Этнология: Генеалогический аспект изучения нартовского эпоса

Опубликовал admin, 5 мая 2020
Нарты — это миф, насыщенный жизнью и историей
В. И. Абаев

Генеалогический аспект изучения нартовского эпосаНаиболее ранним примером генеалогических преданий у осетин, как и у многих народов Кавказа, является Нартовский эпос, в котором выстроены родословные главных героев, детально показаны их родственные связи.

Первым источником, где говорится о существовании национального эпоса у осетин, является работа академика Г.‑Ю. Клапрота (1783–1835) «Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807‑1808 гг.» [1], вышедшая в свет на немецком языке в 1812 г. Ученый занимался исследованием Кавказа в лингвистическом, этнографическом, экономическом и археологическом отношениях. Посетил и Осетию, где познакомился с устным народным творчеством осетин, в том числе и нартовскими сказаниями.

Со второй половины XIX в. появляются первые записи нартовских сказаний, собранные и опубликованные представителями творческой интеллигенции Осетии и России: Василием Цораевым, Джантемиром Шанаевым, Гацыром Шанаевым, Вальдемаром Пфафом, Всеволодом Миллером. Позже их дело продолжили Борис Алборов, Созырыко Бритаев, Михаил Гарданов, Гагудз Гуриев, Губади Дзагуров, Асламурза Кайтмазов, Инал Собиев, Махарбек Туганов и др. [2, 158‑162]

Помимо Осетии национальные варианты эпоса о героях-нартах имеются у многих кавказских народов: кабардинцев, адыгов, абхазов, карачаевцев, балкарцев, сванов, мегрелов, чеченцев и ингушей. Несмотря на сходность сюжетов эпоса, по мнению В. И. Абаева, «сказания у каждого народа сохраняют черты глубокого своеобразия и самобытности» [3, 292].

Эпос обладает явными чертами генеалогической циклизации. В осетинском эпосе действуют три знаменитых нартовских рода: Алаговы (Алæгатæ), Ахсартаговы (Æхсæртæгкатæ) и Бораевы (Борæтæ), выполнявшие соответственно различные социальные функции — религиозно-культовую, военную и хозяйственную. Отношения между этими родами складываются не всегда мирно. Они отчаянно соперничают между собой за первенство, но, вместе с тем, совместно выступают в военные походы, сражаются с врагами нартов, делят захваченную добычу, устраивают пиры, роднятся между собой. Все главные герои эпоса относятся к этим трем родам и находятся в разной степени родства. Родство эпических героев рассказывается различно, но в целом выстраивается общая сюжетная линия.

Алæгатæ — жреческий нартовский род, миролюбивые нарты, практически не участвующие в военных походах. О героях этого рода в эпосе нет прочной традиции, его представители реже остальных упоминаются в эпосе. К наиболее известным нартам из рода Алаговых относятся Алымбек и его сын Тотрадз, а также Ацамаз сын Аца.

Æхсæртæгкатæ — род воинов. Самые известные герои эпоса являются представителями этого рода: Урызмаг, Хамыц, Шатана, Сослан и Батрадз. Эта же фамилия встречается в грузинской хронике XIII в., где сообщается, что между 1257‑1265 гг. «пришли осетины, преследуемые Берка-ханом. Среди них была удивительная женщина, по имени Лимачав, и она с собой привела маленьких детей родом Ахсарпакаяннов: первенца Пареджана и младшего Бакатара и много князей» [4, 33].

Борæтæ — многочисленный род богатых землевладельцев, часто враждовавших с родом Æхсæртæгкатæ за главенство среди нартов. Сайнаг-Алдар, Кандз, Шаууай и Бурафарныг с его семью сыновьями принадлежали к роду Борæтæ.

К уже известным характеристикам этих родов Ю. А. Дзиццойты приводит слова сказителя, записанные им в Дигории: «Ахсартаггата, Бориата — много было родов (у нартов). Алæгатæ были их головой» [5, 11].

Генеалогический аспект изучения нартовского эпоса


Родоначальник всех нартов Сауасса был сотворен Богом по просьбе Духа огня, который закалил человека на своем огне и бросил в реку, и вышел он оттуда стальным [6, 477‑478]. От его трех сыновей: Бора, Болатборзая и Дзылау — произошли все нарты.

