Главная > Авторские статьи > Роль источника в исследовании региональной истории

Роль источника в исследовании региональной истории


4 февраля 2010. Разместил: admin
Б. К. Мальбахов
д.и.н., профессор КБГУ (г.Нальчик)

Роль источника в исследовании региональной историиКраеведение - составная часть интеллектуального потенциала общества. Оно зародилось вместе с появлением цивилизации, поскольку человеку всегда было свойственно изучать окружающий его мир, общественные отношения, историю предков. В XVIII веке сформировалось понятие отечествоведение, ставшее позднее родиноведением, а затем регионоведением.

Много лет, работая над историей народов Северного Кавказа, мы попробовали затронуть и приоткрыть некоторые страницы региона[1], где по мере возможностей, вдохнули жизнь в те личности, которые активно влияли на военно-политические события XVI-XIX вв. Для реконструкции внутренне противоречивых и сложных событий прошлого нами выявлен, проанализирован и включен в канву повествования значительный корпус опубликованных и неопубликованных источников. В соответствии с типологизацией, предложенной Е.Г.Битовой[2], привлеченные источники можно сгруппировать в ряд разделов: «Западноевропейские нарративные источники XIII - первой половины XIX в.», «Материалы российских архивов по истории народов Северного Кавказа», «Источники личного происхождения: мемуары, дневники, воспоминания», «Периодическая печать», «Материалы правительственных комиссий второй половины XIX - начала XX вв.» и некоторые другие.

Остановимся более подробно на последнем разделе. Историческая наука, в том числе и кавказоведение, имеет свой предмет, задачи и методы познания общественных явлений. Исследователю-историку нужен чрезвычайно тонкий «инструмент» для проникновения в изучаемое событие и особенный «строительный» материал, позволяющий реконструировать прошлое. Историку, в отличие от философов, политологов, социологов, мало иметь четко сформулированную гипотезу или концепцию, для него недостаточно общих рассуждений и логических построений по теме. Нужны, в первую очередь, достоверные факты, позволяющие делать соответствующие умозаключения, отражающие внутреннюю динамику события. Акцентирую внимание на этом только потому, что в последние два десятилетия появилось слишком много «сенсационных» открытий, явных фальсификаций и откровенных шарлатанов, спекулирующих нашим прошлым. Достаточно вспомнить «школу» Фоменко в Москве, научные «изыски» И.Мизиева и А.Кафоева в Нальчике[3] и др.

Исторический факт не появляется вдруг, он формируется из десятков документов, свидетельств современников, разнообразных источников, которые отражают различные стороны исследуемого события. Особенно важны письменные источники и архивные материалы, из которых историк берет необходимые сведения и, опираясь на них, «возводит» здание исторического события.

Сразу же оговоримся. Набор фактов и самых ценных документов без концепции исследователя остается «сырым» материалом. Только творческая мысль ученого объединяет их, связывает, заставляет «говорить» бесцветные архивные документы, и только тогда формируется полноценный исторический факт, занимающий строго отведенное место в исследовании.

К сожалению, в ходе научного поиска исследователь не всегда, особенно в современных условиях, имеет возможность собрать весь документальный материал по изучаемой проблеме. В ряде случаев, по каким-то «высшим» соображениям они в архиве просто не выдаются под различными предлогами. Есть и другие, иногда тривиальные причины: закрытые годами на реконструкцию фонды комплектования материалов, ремонт архивных помещений, недостаточное количество технического персонала, особенно в летнее время (ВГИА РГВИА), нечитабельность «угасающего» текста отдельных документов, отказ администрации архива в копировании документов (ГАКК, ПАСК), недостаточная палеографическая квалификация историка, завышенные цены на копировальные услуги документов (РГВИА, ЦГАРСО-Алания, ЦГА КБР, РГИА) и др.

