История: Ставрополье в годы войны

Опубликовал admin, 20 декабря 2019
Рецензия на книгу: Ставропольский край в период Великой Отечественной войны 1941‑1945 гг. /
Под ред. С. И. Линца (отв. ред.), А. А. Аникеева, Г. И. Кольга. М.: Изд. Надыршин, 2019. 480 с.

Важное место Кавказа в захватнических планах нацистской Германии определялось экономическим, политическим и военно-стратегическим значением региона. Наличие богатых запасов нефти, полезных ископаемых и плодородных земель превратили Кавказ в важнейший источник промышленного и военно-стратегического сырья, в крупную продовольственную базу СССР. Руководители фашистской Германии надеялись, что потеря кавказской нефти еще более ослабит Советский Союз и обеспечит Германии возможность успешно продолжать войну, а выход немецких войск в Закавказье нарушит связь СССР с внешним миром.

Велико было влияние войны на политику, экономику, социальную действительность Кавказа. В эти великие годы его жители вместе со всем советским народом встали на защиту Родины, мужественно сражались на фронтах Великой Отечественной войны.

В первой главе авторы освещают роль Кавказа в стратегических планах немецких захватчиков, оценивают подготовку Ставрополья к отпору врага, подробно анализируют ход боевых действий на территории края. Особое внимание уделено малоизвестным сражениям в восточных районах Ставропольского (в годы войны — Орджоникидзевского) края — Курском и Нефтекумском районах, а также в предгорьях Кавказа в районе г. Моздока и г. Владикавказа (Орджоникидзе). Здесь бои продолжались в период с августа по декабрь 1942 г. беспрерывно, и советские войска не позволили гитлеровцам прорваться к Грозному, Махачкале и Баку. По словам маршала А. А. Гречко, в самый ответственный момент битвы на Волге гитлеровцы не смогли перебросить под Сталинград крупные силы с Северного Кавказа.

Авторы установили, что во время сражений с августа до конца декабря 1942 г. в восточных районах Ставропольского края на поле боя навсегда остались 22 тыс. советских солдат и командиров, из них около 8,5 тыс. — в братских могилах у х. Дыдымкин, тысячи — под селами Полтавским, Ага-Батыр, х. Кизиловым [1, 68].

Во второй главе анализируется система оккупационной политики немецких захватчиков. Ее основой на оккупированной территории Ставропольского края стал расовый геноцид. Массовые расстрелы проводились в городах и селах края. В Ставрополе от рук фашистов погибло 8 тыс., в Минеральных водах — 10 тыс., в Пятигорске — 3 тыс., в Кисловодске —3 тыс., в Черкесске — 2350 человек. Всего в Ставропольском крае от рук немецких оккупантов погибло 31645 мирных жителей и 277 военнослужащих [1, 93].

Авторы выявили, что гитлеровские оккупационные власти отправили на каторжный труд в Германию более 122 тыс. представителей Северного Кавказа, в том числе из Ставропольского края 990 человек [1, 97].

Кроме того, оккупанты разграбили и вывезли в Германию 509592 т зерна и 144 т овощей и картофеля, без учета тех продуктов, которые фашисты захватили на заготовительных пунктах [2, 1]. Помимо этого, гитлеровцы, отступая, вывели из строя 13 шахт местной угольной промышленности, значительную часть животноводческих ферм, зернохранилищ и разграбили многие санатории курортов КМВ. В целом же в период оккупации враг нанес ущерб народному хозяйству края на 14,6 млрд. руб. (в ценах 1944 г.) [1, 460].

В третьей и четвертой главах книги, посвященных состоянию сельского хозяйства и промышленности Ставрополья до и после освобождения края от немецких оккупантов, авторы показывают, что в годы Великой Отечественной войны Ставропольский край был важным источником снабжения продовольствием, обмундированием и вооружением. В сельском хозяйстве за время войны колхозы и совхозы края продали родине 7500 тыс. т хлеба, 100‑120 тыс. т мяса скота и птицы, 130 тыс. т молока, 250 млн. шт. яиц, 20 тыс. т шерсти и др.

