Авторские статьи: Некоторые аспекты турецко-грузинских отношений в последней четверти XX – начале XXI в.

Опубликовал admin, 14 февраля 2014
З.С. Дулаева,
аспирант кафедры новой, новейшей истории и исторической политологии
Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова

Распад СССР, приведший к образованию суверенных государств из бывших союзных республик, способствовал активизации политики ведущих западных стран во главе с США на бывшем постсоветском пространстве, включая кавказское направление. При этом в районе Большого Кавказа ими решались следующие основные задачи: добиться беспрепятственного доступа к богатым нефтяным и газовым источникам Кавказско-Каспийского региона, вытеснить из этого региона Россию и приобрести возможность транспортировки нефти и газа в обход России. Важную роль в рамках выполнения этого плана играла ориентированная на Запад Грузия: именно она рассматривалась в качестве плацдарма для доставки на мировой энергетический рынок огромных запасов нефти Кавказско-Каспийского региона. Успехом по реализации западного плана по вытеснению России из Кавказско-Каспийского региона можно считать строительство в 2005 г. трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, с его значительными возможностями хорошей перспективой в будущем. Этот проект объединяет два закавказских государства — Азербайджан и Грузию с соседней Турцией, позиции которой, как регионального лидера, усилились после окончания «холодной войны». В результате Турция, Азербайджан и Грузия стали занимать важное место в современных геополитических процессах в районе Большого Кавказа. В этой связи уместно отметить то, что Грузия уже вскоре после выхода из состава СССР и провозглашения своей независимости обратилась к соседней Турции с предложением о дружбе и сотрудничестве, что собственно и было оформлено соответствующим соглашением между двумя странами. Данное обстоятельство особенно важно для США и их западных союзников, поскольку Турция является их стратегическим партнером, и с ней связано реализация целей и задач США на Ближнем Востоке, а также районе Большого Кавказа. Но очевидным является и то, что в последнее время турецкое государство стремится утвердиться в мировой политике и международных отношениях в качестве ведущей региональной державы, для чего предпринимает попытки выйти из амплуа «младшего партнера США» и утвердиться в качестве «старшего брата Азербайджана» с целью проведения более самостоятельной политики, в том числе, в кавказском направлении. Но в рамках практической реализации этой стратегии Турция сталкивается с немалыми препятствиями. В качестве примера можно привести в целом неудачную попытку проведения руководством Турции политики «ноль проблем с соседями»: продекларированная в качестве лозунга сохранения добрососедских отношений с соседними государствами, она на деле ставит своей целью экспорт неоосманской идеологии. В этих условиях военно-политическое и экономическое сотрудничество Турции с Западом, казалось бы, строится на взаимовыгодных условиях: кроме того, Анкара рассчитывает на принятие Турции в состав Европейского Союза (ЕС). Однако Евросоюз откладывает решение о принятии Турции в свои ряды. При этом в основе данного явления лежит ряд моментов, а именно: участие Турции в захвате в 1975 г. Северного Кипра и провозглашение на оккупированной турецкими войсками части острова Турецкой Республики Северного Кипра, сохранение в конфликтном состоянии турецко-греческих отношений, наконец, неразрешенность курдской проблемы в Турции. Не менее важную роль в этом контексте играет также исламский фактор: Европа политически и психологически пока не готова к приему в ЕС крупного мусульманского государства, учитывая сохранение многочисленных проблем в современном исламском мире. Ситуация осложняется и тем, что в Турции стремительно усиливаются антиамериканские настроения, сопровождаемые критикой безнравственности западного общества. Безусловно, турецкое государство, вовлеченное во многие глобальные проекты Запада, продолжает оставаться союзницей США, рассматривающих его, в том числе, в качестве препятствия для влияния сначала советского, а затем и российского влияния на Ближнем и Среднем Востоке. Вместе с тем, Европа продолжает демонстрировать неготовность к полноценной интеграции Турции в европейские структуры [1]. Соответственно, это государство все более отчетливо постепенно меняет свои внешнеполитические ориентиры, демонстрируя высокую активность в восточном (кавказском) направлении.

