Главная > Авторские статьи > Структурно-грамматический анализ фразеологических единиц Гамзата Цадасы

Структурно-грамматический анализ фразеологических единиц Гамзата Цадасы


16 августа 2012. Разместил: admin
М. М. Хайбулаева

Структурно-грамматический анализ фразеологических единиц Гамзата ЦадасыДо настоящего времени в дагестанском языкознании не исследован фразеологический состав произведений ни одного из представителей аварских поэтов и писателей.

Основополагающими признаками всех фразеологизмов мы, вслед за Ф. де Соссюром, В.В. Виноградовым и другими, признаем их воспроизводимость в качестве готовых языковых единиц. Это позволяет нам включить в исследование самые различные в структурном и семантическом отношении устойчивые сочетания слов: идиомы, пословицы, поговорки, афоризмы, крылатые слова, глагольно-именные, предметно-именные, компаративные фразеологизмы. Все эти устойчивые сочетания в произведениях Гамзата Цадасы используются как средства номинации и достижения выразительности языка.

Объектом исследования является структурно-грамматический анализ фразеологических единиц. Анализ собранного нами материала позволяет выделить следующие группы ФЕ: именные, глагольные, наречные, адъективные, междометные; в отдельную группу выделяются пословицы и поговорки, имеющие структуру предложения.

Выделение указанных групп имеет значение не столько само по себе, сколько в связи с авторскими образованиями структурно-семантическими образованиями.
Глагольный компонент, который обуславливает наличие в составе ФЕ тех или иных членов, оказывается стержневым компонентом и является структурообразующим центром любых глагольных свободных словосочетаний и фразеологических единиц. В большинстве своем это двух- компонентные структуры — «сущ. в и.п. + глагол»: ч1ег1ер базе — «носить траур»; рак! бахъизе — «переживать» и др.

Эта группа в количественном отношении является самой многочисленной.

Подробный анализ глагольных ФЕ предполагает характеристику глагольного компонента в плане его семантических и грамматических признаков, семантическую характеристику именного компонента и т.д., что может стать предметом специального исследования.

Глагольные ФЕ в свою очередь можно классифицировать на подгруппы, в зависисмости от конкретной грамматической формы глагола. Например, в отдельные подгруппы можно выделить ФЕ со стержневым компонентом: а) императивом: х1улагиха дир михъал — «пусть облезут мои усы»; б) повелительно-желательной формой глагола на + яв (яй, яд): капурго хваяб — «чтобы сдох», дармидаса йоххаяй — «чтобы торговлей обрадовалась» (чтобы торговля или сделка была благополучной (в значении «удачно вышла замуж»), чахъай т1аг1аяв — «чтобы овцы сдохли» (в значении «чтобы обеднел»); в) с глаголом в форме инфинитива: ч/ег!ер базе — «носить черное» (траур), щар хъваг1изе — «сбивать масло, пахтать» (улучшить материальное состояние); г) ФЕ с запретительной формой глагола: г1айиб гъабуге — «не делай вины» (не упрекай и др.).

Именные ФЕ могут иметь разное количество компонентов: г1ат1идаб квер — «широкая рука» (щедрая рука), ц1ц1огъол квер — «воровская рука», рек1ел г1агали — «сердца жалость»; г1адада бухараб мугъ (букв, «зря побитая спина») — «бесполезно потраченные силы», керен боркъулеб мех — «грудь греющая пора» (время получения удовольствия, благостное состояние).

Адъективные ФЕ: каранда х1ет1ч1араб— «на грудь ногу поставившие» (нечто вечное, оставившее силу, сохранившееся в памяти), каранда рукъ ккураб — «на груди дом занявшие» (в значении «нечто заветное, постоянная сердечная дума, боль...»), бер г1орц1араб — «достаточный, в необходимом количестве, которым глаз насытили», квер ц1адаб бегъарав — «руку в огонь протянувший» (в значении «раздувший костер войны» — о Гитлере) и др.

Наречные ФЕ также могут иметь в своем составе разное количество компонентов: квер бор- хун «руку подняв» (проголосовав), къвапакъ кверги ч1ван -— «положа руку на пояс», «подперев бока руками» (в значении «с гордостью, вызывающе»), берач рац1ц1унаго — «вытирая глаза» (в значении «плача, печалясь»), pyxl т1аг!ун — «обессилевшись» (букв, «силы иссякнув») и др.

Междометные ФЕ: хазабе гьаниса — «убирайся отсюда», яре цевеса — «с глаз долой», цо гали бахъуге — «ни шагу», огь баркаман — «какая прелесть», аман аллагь — «боже мой», вай, дир горо — «ох, ты моя крошка» и др.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что в состав междометных ФЕ входит различное количество компонентов. Междометные ФЕ неоднородны и по характеру грамматических форм, употребляемых в их составе.

