Авторские статьи: Развитие науки в Абхазии: прошлое и настоящее

Опубликовал admin, 5 февраля 2014
Ш. X. Салакая

Абхазская наука, как и вся национальная профессиональная культура абхазов, сравнительно молода. Хотя традиционная культура этого народа, и материальная и духовная, отмечена чертами глубокой древности и самобытности, профессиональная культура, включая сюда в широком смысле слова и науку, и литературу, и искусство, стала развиваться лишь в последние полтора-два столетия, что, в первую очередь, связано с вхождением края в российское историко-культурное пространство (1810 г.). Именно в эти годы зародилась и абхазская письменность, без которой говорить всерьез о развитии профессиональной культуры, к высшей форме которой принадлежит и наука, вряд ли возможно.

Думается, уместно здесь вспомнить о том, что науке известны небезынтересные гипотезы относительно наличия у древних абхазов своей оригинальной письменности. Речь идет о дешифровке известным ленинградским (питерским) ученым, профессором Г. Ф. Турчаниновым, надписи на небольшой каменной плите, случайно найденной при строительстве частного дома в пригороде Майкопа в начале 60-х гг. прошлого столетия и датируемой им XIII—XII вв. до н. э.

Правда, дешифровка эта не получила единодушного признания в научном мире: она имеет как своих сторонников, так и оппонентов. Конечно, было бы весьма лестно, если бы предположение ученого получило неопровержимое подтверждение: в таком случае письмо это оказалось бы самым древним на всем постсоветском пространстве. Однако мы хорошо понимаем, что данная дешифровка не что иное, как гипотеза, пусть и научная, тем не менее гипотеза. А вот реальная, доподлинно известная нам абхазская письменность на русской графической основе возникла, как сказано выше, лишь в начале 60-х гг. XIX столетия (алфавит П. К. Услара, Тифлис, 1862 г.).

Наука как определенная система знаний об окружающей действительности в целом и об отдельных ее отраслях в условиях Абхазии складывается сравнительно поздно, уже в советские годы. Однако задолго до этого, начиная еще с 30—40-х гг. XIX вв., зарождаются зачатки научных знаний, связанные как с подвижнической деятельностью местных краеведов, любителей-энтузиастов, так и с неизменным интересом, проявляемым заезжими именитыми учеными и путешественниками к этому экзотическому краю и к его древнему аборигенному населению. К первой категории относятся такие местные интеллигенты-краеведы как, С. Званба, К. Мачавариани, П. Чарая, Д. Гулиа, А. Чочуа, С. Чанба и др., ставшие известными своей просветительской и краеведческой деятельностью еще до революции, а некоторые из них (например, Д. Гулиа, А. Чочуа, С. Чанба) в советские годы выросли в крупных научных, культурных и общественных деятелей. А ко второй категории мы причислили бы таких русских ученых, как П. К. Услар, И. А. Бартоломей, Н. Я. Марр, Н. М. Альбов и др., которые активно содействовали становлению абхазоведения как науки не только непосредственными своими исследованиями, но и неутомимой научно-организационной деятельностью.

В этом отношении особое место в истории науки и общественной мысли Абхазии принадлежит славному роду Вороновых, насчитывающему уже несколько поколений знаменитых ученых и общественных деятелей, начиная от старшего среди них Н. И. Воронова, ученого-обществоведа, сподвижника А. Герцена, Н. Огарева, Н. Чернышевского, организатора издательского дела на Кавказе («Сборник сведений о кавказских горцах», «Сборник статистических сведений о Кавказе», газета «Кавказ» и др.), обосновавшего имение «Ясочка» в горном историческом абхазском селе Цабал (Цебельда) еще во второй половине XIX в. (1874 г.). Традиции отца достойно продолжил его сын Ю. Н. Воронов, ученый- биолог, отдавший много сил и энергии изучению флоры Абхазии. А уже в наше время представителем этого славного рода, перенявшим эстафету от знаменитых предков, выступил их не менее знаменитый праправнук Ю. Н. Воронов — крупный ученый-археолог, обогативший абхазскую (да не только абхазскую, но и всю кавказскую) историческую науку рядом фундаментальных исследований и отдавший свою жизнь непримиримой борьбе за освобождение родной для него Абхазии от национальной и колониальной независимости.

