Авторские статьи: Участие Турции в энергетических проектах Южного Кавказа и российские интересы в регионе в постбиполярный период

Опубликовал admin, 13 марта 2014
Дулаева З.А.,
аспирантка Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова


Участие Турции в энергетических проектах Южного Кавказа и российские интересы в регионе в постбиполярный периодУже в первые годы после прекращения существования СССР регион Южного Кавказа стал объектом повышенного интереса ведущих западных держав во главе с США, а также регионального игрока в лице Турции. С распадом Советского Союза, как единой и объединяющей государственной организации, в Южном Кавказе появились суверенные государства из бывших советских республик – Азербайджана, Армении и Грузии. Одновременно здесь осложнились этнополитические проблемы: Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах стали претендовать на политическую самостоятельность; параллельно с этими процессами актуализировалась проблема т.н. разделенных народов – осетин, лезгин, чеченцев, оказавшихся частично в разных государствах со всеми вытекающими последствиями. В регионе наблюдался бурный рост национального самосознания, связанный в политической практике с государственно-национальным строительством.

Сложная политическая ситуация, сложившаяся в регионе Южного Кавказа, послужила сигналом для активизации деятельности ведущих стран Запада, а также Турции в кавказском направлении. Молодые закавказские государства постепенно стали втягиваться в орбиту западного влияния. В результате создалась ситуация, когда из-за многих проблем, возникших в регионе, а также невнятной, противоречивой кавказской политики Москвы Россия могла полностью утратить здесь свое влияние и позиции.

Анализируя стратегию западных держав в Южном Кавказе, условно можно выделить два периода, в ходе которых осуществлялась реализация здесь западных внешнеполитических акций: 1) конец 80-х – первая половина 90-х гг.; 2) со второй половины 90-х гг. по настоящее время. В основе этой периодизации лежит учет как внешних, так и внутренних факторов, тесно связанных со сложными процессами, происходящими на всем постсоветском пространстве, включая Южно-кавказский регион.

В первые годы после распада СССР политика США и их партнеров по НАТО, включая Турцию, носила в Южном Кавказе несколько сдержанный характер. В западных столицах имело место понимание, что ведущая роль на постсоветском пространстве принадлежит России, как правопреемнице СССР, и поэтому там избегали рассматривать открыто бывшие республики советского Закавказья в качестве сферы своих стратегических интересов. По мнению некоторых видных членов дипломатического корпуса США, в частности Д. Марка, западным индустриальным странам следовало активно поддержать властные режимы в регионе Закавказья. Но при этом нельзя было оспаривать здесь доминирование России и принимать на себя каких-либо обязательств [1]. В декабре 1991 г. США официально признали Азербайджан и Армению, а в 1992 г., после свержения режима З. Гамсахурдиа, между США и Грузией также были установлены официальные отношения. Присутствие США в регионе ограничивалось Азербайджаном, который располагал весьма перспективными запасами энергоносителей [2]. Кроме того, он рассматривался в Вашингтоне, как важный стратегический плацдарм для распространения американского влияния в Кавказско-Каспийском регионе [3]. Соответственно, уже в начале 1990-х гг. в Азербайджане началась активная деятельность западных нефтяных и компаний. Вскоре к ним присоединились и турецкие фирмы.

После завершения «холодной войны» Турция принимала активные усилия для диверсификации своих торгово-экономических связей, создания себе поля для маневра во взаимоотношениях в этой области с ведущими странами Запада, прежде всего, Соединенными Штатами. Одновременно во внешнеполитической деятельности турецкого руководства постепенно стала реанимироваться доктрина пантюркизма, предполагавшая восстановление утраченного в прошлом влияния Турции на соседние с ней регионы. В этом отношении особое место в стратегических планах Анкары занимал регион Южного Кавказа, располагавший значительными запасами энергоносителей. Суверенизация стран этого региона отвечала интересам не только западных держав, но и Турции, ибо само понятие «суверенизация» подразумевало уход из Южного Кавказа России и постепенное превращение этого региона в один из важных поставщиков нефти и газа на мировой рынок [4].

