История: Первая государственная дума и проблемы межнациональных отношений на Северном Кавказе

Опубликовал admin, 8 апреля 2010
С. В. Дарчиева
к.и.н., старший научный сотрудник СОИГСИ им. В.И.Абаева (г. Владикавказ)

Первая государственная дума и проблемы межнациональных отношений на Северном КавказеПервая Государственная дума (27 апреля - 8 июля 1906 г.) стала институтом, где проявились национально-региональные интересы народов Российской империи. «Результаты выборов в первую Государственную думу были почти для всех полною неожиданностью»1, - отмечал один из политических деятелей социал-демократической фракции в I и II Думах Ф. Дан. Действительно, неожиданно для власти первый российский парламент оказался крестьянско-разночинским по преобладающему составу (более 50% членов Думы происходили из крестьян, казаков, мещан) и оппозиционным по настроениям большинства членов Думы (до 80% состава)2. Еще одним «сюрпризом» для правительства стал многонациональный состав депутатского корпуса. Представители нерусских народов в I Государственной думе составили около 200 депутатов. Почти половина этих депутатов были крестьянами из национальных регионов.

Такой состав I Думы неизбежно должен был обратиться к поиску путей решения трех самых острых проблем российской действительности начала XX в. - аграрного вопроса, проблемы демократизации политической жизни и национального вопроса. Поэтому вокруг этих жизненно важных вопросов и развернулись в I Думе самые жаркие дебаты, и именно настойчивые требования народных избранников разрешить эти вопросы путем демократических преобразований стали причиной нарастающего конфликта I Думы и правительства3.

По справедливому замечанию историка и депутата кадетской фракции А.А.Кизеветтера «Властвовать над Россией при помощи военной силы можно еще и без Думы; но управлять Россией, то есть правомерно регулировать жизненные процессы великой страны - без Думы уже невозможно»4.

Не так уж был не прав товарищ председателя I Государственной думы Н.А. Гредескул, утверждавший, что «пройдет время, и мы всенародно увидим и признаем, что первое русское народное представительство это - во всем ее значении - не переходимая грань, отделившая старую, уже отжившую Россию от России новой, предназначенной к подъему и расцвету»5.

Уже в первые дни работы Думы при обсуждении содержания думского ответного адреса на царскую тронную речь проявилась острота национальных проблем. Ответный адрес должен был представлять «заявление о политических намерениях» большинства новоизбранной Думы. В заявлении сразу же было обозначено программное требование, в котором предлагалось начать обсуждение национального вопроса вслед за разрешением неотложных политических требований: амнистии, отмены смертной казни, гражданского равноправия и демократических свобод. Депутат от Терской области Т.Э. Эльдарханов в своем выступлении подчеркнул приоритет защиты национальных прав «маленьких народностей, у которых нет культуры, нет, кроме свободной прошлой жизни, ничего для борьбы с темной силой, которая надвинулась на нас»6. И дальше депутат отметил: «Счастье и мир для нас будут тогда, когда нам дадут устроить свою жизнь самим»7.

Многие деятели национальных групп Думы рассчитывали на сотрудничество с общероссийскими оппозиционными силами для достижения национального равноправия и местного самоуправления.

Так, депутат Харьковской губернии, профессор М.М. Ковалевский, выступавший от имени ингушей, указывал на полное отсутствие защиты прав различных национальностей. Он сгруппировал ряд задач для правительства - «прекратить бесправие, самосуд, междоусобие, дать возможность жить под равной охраной центральной власти»8. Решение национального вопроса посредством национально-территориальной автономии и самоуправлении входило в противоречие с идеями государственности понимаемой по-имперски. На это расхождение обратил внимание Саратовский депутат С.А. Котляревский. «Самое роковое, - говорил он, - это утрата идеи государственности, утрата сознания общности, участия отдельных классов, отдельных национальностей... в этих государственных целях»9.