С целью минимизировать эти факторы, а также расширить научный и общественный интерес к прошлому сложилась традиция: публиковать документы и материалы по отдельным темам или хронологическим периодам.

Изучение, отражение и реконструкция исторических событий идет по разным направлениям. Гуманитарика выработала широкий набор схем, методик, подходов, научных направлений, которые предлагают свои специфические приемы исследования: от традиционного сбора археологических и этнографических материалов до современных кино и фотодокументов и компьютерных виртуальных программ. Отдавая должное каждому из них, мы остаемся сторонниками устоявшегося классического метода - работе с архивными материалами по истории народов Северного Кавказа.

В годы правления императора Николая I (1825-1855 гг.) и Александра II (1855-1881 гг.) в Санкт-Петербурге было создано девять Секретных комитетов для решения крестьянского вопроса в России, но ни один из них не довел обсуждение проблемы до логического конца, т.е. до принятого закона, поскольку радикальное решение было вне компетенции этих комитетов. А все другие паллиативные меры (введение инвентарей, регламентация крестьянских повинностей и др.) без решения главного - отмены крепостного права в России - проблему в стране не решали[4]. Аналогичные комитеты были созданы во Владикавказе, Нальчике, Екатеринодаре.

Можно было бы здесь указать на бездарную работу высшего аппарата власти в столице и ее дублирование в северокавказском регионе, но это не совсем так. В процессе работы местных комитетов и комиссий в 40-60-х годах XIX в. под руководством П.П.Нестерова, М.С.Ильинского, Г.Р.Эристова, С.И.Хлюпина, И.А.Вревского, А.П.Грамотина, М.А.Кундухова, В.В.Орбелиани, К.И.Красницкого, Д.С.Кодзокова и др. было собрано огромное количество сведений о горских народах, которые осели в архивах и служат сегодня бесценным материалом для историков. В документах отражались формы и методы деятельности административного колониального аппарата управления, характеристика и послужные списки чиновников и военнослужащих Кавказской армии, как высшего, так среднего и низшего звеньев, причем многие из них были представителями местных народов. В этих материалах освещалась хозяйственная деятельность, быт, семейные и сословные отношения, экономическое состояние различных категорий горского социума, формы землепользования и землевладения, переселения горных аулов на плоскость и здесь, с места на место, взаимоотношения народов, история возникновения различных сословий, их претензии на политическое и социальное лидерство, свободу и независимость, удовлетворение или, наоборот, отвергание этих надежд Кавказской администрацией и т.д. Богатейшая россыпи архивных материалов по деятельности отмеченных комитетов, безусловно, была востребована. Практически все кавказоведы, разрабатывавшие различные сюжеты социально-экономического развития народов Северного Кавказа в XIX в., обращались к отдельным документам этого корпуса источников. К.Красницкий, Н.Грабовский, П.Гаврилов, Д.Лавров, М.Ковалевский, Я.Абрамов, Е.Максимов, Н.Тульчинский, А.Кешев, К.Атажукин, И.Кануков, К.Хетагуров, Г.Баев, Н.Гаибов, А.Ардасенов, Г.Цаголов и др. в дореволюционное время, а также Г.Кокиев, В.Гарданов, В.Гальцев, Л.Лавров, И.Мужев, Т.Кумыков, В.Невская, Б.Джимов, Б.Скитский, М.Тотоев, Ф.Тотоев, Б.Ортабаев, М.Блиев, Ч.Зембатов, Б.Берозов, Р.Бзаров, А.Бижев, К.Дзамихов, Е.Битова, В.Кажаров, П.Кузьминов, М.Тамазов и многие другие в советский и постсоветский периоды черпали отсюда необходимые сведения для исследования истории народов Северного Кавказа.

Ряд отдельных документов этой коллекции был опубликован Г.А.Кокиевым, Т.Х.Кумыковым, П.А.Шацким, В.С.Гальцевым, Б.В.Скитским, Е.О.Крикуновой, Х.М.Думановым[5] и др., но публикации оказались фрагментарны, частичны и, конечно, не отразили всего богатства материалов комитетов, разбросанных по архивохранилищам страны.