Вместе с тем во время оккупации края произошло заметное сокращение его аграрного производства. На 1944‑1945 гг. были намечены и частично реализованы мероприятия по ускоренному восстановлению и дальнейшему развитию сельского хозяйства Ставропольского края. Авторы подсчитали, что благодаря неимоверным усилиям жителей Ставрополья показатели аграрного производства края к окончанию войны выросли: так, в 1945 г. валовая с / х продукция края составила уже 64 % (в 1943 г. — 55 %), численность занятых в колхозах, совхозах и МТС — 71,3 % (в 1943 г. — 67,7 %), поголовье скота — 70 % (в 1943 г. — 62 %), посевные площади — 72 % (в 1943 г. — 68 %), валовый сбор зерна — 43 % (в 1943 г. — 47 %) [1, 158, 168].

После освобождения в крае активно восстанавливалась промысловая кооперация. Уже в марте 1943 г. начали работу 62 артели промкооперации. В 1943‑1945 гг. отмечался рост объема производства: в 1945 г. кооперативы произвели продукции на 79,6 млн. руб., т.е. на 66 % от довоенного уровня [3].

Оккупация края немецко-фашистскими захватчиками оставила тяжелое наследство. После освобождения Ставрополья промышленная продукция составляла всего 22,7 % к 1940 г., а численность персонала промышленных предприятий — 33,9 % к 1940 г. Ко времени окончания войны численность промышленного персонала составляла всего 34,9 тыс. человек, или 51,4 % к 1940 г. Выпуск промышленной продукции в 1945 г. составлял всего лишь 41,8 % от довоенного уровня. Производство таких товаров народного потребления, как обувь, сократилось на 50 %, швейных изделий — на 40 %. Из 906 предприятий в 1945 г. работало лишь 723 [4, 2об.].

Отметим, что новизну работе придает рассмотрение в пятой главе вопроса о состоянии образования на Ставрополье в военное время. Исследователи выяснили: перед войной в крае было 1490 школ (включая вечерние и заочные) и 344 тыс. учащихся [1, 221]. Война оказала серьезное воздействие на систему школьного образования в крае: общее количество школ в 1943 / 1944 учебном году сократилось на 17 %. Снизился и контингент учащихся, особенно в сельской местности — почти в 60 (!) раз. Главной причиной этого стала занятость учащихся на полях колхозов и совхозов. Что касается учителей, то их количество сократилось в 1,5 раза, т.к. многие учителя были мобилизованы на фронт, часть из них была уничтожена гитлеровцами [1, 221‑222].

Перед войной было в крае имелось 11 высших учебных заведений, расположенных в Ставрополе, Пятигорске и Карачаевске. Численность студентов составляла 4,4 тыс. человек. [1, 234]. В работе проанализированы особенности деятельности вузов края в годы войны, в частности открытие новых вузов, изменение учебных программ, деятельность аспирантур по направлениям.

Несмотря на тяжелые последствия немецкой оккупации, к концу Великой Отечественной войны не только все вузы были восстановлены, но и открыты новые, в частности — Пятигорский фармацевтический институт; в вузах края училось 5,8 тыс. студентов [1, 251].

Среди наиболее интересных аспектов исследования следует отметить анализ работы научных учреждений края накануне и в годы войны. По сведениям авторов, в предвоенном 1940 г. на территории Ставрополья имелось шесть научно-исследовательских учреждений, в которых работало 80 научных работников. К 1945 г. число научных учреждений увеличилось до девяти, однако количество научных работников из‑за призыва на фронт и гибели от рук немецких оккупантов уменьшилось до 57 человек.

Авторы подробно исследовали деятельность крупнейших на Кавказе научно-исследовательских организаций, занимавшихся селекционной работой. Среди них Всесоюзный научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства (ВНИОК) и Ставропольский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (СНИСХ). Государственный Бальнеологический институт на Кавказских Минеральных Водах разработал новую отрасль медицинской науки — курортологию (бальнеологию) [1, 252‑257].