Уже во всеподданнейшем адресе Думы в ответ на тронную речь императора было заявлено о готовности проявить заботу о широком удовлетворении справедливых нужд народов России: «Государственная дума считает, наконец, необходимым указать в числе неотложных задач своих и решение вопроса об удовлетворении давно назревших требований отдельных национальностей. Россия представляет собой государство, населенное многоразличными племенами и народностями. Духовное объединение всех этих племен народностей возможно только при удовлетворении потребности каждого из них сохранять и развивать своеобразие в отдельных сторонах быта. Государственная дума озаботится широким удовлетворением этих справедливых нужд»10.

Хотя в адресе и содержались намерения добиться отмены национальных ограничений, и сформулировать государственный порядок, основанный на принципах мирного сожительства всех народностей и классов, всеобщности выборов в Думу, однако способы достижения этих целей так и не были расшифрованы.

За 72 дня работы I Думы национальная проблема многократно привлекала к себе внимание депутатов. Обсуждая программное заявление правительства в Думе 13 мая 1906 г. депутаты А. А. Ледницкий и М.М. Винавер были обеспокоены игнорированием властью самого существования национального вопроса и требований думского адреса о необходимости национально-религиозного равноправия. 15 мая 151 депутат Думы внесли законопроект о гражданском равенстве, предлагавший отменить все «ограничения в правах, обусловленные принадлежностью к той или другой национальности или вероисповеданию»11. Для кадетов решение этого вопроса имело принципиальное значение, так как «государство, построенное на неравноправии граждан, несет внутри самого себя семена вражды и разложения»12.

Заметную роль в деятельности 1 Думы играла мусульманская фракция. Создание и функционирование в 1906-1917 гг. мусульманской фракции в Государственной думе России стало одной из форм политической организации мусульманского общественного движения, получившего название джадидизм. В августе 1905 г. джадимисты из Поволжья, Закавказья и Степного края создали Мусульманский союз, потребовавший уравнения своих народов во всех политических, гражданских и религиозных правах. Состоявшийся в 1906 г. в Нижнем Новгороде съезд мусульман выдвинул план культурно-конфессиональной автономии. В первые дни работы Думы большинство мусульманских депутатов присоединились к партии кадетов, но впоследствии было принято решение о создании собственной партии. Отделив, таким образом, свои интересы от общего умеренно-либерального потока, мусульмане в то же время не присоединились к фракции автономистов, куда вошли представители большинства национальных групп13.

В центре внимания мусульманской фракции в первой Государственной думе были два основных вопроса: земельный и проблема национально-религиозных взаимоотношений. Несмотря на утвержденное Николаем II 17 апреля 1905 г. Положение «Об укреплении начал веротерпимости»14, декларировавшее свободу вероисповеданий, в российском законодательстве сохранялся ряд правовых ограничений, связанных с религиозной принадлежностью граждан. Мусульманские депутаты поддержали проект «Основных положений законов о гражданском равенстве», отменявший все подобные ограничения. А обсуждение в первой Думе в мае 1906 г. аграрного крестьянского вопроса не могло не затронуть представителей народов и регионов в Думе, поскольку земельная проблема в многонациональных губерниях империи, как правило, была связана также с национальным неравенством и отсутствием местного самоуправления. 19 мая и 6 июня 1906 г. на обсуждение в Думу были внесены три проекта аграрной реформы, подготовленных кадетами и трудовиками15.

Обсуждение их заняло львиную долю всех думских дебатов. При этом проявилась любопытная тенденция: каждый депутат конкретизировал картину земельных отношений на отдельных примерах. В итоге страдали интересы дела: сказывалось отсутствие парламентской работы, разноголосица мнений и течений при слабости внутрипартийной дисциплины, а также недостаточная теоретическая разработанность вопроса.

На Северном Кавказе, являвшемся аграрной окраиной России, сочетались черты сложившегося капитализма, свойственные Кубани и Ставрополью, с наличием крепостнических пережитков в горных областях. Аграрная проблема была основой противоречия между казачьей верхушкой, кулачеством и горской феодальной знатью, с одной стороны, и основной массой безземельных иногородних крестьян, горской и казачьей беднотой, с другой. Она же лежала в основе острых национальных противоречий. В силу этого борьба крестьян за улучшение своего экономического положения тесно переплеталась с движением за национальные права, что придавало многим крестьянским выступлениям политический оттенок.