Сложившаяся историографическая ситуация настоятельно требовала введения в научный оборот всего комплекса материалов, связанных с деятельностью отмеченных комитетов и комиссий. Поэтому нами совместно с доцентом КБГУ Кузьминовым П.А. были выявлены, обработаны и подготовлены к печати значительный корпус архивных документов этого цикла, всего 272 документа. В первом томе опубликованы 143 и во втором -129[6], причем, публикуются только документы, ранее не известные или мало известные научной общественности. Все они издаются впервые.

Палитра опубликованных документов обширна. В первую очередь это законодательные акты (Манифесты, Рескрипты, Указы императоров, Указы Правительствующего Сената, приказы и распоряжения военных министров, наместников Кавказа, командующих войсками Кавказской военной линии, начальников Терской и Кубанской областей, начальников округов); во вторую - многочисленные рапорты, идущие от приставов, начальников участков и других чиновников вышестоящему начальству, обсуждение поднятых проблем и вынесенное решение, здесь же размещена деловая переписка по многочисленным местным проблемам; в третью - прошения от сословий; отдельных обществ, деревень, лиц к администрации с просьбой решить их проблемы, переписка между высшими чинами администраций, собранные статистические сведения и др.

Сборник документов предназначен для научного исследования. Его цель - дать полный текст документов, посвященных решению сословно-земельного вопроса у народов Терека, осветить историю появления тех или иных документов, установить место публикуемых материалов среди других источников. В ходе подготовки материалов к выходу в свет проведено комплексное исследование (источниковедческого, текстологического, археографического и исторического аспектов) документов, подготовлен научно-справочный аппарат, отражающий все стороны и взаимосвязи, события.

Каждый публикуемый документ сопровождается легендой, содержащей контрольно-справочные сведения о документе: название архива, сокращенное название фонда, номер описи, номер дела, номера листов. Если публикуемый документ представлен переводом, то в легенде указывается, с какого языка сделан перевод. В частности, приведен текст клятвы, даваемой жителями Кабарды, написанный на арабском языке и в легенде делается указание: «Перевод с арабского». Наименование фонда в легенде дано в соответствии с принятым в государственных архивах порядком - по наименованию последнего учреждения фондообразователя.

Каждый документ имеет свой порядковый номер и краткий заголовок, причем, в отличие от других исследователей, мы приводим полностью названия адресатов и адресантов. Воспроизведены основные элементы штампов официальных документов, входящий и исходящий номер, когда это возможно определить. По нашему мнению, сложившаяся традиция в советской археографии при публикации документов давать только название, лишает его «аромата» исторической эпохи», обедняет как визуально, так и фактически.

Тексты приводимых документов отражают личность создателя, его явные и скрытые желания, для реализации которых приводятся аргументы, факты, логические доводы. Поэтому довольно часто документы противоречивы не только по смыслу, но и по содержанию, оценке и анализу фактов. Отсюда периодически возникающие дискуссии в научном сообществе, например, о характере акта от 20 августа 1863 г., подписанного всеми представителями кабардинского народа, об уровне феодальных отношений в Кабарде, Балкарии, Осетии, Ингушетии, Карачае, у северо-западных адыгов; о наличии крепостных у горских сословий, об особенностях сословных отношений у горцев и т.д. Дискуссии, активное заинтересованное обсуждение актуальных проблем прошлого - важнейшая составляющая научного поиска, но только при условии широкого привлечения всей совокупности имеющихся источников по исследуемой проблеме, отражающих видение проблемы как «снизу», т.е. представителями данного этноса или сословия, так и «сверху» - Кавказской администрацией.

