История: Проблемы исламизации Северного Кавказа в российской историографии XIX века

Опубликовал admin, 21 мая 2014
З.Т. Плиева,
доцент СОГУ, г. Владикавказ

Проблемы исламизации Северного Кавказа в российской историографии XIX векаСреди многих серьёзных проблем, с которыми сталкивается любое федеративное государство, всегда остается острым вопрос конфессионального сосуществования различных этносов. Россия — полиэтничное государство с самого своего основания, поэтому национальный, а так же религиозный вопрос всегда находился в сфере основных государственных интересов. Сейчас немаловажная роль в общественной и политической жизни народов Северного Кавказа принадлежит религии, а именно, одной из самых больших в мире конфессий — мусульманству. Важной страницей в исламизации региона явились события начала XIX века, проходившие под эгидой идеологии мюридизма, явившемся апофеозом утверждения ислама в Дагестане и Чечне, подразумевавшим внедрение ислама во все стороны жизни горцев, в основе которого лежало суфийское само- постижение. Данной проблеме посвящено немало исследований как зарубежных, так и отечественных историков. Однако в большинстве из них не уделяется внимание специальному рассмотрению системы мюридизма, а единичные работы, посвященные этой теме, описывают интересующее нас явление с точки зрения явного политического заказа, не раскрывая глубокую социальную, внешнеполитическую и теологическую суть мюридизма. Вместе с тем, повышенный интерес, который испытывает общество как к проблеме взаимоотношений России и Кавказа, так и к специфике религиозных воззрений кавказских горцев, говорит о явной актуальности данного вопроса.

Дореволюционная дворянско-буржуазная историография видела в мюридизме, подчас лишь жестокий мусульманский фанатизм кавказских народов. Причины и цели горского движения укладывались в лозунги джихада — священной войны против неверных — «гяуров». Представители мусульманских кругов и местной буржуазно-националистической историографии пишут лишь о национально-освободительном движении горцев Кавказа, проходившем в виде газавата неверным. То же самое мы находим и на страницах доступных нам зарубежных исследований.

Интересный материал содержится в «Актах, собранных Кавказской археографической комиссией» (АКАК) [1]. Это издание охватывает период от 1799 до 1862 г. Большой интерес представляют приложения к двенадцатому тому, в которых содержатся отчеты А.И.Барятинского по управлению Кавказом и ценнейший источник — дневник А.И.Руновского. Характеристики А.И.Барятинского содержат интересную информацию о внутренней политике Имамата. Аполлон Руновский состоял в качестве правительственного пристава при Шамиле, во время калужской ссылки последнего и был обязан собственноручно вести секретный дневник, который следовало ежемесячно представлять в Петербург дежурному генералу Главного штаба. Именно у Руновского находим утверждение Шамиля, что зародыш священной войны, бесспорно, лежит в основании мусульманской религии [1, 415] . Имам представляет мюридизм, как глубокое многозначное явление, уходящее своими корнями к традиционным восточным исламским центрам. Этому мнению мы, бесспорно, можем доверять, так как Шамиль являлся уважаемым во всем мире мусульманским ученым, постигшим все ступени духовного образования и имевшего одну из самых богатых библиотек.

Очень ценными источниками, хоть и малочисленными, являются работы различных деятелей мюридизма и имамата, местных мусульманских ученых мулл. Сочинение «Адабуль Марзия» Джемалэддина Казикумухского [2], объявленного в имамате тарикатским шейхом Дагестана и Чечни, содержит установки и правила поведения для мюридов, постигающих тарикат накшбандийского толка в Дагестане и Чечне. Но этого нельзя добиться самостоятельно, без руководителя и наставника. В сочинении Джемалэддина провозглашается культ шейха, нужный для того, чтобы сделать мюридов покорными воле своего учителя.