Таким образом, регион Южного Кавказа приобретал все более важное значение во внешней политике США и других западных держав, а также Турции, что неминуемо вело к столкновению их интересов здесь с Россией – традиционным актором в данном регионе. В таком ходе развития событий прослеживалась некоторая закономерность. Прежде всего, она заключалась в том, что превращение Южного Кавказа в сферу важных геостратегических интересов Вашингтона в определенной степени стало следствием пассивных действий руководства России в кавказском направлении. По сути дела, бывшие закавказские республики после прекращения существования единого союзного государства оказались предоставлены сами себе. В Москве были заняты в то время решением важных внутриполитических и экономических задач, и в результате Россия столкнулась с реальностью проведения этими республиками самостоятельной внешней политики. Логическим следствием этого факта стал их постепенный отход от сотрудничества с Россией (речь идет, прежде всего, о Грузии и Азербайджане) и всемерное сближение с ведущими западными странами, а также Турцией. В этих условиях одной из важных целей внешней политики турецкого государства являлось распространение своего влияния на бывшие советские республики, равно как и на страны-члены бывшей Организации Варшавского договора (ОВД), включение их в сферу своих интересов, недопущение их реинтеграции с Россией. Примером такой политики стал подход Анкары к мирному разрешению нагорно-карабахского конфликта. Так, если в начале военного столкновения Армении с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха Турция придерживалась принципа нейтралитета, полагая, что конфликт является внутренним делом СССР, то после его распада она кардинальным образом изменила свою позицию, активизировав действия в поддержку Азербайджана. Одновременно с целью усиления своего присутствия в этой стране она стала оказывать ей всестороннюю дипломатическую поддержку, а также экономическую и военно-техническую помощь [5].

Политика Турции в отношении Азербайджана полностью вписывалась в рамки ее стратегии по выстраиванию взаимоотношений с государствами с преимущественным присутствием тюркского элемента. На протяжении 1992-1997 гг. Турцией были подписаны с каждой из этих государств соглашения о торговле. Одновременно при Министерстве иностранных дел страны было создано «Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию» (ТИКА), ведающее всем спектром отношений Турции с тюркскими государствами, а также с тюркскими народами, проживающими на территории бывших советских республик, в области экономики, культуры, образования, туризма и т.д. Офисы ТИКА были открыты на территории Молдавии, Монголии, Таджикистана, Грузии, Узбекистана, Азербайджана, Украине, балканских стран и на территории Кипра. В сфере экономики основным направлением деятельности ТИКА было обозначено оказание помощи в экономическом подъеме тюркских государств и национальных тюркских меньшинств в постсоветских государствах. Не менее важное внимание уделялось также регулированию целого ряда правовых, технико-экономических, социальных и экологических вопросов сотрудничества; наконец, началу совместных проектов и программ [6].

В этом отношении одним из наиболее крупных проектов вскоре стал нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, строительство которого началось в апреле 2003 г. В мае 2005 г. был введен в строй азербайджанский участок нефтепровода, в октябре 2005 г. состоялось открытие грузинского участка, а в июле 2006 г. – в турецком г. Джейхан [7].

В 2008 г. к проекту присоединился и Казахстан. Однако предпосылки строительства нефтепровода были заложены в 90-е гг. Азербайджан путем использования своих природных богатств – нефтяных ресурсов добился привлечения иностранных инвесторов для реализации экономического потенциала страны и ее дальнейшего развития. Таким образом, главной частью внутренней и внешней политики Азербайджана, направленной на решение социально-экономических и международных проблем, являлась нефтяная стратегия. Ее основу заложило подписание 20 сентября 1994 г. контракта между Государственной нефтяной компанией Азербайджана (ГНКАР) и консорциумом крупных зарубежных нефтяных компаний по совместной разработке шельфовых месторождений «Азери», «Чыраг» и глубоководной части месторождения «Гюнешли» в азербайджанском секторе Каспийского моря, а также распределению добываемой нефти по долевому участию. В консорциум наряду с ГНКАР вошли десять крупных компаний из шести стран – «Амоко», «Юнокал», «Пеннзойл», «Макдермот» (США), «Бритиш Петролеум», «Ремко» (Великобритания), «ЛУКойл» (Россия), «Статойл» (Норвегия), «ТПАО» (Турция) и «Дельта» (Саудовская Аравия). По числу участников крупных компаний, представляющих ведущие страны мира, по объему капиталовложений, а также геополитическому значению это соглашение получило название «Контракт века» [8].