Основная часть документов рукописная. Большинство из них публикуется по подлинникам. В отдельных случаях документы изданы по копии, копии с копии или отпуску. Текст документов дается в современной транскрипции: буквы «ять», и «десятеричное» передаются буквами современного алфавита, твердый знак в конце слов опускается. В остальных случаях особенности написания документов 40-60-х годов XIX века сохраняются. Собственные имена, фамилии и географические названия в тексте документов приводятся по подлиннику со всеми искажениями.

Тексты документов печатаются с сохранением всех стилистических особенностей подлинника. Ввиду того, что часть опубликованных в сборнике документов писалась малограмотными людьми (прошения, ходатайства, рапорты приставов и др.), в тексте встречаются многочисленные орфографические, синтаксические ошибки, иногда несуразности, которые мы, как правило, не исправляли, сохраняя написание подлинника. Считаем, что текст источника представляет собой не только социальный, национальный, исторический, но и лингвистический интерес, дающий филологам определить особенности письменной русской речи на Кавказе в середине XIX в.

Таким образом, обращение к архивохранилищам страны не только расширяет и разнообразит круг источников по истории народов Северного Кавказа, но и позволяет раскрыть новые, невосполнимые ничем иным факты, обеспечивает возможность добыть важные сведения о самих источниках, их происхождении, степени надежности, полноты и т.д.


Примечания

1 Мальбахов Б. К., ЭльмесовА. М. Средневековая Кабарда. Нальчик, 1994; М а л ь б а х о в Б. К., ДзамиховК. Ф. Кабарда во взаимоотношениях России с Кавказом, Поволжьем и Крымским ханством (середина XVI - конец XVIII в.). Нальчик, 1996; Мальбахов Б. К. Кабарда в период от Петра I до Ермолова (1722-1825 гг.). Нальчик, 1998; Мальбахов Б. К. Кабарда на этапах политической истории. М., 2002; Народы Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века: сборник документальных материалов в 2-х т. / Авторы-составители: доц. П.А. Кузьминов, проф. Б.К. Мальбахов. М., 2005; и др.

2 Источниковедение истории Северного Кавказа : учебно-методические материалы / сост. Е.Г. Битова. - Нальчик, 2005. С. 4-22.

3 Кузнецов В. А., Чеченов И. М. История и национальное самосознание. Проблемы современной историографии Северного Кавказа. Владикавказ, 2000. С. 44, 81 и др.

4КузьминовП.А. Крестьянская реформа на Северном Кавказе: проблемы и решения // Известия Международной Академии наук высшей школы. 2002. № 4 (22). С.88.

5 Кокиев Г. А. Крестьянская реформа в Северной Осетии. Орджоникидзе, 1940; Крестьянская реформа в Кабарде: документы по истории освобождения зависимых сословий в Кабарде в 1867 г. / Сост. Г.А. Кокиев. Нальчик, 1947; Торгово-экономические связи России и Северного Кавказа в период Кавказской войны (40-50-е гг. XIX в.): сборник архивных документов/Сост. Т.Х. Кумыков; Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии (1790-1917): сборник документов / Под ред. П.А. Шацкого. Ростов-на-Дону, 1985; Материалы по истории осетинского народа. Т. 2 : сборник документов по истории завоевания Осетии русским царизмом / Сост. B.C. Гальцев; Хрестоматия по истории Осетии / Сост. Б.В. Скитский. Орджоникидзе, 1970; Документы по истории Балкарии (40-90-е гг. XIX в) /Сост. Е.О. Крикунова. Нальчик, 1959; Территория и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII - начале XX вв.: сборник документов / Сост л.М. Думанов. Нальчик, 1992; и др.

6 Народы Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века: сборник документальных материалов в 2-х томах / Авторы-составители: П.А. Кузьминов, Б.К. Мальбахов; Территория, население и особенности социально-экономических отношений у народов Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века. Т.1. Проекты и решения сословных и земельных отношений у народов Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века. М, 2005; Т.2. М, 2005.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Вернуться назад