XIX — начало XX вв. в истории абхазской науки был периодом зарождения и становления, периодом накопления фактического банка, сбора и публикации полевого этнологического, археологического, лингвистического, фольклорного материала, приобретающего впоследствии характер ценнейшего первоисточника. С этой точки зрения, наибольший интерес представляют этнографические этюды С. Званба, фольклорно-этнографические и лингвистические материалы А. Иоакимова, В. Гарцкия, Н. Джанашия, К. Мачавариани, П. Чарая, Д. Гулиа, и, конечно же, богатая коллекция фольклорных записей, произведенных так называемым «Бзыпским комитетом» по поручению и под непосредственным методическим руководством академика Н. Я. Марра в 10-х гг. XX столетия, ныне хранящихся в Санкт-Петербургском отделении архива Российской Академии наук (частично они были опубликованы лишь в 60-х гг. молодым тогда фольклористом, ныне академиком АНА С. Л. Зухба).

После установления советской власти в Абхазии абхазская наука (и гуманитарная, и естественная), как и все другие отрасли экономики и культуры, встала на путь наиболее интенсивного и планомерного развития. Создаются первые научные организации: Абхазское научное общество (АБНО, 1922 г.) и Академия абхазского языка и литературы (1925 г.). Последняя — по инициативе академика Н. Я. Марра. Ее председателями попеременно были А. М. Чочуа и Д. И. Гулиа.

Правда, эти первые научные организации не были еще в достаточной степени обеспечены соответствующими теоретически подготовленными кадрами. В них были объединены главным образом любители-энтузиасты, краеведы, педагоги- практики, хозяйственные руководители. Привлекались специалисты и из других республик и областей.

Развернулась в широких по тем временам масштабах экспедиционно-собирательская, научно-исследовательская и издательская деятельность. Изучались не только проблемы истории и культуры, но не в меньшей степени и состояние экономики, природных условий, производительных сил, флоры и фауны Абхазии. Материалы публиковались в «Известиях» и «Трудах» АбНО. А также в специальных тематических сборниках и в виде монографических исследований. Таковы, например, труды Д. И. Гулиа «История Абхазии», «Абхазский общественно-терминологический словарь», «Божество охоты и охотничий язык у абхазов» и др. В 20-х гг. опубликованы первые профессиональные нотные записи абхазских народных песен, включенные в сборники композитора-этнографа К. Ковача «101 абхазская песня» и «Песни кодорских абхазов» и т. д.

Все это было очень важно и нужно, но все-таки деятельность любителей- энтузиастов не могла подменить собой профессиональную науку. Нехватка профессиональных кадров особенно остро чувствовалась в области общественных наук. Необходимо было в спешном порядке воспитать научные кадры с основательной академической подготовкой. В этом отношении неоценимой оказалась помощь, безвозмездно оказанная академиком Н. Я. Марром Республике Абхазия. Под его руководством двое молодых, талантливых выпускников Ленинградского института востоковедения (Арсений Хашба и Виктор Кукба) прошли полный курс аспирантской подготовки, защитили первыми среди абхазов кандидатские диссертации в области абхазской филологии, а в начале 30-х гг. вернулись в родную республику и возглавили научную абхазоведческую работу в республике.

Уже с 30-х гг. в коллективе Абхазского института работают такие ученые, как А. Фадеев, А. Олонецкий, И. Аджинджал, И. Антелава, К. Шакрыл, X. Бгажба, Г. Дзидзария и др., многие из которых впоследствии стали ведущими специалистами в различных отраслях науки. Их имена широко известны не только в Республике Абхазия, но и далеко за ее пределами.

Несмотря на тяжелые военные и послевоенные годы, исследовательская работа в стенах этого института никогда не затухала. В эти годы коллектив института пополнился такими учеными-абхазоведами, как Ш. Инал-ипа, 3. Анчабадзе, Б. Шинкуба, М. Трапш, Л. Акаба, Ц. Бжания, А. Куправа и др.

Подготовка профессиональных кадров-абхазоведов значительно усилилась, начиная со второй половины 50-х и 60-х гг. XX столетия. Кадры готовились, главным образом, в Москве, Тбилиси, Ленинграде и других научных центрах бывшей Страны Советов. Именно воспитанники этих научных центров составили основной костяк коллективов и Абхазского института, и Сухумского госпединститута (ныне Абхазского госуниверситета). К ним относятся языковеды: Ш. Арстаа, Л. Чкадуа, сестры Е. и Т. Шакрыл, сестры В. и С. Амичба, Р. Гублия, Н. Аршба, В. Конджария, В. Кварчия, Л. Хагба, А. Хециа; литературоведы и фольклористы: С. Зухба, М. Ласурия, В. Цвинария, 3. Джапуа, Дж. Адлейба, В. Бигуаа, В. Дарсалия, А. Аншба, Г. Гублия, В. Авидзба, В. Когония, Р. Капба, Д. Аджинджал, А. Ашуба; историки, этнографы, археологи: Б. Сагария, О. Бгажба, Г. Шамба, В. Ардзинба, Ю. Воронов, Л. Шервашидзе, Л. Хрушкова, X. Аргун, С. Шамба, Г. Лежава, Г. Амичба, С. Лакоба, М. Гунба, Е. Малия, Ю. Аргун, Т. Ачугба; искусствоведы: А. Аргун, А. Кация; экономисты: Б. Ашуба, Р. Лагвилава, О. Шамба, А. Гулиа, 3. Шалашаа, В. Кварчия; юристы: Т. Шамба, Г. Колбая, С. Смыр и др.