Участие Турции в энергетических проектах Южного Кавказа и российские интересы в регионе в постбиполярный период


В 1995 г. к проекту присоединилась компания «Экссон» (США), а в следующем году – известная японская фирма «Иточу», приобретшая долю у американского «Макдермот», и наконец, «Амерада Хесс» (США). Российская нефтяная компания «ЛУКойл» выбыла из контракта в 2002 г.: ее 10%-ную долю приобрела японская корпорация ИНПЕКС (INPEХ). Несмотря на имевшее место в российском обществе мнение о политической подоплеке ухода ведущей нефтяной компании страны из «Контракта века», в целом, это была сделка коммерческого характера. В частности «ЛУКойл», продав свою долю в контракте за 1,2 млрд. долл., получила несколько раз больше вложенной в проект суммы. К тому же, она продолжала участвовать в других проектах в азербайджанском секторе Каспийского моря, в том числе, уже действующем газовом месторождени «Шахдениз» [9].

Таким образом, дав «зеленый свет» реализации «Контракта века», Азербайджан тем самым сумел привлечь к себе внимание многих западных стран. Среди них наибольшая доля в этом контракте принадлежала пяти компаниям США – «Макдермотт», «Юнокал», «Aмоко», «Эксон» (50% общих инвестиций, или 5 млрд. долл.). В результате работ по претворению в жизнь столь масштабного нефтяного проекта международный авторитет Азербайджана существенно возрос: добыча первой нефти превратила страну в одну из крупных стран-экспортеров нефти на мировой рынок.

В этой связи следует отметить, что несмотря на сдачу в эксплуатацию трубопроводов Баку-Супса и Баку-Новороссийск, они не могли в полной мере экспортировать на мировой рынок растущие объемы азербайджанской нефти. Именно поэтому возникла необходимость в строительстве за короткое время основного экспортного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Тем самым было доказано, что данный проект являлся весьма жизнеспособным и плодотворным, и что «легенда трех морей» стала реальностью [10].

Нефтяной проект давал стране значительные выгоды. Затраченные ею средства на строительство трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, согласно данным Государственной нефтяной компании Азербайджанской республики (ГНКАР), составили всего сумму в 260 млн. долл. По сравнению с затратами остальных участников проекта, эта сумма являлась незначительной, так как длина азербайджанской части в 2,5 раза меньше, чем турецкая. Во-вторых, большую часть дивидендов Азербайджанская республика получала за счет экспорта собственных энергоресурсов. Согласно данным ГНКАР, ее прибыль должна была составить около 230 млрд. долл. в последующие 20 лет [11]. Объем транспортировки нефти по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан в 2015 г. планируется довести до 44 млн. тонн (в 2011 г. он составлял 36,8 млн. тонн). Согласно данным азербайджанского агентства Trend, в течение 2010 г. по нефтепроводу было транспортировано около 38,3 млн. тонн сырой нефти [12]. В целом, удачная нефтяная стратегия способствовала тому, что Азербайджан стал первым государством, освоившим огромный энергетический потенциал Каспийского моря и сформировавшим качественно новую экономическую модель развития региона. Страна сыграла важную роль в расширении политических и торговых связей между Европой и Азией, а также развитии Кавказского транспортного коридора, реализации проектов ИНОГЕЙТ, ТРАСЕКА и других грандиозных проектов в Прикаспийском и Кавказском регионе.

