северной Африки постепенно переходят под непосредственный контроль нефтяных монархов Аравийского полуострова, в частности Саудовской Аравии, являющейся главным конкурентом Ирана, завершающей полное перевооружение своей армии новейшим оружием американского производства.

В то же время известно, что Иран контролирует выход к каспийской нефти и газу, и что особенно важно, это исламское государство представляет собой неисчерпаемый источник ресурсов для Китая. В ходе потрясений, вызванных арабской весной, по энергетическим интересам КНР был нанесен первый серьезный удар; скорее всего, на нынешнем этапе готовится следующий удар. Такой ход развития событий вполне допускается, учитывая намерения руководства США, перенести центр внимания в Азиатско-тихоакеанский регион. По сути дела, это означает то, что вопрос о судьбе Ирана, а вместе с ним и всего Большого Востока практически уже решен. Это огромное пространство обречено превратиться в территорию на которой две ведущие державы мира − США и Китай, будут выяснять свои отношения. В случае начала широкомасштабной войны она неминуемо затронет страны, граничащие с Россией, с которыми у нее заключены соответствующие соглашения о взаимопомощи, в том числе, и в военной области. В зоне риска оказываются все бывшие советские среднеазиатские республики, Северный Кавказ и Закавказье.

Вторжение США и их союзников по НАТО в Ирак и Афганистан, произошедшее в начале нынешнего столетия, цепная реакция арабских революций («арабская весна») – все эти события представляют собой лишь инструменты структурации пространства от Марокко до границ Индии и Китая, в соответствии с американскими геополитическими интересами. На примере Ирака и Афганистана можно предположить, что Центральную Азию, как часть Большого Ближнего Востока, ожидают тяжелые времена, если не будет предложен иной, позитивный сценарий развития региона. С российской стороны ответом деструктивным последствиям оформления Большого Ближнего Востока может стать создание нового макрорегиона – Нового Среднего Востока, объединяющего территории от юга Сибири до северной Индии и Персидского залива. Он станет ядром евразийской интеграции и полем эффективного сотрудничества для России, Индии, Китая, Ирана, Афганистана, Пакистана, Монголии, Казахстана, Туркмении, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана и Турции.

Ключевое положение, определяющее идею Нового Среднего Востока, это отказ от геополитических игр, и переход к открытому диалогу между странами региона. Создание единого геоэкономического и геокультурного пространства обеспечит стабильность входящих в него стран и не потребует ввода иностранных вооруженных сил и размещения военных баз.
Макрорегион в обозначенных границах позволит решить ряд важнейших проблем, требующих, прежде всего, межгосударственной кооперации: создание разветвленной региональной транспортной системы, единой энергетической сети, обеспечение равного доступа к водным ресурсам.

В рамках строительства Нового Среднего Востока удастся решить проблему возрождения государственности Афганистана за счет проведения первичной индустриализации и замены наркоэкономики принципиально иной социально-экономической моделью. Это позволит устранить наркотическую угрозу, которая является причиной дестабилизации и криминализации стран региона вокруг Афганистана. Восстановленный Афганистан будет включен в транспортную сеть, которая свяжет Сибирь с Аравийским морем и Персидским заливом, и обеспечит связанность региона. Реализация проекта даст импульс формированию единого экономического пространства, общего рынка на 400 млн. человек, процесс создания которого уже запущен в рамках Таможенного союза. Идеологическим основанием строительства макрорегиона должен стать принцип ненасильственного экспорта развития, в противовес «демократическим идеалам», которые насаждаются Соединенными Штатами. Стабильное развитие – единственное, чем Россия и ее соседи смогут защититься от последствий новой волны глобального экономического кризиса и минимизировать потери. В нынешних условиях, когда наблюдается процветание наркобизнеса, а также присутствие военного контингента НАТО и частных военных компаний в регионе, к сожалению, о стабильности нельзя говорить. Для России проект Нового Среднего Востока является лучшим способом не допустить «отрыва» Центральной Азии от РФ, к которому стремятся США, фрагментации и деградации евразийского пространства. По вполне справедливому замечанию отечественных политологов, принцип «развиваться самим, развивая других» исторически близок и понятен России, его реализация через строительство Нового Среднего Востока станет основой взаимовыгодного сотрудничества и процветания стран региона [10].

Между тем, на современном этапе особую опасность представляет используемая западными идеологами концепция "ядерного мира", по которой отвергается ядерная война, но тем не менее, гонка вооружений играет роль стабилизирующего фактора в международных отношениях. Эти идеологи пытаются доказать, что сохранение мира возможно посредством взаимного "устрашения" ядерных держав, лишь на основе "равновесия страха" между ними, тем самым ими оправдывается непрекращающаяся гонка вооружений. Но только полный отказ от войны, как средства решения международных конфликтов, может обеспечить политическую стабильность в мире. В сложившейся ситуации России, как постоянному члену Совета Безопасности ООН, а также члену квартета международных посредников, предстоит проявить твердую решимость в скорейшем урегулировании конфликта на Ближнем Востоке.


Примечания:

1. Примаков Е.М. Анатомия Ближневосточного конфликта. М.,1978. С. 164.

2. Дарина Рудакова МВФ: Через 5 лет Китай оспорит первенство США в мировой экономике:http://www.rbcdaily.ru/2011/04/26/world/562949980151937 (дата выхода 26.04.11)

3. Сергей Кургинян «Политическое цунами» http://www.kurginyan.ru/books/polittsunami.pdf

4. США запустили в действие план "Большой Ближний Восток", нацеленный на дискредитацию основ ислама http://www.islamnews.ru/news-31771.html (дата выхода 26.01.11)

5. Интервью Пола Крэйга Робертса: http://youtu.be/R64IEOBWFQc English version here: http://www.youtube.com/watch?v=KdQfOV3DP_I ( дата выхода 27.04.11)

6. Сергей Кургинян «Политическое цунами»http://www.kurginyan.ru/books/polittsunami.pdf

7. Андрей Арешев 2012 год: третья мировая война начнётся с Ближнего Востока? http://bs-kavkaz.org/2012/01/2012-tretya-mirovaya-voyna-nachnetsya-s-blizhnego-vostoka/

8. Иран. Война неизбежна http://youtube.com›watch?v=UEu_jJvxvnY( дата выхода 16.01.12)

9. Файзуллаев Д. ВПК Ирана: Состояние и перспективы развития//Азия и Африка сегодня №8. 2008. С.29.

10. Екатерина Туранова Новый Средний Восток против Ближнего Востока − возможности для России http://www.proektnoegosudarstvo.ru/publications/vozmognosti_dla_rossii (дата выхода 01.03.2012)

Похожие новости:

  • Региональный аспект турецко-сирийских отношений (80-90-е гг. XX в.)
  • Главные направления внешней политики правительства Т.Озала в 1983-1987 гг.
  • Турецко-грузинские отношения в последней четверти ХХ – начале ХХI в.
  • Некоторые аспекты турецко-грузинских отношений в последней четверти XX – начале XXI в.
  • Южный Кавказ в мировой политике
  • Мировые державы и конфликтный потенциал в горячих точках
  • Карта сокровищ
  • Адыгея - территория сотрудничества
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Сентябрь 2018 (1)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
    Май 2018 (2)
    Март 2018 (5)
      Осетия - Алания