В шестой главе, посвященной деятельности культурных учреждений Ставрополья в военное время, отмечается, что в период оккупации захватчики грабили и вывозили в Германию культурные ценности из музеев и храмов края: церковные книги, картины, гравюры, иконы, бронзовые статуи и др. Им оказывали упорное сопротивление работники музеев и церковных учреждений. Писатели края сражались с врагом и пером, и шпагой. Смертью храбрых пали поэты И. Кравцов, Б. Макушенко, И. Голованов, Ф. Зеленин и др. [1, 262]

Авторы критически оценивают т.н. положительное отношение нацистов к русской и немецкой классической музыке, которую гитлеровцы использовали как в учреждениях культуры, так и в организации работы на предприятиях. Но делалось это не для повышения уровня культуры местного населения, а в качестве одного из рычагов духовного порабощения населения [1, 273].

В седьмой главе авторы впервые в региональной историографии выясняют, как функционировала налоговая система, осуществлялось обеспечение населения городов топливом и продуктами питания, реализовывалась выплата пенсий и пособий семьям погибших воинов, оказывалась медицинская помощь населению края. В этой связи подчеркивается, что медицинские учреждения края, особенно Кавказских Минеральных Вод, проделали огромную работу по недопущению эпидемий в регионе и лечению раненых красноармейцев. В 110 санаториях и пансионатах за время войны было возвращено в строй не менее 200 тыс. военнослужащих [1, 457].

В восьмой главе книги впервые показаны демографические сдвиги, изменения в повседневной жизни населения Ставропольского края в годы войны, возрождение религиозной жизни.

В заключительной главе монографии речь рассматривается феномен народной памяти о войне, проявляющийся в памятниках, музеях и современных традициях. Авторы обращаются к теме патриотического воспитания молодежи на примерах подвигов своих соотечественников в Великой Отечественной войны. В книгу включен материал о современных традициях патриотического воспитания на примере акции «Бессмертный полк», работе ставропольских поисковых отрядов, в частности, в Курском и других районах Предкавказья, где шли ожесточенные бои.

Очевидным достоинством издания является сопровождение текста большим количеством фотоматериалов.

Из недочетов работы следует отметить недостаточно глубокое освещение политики гитлеровцев в отношении казаков и горских народов Кавказа. Кроме того, желательно в таком издании показать историю войны в жизни отдельных семей ставропольцев и других народов Северного Кавказа. Важным представляется также, опираясь на богатый собранный материал по истории Ставропольского края и других регионов Северного Кавказа, доработать и издать 3‑й и 4‑й тома «Истории народов Северного Кавказа», начатую под руководством академика А. Л. Нарочницкого [5].



     1. Ставропольский край в период Великой Отечественной войны 1941‑1945 гг. / Под ред. С. И. Линца (отв. ред.), А. А. Аникеева, Г. И. Кольга. М.: Изд. Надыршин, 2019. 480 с.
     2. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). Ф. Р. 1368. Оп. 1. Д. 198.
     3. Печалова Л. В., Судавцов Н. Д. Кооперативная промышленность Ставрополья и Карачаево-Черкесии в годы Великой Отечественной войны (1941‑1945 гг.). М., 2010.
     4. Государственный архив новейшей истории Ставропольского края (ГАНИСК). Ф. 1. Оп. 2. Д. 144.
     5. История народов Северного Кавказа. М., 1988. Т. 1, 2.



Об авторе:
Гринев Вадим Владимирович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России; vadimgrineff@yandex.ru



Источник:
Гринев В. В. Ставрополье в годы войны (Рецензия на книгу: Ставропольский край в период Великой Отечественной войны 1941‑1945 гг.) // Известия СОИГСИ. 2019. Вып. 32 (71). С.158—163.

Похожие новости:

  • Политическая модель выживания Грузии
  • Роль Германии в ближневосточной стратегии великих держав в конце XIX – первой половине XX в.
  • Демографические процессы и миграции в регионах России в 1990-х гг.
  • Кавказоведение на грани веков
  • Взаимоотношения Грузии и Абхазии и их историческая интерпретация
  • Формирование мюридизма — идеологии Кавказской войны
  • Реакция на «августовскую войну» в странах СНГ оставляет желать лучшего...
  • Сталин и Гитлер: великое противостояние
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Январь 2020 (3)
    Декабрь 2019 (6)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
      Осетия - Алания