Авторские статьи: Роль источника в исследовании региональной истории

Опубликовал admin, 4 февраля 2010
Б. К. Мальбахов
д.и.н., профессор КБГУ (г.Нальчик)

Роль источника в исследовании региональной историиКраеведение - составная часть интеллектуального потенциала общества. Оно зародилось вместе с появлением цивилизации, поскольку человеку всегда было свойственно изучать окружающий его мир, общественные отношения, историю предков. В XVIII веке сформировалось понятие отечествоведение, ставшее позднее родиноведением, а затем регионоведением.

Много лет, работая над историей народов Северного Кавказа, мы попробовали затронуть и приоткрыть некоторые страницы региона[1], где по мере возможностей, вдохнули жизнь в те личности, которые активно влияли на военно-политические события XVI-XIX вв. Для реконструкции внутренне противоречивых и сложных событий прошлого нами выявлен, проанализирован и включен в канву повествования значительный корпус опубликованных и неопубликованных источников. В соответствии с типологизацией, предложенной Е.Г.Битовой[2], привлеченные источники можно сгруппировать в ряд разделов: «Западноевропейские нарративные источники XIII - первой половины XIX в.», «Материалы российских архивов по истории народов Северного Кавказа», «Источники личного происхождения: мемуары, дневники, воспоминания», «Периодическая печать», «Материалы правительственных комиссий второй половины XIX - начала XX вв.» и некоторые другие.

Остановимся более подробно на последнем разделе. Историческая наука, в том числе и кавказоведение, имеет свой предмет, задачи и методы познания общественных явлений. Исследователю-историку нужен чрезвычайно тонкий «инструмент» для проникновения в изучаемое событие и особенный «строительный» материал, позволяющий реконструировать прошлое. Историку, в отличие от философов, политологов, социологов, мало иметь четко сформулированную гипотезу или концепцию, для него недостаточно общих рассуждений и логических построений по теме. Нужны, в первую очередь, достоверные факты, позволяющие делать соответствующие умозаключения, отражающие внутреннюю динамику события. Акцентирую внимание на этом только потому, что в последние два десятилетия появилось слишком много «сенсационных» открытий, явных фальсификаций и откровенных шарлатанов, спекулирующих нашим прошлым. Достаточно вспомнить «школу» Фоменко в Москве, научные «изыски» И.Мизиева и А.Кафоева в Нальчике[3] и др.

Исторический факт не появляется вдруг, он формируется из десятков документов, свидетельств современников, разнообразных источников, которые отражают различные стороны исследуемого события. Особенно важны письменные источники и архивные материалы, из которых историк берет необходимые сведения и, опираясь на них, «возводит» здание исторического события.

Сразу же оговоримся. Набор фактов и самых ценных документов без концепции исследователя остается «сырым» материалом. Только творческая мысль ученого объединяет их, связывает, заставляет «говорить» бесцветные архивные документы, и только тогда формируется полноценный исторический факт, занимающий строго отведенное место в исследовании.

К сожалению, в ходе научного поиска исследователь не всегда, особенно в современных условиях, имеет возможность собрать весь документальный материал по изучаемой проблеме. В ряде случаев, по каким-то «высшим» соображениям они в архиве просто не выдаются под различными предлогами. Есть и другие, иногда тривиальные причины: закрытые годами на реконструкцию фонды комплектования материалов, ремонт архивных помещений, недостаточное количество технического персонала, особенно в летнее время (ВГИА РГВИА), нечитабельность «угасающего» текста отдельных документов, отказ администрации архива в копировании документов (ГАКК, ПАСК), недостаточная палеографическая квалификация историка, завышенные цены на копировальные услуги документов (РГВИА, ЦГАРСО-Алания, ЦГА КБР, РГИА) и др.

С целью минимизировать эти факторы, а также расширить научный и общественный интерес к прошлому сложилась традиция: публиковать документы и материалы по отдельным темам или хронологическим периодам.