Многие из названных ученых, к сожалению, уже ушли из жизни, другие продолжают плодотворно работать в стенах АбИГИ, АГУ. на ответственных государственных постах в Республике Абхазия и за ее пределами.

Во всех отраслях абхазоведения имеются значительные успехи. Созданы обобщающие коллективные труды, а также индивидуальные фундаментальные монографические исследования. Однако, далеко не все проблемы еще исчерпаны. Из публикаций в области абхазоведения в первую очередь должны быть названы такие обобщающие труды, как «Грамматика абхазского языка», «Русско-абхазский словарь». «Толковый словарь абхазского зыка» в 2 томах, «Очерки истории абхазской литературы», «Очерки истории абхазской АССР» в 2 томах; «История Абхазии» (учебник), а также такие монографии крупнейших абхазоведов: Г. А. Дзидзария «Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX в.», Ш. Д. Инал-ипа «Абхазы», 3. В. Анчабадзе «История и культура древней Абхазии», «Из истории средневековой Абхазии», X. С. Бгажба «Бзыбский диалект абхазского языка», М. М. Трапш «Труды» (в 4 томах), Ш. К. Арстаа и Л. П. Чкадуа «Грамматика абхазского литературного языка» и многие др.

Картина абхазской науки была бы, несомненно, однобокой, ущербной, если бы ее ограничили только рамками гуманитарных дисциплин. В Абхазии успешно развиваются и естественные науки: медико-биологические, сельскохозяйственные, физико-математические и технические науки. Основы некоторых из них были заложены еще в XIX в., как, например, знаменитый Сухумский ботанический сад (1840 г.), на базе которого впоследствии вырос ныне успешно функционирующий Институт ботаники АНА.

В советские годы в Республике Абхазия был основан ряд крупных научных институтов всесоюзного или республиканского значения: Институт экспериментальной патологии и терапии Академии медицинских наук СССР (на базе Сухумского обезьяньего питомника), Сухумский физико-технический институт, Институт акустики (ныне Гидрофизический институт), Институт курортологии, Всесоюзный научно-исследовательский институт чая и субтропических культур (ВНИИЧиСК), Сухумская опытная станция Всесоюзного института растениеводства и др.

Каждый из этих институтов функционировал как самостоятельное научное учреждение, подведомственное всесоюзному или грузинскому республиканскому отраслевому министерству или головному научному центру в Москве, Тбилиси, Ленинграде, Краснодаре и т. д. В них работали или продолжают работать десятки и сотни крупных ученых: Б. Лапин, А. Колаковский, В. Старцев, М. Максимов, Г. Айба, Р. Швангеридзе, Л. Айба, С. Бебия, А. Марколия, Ш. Джалагония, 3. Шевцова и др. Широкой известностью и за пределами республики пользуется имя абхазского математика, ректора Абхазского госуниверситета, академика А. А. Гварамия.

После распада СССР положение в науке, как и во всех других областях экономической, политической и духовной жизни Абхазии, резко изменилось. С одной стороны, долгожданная и желанная национальная и социальная свобода, за которую отчаянно и самоотверженно боролся народ и в годы меньшевистского господства в крае (1918-1921 гг.), и практически беспрерывно в течение всех советских лет, а с другой стороны, страшная экономическая разруха и политическая неопределенность, усугубленные продолжавшейся годами экономической, идеологической, информационной блокадой со стороны окружающего мира, создали в стране нестабильное, напряженное социально-экономическое и политическое положение, которое, конечно, сказывалось отрицательно на всех сферах жизни, в том числе и на науке.

После фактического отложения Абхазии от Грузии в результате грузино-абхазской войны 1992-1993 гг., научные учреждения Абхазии, ранее принадлежавшие всесоюзным или республиканским ведомствам, оказались разобщенными, разрозненными, представленными самим себе, так сказать, без ведомственной крыши над головой. Необходимо было, прежде всего, сохранить эти коллективы, их богатую исследовательскую материально-техническую базу и научный потенциал, что нелегко было осуществить в условиях страшной экономической разрухи и объявленной молодой республике экономической и политической блокады.