Весьма выгодным являлся нефтяной проект Баку-Тбилиси-Джейхан и для Турции. Ее затраты на строительство своей части нефтепровода, по данным компании Botaş, составили около 380 млн. долл. Длина турецкой части нефтепровода составила 70% от общей длины нефтепровода. По оценкам компании Botaş, издержки на строительство были невелики, так как цена на строительство была фиксированной государством и намеренно низкой. Согласно данным Управление Проекта Трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, прибыль Турции в ближайшие 16 лет составит не менее 200 млн. долл. в год. В дальнейшем же этот показатель может вырасти до 300 млн. долл. в год [13]. Немаловажным было и то обстоятельство, что Турция своим участием в энергетических проектах Южного Кавказа сумела достичь сближения с тюркоязычными странами региона. Данное обстоятельство приближало ее к реализации основной цели – стать основной транзитной страной для доставки энергоресурсов Каспия в Европу. Упрочив свои позиции в Южном Кавказе, Турция становилась одним из основных конкурентов России в вопросе транспортировки каспийского нефти и газа в Европу. Вскоре это соперничество стало постепенно трансформироваться в сотрудничество путем достижения российско-турецких соглашений о совместных энергетических проектах. Результатом одного из них являлось функционирование трубопровода «Голубой поток», введенного в строй в 1997 г., по которому Россия должна поставить в Турцию 364,5 млрд. куб. м газа за 2000–2025 гг. через Черное море, минуя третьи страны. Проект выполнен на паритетных началах Газпромом и итальянским концерном ENİ, дополняяя газотранспортный коридор из России в Турцию, проходящий через территории Украины, Молдовы, Румынии и Болгарии. Проектная мощность магистрали равна 16 млрд. куб. м газа в год. Общая протяженность трубопровода составляет 1213 км. В 1999 г. был подписан Протокол о взаимном применении сторонами льготного налогового режима к проекту «Голубой поток». Контракт с Турцией на поставку газа был составлен по принципу «take or pay» (при этом в случае невыбора запланированных объемов поставок газа турецкая сторона должна была оплатить весь запланированный объем). В 2010 г. газопровод вышел на полную мощность (16 млрд. куб. м газа в год). Существуют планы строительства продолжения газопровода в Израиль, Италию, а также расширения мощности «трубы» в 2 раза – до 32 млрд. куб. м. в год [14]. Таким образом, Россия, выбыв из проекта нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, нашла экономическую альтернативу: она состояла в сотрудничестве с Турцией, открывающей новые возможности для экспорта российского природного газа в страны Южной Европы, а также в Израиль.

Участие Турции в энергетических проектах Южного Кавказа и российские интересы в регионе в постбиполярный период


Таким образом, оформление энергетической программы развития региона Южного Кавказа происходило в рамках активизации деятельности здесь ведущих западных стран, а также Турции. Оно вело к подписанию с Азербайджаном ряда соглашений в сфере энергетики, среди которых, как указывалось выше, особое место занимает проект доставки на мировой рынок азербайджанской нефти через трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Учитывая масштабность данного проекта, можно предположить, что в будущем он будет способствовать внесению определенных изменений в ныне существующей геоэкономической карте мира. Но в целом, в настоящее время трудно дать оценку перспектив развития трубопровода, ибо существуют определенные экономические риски для данного проекта: нефтепровод проходит по курдской территории в Турции, с давних пор считающейся политически нестабильной. Лишний раз это подтвердилось в 2008 г., когда произошел взрыв на нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан в Турции, в курдской области Арзинджан. Тогда ответственность за инцидент взяла на себя Курдская рабочая партия (РКК). Согласно сообщениям ряда турецких СМИ, этот взрыв был совершен террористами-смертниками. Кроме того, мировой финансовый кризис существенно снизил платежеспособность турецкой и европейских компаний. Ко всему прочему следует добавить, что существует альтернативный путь доставки на мировой рынок энергоресурсов Каспия (речь идет о проекте «Набукко», т.е. Транскаспийского газопровода), что также весьма отрицательно может сказаться на перспективах развития энергетического проекта Баку-Тбилиси-Джейхан.


Примечания:

1. Маркедонов С. Россия проиграла геополитический тендер. http://www.apn.ru/publications/print1399.htm (дата обращения: 18. 03. 2013).