Наличие на Северном Кавказе огромного количества безземельных крестьян - переселенцев и малоземельных горцев создавало специфику этого противоречия. К специфическим особенностям относилось также существование привилегированного казачьего сословия на Кубани и Тереке, лучше обеспеченного землей и имевшего ряд преимуществ в сравнении с «местным» и «иногородним» переселенческим населением.

Массовый характер приняло аграрное движение в Осетии. В 1905 г. крестьяне захватили казенные земли во Владикавказском округе, потравили покосы землевладельцев. Власти Владикавказа 20 сентября доносили наместнику о том, что аграрное движение в плоскостной Осетии «вылилось в форме грозного массового движения, могущего получить крайне опасное направление»16. В документе указывалось, что аграрное движение из Осетии перекинулось в Нальчикский округ, где произошли волнения.

Активизировалась борьба и чеченского, и ингушского крестьянства. Малоземельная и безземельная беднота Грозненского, Веденского и Назрановского округов захватывала частные, войсковые, казенные земли, лесные участки, изгоняла представителей царских властей, отказывалась платить налоги. Борьбу за передачу казенных земель народу вели и крестьяне Карачая. В мае 1905 г. уполномоченные от 21 сельского общества потребовали от властей передачи в безвозмездное пользование казенного Тебердинского участка17.

Подъем аграрного движения был характерен для всех областей Северного Кавказа. И суровые карательные меры лишь усиливали его. Стихийная борьба за землю и за свободу принимала более активные формы, выливаясь часто в абречество, как наиболее приемлемой для горцев форме противодействия сильной государственной власти и одновременно весьма вероятного способа укрепления своего материального положения.

Фактически сама колониальная политика со своими великодержавными, шовинистическими лозунгами провоцировала подъем освободительного движения и революционной борьбы. Ограничения в правах на проживание, профессиональную деятельность, «особая паспортная система», вереница репрессивных мер, включая массовые ссылки на остров Чечень «так как туземцы боятся этого наказания более чем ссылки в Сибирь»18, острое безземелье и другие животрепещущие проблемы, давившие горцев, объективно формировали в их сознании антиправительственные настроения, дух непримиримой борьбы с существовавшим режимом19.

Сложный сам по себе, аграрный вопрос на Северном Кавказе приобретал особую остроту, переплетаясь с национальными и социальными проблемами. Этому во многом способствовало правительство Российской империи, которое проводило антинародную внутреннюю политику, а в национальных окраинах, вдобавок еще и дискриминационную в отношении к нерусским народам. Так, например, во Владикавказском округе Терской области власти скупали тысячами десятин земли у горских землевладельцев переселенцам из внутренних губерний России20.

На это обращали внимание депутаты самых разных политических групп с трибуны Думы. Но, пожалуй, самым ярким и эмоциональным было выступление терского депутата А.П.Маслова в прениях по аграрному вопросу в июне 1906 г. Основным противоречием здесь, отметил депутат, является крайне неравномерное распределение земли между казаками, местными крестьянами, землевладельцами и пришлым русским населением, т. н. иногородними. «Туземцы, состоящие из чеченцев, кабардинцев, кумыков, ингушей и др., находятся у нас в ужасном состоянии. Если вы спросите чеченца, - продолжал дальше А.П.Маслов, - сколько он имеет земли, он скажет, что у него земли столько, сколько помещается под его буркой, а цена земли, занимаемой лежачей коровой, такая же, как и цена коровы»21. Кроме того, земля в разных областях распределялась неравномерно.

Депутат Т.Э.Эльдарханов в Думе не раз говорил об особой остроте земельного вопроса в той области, которую он представлял - Терскую. Область эта делилась на две части: плоскостную и горную. На плоскости в наихудшем положении находились осетины, чеченцы и ингуши, имеющие на одну душу от двух до трех десятин земли. Но еще тяжелее приходилось жителям нагорной полосы области. В качестве примера депутат приводил названия некоторых горных участков. Этих участков пахотной земли недостаточно для прокормления населения. «Здесь не рациональное хозяйство, а каторжный труд, отчаянная борьба человека с суровой горной природой, а в итоге полуголодное существование на кукурузном или ячменном хлебе. Это при упорной работе круглый год»22. Одной из основных форм привлечения внимания органов власти и общественности к конкретным проблемам национальностей стали думские запросы. В I Думе они принимались общим собранием без прений. Но большое число разнообразных запросов, иногда узких и частных, заставило депутатов передавать их для предварительного рассмотрения в комиссию 33-х по исследованию незакономерных действий администрации. Если запрос признавался спешным, то его рассматривали общим собранием немедленно.