В конце XX - начале XXI вв. Турция поставила перед собой цель, стать доминирующей политической, экономической и военной державой на Кавказе и одновременно, активизировать усилия для расширения своего влияния на молодые государства — как региона Южного Кавказа, так и Центральной Азии. В рамках реализации своих замыслов Турция активно взялась за налаживание с Азербайджаном, Грузией и некоторыми другими странами постсоветского пространства военно-экономического, военно-технического и торгово-экономического сотрудничества, а также культурных обменов с ними. Если в начале 90-х гг. турецко-грузинские отношения носили несколько напряженный характер*, то уже после 1994 г., когда стало ясно, что в новом энергетическом проекте Грузия играет важную роль, как транзитное звено в доставке азербайджанской нефти в Турцию, значение этого государства для Анкары существенно возросло [2]. В свою очередь, Грузия стремится с помощью турецкого посредничества решить вопрос о своем вхождении в НАТО. Начиная с правительство З.Гамсахурдиа, а затем и Э. Шеварднадзе закладывался фундамент двусторонних отношений между двумя этими странами. Их международно-правовая база состоит из ряда соглашений, охватывающих разные направления. Основополагающим документом среди них является Договор о дружбе и добрососедстве между Турцией и Грузией, заключенный 30 июля 1992 г. [3]. На начальной стадии оформления двусторонних отношений был также заключен «Договор о торговле и экономическом сотрудничестве» и созданы совместная экономическая комиссия, а также турецко-грузинская бизнес-ассоциация. Однако в силу нестабильного положения в Грузии и ряда иных факторов, внедрение турецкого капитала в самом начале 90-х гг. Грузию не носило сколько-нибудь долговременного характера. Экономическое оживление началось в Грузии лишь с конца 90-х гг., параллельно с началом реализации значимых геополитических и геоэкономических проектов. В числе прочих, это привело к притоку иностранного капитала в Грузию, в котором турецкая доля заняла значительное место [4]. Так, по данным министерства торговли Турции, в 2005 г. торговый оборот Турции с Грузией составил $ 575 млн. (в том числе экспорт - $ 272 млн., импорт - $ 303 млн.). По представлению департамента по статистике министерства экономического развития Грузии товарооборот между двумя странами в 2005 г. составил $ 405 млн. (в том числе экспорт в Турцию $ 122 млн., а импорт из этой страны был равен $ 283 млн.). По сравнению с 1996 г. торговый оборот между двумя странами вырос на 400% [5, 53-54]. Если в 1996-2001 гг. ведущее место в турецком экспорте в Грузию занимали сельскохозяйственные и продовольственные продукты, то теперь основу экспорта составляют товары перерабатывающей промышленности (72,2% от общего объема экспорта в 2005 г.). Главным образом это продукция машиностроения, а также химической и легкой промышленности - т.е. товары тех секторов турецкой экономики, которые больше всего нуждаются в новых рынках. В свою очередь, основную статью грузинского экспорта в Турцию составляет минеральное сырье [5, 54].

Территория Грузии стала своего рода «экономическим мостом» между Турцией и Азербайджаном, без которого не представляется возможным реализовать проекты строительства нефтепроводов Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзерум и Баку-Супса для транспортировки азербайджанских углеводородов в Турцию и на другие рынки. Существенную роль в качестве транспортной артерии, связывающей регион Закавказья с Турцией, играет железная дорога Баку-Каре [6].