Главные герои эпоса, принадлежащие к роду Æхсæртæгкатæ, сказителями упоминаются и как члены рода Борæтæ, т.е. потомков Бора [7, 454]. А возможным другим, более древним, названием рода Алæгатæ могло быть родовое название Æсæтæ [5, 12].

Браки нартовские герои заключали межу своими тремя родами. Так первой женой нарта Урызмага была девушка Эльда из рода Алæгатæ [8, 60], а женой нарта Сослана была Агунда (Агундæ-хан), которая в большинстве сказаний является дочерью Солнца, но в некоторых вариантах она дочь Сайнаг-алдара или дочь Бурафарныга — старшего в роду Борæтæ [9, 803]. Осетинские сказители донесли до нас историю о том, как два рода уничтожали друг друга до тех пор, пока в каждом роду не оставалось по одному мужчине. Но затем рода разрастались, и снова начиналось противостояние. Примирились кровники, только когда нарт Шаууай из рода Борæтæ женился на дочери Урызмага и Шатаны из рода Æхсæртæгкатæ. Здесь мы видим пример прекращения кровной мести в результате установления брачного союза между представителями враждующих родов.

Нартами заключались браки и внутри своих родов. Примером подобного брака может служить женитьба нарта Сослана на красавице Бедухе из рода Æхсæртæгкатæ, ставшей его первой женой.

Герои сказаний роднятся не только с нартами, но и с небожителями, с которыми они состоят в дружбе, а также с правителями других земель. При этом особо подчеркивается социальный статус невесты. Отцом нарта Сырдона был повелитель рек Гатаг. Дочерью повелителя морей Донбеттыра была Дзерасса, жена нарта Ахсартага. Нарт Сыбалц был женат на дочери Солнца Ададзе. Женой нарта Созырыко (Сослана) была дочь Солнца Фатимат [10, 629]. На дочери Солнца Хорческе был женат нарт Болат [10, 641]. Второй женой нарта Сослана стала Азаухан, сестра семи уаигов-великанов, которую те назвали не,хсин — ‘наша госпожа’ [9, 841].

Создававшийся в течение многих столетий эпос вобрал в себя яркие черты родового строя. Также он отражает социальную структуру осетинского раннефеодального общества [11, 9]. В нем упоминаются представители владетельных классов — алдары (Сайнаг-алдар, Насиран-алдар, Тогус-алдар, Гуцмаз-алдар и др.), паддзахи, малики, ханы, а также категории зависимых от них: фарсаглаги, кусаги, кумайаги, кавдасарды. Главные герои — Урызмаг, Сослан и др., имели свои замки — галуаны. Они владели рабами, накладывали на свой народ дань и т.д. При этом дается пример отношения нартовских героев к лицам, ниже их сословия: «Не следует фарсаглагу быть старшим на скамье» — слова одного из главных героев эпоса [12, 8]. Одним из представителей зависимого сословия в эпосе является Сырдон, который, не будучи «полноправным» нартом, т.е. не принадлежа к роду Æхсæртæгкатæ, является их кавдасардом [13, 91]. В эпосе встречаются примеры архаичной системы родства, не согласующейся с современными представлениями о браке, такие как женитьба брата на сестре или женитьба отца на жене своего сына. Брак Урызмага и Шатаны является типологической параллелью распространенного в мифологии многих народов мотива супружества брата и сестры: брак Яма и Ями в Древней Индии, Йим и Йимак в Иране, Зевса и Геры в Древней Греции и т.д. Женитьба же Уархага на своей невестке Дзерассе является пережитком группового брака [14, 21, 24]. В сказаниях имеются сюжеты об искусственном породнении эпических героев через такие традиционные общественные институты, как аталычество, молочное родство и побратимство. Этим формам искусственного родства народы Кавказа придавали наибольшее значение. Особенно большое распространение получил институт аталычества, известный практически всем народам Кавказа и представлявший собой особую систему воспитания детей. У осетин Тагаурского и Алагирского ущелий воспитанник назывался хъан, а у осетин Дигорского и Куртатинского ущелий — емчег [15, 534]. Примечательно, что первые два термина являются тюркскими, причем хъан переводится как ‘кровь’, а емчег как ‘сосец’. Оба эти варианта встречаются в осетинских нартовских сказаниях. Термин аталык, что значит ‘воспитатель’, тоже тюркского происхождения. В основе его лежит слово ата — ‘отец’ [16, 173].