В этом плане можно выделить и ряд подгрупп междометных фразеологических единиц:

МФЕ с формой повелительного наклонения: сабру гъабе — «прояви терпение (букв, «делай терпение»), баракат лъеги — «пусть будет изобилие», хазабе гьаниса — «убирайся отсюда», цо гали бахъуге — «не делай ни шагу», яре цевеса — «уходи прочь, с глаз долой», х1улагиха дир михъал — «пусть облезут мои усы» и др.

Ряд ФЕ содержит адресатный компонент в виде местоимений: муи капурго хваяб — «чтобы ты сдох», дир михъал х!улаги — «мои усы пусть облезут», дур чахъай т1аг1аяв — «твои овцы, чтобы сдохли».

Форма императива в МФЕ может сопровождаться семантически необходимым деепричаст-ным оборотом: дур щибаброг1елрик1к1ун, г1умруги кьун, роххаги. «По количеству ступенек (кругов) на полке пусть будет долгой жизнь и радость от нее». Деепричастные обороты рог1елрик1к1ун г1умруги кьун (соответственно: «посчитав... и «получив жизнь (долголетие») служит обоснование содержания императива роххаги — «пусть будет весело».

МФЕ, знаменательным словом, компонентомкоторого является существительное: Вай, дир горо! — «Ах, ты моя крошка», Огь баркаман! — «какая прелесть!», Вай къиямасеб къо!-«Ох, горе!
МФЕ с послеслогом г1оло — «ради» образуют небольшую группу: Аллагъасе г1оло — «ради бога», зоб-рокьалъе г1оло — «ради вселенной», Аварагасе г1оло — «ради пророка», гьудуллъиялъе г1оло — «ради дружбы».

Обычно структуру предложения имеют пословицы и поговорки, включаемые частью исследователей в состав фразеологических единиц наряду со сращениями, единствами, сочетаниями в качестве так называемых фразеологических выражений. Вместе с тем анализ нашего материала показывает, что междометные ФЕ тоже могут иметь структуру предложения: бихьараб г1акъуба KupwibVH хъвайги — «перенесенные (букв, «увиденные») муки пусть воздаянием обернутся» (букв, «напишутся») (Т. 1: 322). Х1улагиха дир михъал, нахъа гуригц бихьшеб — «пусть облезут мои усы, если я впоследствии не докажу (не покажу), жулица ч1вана гьумер — «метлой ударили в лицо». В количественном отношении МФЕ, имеющие структуру предложения, уступают другим группам. Это и понятно: междометный характер этих ФЕ не предполагает их большой грамматической развернутости.

Встречаются случаи, когда МФЕ с повелительным наклонением желательной формы вы-ступают в роли вставной конструкции: Гьанже Ч1андик1к1алахъ, жиб ч1унтаялъуб, Ч1ч1вархьан хъабт1илъги къан, къанщун раг1ула! (Т. 1:49) — «Теперь в Чандикале, чтобы оно провалилось, увязнув в иле, сдохла!
Определенную группу МФЕ составляют структуры вопросительных предложений, которые не требуют от адресата ответа:
Унго, гьанже дуйги гъеч1ел ратани,
Гъелегъарал корал кие мун реххулев
Хабач г1азабалълъги мун квегъич1они,
Кинаб лах!туялъув мунго х1ебт!улев (Т. 1:236)

«В самом деле, если для тебя не будет жарко натопленных печей, куда же тебя бросить?
И гробным мучением, если тебя нельзя приучить,
В каком же гробу ты уживешься?»

Таким образом, наше исследование указывает на то, что поэт взял из разговорного языка очень много разных мелких словосочетаний, преимущественно поговорочного типа без изменений и своими стихами способствовал распространению их в разговорной речи. Кроме того, Гамзат Цадаса популяризировал несколько собственных поговорок и пословиц, взятых из народной речи. В некоторых случаях трансформировал их.

Имея основной базой лексику и грамматику аварской народно-разговорной речи, Г. Цадаса по своему усмотрению, не считаясь ни с какими литературными канонами, смешивал их с лексикой и стилистическими приемами других языковых стилистических систем. Смешиванием языковых стилей и пародированием их Цадаса разрушал традиционные языково-стилистические каноны, открывая дорогу в литературу словам и грамматико-стилистическим формам народно-разговорной речи.


Источник:
Материалы международной юбилейной научной конференции
«Россия и Кавказ» (Владикавказ, 6-7 октября 2009 г.). Стр. 135 - 137.
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Вернуться назад