Геополитика: Геостратегия Российской Федерации: приоритет национальных интересов на Кавказе

Опубликовал admin, 16 октября 2013
В. Д. Дзидзоев

Термин геостратегия в политической и правовой литературе имеет разные толкования. В данном случае под геостратегией понимается прикладная геополитика — теория и практика обеспечения жизненно важных интересов государства, блока государств в различных географических пространствах [1, с. 414].

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. в мире произошли существенные изменения в геополитическом аспекте. С исчезновением с карты мира крупнейшей геополитической державы — СССР, а также многих стран социалистического содружества произошли координальные изменения в геополитическом раскладе сил. Эти изменения были не в пользу Российской Федерации. Западные государства во главе с США и странами, входящими в НАТО, вплотную приблизились к границам новой демократической Российской Федерации. Не вдаваясь в подробности данной проблемы, следует подчеркнуть, что США пыталась и до сих пор старается переделать весь мир по американским законам, традициям и стандартам. Российская Федерация как раньше, так и сегодня препятствует организации мира по американским стандартам. В Российской Федерации на протяжении многих веков сложились собственные культурные и политические традиции, свои геополитические интересы, «не совпадающие с позицией представителей так называемого золотого миллиарда (группы высокоразвитых западных стран)» [1, с. 3]. Обращаю внимание на то, что наша страна имеет в своем распоряжении огромный ядерный потенциал и партнерские связи со многими странами мира. Это достаточно внушительная и пугающая сила, которая заставляет считаться с позицией Москвы. Именно поэтому США, Великобритания, другие развитые в экономическом, военном и политическом отношении государства не имеют возможности прямого и безопасного для себя военного давления на Российскую Федерацию. Тем не менее, эти государства, являясь традиционными и давними геополитическими соперниками Москвы, настойчиво проводят линию на расширение географической зоны своей ответственности, часто игнорируя законные интересы и национальную безопасность Российской Федерации. Сказанное относится и к такому сложному региону, как Кавказ, где происходят непростые этнополитические процессы в постсоветский период. К этому следует добавить, что существовавший до середины 1980-х гг. баланс военных сил США и бывшего СССР разрушен. Это делает мир менее устойчивым и более опасным.

Анализ современных геополитических процессов и тенденций мирового развития позволяет утверждать, что для Российской Федерации необходимо последовательная реализация своей особой геостратегии, в том числе и на Кавказе. Геостратегия нашей страны на Кавказе должна быть нацелена на защиту национальных интересов Российского государства, а также на защиту законных интересов малочисленных народов, например, южных осетин, абхазов и др., которые как в прошлом, так и в настоящем считают себя в абсолютном большинстве гражданами Российской Федерации. Кроме того, стремление геополитических соперников ослабить роль Российской Федерации на Кавказе, активный внешнеполитический курс Москвы с опорой на военную силу, которую необходимо усиливать и совершенствовать, должен позволить нашей стране занимать лидирующие позиции на Кавказе. Нет необходимости доказывать, что у Российской Федерации, по сравнению с любой другой геополитической державой современности (США, Великобритания, Франция, Япония и др.), есть куда больше прав и оснований занимать лидирующие позиции на Кавказе.

В Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Д. А. Медведев подчеркнул, что «военные и внешнеполитические доктрины России должны дать ответ на самые актуальные вопросы, а именно: как уже в нынешних условиях и совместно с партнерами эффективно бороться не только с террором, но и с распространением ядерного, химического, бактериологического оружия: как гасить современные локальные конфликты; как преодолевать другие новые вызовы» [1, с. 394]. Анализ проблемы позволяет утверждать, что геостратегия Российской Федерации должна опираться на большие возможности собственного пространства и уникальное геополитическое положение, которое занимает наша страна. Опора на эти возможности, на мой взгляд, будет способствовать решению таких важнейших задач, как: 1) формирование дружественной геополитической обстановки вокруг Российской Федерации, общих с прилегающими странами экономических, военных, культурных и других аспектов национальной безопасности всех государств региона; 2) создание, укрепление и совершенствование геополитических, военных, экономических и других условий для максимального использования ресурсных и иных свойств суверенной территории Российской Федерации; 3) создание и укрепление военно-политического, экономического, культурного и т. д. пространства в пределах границ Российской Федерации; 4) объединение усилий всех заинтересованных государств в деле укрепления и процветания сопредельных с Российской Федерацией государств, отвечающего национальным интересам как Российской Федерации, так и других государств. Разумеется, такое объединение может быть долгосрочным и надежным только в том случае, если какое-либо государство, в том числе и Российская Федерация, не будет доминировать и указывать другим государствам, как строить концепцию собственной национальной безопасности.