В осетинском Нартовском эпосе можно проследить различные варианты аталычества: пребывание ребенка в материнском роде или при матери, согласно положениям матрилокальной семьи и отдача сыновей в хъаны до совершеннолетия в чужой род [17, 264]. Все сыновья нарта Урызмага воспитываются вне дома. Первый, «безымянный» сын Урызмага и Шатаны, был отдан на воспитание в подводное царство к Донбеттырам [2, 25]. Второй его сын Айсана также пребывал с рождения у Донбеттыров. Третий сын Урызмага Крым-Султан был хъаном у небожителя Сафа и жил у него на небе [18, 511]. Четвертый сын его Амзор до совершеннолетия пребывал хъаном у Сайнаг-алдара. Нарт Арахцау воспитывался в доме Бедзенаг-алдара, который считался его названным отцом [9, 847]. Названной сестрой Батрадза была дочь Солнца — Хурычызг [10, 625]. Другая дочь Солнца Ацырухс воспитывалась у братьев-великанов [19, 129].

В одном из сказаний нарт Урызмаг называется братом Крымского хана, а родившийся у него сын получает от небожителя Сайнаг-алдара славное имя Крым-Султан [12, 28]. По нашему мнению, в этом сюжете между Урызмагом и Крымским ханом имеет место вид искусственного родства — побратимство.

Популярность эпических героев нашла отражение в генеалогических преданиях осетин. Так, некоторые родословные современных осетинских фамилий увязывают своих родоначальников с персонажами Нартовского эпоса. Например: Алаговы — с родом Алæгатæ, Хамицаевы — с нартом Хамыцем, Церековы — с нартовским богатырем Цереком, Челахсаевы — с нартом Челахсартагом, Урузмаговы — с нартом Урузмагом, Гатаговы — с владыкой рек, отцом Сырдона, Гатагом и т.д.

Родословная фамилии Алаговых восходит к одному из трех главных родов Нартовского эпоса, пишет Ф. Х. Гутнов: «Как известно, нарты делились на Ахсартагката, Алагата и Бората. Все они занимали отдельные кварталы и имели свои особенности: первые (Ахсартагката) являлись славными воинами, вторые (Алагата) следили за соблюдением ритуалов, хранили чудесную чашу Уацамонга (или Нартамонга), третьи (Бората) славились своими богатствами» [20, 26].

В основе фамилии Гатаговых лежит имя «владыки рек», Гатага. От осетинского Гатаг: «владыка рек» происходит фамилия Гатаговых [20, 147].

Говоря о Келехсаевых (Челæхсатæ), Гутнов указывает: «Интерес к этой фамилии обусловлен явной связью его с одним из героев нартовского эпоса — Челахсартагом. По одной из версий цикла о Сослане, Челахсартаг «жил в другой стране в крепости Хиз»». Однако, как подчеркивает Ю. А. Дзиццойты, в большинстве сказаний Челахсартаг сам является нартом. Более того, в ряде версий он был предводителем нартов — narty aldar. К нартам названный фольклорный герой относится в адыгских и карачаевских вариантах эпоса [20, 271].

Панцирь Церека — необыкновенный панцирь героя по имени Церек. При вести о предстоящем бое панцирь сам надевался на воина: меч не рубил, и стрела не пронзала его [21, 498]. Происхождение куртатинских таубиев Церековых Гутновым также увязывается с Цереком из нартовских сказаний. [20, 490].

Естественно, что сотни вариантов сказаний по‑разному обозначают имена и родовую принадлежность героев Нартовского эпоса. Имена главных героев Нартовского эпоса чрезвычайно популярны в наши дни. Личные качества героев — нартов несомненно влияют на выбор имени для ребенка, в котором его родственники хотят видеть черты любимых персонажей эпоса. Считается, что вместе с именем его носитель получает и те положительные качества, которыми обладает мифологический персонаж. Такие имена, как Сослан (вариант — Сосланбек), Батрадз, Тотрадз, Дзерасса, Ацамаз, Ахсар (вариант — Ахсарбек), Ахсартаг, Урызмаг, Хамыц, Агунда и др., согласно статистике имянаречения, широко распространены в Осетии в настоящее время. Старшему поколению знакомы имена: Азаухан, Мисирхан, Кызмыда, Сафар-Али, Кубади, Мисирби, Лизахан, Налкута. Реже встречаются такие имена, как Ацырухс, Хорческа, Эльда, Алымбег, Афсати и др.