Изучение, отражение и реконструкция исторических событий идет по разным направлениям. Гуманитарика выработала широкий набор схем, методик, подходов, научных направлений, которые предлагают свои специфические приемы исследования: от традиционного сбора археологических и этнографических материалов до современных кино и фотодокументов и компьютерных виртуальных программ. Отдавая должное каждому из них, мы остаемся сторонниками устоявшегося классического метода - работе с архивными материалами по истории народов Северного Кавказа.

В годы правления императора Николая I (1825-1855 гг.) и Александра II (1855-1881 гг.) в Санкт-Петербурге было создано девять Секретных комитетов для решения крестьянского вопроса в России, но ни один из них не довел обсуждение проблемы до логического конца, т.е. до принятого закона, поскольку радикальное решение было вне компетенции этих комитетов. А все другие паллиативные меры (введение инвентарей, регламентация крестьянских повинностей и др.) без решения главного - отмены крепостного права в России - проблему в стране не решали[4]. Аналогичные комитеты были созданы во Владикавказе, Нальчике, Екатеринодаре.

Можно было бы здесь указать на бездарную работу высшего аппарата власти в столице и ее дублирование в северокавказском регионе, но это не совсем так. В процессе работы местных комитетов и комиссий в 40-60-х годах XIX в. под руководством П.П.Нестерова, М.С.Ильинского, Г.Р.Эристова, С.И.Хлюпина, И.А.Вревского, А.П.Грамотина, М.А.Кундухова, В.В.Орбелиани, К.И.Красницкого, Д.С.Кодзокова и др. было собрано огромное количество сведений о горских народах, которые осели в архивах и служат сегодня бесценным материалом для историков. В документах отражались формы и методы деятельности административного колониального аппарата управления, характеристика и послужные списки чиновников и военнослужащих Кавказской армии, как высшего, так среднего и низшего звеньев, причем многие из них были представителями местных народов. В этих материалах освещалась хозяйственная деятельность, быт, семейные и сословные отношения, экономическое состояние различных категорий горского социума, формы землепользования и землевладения, переселения горных аулов на плоскость и здесь, с места на место, взаимоотношения народов, история возникновения различных сословий, их претензии на политическое и социальное лидерство, свободу и независимость, удовлетворение или, наоборот, отвергание этих надежд Кавказской администрацией и т.д. Богатейшая россыпи архивных материалов по деятельности отмеченных комитетов, безусловно, была востребована. Практически все кавказоведы, разрабатывавшие различные сюжеты социально-экономического развития народов Северного Кавказа в XIX в., обращались к отдельным документам этого корпуса источников. К.Красницкий, Н.Грабовский, П.Гаврилов, Д.Лавров, М.Ковалевский, Я.Абрамов, Е.Максимов, Н.Тульчинский, А.Кешев, К.Атажукин, И.Кануков, К.Хетагуров, Г.Баев, Н.Гаибов, А.Ардасенов, Г.Цаголов и др. в дореволюционное время, а также Г.Кокиев, В.Гарданов, В.Гальцев, Л.Лавров, И.Мужев, Т.Кумыков, В.Невская, Б.Джимов, Б.Скитский, М.Тотоев, Ф.Тотоев, Б.Ортабаев, М.Блиев, Ч.Зембатов, Б.Берозов, Р.Бзаров, А.Бижев, К.Дзамихов, Е.Битова, В.Кажаров, П.Кузьминов, М.Тамазов и многие другие в советский и постсоветский периоды черпали отсюда необходимые сведения для исследования истории народов Северного Кавказа.

Ряд отдельных документов этой коллекции был опубликован Г.А.Кокиевым, Т.Х.Кумыковым, П.А.Шацким, В.С.Гальцевым, Б.В.Скитским, Е.О.Крикуновой, Х.М.Думановым[5] и др., но публикации оказались фрагментарны, частичны и, конечно, не отразили всего богатства материалов комитетов, разбросанных по архивохранилищам страны.

Сложившаяся историографическая ситуация настоятельно требовала введения в научный оборот всего комплекса материалов, связанных с деятельностью отмеченных комитетов и комиссий. Поэтому нами совместно с доцентом КБГУ Кузьминовым П.А. были выявлены, обработаны и подготовлены к печати значительный корпус архивных документов этого цикла, всего 272 документа. В первом томе опубликованы 143 и во втором -129[6], причем, публикуются только документы, ранее не известные или мало известные научной общественности. Все они издаются впервые.