Не решив эти и другие важнейшие задачи современной геостратегии Российской Федерации на Кавказе, вряд ли можно ожидать больших успехов в геополитической и геостратегической сферах нашей страны. Условные задачи, сформулированные мной в общих чертах, в тезисной форме, разумеется, нуждающиеся в уточнении и конкретизации, направлены на укрепление экономической, политической и военной мощи Российской Федерации, усиление ее «международного веса», особенно на Кавказе. Указанные задачи, на мой взгляд, будут способствовать созданию различных военно-политических, экономических и других союзов с заинтересованными государствами Кавказа. В то же время, какие бы успехи ни были достигнуты во взаимоотношениях с государствами Южного Кавказа, Российская Федерация, на мой взгляд, должна в первую очередь решить злободневные политические, этнорелигиозные, межнациональные, экономические, правовые и другие проблемы на Северном Кавказе, т. е. на своей исконной территории. Затягивание решения этих в высшей степени актуальных проблем грозит серьезными неудачами для Российской Федерации. Многие проблемы Северного Кавказа, которые федеральный центр не в состоянии полностью и окончательно решить, вот уже около 20 лет реально угрожают не только территориальной целостности Российской Федерации, но и ее международному престижу. Многолетний анализ этнополитических и этнорелигиозных проблем на Северном Кавказе позволяет утверждать, что в этом сложном и взрывоопасном регионе фактически продолжается вялотекущая Гражданская война. Разумеется, факт существования этой войны официальные органы власти не признают. И это понятно. Однако объективный и всесторонний анализ событий, происходящих на протяжении последних 20 лет на Северном Кавказе, все-таки свидетельствует об этой войне. В своем выступлении я попытаюсь обосновать некоторые важнейшие стороны этой вялотекущей Гражданской войны на Северном Кавказе. Войны этой категории, как правило, возникают в периоды глубоких государственных кризисов (как, например, в России в 1917-1920 гг. или в 90-е гг. XX в.), когда законная государственная власть в силу многих причин оказывается почти парализованной, а общественные отношения до предела обостряются по поводу борьбы за власть. В такой сложной обстановке государственная власть чаще всего теряет возможность наведения элементарного порядка законными средствами, а различные открытые и скрытые элементы политической системы (среди которых обнаруживаются даже мощные криминальные силы, связанные с зарубежными «братьями») заявляют о своих претензиях на обладание государственной власти в масштабах района, республики, региона, области и даже государства. Условия, породившие вялотекущую Гражданскую войну в постсоветской Российской Федерации, определились, на мой взгляд, не только глубоким затяжным государственным кризисом, но и расстановкой различных политических, национальных, религиозных сил внутри страны и на международной арене. Для постсоветской Российской Федерации характерна Гражданская война, в которой противоборствующими силами являются: 1) федеральный центр и силы, поддерживающие его на всей территории страны; 2) различные антироссийские силы внутри страны, получающие систематическую и активную помощь из-за рубежа и избравшие тактику партизанской войны в виде масштабных террористических акций. Таким образом, современная постсоветская Гражданская война в Российской Федерации четко разделила российское общество на «своих» и «чужих», на «патриотов» и «врагов», на «прогрессивную» и «реакционные» части. Следует подчеркнуть, что участники Гражданской войны были и остаются гражданами Российской Федерации, т. е. физическими лицами, обладающими гражданством и имеющие документ, подтверждающий наличие у них российского гражданства [2, с. 108]. При этом необходимо помнить, что гражданство является устойчивой политико-правовой связью лиц, «проживающих на территории государства, с данным государством, выражающаяся в наличии взаимных прав, обязанностей и ответственности» [2, с. 108]. Таким образом, рождение физического лица (человека) на территории Российской Федерации и его проживание здесь, наличие у него формальных (юридических) признаков российского гражданства автоматически не должно порождать для него гражданства Российской Федерации, если он, в той или иной форме, участвует в вооруженной антироссийской борьбе, не выполняет обязанности и ответственность гражданина Российской Федерации, установленные в соответствии с законодательством страны. Замечу, что в постсоветский период в Российской Федерации участвовавшие в той или иной степени в вооруженной борьбе против федерального центра исчислялись десятками тысяч человек, которые по формальным признакам имели статус граждан Российской Федерации. И сегодня еще немало (точное их количество, разумеется, невозможно подсчитать) «граждан» Российской Федерации, особенно на Северном Кавказе ведут партизанскую борьбу против федерального центра, против интересов, суверенитета, территориальной целостности Российской Федерации. На мой взгляд, такое положение следует классифицировать как затянувшуюся форму Гражданской войны. Террористические организации, различные