2. согласно экспертным оценкам Азербайджан располагал запасами нефти и газа соответственно в пределах: 1 – 6 млрд. тонн и 0,5 – 4 трлн. куб. м. По данным компании ВР, доказанные запасы нефти в Азербайджане на конец 2007 г. составили 1 млрд. баррелей, запасы газа – 1,28 трлн. куб. м. Анализ российских экспертов, с учетом всей имеющейся информации, позволял сузить этот диапазон до 1,6 – 1,9 млрд. тонн нефти и 1–1,5 трлн. куб. м газа (см.: Южный Кавказ: тенденции и проблемы развития,1992-2008 гг. М., 2008. С.61).

3. По убеждению видного американского политика З. Бжезинского, США должны были оказать Азербайджану мощную поддержку. Объяснением этой оценки мог служить не только факт нахождения на территории этой страны и принадлежащей ей части каспийского шельфа богатых нефтяных месторождений, но суждение о том, что «первоочередными объектами Москвы для политического подчинения представляются Азербайджан и Казахстан». При этом указывалось на то, что достижение доминирования в Азербайджане помогло бы упрочению соответствующих позиций России в Грузии и Армении. (Бжезинский З. Выбор. Мировое господство, или глобальное лидерство: [пер. с англ.]. М.: Международные отношения, 2007. С. 86).

4. Саруханян С. Энергетическая политика на Южном Кавказе// Космополис. 2007. №2. С.18.

5. Военная помощь Турции Азербайджану в ходе Карабахской войны http://www.armenianhouse.org/demoyan/turkey/ch4.html (дата обращения: 21.03.2013)

6. Турция и планы создания Великого Турана: политические стремления и реальности http://nomos.com.ua/content/view/74/77 (дата обращения: 21.03.2013).

7. Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан http://articles.gourt.com/ru/%D0%91%D0%A2%D0%94 (дата обращения: 21.03.2013).

8. Мехтиев А. О нефтяной стратегии Азербайджана. // http://www.iacentr.ru/archive/ public details-8517html?id=232 (дата обращения: 21.03.2013).

9. Мехтиев А. О нефтяной стратегии Азербайджана. // http://www.iacentr.ru/archive/ public details-8517html?id=232 (дата обращения: 21.03.2013).

10. http://www.azerbaijans.com/content_775_ru.html (дата обращения: 21.03.2013).

11. Между тем, согласно прогнозам BP, она может сократиться, поскольку в условиях мирового финансового кризиса цена на нефть упала почти в 2,5 раза. Подробнее см.: Онойко О. И. Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан: политическое и экономическое значение стран-участниц проекта // http://www.tag242217.taghosting.ru/index.php/2010-05-17-09-13-25/16-25-2009-/271 (дата обращения: 21.03.2013).

12. http://oil.s.ms1.ru/tape/1103/0/?fontsize=font_small (дата обращения: 21.03.2013)

13. Chufrin G. I. The Security of the Caspian Sea Region.// pdc.ceu.hu/archive/00002959/01/Security _of_the_Caspian_Sea_Region_Georgia.pdf

14. Ведомости от 18.11.2005. Голубой поток дотянется до Израиля и Италии http://www.turkey.mid.ru/rus_smi/rus_smi98.html (дата обращения 18.03.2013).

Похожие новости:

  • Южный Кавказ: некоторые итоги постсоветского развития. Азербайджан
  • Турецко-грузинские отношения в последней четверти ХХ – начале ХХI в.
  • Проблема Нагорного Карабаха в регионе и устремленные на Южный Кавказ взоры России и стран Запада в первой половине 90-х годов XX века
  • Некоторые аспекты турецко-грузинских отношений в последней четверти XX – начале XXI в.
  • Участие Грузии в энергетическом проекте Баку-Тбилиси-Джейхан и Российские интересы в Южном Кавказе
  • Якобашвили: Россия способствует реализации проекта «Набукко»
  • Азербайджан прекратил поставлять газ в Грузию
  • Кого выберет «невеста»?
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Декабрь 2018 (2)
    Ноябрь 2018 (7)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
      Осетия - Алания