Важным этапом в рамках развития двусторонних отношений между Турцией и Грузией стало подписание 4 апреля 1996 г. «Соглашения о сотрудничестве в военной сфере». В рамках этого соглашения грузинская сторона получила возможность использования турецкого опыта в военном строительстве и что не менее важно, стала пользоваться помощью Анкары в формировании материально-технической базы своих вооруженных сил. Со свое стороны турецкие власти были заинтересованы в необратимости политических изменений в Грузии, поэтому они с готовностью откликнулась на просьбы руководства этой страны в помощи для становления грузинской армии, подготовке ее военных кадров, в оснащении создаваемых силовых структур оружием и техникой. В результате, сотрудничество с Турцией стало важным фактором становления и развития грузинского государства. При этом важно отметить, что для Анкары это сотрудничество полностью вписывается в рамки стратегических целей и задач стран-членов НАТО, которые предусматривают всяческое противостояние влиянию России на Кавказе и отчасти, политике Ирана в этом районе [7].

Таким образом, диалог, проводимый между Турцией и Грузией на двусторонней и многосторонней основе, имел положительные результаты для обеих сторон, ибо он способствовал совпадению их политических и экономических интересов в ближайшей и долгосрочной перспективе.


* Власти Грузии выражали свое недовольство претензиями Турции на территорию Аджарии, а также тем, что многочисленная абхазская диаспора в Турции, оказывая влияние на конфликт в Абхазии, препятствовала его разрешению по грузинскому сценарию.


Источники и литература

1. Политика Турции в кавказском направлении http://husell.at.ua/news/politika_turcii_na_kavkazskom_napravlenii/2010-03-31-38 (дата обращения 12.04.2013).

2. Коджаман О. Южный Кавказ в политике Турции и России в постбиполярный период http://cheloveknauka.com/yuzhnyy-kavkaz-v-politike-turtsii-i-rossii-v-postsovetskiy-period (дата обращения 13.04.2013).

3. Охрименко И.В. Турция и кризис на Кавказе. Некоторые политические и экономические аспекты http://www.iimes.ru/?p=7652 (дата обращения 13.04.2013)

4. Грузино-турецкие отношения: реалии и перспективы http://bs-kavkaz.org/2013/02/gruzino-tureckie-otnoshenia-realii-i-perspektivy-ii/ (дата обращения 13.04.2013).

5. Егиазарян А. Грузия: структурные проблемы экономики и турецкая экономическая экспансия (1994-2007). Ереван; Москва 2007.

6. Политика Турции в кавказском направлении http://huselI.at.ua/news/politika_turcii_na_kavkazskom_napravlenii/2010-03-31-38 (дата обращения 12.04.2013).

7. Политические цели Турции на Южном Кавказе http://republic.com.ua/article/14833-old.html (дата обращения 13.04.2013).


Дулаева З.С. Некоторые аспекты турецко-грузинских отношений в последней четверти XX – начале XXI в. // Проблемы всеобщей истории и политологии: Сборник научных трудов: Выпуск № 5 / Под ред. докт. полит, наук, проф. Б.Г. Койбаева; ФГБУН Сев.-Осет. ин-т гум. и соц. исслед. - Владикавказ: ИПЦ СОИГСИ, 2013.-225 с. С. 21- 26.

Похожие новости:

  • Региональный аспект турецко-сирийских отношений (80-90-е гг. XX в.)
  • Главные направления внешней политики правительства Т.Озала в 1983-1987 гг.
  • Турецко-грузинские отношения в последней четверти ХХ – начале ХХI в.
  • Проблема Нагорного Карабаха в регионе и устремленные на Южный Кавказ взоры России и стран Запада в первой половине 90-х годов XX века
  • Участие Турции в энергетических проектах Южного Кавказа и российские интересы в регионе в постбиполярный период
  • Участие Грузии в энергетическом проекте Баку-Тбилиси-Джейхан и Российские интересы в Южном Кавказе
  • Кавказский разлом
  • Турция и Кабардино-Балкария укрепят экономические связи
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Доставка пиццы и суши Пушкино тут

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Декабрь 2019 (3)
    Октябрь 2019 (7)
    Сентябрь 2019 (2)
    Июнь 2019 (6)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (3)
      Осетия - Алания