5 июня 1906 г. в Думу поступил запрос по поводу крупного конфликта между ингушами аула Яндырка Терской области и казаками Троицко-Карабулакской, Слепцовской, Михайловской, Самаринской, Осиновской, Нестеровской и Фельдмаршальской станиц. Разгорелся настоящий бой, в котором участвовало около 2 тыс. и прибывших на подмогу 3-х казачьих сотен, батальона пехоты и пулеметной роты. Погибло 5 казаков, 7 ингушей, 30 человек было ранено23. По поводу яндырских событий, представители ингушей вручили свое послание депутату Думы от Харьковской губернии М.М.Ковалевскому. Заявление о запросе подписали кадеты, социал-демократы, трудовики.

В ответ на запрос Думы военное министерство и главное управление казачьих войск 5 июля 1906 г. признали факт затяжных «неприязненных отношений» между казаками и горцами. При этом указывалось, что страшная взаимная вражда, по их мнению, питалась укорененными среди ингушей традициями грабежей, краж и т.д.24

На деле власть однозначно встала на сторону казаков, не пытаясь разобраться в сути конфликта и прекратить огонь. Неудивительно мнение ингушей, оглашенное на заседании Государственной думы по поводу указанного события: «Такое отношение властей окончательно убедило нас, ингушей, что нас хотят истребить вконец»25. Это подтверждается и мнением казаков, высказанным в прессе, что «им приказано бить ингушей, и за убийство им никакой ответственности не будет»26. Несмотря на взаимную нетерпимость, обе стороны конфликта выступили за прекращение вражды. В качестве примера поиска способа «умиротворить массы» приводилось соглашение между казаками и ингушами в станице Червленной, выработавшим меры по предотвращению новых столкновений. Наряду с этим было начато расследование правомерности и целесообразности действий военных властей27.

С думской трибуны депутаты от Терской области Т.Э.Эльдарханов, А.П.Маслов и выступавший от имени ингушей М.М.Ковалевский, говорили о междоусобной войне в регионе. Главные ее причины последний видел в политике грубой русификации, разделения, натравливания народов друг на друга, в их бесправии, а также произволе Кавказской администрации. Это подтвердили данные докладчика по запросу депутата Н.Н.Черносвитова. Он вскрыл изъяны системы управления Кавказским краем, бюрократизм, низкую квалификацию и нравственный уровень местного чиновничьего аппарата - от руководства до переводчиков28. Депутатом от Терской Т.Э.Эльдархановым было отмечено, что «главная причина ... что на Кавказе имеют место разбой, грабежи, убийства в бюрократии. Управляют нами военные чины, отбросы армии, совершенно не заинтересованные в судьбах, деле... Только экзекуции, штрафы, высылки людей суда и следствия, - вот их меры»29. Следует отметить, что выступления Т.Э.Эльдарханова не носили характер национального противостояния. Он всегда стремился предотвратить конфликты между народами Северного Кавказа. В любом своем выступлении с думской трибуны он подчеркивал, что «является представителем маленьких народностей Терской области: ингушей, кабардинцев, чеченцев, осетин и кумыков». «Все те отрицательные явления, которые совершаются на Кавказе, как то столкновение наций, которые не питают друг к другу никакой вражды, отношения эти плод провокации ... наших отцов-бюрократов»30. Депутат от Терской области А.П.Маслов в целом поддерживал в Думе позицию Т.Э.Эльдарханова по отношению к горцам, характеризовал их поведение с положительной стороны: «...люди в высшей степени нетребовательные, не пьют, не курят...». Зато казаков неизменно представлял в негативном свете: «Главную часть всего населения, 1/5, составляют казаки, но соотношение земли между остальным населением и казаками обратно пропорционально»31.