Палитра опубликованных документов обширна. В первую очередь это законодательные акты (Манифесты, Рескрипты, Указы императоров, Указы Правительствующего Сената, приказы и распоряжения военных министров, наместников Кавказа, командующих войсками Кавказской военной линии, начальников Терской и Кубанской областей, начальников округов); во вторую - многочисленные рапорты, идущие от приставов, начальников участков и других чиновников вышестоящему начальству, обсуждение поднятых проблем и вынесенное решение, здесь же размещена деловая переписка по многочисленным местным проблемам; в третью - прошения от сословий; отдельных обществ, деревень, лиц к администрации с просьбой решить их проблемы, переписка между высшими чинами администраций, собранные статистические сведения и др.

Сборник документов предназначен для научного исследования. Его цель - дать полный текст документов, посвященных решению сословно-земельного вопроса у народов Терека, осветить историю появления тех или иных документов, установить место публикуемых материалов среди других источников. В ходе подготовки материалов к выходу в свет проведено комплексное исследование (источниковедческого, текстологического, археографического и исторического аспектов) документов, подготовлен научно-справочный аппарат, отражающий все стороны и взаимосвязи, события.

Каждый публикуемый документ сопровождается легендой, содержащей контрольно-справочные сведения о документе: название архива, сокращенное название фонда, номер описи, номер дела, номера листов. Если публикуемый документ представлен переводом, то в легенде указывается, с какого языка сделан перевод. В частности, приведен текст клятвы, даваемой жителями Кабарды, написанный на арабском языке и в легенде делается указание: «Перевод с арабского». Наименование фонда в легенде дано в соответствии с принятым в государственных архивах порядком - по наименованию последнего учреждения фондообразователя.

Каждый документ имеет свой порядковый номер и краткий заголовок, причем, в отличие от других исследователей, мы приводим полностью названия адресатов и адресантов. Воспроизведены основные элементы штампов официальных документов, входящий и исходящий номер, когда это возможно определить. По нашему мнению, сложившаяся традиция в советской археографии при публикации документов давать только название, лишает его «аромата» исторической эпохи», обедняет как визуально, так и фактически.

Тексты приводимых документов отражают личность создателя, его явные и скрытые желания, для реализации которых приводятся аргументы, факты, логические доводы. Поэтому довольно часто документы противоречивы не только по смыслу, но и по содержанию, оценке и анализу фактов. Отсюда периодически возникающие дискуссии в научном сообществе, например, о характере акта от 20 августа 1863 г., подписанного всеми представителями кабардинского народа, об уровне феодальных отношений в Кабарде, Балкарии, Осетии, Ингушетии, Карачае, у северо-западных адыгов; о наличии крепостных у горских сословий, об особенностях сословных отношений у горцев и т.д. Дискуссии, активное заинтересованное обсуждение актуальных проблем прошлого - важнейшая составляющая научного поиска, но только при условии широкого привлечения всей совокупности имеющихся источников по исследуемой проблеме, отражающих видение проблемы как «снизу», т.е. представителями данного этноса или сословия, так и «сверху» - Кавказской администрацией.

Основная часть документов рукописная. Большинство из них публикуется по подлинникам. В отдельных случаях документы изданы по копии, копии с копии или отпуску. Текст документов дается в современной транскрипции: буквы «ять», и «десятеричное» передаются буквами современного алфавита, твердый знак в конце слов опускается. В остальных случаях особенности написания документов 40-60-х годов XIX века сохраняются. Собственные имена, фамилии и географические названия в тексте документов приводятся по подлиннику со всеми искажениями.

Тексты документов печатаются с сохранением всех стилистических особенностей подлинника. Ввиду того, что часть опубликованных в сборнике документов писалась малограмотными людьми (прошения, ходатайства, рапорты приставов и др.), в тексте встречаются многочисленные орфографические, синтаксические ошибки, иногда несуразности, которые мы, как правило, не исправляли, сохраняя написание подлинника. Считаем, что текст источника представляет собой не только социальный, национальный, исторический, но и лингвистический интерес, дающий филологам определить особенности письменной русской речи на Кавказе в середине XIX в.