Сослан — один из самых популярных героев-воинов эпоса, обладатель сверхчеловеческой богатырской силы, сын Шатаны.

Батрадз обладал такими качествами как мудрость, храбрость и отвага, благородство, что ставило его на первое место среди молодых нартов [21, 312‑313], сын нарта Хамыца.

Тотрадз — нартовский богатырь, сын Албега (Алымбега) из рода Алæгатæ, герой эпоса.

Дзерасса — дочь морского владыки Донбеттыра, обладала удивительной красотой, жена нарта Ахсартага и мать Урызмага, Хамыца и Шатаны.

Ацамаз — один из героев осетинских нартовских сказаний, чудесный музыкант, сын Аца. Известны имена его братьев: Махамат и Уазгери.

Ахсар и Ахсартаг — братья близнецы, сыновья нарта Уархага.

Урызмаг — один из главных героев эпоса, ему присущи рассудительность, выдержка, находчивость в минуту опасности, щедрость и хлебосольство. Сын Ахсартага и красавицы Дзерассы.

Хамыц — знаменитый герой эпоса, брат-близнец нарта Урызмага и отец нарта Батрадза [9, 828].

Агунда — знаменитая красавица нартовских сказаний, называется златокосой и златокрылой, жена нарта Сослана.

Аладжико — это имя носил один из сыновей Урызмага и Шатаны [10, 614]. В сказаниях упоминаются четыре сына Урызмага: Безымянный, Айсана, Крым-Султан, Аладжико, а также дочь, выданная замуж за нарта Шаууая, сына Кандза, из рода Борæтæ.

Некоторые имена стали нарицательными. Именем Шатаны сегодня обозначают хорошую хозяйку, мудрую, хлебосольную женщину. По мнению профессора Т. А. Гуриева, имя Шатана было распространенным в аланской древности именем со значением ‘счастливая’, ‘радостная’ [4, 10]. Ее второе имя, встречающееся в дигорских вариантах сказаний — Æхсин, употребляется в значении ‘госпожа’ и этимологически возводится к древне-иранской основе xsa (y) — ‘сиять’, ‘блистать’, ‘властвовать’ [22, 67]. Имя же Сырдона стало синонимом хитрого и коварного человека [23, 96]. Рожден он был от матери Дзерассы и отца владыки рек Гатага [24, 116]. Согласно текстам сказаний, у него было девять сыновей. Но от сказителей было записано лишь восемь их имен: Къонагæ, Уæрагæ, Фуагæ, Дæуæн, Гъæйт, Кæмида, Чыкк и Коки.

Нартовские сказания раскрывают нам не только родственные связи самих нартов, но и тех небожителей и повелителей стихий, с которыми нартовские герои имели тесное общение и вступали в браки. В эпосе называются имена дочерей Солнца: Ацырухс, Хорческа, Фатимат, Агунда, Хуры-чызг, Ададз и имя сына Солнца — Хаматкан, имя дочери Луны — Мисирхан. В сказаниях также указывается на то, что повелитель рек Гатаг и повелитель морей Донбеттыр являются братьями.

Говоря о видах искусственного родства в осетинских нартовских сказаниях, можно проследить разные стадии и формы аталычества, начиная от первых правил перехода детей к материнскому роду навсегда и кончая последним обычаем отдачи сыновей на воспитание в чужой род до совершеннолетия.

Бесценные сказания, эпические тексты дошли до нас благодаря традиции народа передавать произведения устного творчества из поколения в поколение, благодаря искусству народных сказителей: Гаха Сланова, Кертиби Кертибиева, Иналдыко Калагова, Дзараха Савлаева, Леуана Бегизова и многих других. От них исследователями и собирателями осетинского фольклора были записаны и сохранены для будущих поколений великолепные образцы эпического творчества.