Так же А.П.Маслов в своих выступлениях всячески защищал интересы иногороднего населения, обвиняя казаков в бедственном положении новых жителей области. В частности, он описывает положение части русского иногороднего населения с окраин Грозного: «Горожане, которые приходили ко мне, со слезами и воплями указывали на обостренное положение их теперь, потому что те 3-4 тыс. дес, которые они арендовали у казаков, взяты и переданы другим арендаторам, и они остаются без одного клочка земли»32.

В таком объяснении лишь доля правды, так как казаки сдавали землю в аренду на торгах тем, кто был в состоянии осуществлять арендные платежи, постоянно повышавшиеся не по прихоти войскового сословия, а в соответствии с общей экономической ситуацией. Законы рынка всегда неумолимы и не оставляют места для благотворительности.

5 июня 1906 г. на основании запроса по поводу Яндырских событий, а также в связи с трагическими армяно-азербайджанскими столкновениями 1905-1906 гг. было подано принятое Думой 13 июня заявление о запросе главе правительства. 20 июня 1906 г. поступило срочное заявление от депутата Н.Жордания (г. Тифлис), он зачитал полученную телеграмму из Тифлиса о начавшемся в Батуми погроме, спровоцированном убийством казачьего сотника. Запрос о мерах по предотвращению погрома был так же направлен Председателю правительства33.

В ответе на запрос главы правительства М.Л.Горемыкина от 17 июня 1906 г. говорилось, что по действующему законодательству должность и власть наместника на Кавказе «поставлены совершенно самостоятельно», таким образом, правительство не имеет полномочий и необходимых данных для ответа на запросы Думы в отношении Кавказского края. Глава правительства сообщил, что думский запрос передан наместнику.

Другими словами, правительство, во-первых, демонстративно игнорировало работу Думы, во-вторых, власть не замечала самого существования национального вопроса, в третьих, этот пример наглядно показывает проблему обеспечения согласованности в действиях всех звеньев бюрократического аппарата Российской империи в начале XX в., так как наместник подчинялся непосредственно царю, а правительство постоянно поднимало вопрос о целесообразности наместничества.

На первый план всех думских дебатов выдвигался аграрный вопрос, в то время как специфические национальные проблемы лишь от случая к случаю становились предметом обсуждения. И, все же, к примеру, со спешным заявлением председателю Думы 22 июня 1906 г. выступил депутат от Терской области Т.Э.Эльдарханов. С думской трибуны Т.Э.Эльдарханов резко осудил власти в массовой вербовке и посылке стражников-горцев в центральную Россию. «Чеченский народ не может позволить, чтобы руки их братьев обагрились кровью невинных русских граждан»34. А также справедливо показал реакцию русского населения и войск Терской области на это явление: «Крестьяне возмущены действиями стражников - чеченцев, ингушей и осетин. Особенно возмущает солдат посылка стражников в Россию. Они неоднократно заявляли: «Вы посылаете соплеменников убивать наших отцов и братьев, жен и детей; не пеняйте же на нас, если мы обратим оружие против вас»35.

Все эти запросы, а также выдвинутые депутатами I Думы законопроекты остались нереализованными, в связи с роспуском 8 июля 1906г. парламента.

Таким образом, в деятельности северокавказских депутатов I Думы нужно отметить ее главный итог - обретение опыта парламентских выступлений, работы в специальных комиссиях по аграрному вопросу, а также с крестьянскими наказами и запросами. Как показал анализ материалов Думы, большинство избранных от края депутатов было не готово заниматься законотворчеством, выступления их с трибуны Думы были часто противоречивыми, спорными. Но все-таки это был первый опыт решения национального вопроса законным, парламентским путем.

Депутаты от Северного Кавказа прямо связывали аграрный вопрос с проблемой национального равноправия, гражданских свобод и регионального демократического самоуправления. Особо подчеркивали политику властей в разжигании межнациональной розни и систематического натравливания одних народов на другие.

Учитывая вышеизложенное, национальный вопрос был среди важнейших тем, постоянно присутствовавших в думских прениях с первого до последнего дня существования I Государственной думы, обозначив одну из линий усиливающегося политического разлома самодержавной имперской системы.