Таким образом, обращение к архивохранилищам страны не только расширяет и разнообразит круг источников по истории народов Северного Кавказа, но и позволяет раскрыть новые, невосполнимые ничем иным факты, обеспечивает возможность добыть важные сведения о самих источниках, их происхождении, степени надежности, полноты и т.д.


Примечания

1 Мальбахов Б. К., ЭльмесовА. М. Средневековая Кабарда. Нальчик, 1994; М а л ь б а х о в Б. К., ДзамиховК. Ф. Кабарда во взаимоотношениях России с Кавказом, Поволжьем и Крымским ханством (середина XVI - конец XVIII в.). Нальчик, 1996; Мальбахов Б. К. Кабарда в период от Петра I до Ермолова (1722-1825 гг.). Нальчик, 1998; Мальбахов Б. К. Кабарда на этапах политической истории. М., 2002; Народы Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века: сборник документальных материалов в 2-х т. / Авторы-составители: доц. П.А. Кузьминов, проф. Б.К. Мальбахов. М., 2005; и др.

2 Источниковедение истории Северного Кавказа : учебно-методические материалы / сост. Е.Г. Битова. - Нальчик, 2005. С. 4-22.

3 Кузнецов В. А., Чеченов И. М. История и национальное самосознание. Проблемы современной историографии Северного Кавказа. Владикавказ, 2000. С. 44, 81 и др.

4КузьминовП.А. Крестьянская реформа на Северном Кавказе: проблемы и решения // Известия Международной Академии наук высшей школы. 2002. № 4 (22). С.88.

5 Кокиев Г. А. Крестьянская реформа в Северной Осетии. Орджоникидзе, 1940; Крестьянская реформа в Кабарде: документы по истории освобождения зависимых сословий в Кабарде в 1867 г. / Сост. Г.А. Кокиев. Нальчик, 1947; Торгово-экономические связи России и Северного Кавказа в период Кавказской войны (40-50-е гг. XIX в.): сборник архивных документов/Сост. Т.Х. Кумыков; Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии (1790-1917): сборник документов / Под ред. П.А. Шацкого. Ростов-на-Дону, 1985; Материалы по истории осетинского народа. Т. 2 : сборник документов по истории завоевания Осетии русским царизмом / Сост. B.C. Гальцев; Хрестоматия по истории Осетии / Сост. Б.В. Скитский. Орджоникидзе, 1970; Документы по истории Балкарии (40-90-е гг. XIX в) /Сост. Е.О. Крикунова. Нальчик, 1959; Территория и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII - начале XX вв.: сборник документов / Сост л.М. Думанов. Нальчик, 1992; и др.

6 Народы Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века: сборник документальных материалов в 2-х томах / Авторы-составители: П.А. Кузьминов, Б.К. Мальбахов; Территория, население и особенности социально-экономических отношений у народов Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века. Т.1. Проекты и решения сословных и земельных отношений у народов Центрального Кавказа в 40-х - начале 60-х годов XIX века. М, 2005; Т.2. М, 2005.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Похожие новости:

  • Причины и подготовка преобразований у народов Северного Кавказа в 50-70-е годы XIX века
  • Завершение вхождения Северного Кавказа в состав России. Итоги.
  • К некоторым проблемам российско-кавказских государственно-правовых отношений
  • Объективность и субъективность в современной историографии Кавказа (Постановка вопроса). Заключение.
  • Историки-кавказоведы в поисках истины в русско-чеченских взаимоотношениях
  • История Северного Кавказа: новые исследовательские подходы
  • Сгорела большая часть правовых документов Армении
  • Общественный строй горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII — первой пол. XIX в.
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Реклама

    квартиры в строящихся домах сочи;Чертежи штуцерно торцовые соединения http://www.tritment.ru;Купить модные замшевые женские мокасины в интернет магазине bashmag.ru;перегородки в детский туалет;Основные функции сдачи налоговой отчетности в электронном виде https://myotchet.ru

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Декабрь 2018 (2)
    Ноябрь 2018 (7)
    Октябрь 2018 (3)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
      Осетия - Алания