     1. Клапрот Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807 1808 гг. // Осетины глазами русских и иностранных путешественников. Орджоникидзе, 1967. С. 105 180.
     2. Нарты. Осетинский героический эпос в трех книгах. М., 1991. Кн. 3.
     3. Абаев В. Проблемы нартского эпоса // Абаев В. И. Избранные труды. Владикавказ, 1990. С. 284 301.
     4. Гуриев Т. А. Антропонимия осетинского нартовского эпоса. Орджоникидзе, 1981.
     5. Дзиццойты Ю. А. Нарты и их соседи: Географические и этнические названия в нартовском эпосе. Владикавказ, 1992.
     6. Таказов Ф. М. Устное народное творчество // Осетины. М., 2012. С. 477 492.
     7. Нартовские сказания: Эпос осетинского народа. В 7 ми томах / Сост. Т. А. Хамицаева. Владикавказ, 2007. Кн. 4. (на осет. яз.)
     8. Абаева З. В. О героинях нартского эпоса // Известия ЮОНИИ. Цхинвали, 1965. Вып. XIV. С. 59 87.
     9. Нартовские сказания: Эпос осетинского народа. В 7 ми томах / Сост. Т. А. Хамицаева. Владикавказ, 2004. Кн. 2. (на осет. яз.)
     10. Нартовские сказания: Эпос осетинского народа. В 7 ми томах / Сост. Т. А. Хамицаева. Владикавказ, 2005. Кн. 3. (на осет. яз.)
     11. Абаев В. И. Нартовский эпос // Известия СОНИИ. Дзауджикау, 1945. Т. Х. Вып.1.
     12. Рклицкий М. В. К вопросу о нартах и нартских сказаниях. Владикавказ, 1927.
     13. Гаглойти Ю. С. О происхождении фамильного имени Алагата // Исследования по иранистике. Рим, 1998. С. 85 103.
     14. Нарты. Осетинский героический эпос в трех книгах. Кн. 1. М., 1991.
     15. Канукова З. В., Марзоев И. Т. Подростковая и юношеская субкультура в традиционном осетинском обществе // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 4. С. 534. [электронный ресурс]. URL: https://elibrary.ru / download / elibrary_22285867_94038216.pdf
     16. Калоев Б. А. Осетины. М., 1967.
     17. Хадикова Ф. Х. Основные принципы социализации в нартовском эпосе осетин // Нартоведение на рубеже XX XXI вв. 2017. № 4. С. 259 266.
     18. Нартовские сказания: Эпос осетинского народа. В 7 ми томах / Сост. Т. А. Хамицаева. Владикавказ, 2003. Кн. 1. (на осет. яз.)
     19. Гаглойти Ю. С. Из нартовской ономастики // Известия ЮОНИИ. 1990. Вып. XXXIII. С. 129 136.
     20. Гутнов Ф. Х. Осетинские фамилии. Владикавказ, 2012.
     21. Осетинские нартские сказания. М. Владикавказ, 2010.
     22. Абаев В. И. О собственных именах нартовского эпоса // Язык и мышление. М. Л., 1935. Вып. V. С.63 78.
     23. Гаглойти Ю. С. К изучению терминологии нартского эпоса // Известия ЮОНИИ. 1965. Вып. XIV. С. 88 109.
     24. Гуриев Т. А. К проблеме генезиса осетинского нартовского эпоса. Орджоникидзе, 1971.


Об авторах:
Абдоллахи Муса — кандидат филологических наук, преподаватель русского языка, университет им. Алламе Табатабаи (Иран)[/email]

Марзоев Ислам-Бек Темурканович — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник, Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН, is-bek@yandex.ru



Источник:
Марзоев И. Т., Абдоллахи М. Генеалогический аспект изучения нартовского эпоса // Известия СОИГСИ. 2018. Вып. 27 (66). С.50—57.

Похожие новости:

  • Кавказские воспоминания Мусса-Бия Туганова
  • Мотив чудесного рождения в чеченском позднем героическом эпосе илли
  • Мусса Хаким (М. Г. Домба) и его письма к Хаджи-Мурату Мугуеву
  • Северокавказские села округа Токат глазами французского иезуита: княжеская свадьба и версия «Сагъæстæ» Темирболата Мамсурова
  • Абхазские и осетинские нартские сказания о Сасрыкуа / Сослане / Созырыко (Опыт сравнительного указателя)
  • Кавказская Скифия
  • Взаимоотношения Грузии и Абхазии и их историческая интерпретация
  • Формирование мюридизма — идеологии Кавказской войны
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2020 (1)
    Сентябрь 2020 (1)
    Август 2020 (4)
    Июнь 2020 (2)
    Май 2020 (8)
    Апрель 2020 (1)
      Осетия - Алания