националистические, религиозные и иные группировки, ведущие уже около 20 лет на Северном Кавказе антироссийскую вооруженную борьбу, объединены конкретными целями, «программой действий», политическими установками и т. д. Антироссийские силы добиваются на Северном Кавказе своих политических целей — создания в многонациональном, многоконфессиональном регионе Российской Федерации независимого исламского государства — путем террористических атак на государственные структуры, например, МВД, ФСБ, Прокуратуру и т. д., на мирное и беззащитное население, например, на пассажиров автобусов, такси, поездов, самолетов и т. д., а также привлечения молодежи в свои ряды. Вооруженные до зубов террористы и сепаратисты Ингушетии и Чечни организовали масштабные вооруженные акции на территориях Республики Северная Осетия-Алания (в 1992 и в 2004 гг.) и Республики Дагестан (в 1999 г.), добиваясь уничтожения конституционного строя на Северном Кавказе, т. е. в Российской Федерации, по- сягаясь на ее территориальную целостность. Число погибших с обеих сторон в ходе этих боевых действий исчисляется тысячами. Число раненых, контуженных, без вести пропавших, пострадавших в той или иной степени исчисляется десятками тысяч. Для более объективного и глубокого анализа данной проблемы, на мой взгляд, необходимо иметь в виду еще одну «мелочь». Так, многие отличившиеся в ходе проведения военных операций (неважно, как они официально названы — спецоперациями по ликвидации боевиков, по освобождению заложников, по наведению «конституционного порядка» и т. д.) награждены орденами и медалями Российской Федерации, включая высшую награду страны — золотую звезду Героя России. Однако многие отважные боевики для определенной части граждан РФ — тоже герои. Замечу, что для тех, кто действительно считает Российскую Федерацию своей Родиной, они — террористы, боевики, бандиты, отморозки и т. д. А для тех, кто терроризм, сепаратизм и экстремизм на территории Российской Федерации называет «национально-освободительной борьбой», «войной за свободу и независимость», они являются настоящими героями, достойными подражания. В ходе российско-чеченских войн 1994-1996 гг. и 1999-2002 гг. многие отличившиеся чеченские сепаратисты и террористы, а также наемные «воины Аллаха» из зарубежных стран, воевавшие в рядах чеченских сепаратистов, были удостоены высших боевых наград так называемой независимой Ичкерии. Таким образом, российское общество в постсоветский период разделилось на «своих» и «чужих». И это при том, что и «свои», и «чужие» являются гражданами Российской Федерации, т. е. физическими лицами разных национальностей, вероисповеданий, социальных групп, политических ориентиров, имеющих документ, подтверждающий наличие у них российского гражданства. Обращаю внимание на то, что такое разделение общества на «своих» и «чужих» было в период Гражданской войны в США в 1861-1865 гг., одна из главных причин которой состояла в вооруженной попытке южных рабовладельческих штатов (11 из 34 штатов США) выйти из состава федеративного государства [3, с. 219]. Граждане Российской Федерации, проживающие на Северном Кавказе, на себе испытали тяжелейшие последствия многолетних вооруженных попыток чеченских сепаратистов в одностороннем порядке выйти из состава федеративного государства. Эти последствия до сих пор весьма негативно сказываются на межнациональных, межрелигиозных отношениях, этнополитической обстановке, благополучии граждан различных национальностей. Продолжающиеся то в одном, то в другом районе Северного Кавказа атаки террористов, которые уносят сотни человеческих жизней, — убедительное подтверждение сказанного. Следует особо подчеркнуть, что Гражданские войны, как правило, бывают многообразны и могут иметь различные формы. Так, например, многочисленные восстания рабов, в том числе наиболее известное и масштабное под руководством Спартака в 73-71 гг. до н. э. в Италии следует, на мой взгляд, классифицировать как Гражданскую войну. Крестьянские войны в России, Германии, в некоторых других странах, а также вооруженная борьба народа против собственного правительства, например, грузинского против 3. Гамсахурдиа в 1992 г., азербайджанского против А. Эльчибея в 1993 г., киргизского против К. Бакиева в 2010 г. и т. д. являются формами Гражданских войн в России, Германии, Грузии, Азербайджане и Киргизии. Для постсоветского периода характерно появление усложненных форм Гражданских войн, в которых, как правило, воюющими сторонами оказываются не только граждане одного государства, но и иностранные граждане. В некоторых молодых государствах на постсоветском пространстве общественно-политическая обстановка, состояние экономики, межнациональных отношений и многие другие факторы, порождающие Гражданские войны, определяются расстановкой не столько классовых сил (как было, например, в России в 1918-1920 гг.) внутри страны, сколько расстановкой и сбалансированностью национального, религиозного, криминального и др. факторов, а также вмешательством во внутренние противоречия и проблемы иностранных государств. Отсюда, на мой взгляд, «прописка на долгосрочной основе» сомнительных по своей сути «бархатных» и «цветных» революций в некоторых молодых государствах, которым, как правило, предшествуют если не Гражданские войны, то непременно конфликты, готовность к войне, межэтническое противоречие и т. д. Таким образом, современная Гражданская война в постсоветских государствах, например, в Грузии, Азербайджане, Таджикистане, Киргизии, Российской Федерации и др. представляет собой вооруженное противостояние граждан одного государства, которое охватывает конкретный регион или несколько регионов, с целью захвата государственной власти на территории всей страны или части ее с последующим провозглашением на захваченной части нового независимого государства. Такое вооруженное противостояние с обеих сторон имеет конкретные цели, задачи, руководителей-стратегов, непосредственных идеологов и исполнителей, героев и жертв. Гражданские войны являются средством достижения политических целей в определенные периоды. В современной Российской Федерации органы государственной власти ведут борьбу с антироссийскими силами на Северном Кавказе и стараются навести конституционный порядок на всей суверенной территории страны. Эту борьбу можно охарактеризовать как средство достижения политической цели государства. Но и антироссийские силы, объединенные в различные организации, террористические группировки, ведут смертельную борьбу против Российской Федерации, против ее суверенитета и территориальной целостности. Они добиваются развала территориальной целостности Российской Федерации на Северном Кавказе, где они «видят» свой Исламский Халифат, разумеется, независимый от Москвы. Замечу и то, что антироссийские силы называют себя не террористами, бандитами, сепаратистами, а идейными бойцами за свободу и независимость «угнетенных народов» Северного Кавказа, участниками национально-освободительного движения, несгибаемыми борцами за веру и т. д. Они считают, что ведут «справедливую войну» против федерального центра и верят в возможность создания независимого исламского государства на Северном Кавказе. Таким образом, антироссийские силы претендуют, как минимум, на статус субъекта политического процесса в Российской Федерации. Признавая факты фактами и называя вещи своими именами, невозможно, на мой взгляд, отрицать существование современных антироссийских сил и их легальное или нелегальное участие в политической системе общества. Напомню, что структура политического процесса состоит из: 1) субъекта процесса (государственная власть); 2) объекта, который должен быть создан как цель процесса; 3) средств, методов, исполнителей процесса, которые связывают субъект и объект. Необходимо помнить, что ресурсами политического процесса служат, как правило, его идеальные и материальные основы, среди которых можно назвать финансы, технические средства, поддержку народа или его части, идеологию участников политического процесса, состояние уровня жизни населения, этнополитическая и этноконфессиональная ситуация и другие факторы. Антироссийские силы, которые уже около 20 лет держат в напряжении федеральный центр на Северном Кавказе, имеют большие финансы, самые современные эффективные технические средства, поддержку части народа, свою идеологию воинственного сепаратизма, экстремизма и терроризма, как формы Гражданской войны. Сложная и взрывоопасная этнополитическая и этноконфессиональная обстановка, которая сложилась на Северном Кавказе с конца 80-х гг. XX в., также служит надежной базой деструктивной деятельности различных антироссийских сил. В этих условиях продолжается Гражданская война в Российской Федерации, свидетельством чего служат не только периодически повторяющиеся атаки террористов, удачно или неудачно проведенные против них то в одном, то в другом городе или населенном пункте Северного Кавказа спецоперации, в результате которых погибает немало граждан страны.


Список использованной литературы:

1. Маринченко А. В. Геополитика. Учебное пособие.—М.: Инфра-М, 2009.—429 с.

2. Юридический словарь / Под ред. А. Н. Азрилияна.—М.: Норма, 2007.—934 с.

3. Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т. 7.—М., 1972.—608 с.


Источник:
Дзидзоев В. Д. Геостратегия Российской Федерации: приоритет национальных интересов на Кавказе // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 122 - 127.

Похожие новости:

  • Объективность и субъективность в современной историографии Кавказа (Постановка вопроса). Заключение.
  • Осетинские общественные объединения РФ просят Путина признать независимость Южной Осетии
  • Абхазия обратилась с просьбой признать ее независимость к ООН и парламентам мира
  • На Северном Кавказе завершены работы по обустройству госграницы
  • «Черкесский конгресс» просит Госдуму РФ признать независимость республик Южная Осетия и Абхазия
  • В Абхазии состоялась конференция «Современные тенденции и проблемы международного признания государств»
  • Главы регионов ЮФО: президент России очень четко обозначил ситуацию на Северном Кавказе
  • Саакашвили разорвал договор с Россией о помощи Южной Осетии
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Январь 2020 (2)
    Декабрь 2019 (6)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
      Осетия - Алания