Наиболее оптимальным, если не единственным, выходом из сложившегося положения, было признано создание Академии наук, которая объединила бы под своей крышей все научные учреждения республики. И буквально через два месяца с небольшим после окончания грузино-абхазской войны Верховный Совет Республики Абхазия принимает Постановление о создании Академии наук (12 декабря 1993 г.). Однако в тех тяжелых экономических, финансовых условиях быстро решить вопрос этот не удалось, пришлось несколько отодвинуть сроки его исполнения. И тем не менее в марте 1997 г. Президент Республики Абхазия издает указ «Об образовании Академии наук Республики Абхазия». Был создан Оргкомитет, который провел необходимую работу по подготовке и проведению учредительного собрания Академии. Объединенным Ученым советом разового функционирования с участием членов отраслевых академий наук Российской Федерации 30 октября 1997 г. был избран первый состав действительных членов (академиков), членов-корреспондентов и иностранных почетных членов Академии наук Абхазии. Первым президентом Академии стал известный ученый языковед Ш. К. Арстаа, вице-президентом Г. Г. Айба, ботаник по специальности. После учредительного собрания еще дважды проводились выборы в Академию наук.

В настоящее время Академия состоит из 3 отделений: 1) Отделение гуманитарных и социальных наук, 2) Отделение физико-математических и технических наук, 3) Отделение биологических, сельскохозяйственных наук и наук о Земле. Академия издает свой ежегодный печатный орган «Вестник АНА».

В последние годы науке уделяется больше внимания и со стороны руководства Республики Абхазия. Принят «Закон о науке и научно-технической политике» (август 2005 г.), учреждена Государственная премия Республики Абхазия им. Г. А. Дзидзария в области науки. Ее лауреатами стали ведущие ученые Абхазии: Ш. К. Арстаа, Л. П. Чкадуа, Г. К. Шамба, С. М. Бебия, В. Е. Кварчия, В. Ш, Авидзба, Ю. Д. Анчабадзе, Ю. Г. Аргун, Е. М. Малиа, Я. А. Экба, Р. С. Дбар.

Знаковым событием в научной жизни республики было признано заключение «Соглашения о научно-техническом сотрудничестве между Российской Академией наук и Академией наук Абхазии», подписанное президентом РАН С.Ю. Осиповым и президентом АНА Ш. К. Арстаа в ноябре 2005 г. На базе этого соглашения значительно расширяется сотрудничество научных учреждений Академии наук Абхазии с головными научными институтами России, особенно республик Северного Кавказа и стран СНГ, в том числе и с Республикой Армения.


Список использованной литературы:

1 Авидзба В. Ш. Абхазский институт гуманитарных исследований: прошлое и настоящее // Новая Евразия: Россия и страны ближнего Зарубежья.—2002.—№ 13.—С. 40-49.

2 Арстаа Ш. К., Салакая Ш. X. Академия наук Абхазии: История, структура, деятельность // Кавказские научные записки.—2009.—№ 1.—С. 16—20.

3 Бгажба X. С. К истории Абхазского института // Тр. Абхазского институтата ЯЛИ им. Д. И. Гулиа.—Сухуми, 1961.—Вып. 32.—С. 197—204.

4 Вестник АНА—Сухум, 2005,—№ 1— С. 7-50.

5 Дзидзария Г. А. Расцвет науки // Абхазская АССР в братской семье советских народов,— Сухум, 1972—С. 119-132.

6 Салакая Ш. X. Центр абхазоведения.—Сухум. 1982.

7 Салакая Ш. X. К истории создания Академии наук Абхазии // Вестн. АНА.—2005.—№ 1.— С. 7-11.

8 Турчанинов Г. Ф. Памятники письма и языка народов Кавказа и Восточной Европы.—Л., 1971—С. 11-34.


Источник:
Салакая Ш. X. Развитие науки в Абхазии: прошлое и настоящее // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 303 - 308.

Похожие новости:

  • Основные направления кавказоведческих исследований в Абхазии
  • В Абхазии отмечают День Конституции
  • Россия и Абхазия подпишут соглашение о межпарламентском сотрудничестве
  • Абхазия обратилась с просьбой признать ее независимость к ООН и парламентам мира
  • МИД Абхазии: вывод миротворческих сил подтолкнет к новой войне на Южном Кавказе
  • Сергей Багапш призвал диаспору Турции активно внедряться в экономику Абхазии
  • Абхазия: Грузия искажает факты о месте вооруженного инцидента
  • Абхазия требует денежную компенсацию от Грузии
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Октябрь 2019 (6)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
    Март 2019 (5)
      Осетия - Алания