Примечания

1 Общественное движение в России в начале XX в. / Под. ред. Л.Мартова. СПб., 1911. Кн.7. Т.4. Ч. 2. Л. 1.

2 Цит. по: Циунчук Р.А. Государственная Дума имперской России: Проявление этноконфессиональных интересов и формирование новых национальных политических элит // Исторические записки. М.: Наука, 2001. №4. С. 235.

3 Там же, с. 235.

4 КизеветтерА. А. Письма из Таврического дворца // Русская мысль. М., 1907. Апрель. С. 194.

5 ИскандеровА. А. Российская монархия, реформы и революция // Вопросы истории. 1997. № 7. С. 312.

6 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 1237. СПб., 1906.

7 Там же.

8 Ковалевский М.М. Национальный вопрос и равенство подданных. Варшава, 1906. С. 14-15.

9 Ледницкий А. А. Национальный вопрос в Государственной думе // Первая Государственная дума. Политическое значение 1 Думы. СПб., 1907. Вып.1.С. 158.

10 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. СПб., 1906. Стб. 241.

11 Там же, стб. 379.

12 ГредескулН. А. Проект закона о равноправии // Первая Государственная дума. СПб., 1907. Вып.2. С. 113.

13 Мусульманские депутаты Государственной думы России. 1906-1917 гг.: Сб. док. и мат. / Сост. Л.А. Якмаева. Уфа: Китап, 1998. С. 9.

14 Там же, с. 11.

15 ГАРФ. Ф.522. Оп.1. 1907. Л. 2-35.

16 История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.)/ Отв. ред. А.Л. Нарочницкий. М.: Наука, 1988. С. 435.

17 Там же, с. 436.

18 Цаликов А. Т. Кавказ и Поволжье. Очерки инородческой политики и культурно-хозяйственного быта. М., 1913. С. 125.

19 Дзидзоев В. Д. Экономическое и социально-политическое состояние Северной Осетии в начале XX в. (1900-1917 гг.) (Издание второе). Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2002. С. 83.

20 Там же, с. 75.

21 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 992. СПб., 1906.

22 Государственная дума. Второй созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1. Стб. 80. СПб., 1908.

23 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 1038. СПб., 1906.

24 ГАРФ. Ф. 109. ДП ОО. 2-е отд. Д.360. Л. 33-37.

25 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 1039. СПб., 1906.

26 История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.)/ Отв. ред. А.Л. Нарочницкий. М.: Наука, 1988. С. 436.

27 3орин В. Ю., Аманжолова Д. А., Кулешов СВ. Национальный вопрос в Государственных Думах России (опыт законотворчества). М.: «Русский мир», 1999. С. 98.

28 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 1227. СПб., 1906.

29 Там же.

30 Там же, стб. 1236-1237.

31 Там же, стб. 992.

32 Там же, стб. 1038.

33 3орин В. Ю., Аманжолова Д. А., Кулешов СВ. Национальный вопрос в Государственных Думах России (опыт законотворчества). М.: «Русский мир», 1999. С 99.

34 Государственная дума. Первый созыв: Стенографические отчеты. Сессия 1.Т.1. Стб. 1696. СПб., 1906.

35 Там же, стб. 1696.


Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • К вопросу становления парламентаризма в России (1906 – 1917 гг.)
  • Политическая борьба партий на Северном Кавказе в ходе избирательных кампаний в Государственную думу России (1907, 1912 гг.)
  • Национально-государственные процессы на Северном Кавказе в 1917-1919 гг.
  • К вопросу о взаимодействии центральных и местных органов власти в Терской области (1905–1915 гг.)
  • Парламент Белоруссии приступает к изучению вопроса о признании Южной Осетии и Абхазии
  • В Москве убит экс-депутат Государственной думы РФ Руслан Ямадаев
  • Госдума приняла заявление об антидемократической политике грузинских властей
  • Госдума примет заявление в связи с обострением ситуации в Грузии
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Декабрь 2018 (2)
    Ноябрь 2018 (7)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
      Осетия - Алания