В «Хронике Мухаммеда Тахира ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля» находим: «Затем Аллах всевышний оказал им милость и послал к ним истинного ученого, точно познавшего тарикат, храбреца Гази Мухаммеда» [3,34]. Автор был одно время секретарем Шамиля. Основная часть работы «Блеск дагестанских шашек в некоторых шамилевских битвах была написана в 1851-1856 гг., но Мухаммед Тахир постоянно пополнял ее и дальше, а после его смерти дело продолжил сын. Однако царская цензура сочла произведение крамольным, поэтому полное и качественное издание книги произошло лишь в 1941 г. Один из первых опубликованных источников, принадлежащий перу дагестанских историков — «Сказание очевидца о Шамиле» Гаджи Али [4]. Гаджи Али пользовался большим доверием Шамиля, который поручал следить ему за своими приближенными и высшим духовенством. В своем произведении он остался верен своему имаму — описывая в праведном гневе неблаговидные поступки обогащавшейся верхушки имамата (в том числе детей Шамиля) автор подчеркивает его святость: «Дела приняли дурное направление, потому что поступки рабов были соединены с несправедливостью, и все старания Шамиля поправить дела были тщетны. Он оставался один, без помощников, и часто повторял слова одного арабского поэта: «Я вижу тысячу человек, строящих здание, которое может разрушить один; что же может построить один человек, когда сзади него тысячи разрушителей» [4, 35]. Гаджи-Али дает характеристику мюридам: «Быть мюридом значит истинно верить в бога и поклоняться ему; одинаково стараться делать людям добро, не ослушиваться имама; не лгать перед ним; не изменять ему ни в чем; не брать взяток с народа; не воровать, но если что нужно, то попросить; главное же исполнять без замедления все приказания имама, как бы они трудны не были» [4, 78]. Конец имамата автор описывает такими словами: «Гнев божий снизошел на Шамиля и Бог попустил его врагам завладеть казною его, драгоценностями и имением» [4, 71].

В XIX — начале XX в. о Кавказе писали больше этнографы и военные. Некоторые авторы, пользуясь исключительно русскими документами и воспоминаниями очевидцев и путешественников, объясняли это якобы тем, что у кавказских народов нет ни исторических источников, ни письменности. Первым из чеченцев, писавших об истории своего народа на русском языке, был видный просветитель Умалат Лаудаев. В опубликованном им в 1872 г. историко-этнографическом очерке «Чеченское племя» [5] впервые очень неохотно, открывается внутритейповая обстановка, показываются родовые взаимоотношения. Лаудаев приходит к выводу, что ислам коренным образом изменил стиль поведения и образ жизни чеченцев, а духовенство фанатизировало их действия, занимаясь подстрекательством к войне и грабежам: «До принятия ислама чеченцы были миролюбивее своих соседей. Тогда как кабардинцы и другие племена, занимаясь для своего пропитания одними грабежами, и понятия не имели о хлебопашестве, чеченцы деятельно занимались им... По принятии магометанства все изменилось у чеченцев. Коран вселяет в них непримиримую вражду к иноверцам; соплеменные галгаи, оставшиеся в язычестве, как и некоторые осетины, делаются их религиозными врагами. До того дружественные, русские и чеченцы начинают неприязненные друг против друга действия. Духовенство еще более возбуждает фанатизм народа; оно ночные набеги и воровство называет войною за веру, а падшим в этих подвигах людям обещает рай, называя их газаватами, т.е. пострадавшими за веру. Впрочем, это делалось более из личной корысти духовенства» [5,168-169]. Возможно, оригинальность взглядов автора явилась причиной того, что имя этого просветителя известно на Кавказе менее чем того заслуживает.

В дореволюционной российской официальной историографии основную причину долголетней Кавказской войны видели в исламе, учении мюридизма, а так же как следствие вмешательства исламистов Турции и Ирана, хотя это влияние отнюдь не является главной причиной войны. Так, штабс-капитан Генерального штаба К.И. Прушановский в 1841 г. состоял при командире Отдельного кавказского корпуса именно в качестве исследователя истории края. Ему удалось собрать богатый материал о первых моментах проповеди Магомета Ярагского в 1825-27 гг. Нужно отметить, что большинство авторов в своих рассказах о зарождении мюридизма в Кюринском ханстве обычно используют записки К.И.Прушановского [7].

Мирза Мухаммед Али (Александр Касимович) Казем-Бек, видный русский востоковед азербайджанского происхождения, член-корреспондент Петербургской Академии Наук и знаток ислама, первый декан факультета Восточных языков Петербургского университета, известный российский публицист лично встречался с Шамилем. М.Казем-Бек смелее выдвинул идею о том, что движущей силой мюридизма на Кавказе была не только религия, но и политическая обстановка в России и на Кавказе. Он один из первых убедительно доказал политический характер кавказского мюридизма. Хотя само учение, считает Казем-Бек, было распространено еще в X-XII вв. Говоря о Шамиле, Казем-Бек с уважением замечает: «Одаренный глубоким и честолюбивым умом, Шамиль лучше всех должен был чувствовать переход из мюридизма обыкновенного в мюридизм политический» [8,49].

У Н.А.Добролюбова был свой взгляд на все составляющие Кавказской войны, в том числе и на мюридизм: «Не строгое учение мюридизма было причиною восстания горцев против русских. Коренною причиною была ненависть к русскому господству» [ 9, 156].

К сожалению, несмотря на неугасаемую актуальность религиозного фактора на Северном Кавказе, исследователи данной проблемы не имеют достаточно полного доступа к источникам по этому важному вопросу, и многие документы, как сокрушался еще Н.И.Покровский «все еще остаются погребенными в архивах» [6, 27]. Хотелось бы также отметить, что последние трагические события на Северном Кавказе, явились поводом для появления на научной и публицистической арене спекулятивных выступлений лжеисториков и журналистов, преследующих свои меркантильные интересы, чьи опусы на животрепещущую тему перманентной Кавказской войны ничего кроме вреда не приносят. Видимо не в силах, тех исследователей, которые стремятся познать и помочь приблизиться желающим к неразгаданным и интересующим общество проблемам, остановить этот поток дешевого низкосортного товара. Порой поражает абсолютное непрофессиональное манипулирование фактами и участниками событий. Полное дилетантство, например, выказывают авторы, ссылающиеся на некоего собирательного Покровского, который у них фигурирует то с инициалами М.Н., то Н.И., а ведь это два совершенно разных историка, представляющих различные школы. Однако ученые разных конфессий и национальностей продолжают работать над этой интереснейшей проблемой, обнаруживая новые исторические источники и сталкиваясь с порой неожиданными, но столь важными фактами, которые преподносит нам мюридизм уже в современной своей ипостаси.


Литература

1. Дневник полк. Руновского, состоявшего приставом при Шамиле во время пребывания его в гор. Калуге с 1859 по 1862 год. // АКАК. Тифлис, 1873. Т.5.

2. Джемалэддин Казикумухский. Адабуль Марзия // Сб. свед. о кавказских горцах. Тифлис, 1869. Вып. II.

3. Тахир аль-Карахи М. Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах: Пер. с араб. Махачкала: Библиотека фонда Шамиля, 1990.

4. Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле // ССОКГ. 1873. Вып.7.

5. Лаудаев У. Чеченское племя. Примечания к статье «Чеченское племя» // Поэма об Алгузе. М., 1993. С.144-190.

6. Покровский Н.И. Кавказские войны и имамат Шамиля / Под ред. В.Г.Гаджиева, Н.Н.Покровского. М.: РОССПЭН, 2000.

7. Прушановский К.И. Выписка из путевого журнала... // КС. 1902. Т.23. С. 1-73.


8. Казем-Бек М. Мюридизм и Шамиль // Избранные произведения. Баку, 1985. С.22-65.

9. Добролюбов Н.А. Поли. собр. соч. М., 1937. Т.4.


Источник:
Плиева З.Т. Проблемы исламизации Северного Кавказа в российской историографии XIX века // Известия СОИГСИ. Школа молодых ученых. 2010. Вып. 4. С. 11 - 15.

Похожие новости:

  • Историки-кавказоведы в поисках истины в русско-чеченских взаимоотношениях
  • Набеговая система тайповой Чечни
  • Общественный строй горских («вольных») обществ Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа XVIII — первой пол. XIX в.
  • Предисловие
  • Часть I. Наковальня для героя. Странствие муталима
  • Имам Шамиль
  • имам Шамиль
  • Кавказская война 1817-1864
  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    Цитата

    «Что сказать вам о племенах Кавказа? О них так много вздора говорили путешественники и так мало знают их соседи русские...» А. Бестужев-Марлинский

    Реклама

    liex

    Авторизация

    Наш опрос

    Ваше вероисповедание?

    Ислам
    Христианство
    Уасдин (для осетин)
    Иудаизм
    Буддизм
    Атеизм
    другое...

    Архив

    Сентябрь 2018 (1)
    Август 2018 (8)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (10)
    Май 2018 (2)
    Март 2018 (5)
      Осетия - Алания